Автор Тема: Психология  (Прочитано 2088 раз)

Оффлайн Bi

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 87
Психология
« : 30 Июня 2010, 14:46:42 »
Как негативные эмоции делают нас бесчувственными к чужой боли
Мелисса Хогенбум BBC Future

3 февраля 2018

У наших эмоций есть одно опасное свойство, которому мы не всегда придаем значение, а зря. От них зависит, как мы реагируем на чужую боль, предупреждает обозреватель BBC Future.

В романе-антиутопии Маргарет Этвуд "Рассказ служанки" физические и моральные страдания героини изображены так реально, что читатели почти ощущают ту боль, которую она испытывает от удара электрошокером, и удручены несправедливостью происходящего.

И что расстраивает еще больше - так это то, что мы понимаем: все происходящее в этом художественном произведении имеет корни в истории человечества, и поэтому нам легко представить себя на месте Фредовы.

Как написала сама Этвуд в New York Times, "если мне нужно создать воображаемый сад, я постараюсь, чтобы в нем были реалистичные лягушки".

Мы сочувствуем героине ее романа, это одна из базовых человеческих способностей - разделять чьи-то чувства. Когда мы видим чьи-то страдания, наш мозг тут же связывает это с нашей собственной болью, когда-либо испытанной.

Все это так, но оказывается, наше эмоциональное состояние влияет на степень сопереживания, эмпатии. Наши эмоции в буквальном смысле меняют то, как наш мозг реагирует на переживания и страдания других.

В частности, когда у нас плохое настроение, когда мы сами чувствуем себя плохо, мы иначе относимся к людям.

Очевидно, что наше настроение может влиять на наше поведение миллионом разных способов, от выбора блюда за обедом (когда нам плохо, мы выбираем менее здоровую пищу) до отношений с родными и близкими.

Когда наши друзья чем-то расстроены и мрачны, их состояние может быть заразительно и отразиться на нашем настроении. Как утверждается в одном из исследований 2017 года, плохое настроение может также распространяться через соцсети.

На самом деле наши эмоции - это настолько мощная штука, что, например, если у нас отличное настроение, это может даже уменьшать боль, которую мы ощущаем.

Положительные эмоции имеют эффект анальгетика. И наоборот: если настроение плохое, боль ощущается еще сильней.

Хуже того, недавнее исследование, опубликованное в декабре 2017 года, показывает: когда нам плохо, это влияет на нашу "встроенную способность" реагировать на чужую боль. Это буквально приглушает нашу эмпатию.

Эмили Кьяо-Тассери из Женевского университета и ее коллеги решили понять, как наши эмоции влияют на нашу реакцию на чужую боль.

Подопытные испытывали болезненные ощущения, когда специальное устройство, прикрепленное к их ноге, повышало температуру в этом месте. Участникам эксперимента также показывали разные по настроению отрывки из кинофильмов (в том числе такие, где боль испытывают другие люди), сканируя при этом их мозг.

Выяснилось, что у тех, кому показывали "болезненные" отрывки, а затем - человека, испытывающего реальную боль, активность участков мозга, отвечающих за болезненные ощущения, была выражена слабее, чем обычно.

"Другими словами, негативные эмоции могут подавлять способность нашего мозга чувствовать чужую боль", - объясняет Кьяо-Тассери.

Результаты этого исследования очень красноречивы. Они демонстрируют, что эмоции способны буквально изменить состояние нашего мозга - а это, в свою очередь, влияет на то, как мы воспринимаем чувства других людей.

Другое исследование Кьяо-Тассери и ее коллег выявило, что люди, посмотрев отрывок фильма, ухудшающий настроение, склонны воспринимать вполне нейтральное выражение чужого лица как враждебное.

Что это означает для реальной жизни? Когда человек, обладающий властью - скажем, начальник, - испытывает нечто, негативно воздействующее на его эмоции и мысли (даже если это всего лишь фильм или книга), он становится куда менее восприимчивым к проблемам коллег по работе и даже начинает испытывать к ним негативные эмоции.

Наше плохое настроение мешает нам понимать чувства других.

У отсутствия эмпатии могут быть и другие последствия. Исследования показывают, что результатом может, например, стать снижение пожертвований на благотворительность.

Результаты сканирования мозга демонстрируют: мы испытываем меньше сочувствия к тем, кто не из нашего ближайшего окружения, скажем, к знакомым, но - не близким друзьям.

Почему негативные эмоции уменьшают способность сопереживать? Возможно, в таких ситуациях в игру вступает специфический тип эмпатии - эмоциональное перенапряжение.

Как объясняет Ольга Климецки из Женевского университета, это ощущение, что ты не можешь справиться с эмоциями, когда с другим случается что-то плохое, и поэтому инстинктивно пытаешься защитить себя, отстраниться от негатива.

Такие эмоции совершенно по-другому проявляют себя в нашем мозге, если сравнивать с обычной эмпатией. Подобное эмоциональное перенапряжение естественным образом снижает степень сопереживания.

Возможно также, что любая ситуация, вызывающая негативные эмоции, побуждает нас сосредоточиться прежде всего на себе и на собственных проблемах.

"Пациенты, которые страдают беспокойством и депрессией, которых захлестывают негативные эмоции, с большей степенью вероятности фокусируются на собственных проблемах и все больше изолируют себя от общества", - отмечает Кьяо-Тассери.

В одном из исследований Климецки и ее коллег (2016 г.) было выявлено, что эмоциональное перенапряжение может повышать агрессивность.

Во время экспериментов участникам предлагались состязательные ситуации, где их оценивали несправедливо, а затем предоставляли возможность либо наказать, либо простить соперников.

Перед тем как участвовать в эксперименте, всем участникам предлагалось пройти тестирование личных качеств. Климецки выяснила, что те, кто изначально был более предрасположен к сочувственному отношению к другим людям, в ходе эксперимента оказывались менее склонны унижать других.

Это говорит о многом, считает Ольга Климецки. В своем масштабном исследовании проявлений эмпатии она продемонстрировала: развить у людей способность к сочувствию возможно.

Она обнаружила, что такие чувства можно натренировать. Наши эмоциональные реакции на состояние других, таким образом, - не что-то, сформировавшееся раз и навсегда.

Мы можем вновь активировать глубоко запрятанную способность к сопереживанию - даже если чье-то страдание кажется нам слишком тяжким.

А когда мы мыслим в более позитивном ключе, это помогает более внимательно относиться к нуждам других. "Результатом будут более нормальные отношения между людьми, а это - главный фактор удовлетворенности жизнью", - подчеркивает Эмили Кьяо-Тассери.

Так что следующий раз, когда у вас будет скверное настроение, подумайте, как это скажется на людях, с которыми вы общаетесь в течение дня. В таком состоянии будьте осторожней с чтением антиутопических романов и просмотром фильмов ужасов - это только усилит эффект вашего плохого настроения.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

http://www.bbc.com/russian/vert-fut-42873736



====================================================

Светлая триада и "ежедневная святость" - что это и зачем это изучать?
Келли Оукс
BBC Future
30 июня 2019

Обладание чертами темной триады делает нас более креативными, но провоцирует на жульничество. Как выяснилось, есть и светлая триада, что отчасти объясняет, почему некоторые из нас - хорошие люди просто от природы.

Склонны ли вы видеть в людях в первую очередь их лучшие черты? Или считаете, что все они только и делают, что пытаются вам досадить? Всегда ли вы честны в разговоре или предпочитаете включать обаяние, чтобы заставить поступать другого так, как вам выгодно?

То, как вы ответите на эти вопросы, отчасти определяет, насколько в вас велика доля "ежедневной святости". Так считают психологи, которые предложили новый взгляд на светлую сторону человеческой личности.

Спросите себя: считаю ли я, что люди (человечество как таковое) в основе своей добры и относиться к ним надо именно с учетом этого? Не готовы ответить сразу? Давайте разбираться.

Два десятилетия назад психологи предложили концепцию темной триады черт личности, пытаясь с ее помощью объяснить, почему некоторые люди, не задумываясь, прибегают к обману или издевательствам над более слабыми.

Ученые с тех пор активно исследовали, какое отношение эта бессердечно-манипулятивная триада (нарциссизм, макиавеллизм и психопатия) имеет к самым разным вещам - к успешной карьере, к проблемам в отношениях и даже к так называемым семи смертным грехам.

(Нарциссизм характеризуется гордостью, самовлюблённостью и отсутствием эмпатии, макиавеллизм включает в себя манипуляцию и эксплуатацию других, циничное пренебрежение нравственностью, сосредоточение на собственных интересах и лживость, а главные особенности психопатии - асоциальное поведение, импульсивность, эгоизм, бессердечность и беспощадность. - Прим. переводчика).

Вот поэтому-то Скотт Барри Кауфман, психолог из Колумбийского университета в Нью-Йорке, решил, что пора восстановить баланс и попристальнее взглянуть на светлую сторону нашей личности.

"Мне было ужасно досадно, что люди так увлеклись темной стороной, не уделяя никакого внимания светлой", - говорит он.

Светлая триада, согласно Кауфману и его коллегам, состоит из трех черт личности, которые вместе многое говорят о характере человека в целом.

Каждая из этих черт высвечивает определенный аспект того, как вы взаимодействуете с другими, видите ли вы в каждом прежде всего хорошее, насколько вы готовы прощать, насколько рады успехам других и чувствуете ли себя неудобно, если надо манипулировать людьми, чтобы достичь того, что вам нужно.

Первая черта, гуманизм, определяется как вера в неотъемлемое достоинство и ценность всех людей.
Вторая, кантианство, получившая название в честь философа Иммануила Канта, предполагает отношение к людям как к целям, а не как к средствам для достижения цели, не как к пешкам в вашей личной шахматной партии.
И третья - вера в человечество, вера в основополагающую доброту людей.


Уильям Флисон, психолог из Университета Уэйк-Форест в штате Северная Каролина, считает, что эти три черты помогают в исследованиях того, что делает человека хорошим. В частности, вера в то, что остальные люди хорошие, - видимо, ключевой элемент.

"Чем больше человек верит в то, что другие люди - хорошие, тем меньше ему хочется защититься от них, тем меньше он чувствует необходимость наказать их, когда они делают что-то плохое", - объясняет Флисон.

"Ежедневные святые" своей добротой приносят пользу не только окружающему миру. Кауфман обнаружил, что те, кто в большей степени обладает чертами светлой триады, более довольны отношениями с другими людьми и жизнью вообще.

У них выше чувство собственного достоинства, они более добросовестны, любознательны, сострадательны, открыты, более склонны к прощению, более благодарны.

Но не бывает только "темных" или только "светлых" людей - в большинстве из нас все перемешано. На сайте Кауфмана вы можете пройти тест (на английском языке), результаты которого покажут, сколько в вас тьмы, а сколько - света.

Хотя, конечно, те, кто получает высокие оценки в разделе "светлые черты характера", скорее всего, получают низкие в разделе "темной триады", в ходе исследований Кауфмана выяснилось, что светлая черта - далеко не всегда прямое отражение темной, они не ходят парами.

И это, вероятно, хорошо. Ведь более "темные" личности обычно более смелы и решительны - не самые плохие качества в определенных ситуациях. У таких людей часто более развиты творческие способности и лидерские качества.

"Думаю, что в каждом из нас заложена эта двойственность, - говорит Кауфман. - Полезно признать наличие у себя темных черт и оптимально использовать их "в мирных целях", для творчества, например, а не пытаться притвориться, что у вас их нет".

Исследования показали, что большинство из нас все же тяготеет к светлой стороне
Но если даже вы и тяготеете к светлой стороне, это не означает, что все в вашей жизни будет благополучно.

Например, один из аспектов кантианства - оставаться верным себе, даже если это может навредить вашей репутации. Тот, кто придерживается этого, рано или поздно окажется в ситуации, когда для того чтобы остаться верным своим принципам, ему придется сделать нечто, что не понравится другим.

"Иногда верность себе требует вступить в противостояние, - поясняет Кауфман. - Но вы делаете это, не прибегая к манипуляциям людьми".

Рассмотрим это на примере Дороти Дэй, американской журналистки и общественной деятельницы (одной из основательниц Движения католических рабочих), умершей в 1980 году.

Она посвятила жизнь борьбе за социальную справедливость и служению бедным, создавала приюты для бездомных.

Некоторые считают, что римско-католическая церковь должна провозгласить ее святой. Но далеко не для всех ее кандидатура выглядит приемлемой.

"Она вела высокоморальную жизнь, жила в бедности и часто теряла друзей из-за своего [бескомпромиссного] отношения ко многих вещам", - говорит Флисон. (Например, Дей призывала католиков уклоняться от призыва в армию во время Второй мировой войны. - Прим. переводчика.)

Те, в чьем характере больше черт из светлой триады, чаще чувствуют свою вину. И это, в общем-то, неплохо, говорит Тая Коэн из Тепперовской школы бизнеса при Университете Карнеги-Меллон в Питтсбурге.

Существует разница между здоровым чувством вины за свои поступки и нездоровыми переживаниями, которые можно скорее назвать стыдом, объясняет она. "Даже если чувство вины и неприятно как таковое… оно помогает людям вести себя более приемлемо".

Исследования и в самом деле показали, что склонность испытывать чувство вины связана с множеством положительных аспектов в поведении.

Например, если вы случайно пролили вино на новый светлый ковер в квартире друга и, чтобы он не заметил, поставили на это место стул, - как вы будете себя чувствовать на следующий день?

Тот, кто считает, что поступил некрасиво, - более склонен ощущать вину. Но эта вина, в сущности, является повышенным чувством ответственности за других, подчеркивает Коэн. Это внутренний предупреждающий сигнал, помогающий нам поступать правильно.

Если вы опасаетесь, что не наберете хороших баллов в тесте на принадлежность к светлой триаде, приободритесь: наша личность куда более подвержена изменениям, чем нам кажется.

Хотя исследования, проведенные Флисоном и его коллегами, обнаружили, что в краткосрочной перспективе люди обычно поступают последовательно при моральном выборе, на протяжении более длительного периода времени появляется пространство для маневра.

Та же Дороти Дэй, которую в будущем вполне могут причислить к лику святых, считала, что человек способен сделать выбор - стать лучше. И он этого достигнет, заставляя себя медленно, но верно меняться.

И хотя исследований, подтверждающих, что такое может сработать в отношении каждого, пока нет, есть свидетельства, что наша личность довольно пластична, в течение жизни она может меняться.

"Я действительно считаю, что личность - это всего лишь комбинация привычек и точек зрения на то, как надо мыслить, действовать и чувствовать в этом мире, - говорит Кауфман. - И мы можем изменить эти привычки".

Исследования также показали, что склонность чувствовать вину усиливается по мере того, как мы стареем - в промежутке от 20 до 60 лет. Так что есть шанс, что с возрастом вы станете "святее", хотите того или нет.

Работа Кауфмана на тему светлой триады содержит послание надежды для всего человечества. Более тысячи человек прошли оба теста, чтобы определить, какой триады в них больше - светлой или темной, и среднестатистический участник существенно тяготел к светлой стороне.

"Это своего рода подтверждение: несмотря на ужасы мира, в котором живем, большинство людей словно по умолчанию склоняется к светлой стороне", - говорит ученый.

Если и дальнейшие исследования светлой триады подтвердят это, придется признать: несмотря на все наши пороки, мы в сущности хорошие.

Возможно, это подтолкнет того, кого сейчас швыряет от темной к светлой стороне их личности и обратно, сделать выбор в пользу света в себе.

https://www.bbc.com/russian/vert-fut-48761065


==========================================


О ТОМ КАК ВНЕШНОСТЬ ВЛИЯЕТ НА ХАРАКТЕР

Не родись красивой: чем плоха приятная внешность
Дэвид Робсон
BBC Future
18 февраля 2015
« Последнее редактирование: 04 Июля 2019, 13:24:21 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Attaajir

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 755
Re: Поездка для учебы
« Ответ #1 : 30 Июня 2010, 21:38:59 »
Гениальность или безумие: две стороны одной медали?
Александра Зайцева
bbcrussian.com
14 октября 2009

"Бетховен и Ньютон, принявшись - один за музыкальные композиции, а другой за решение задач, до такой степени становились нечувствительными к голоду, что бранили слуг, когда те приносили им кушанья, уверяя, что они уже пообедали".

Итальянский врач-психиатр Чезаре Ломброзо приводит в своей книге "Гениальность и помешательство" много таких примеров. "Дидро, нанимая извозчиков, забывал отпускать их, и ему приходилось платить им за целые дни, которые они напрасно простаивали у его дома", - пишет он.

В этой книге, опубликованной в середине XIX века, Ломброзо утверждал, что абсолютное большинство великих людей страдало душевными заболеваниями. Эта теория всегда вызывала немало споров.

Гений всегда должен выходить за рамки, за контекст своего времени, совершить что-то, что отвергнет стереотипы и существующие формы бытия.

"Именно поэтому изначально понятие сумасшествия не имело отношения к психиатрии, также как психиатрия не имела отношения к медицине", - утверждает психоаналитик, член-корреспондент европейской школы психоанализа Михаил Страхов.

По его мнению, психиатрия возникла как некий заказ общества на то, что стали появляться люди, несогласные жить как все, или просто такие, которые жить, как все, не могут.

Священное безумие

Для обычных людей этот мир является единственным, который они знают. Для безумца тот же самый мир с самого начала является чуждым, сложным, и именно в силу этого он, как никто другой, все ставит под вопрос.

Например, для своей эпохи открытия Коперника и Галилея были слишком "неудобными" и никак не вписывались в сложившуюся систему представлений о мире, своим современникам они казались сумасшедшими.

"Только сумасшедшему может придти в голову мысль усомниться в том, что вокруг Земли все вращается", - объясняет логику того времени Страхов.

"Или, например, Джеймс Джойс, который был совершенным безумцем и которого, если бы не издали в лавке Шекспира, наверное, никогда бы не узнал мир, а его произведения погрязли в психиатрических анналах. А так - это человек, который создал новую литературу", - приводит он другой пример.

В своей "Истории безумия в классическую эпоху" известный французский философ Мишель Фуко фактически описал историю западноевропейской цивилизации, в том числе цивилизации современной, как историю взаимоотношений с безумием.

Представление о безумии, связанном с искусством, идет от Платона, который писал о "священном безумии" в поэтическом творчестве, говорит преподаватель кафедры зарубежной литературы филологического факультета МГУ Александра Зиновьева.

В Средние века к безумцам относились еще терпимее, считая юродивых гласом божьим, а общение с ними - возможностью соприкоснуться с истиной.

Творцы XVII века описывают драму людей, которые пытаются отойти от абсолюта божественной веры и найти свою индивидуальность, но теряют разум.

"Стоит сбросить непрочный покров [веры], мир предстает в своем неприкрытом ужасе, - поясняет Зиновьева. - Шекспировские драмы нам об этом говорят. Вспомним хрестоматийные образы - Короля Лира или Офелию".


Болезнь романтиков

В первой половине XIX века безумие становится принадлежностью романтического сознания.

"Есть великие безумцы романтизма: в русской литературе это, наверное, Константин Батюшков. В немецкой - фигура интереснейшая это, конечно, Фридрих Гельдерлин", - рассказывает Зиновьева.

Для них безумие, добавляет она, "было в первую очередь связано с романтическим представлением об интуитивном прикосновении. О том, что к истине можно придти иррациональным путем, в творческом откровении".

Однако поэтов роднит не только схожее отношение к творчеству, но и душевная болезнь, которой оба они страдали.

Поставить диагноз через 200 лет - непростое дело, однако, по сохранившимся свидетельствам, в том числе и врачей, лечивших Батюшкова, можно предположить, что поэт страдал от шизофрении.

Когда ему было 33, болезнь приняла необратимый характер, и, неизлечимо больной, он провел вторую половину своей жизни, отгородившись от мира черным занавесом безумия.

В 1830 году его навестил Александр Пушкин. Батюшков его не узнал. В том же году Пушкин напишет: "Не дай мне Бог сойти с ума..."

На лондонских мостовых красоту никто не ценит, но необычность не проходит даром, поэтому там лучше не быть слишком высоким, не носить долгополый синий плащ и не размахивать в воздухе левой рукой
Вирджиния Вулф

Друг Батюшкова, поэт Петр Вяземский в своей записной книжке отметил одно из последних высказываний Батюшкова о своем творчестве: "Что писать мне и что говорить о стихах моих!.. Я похож на человека, который не дошел до цели своей, а нес он на голове красивый сосуд, чем-то наполненный. Сосуд сорвался с головы, упал и разбился вдребезги. Поди узнай теперь, что в нем было!"

Батюшков всегда настаивал на том, что поэт - это существо особенное, живущее одновременно, по крайней мере, в двух мирах: обыденном, повседневном и в мире мечты.

Доктор Антон Дитрих, лечивший Батюшкова в тридцатые годы, считал, что, одной из причин душевной болезни поэта стала особенность его душевного склада, в котором "воображение брало решительный перевес над рассудком".

"Страстность натуры Батюшкова была хорошим материалом для развития в нем психической болезни", - заявил врач.

Поток сознания

Эпоха декаданса - рубеж XIX-го и XX-го веков - во многом связана с фигурой Фридриха Ницше. В этот период безумие покидает область медицинской патологии и становится особой философией творчества.

"Давайте, например, вспомним знаменитый фолкнеровский роман "Шум и ярость". Там умственно отсталый Бенджи, потоком сознания которого фолкнеровский роман открывается, куда ближе стоит к полноте бытия, чем, скажем, его брат Квентин, студент Гарварда", - рассказывает Зиновьева.

Английская писательница Вирджиния Вулф в рассказе "Понедельник ли, вторник..." часто повторяет слово "истина". Истина, по ее мнению, в силу своей изменчивой, зыбкой, неуловимой природы противится рациональному анализу "Я хочу показать жизнь и смерть, разум и безумие, я хочу подвергнуть критике социальную систему, показать ее в действии...", - писала она о своем романе "Миссис Дэллоуэй".

Однако и в ее случае литературная одаренность шла руку об руку с душевными болезнями.

Уже в своем первом крупном романе "Путешествие вовне" Вулф мимоходом пишет о том, как сложно быть не таким, как все: "На лондонских мостовых красоту никто не ценит, но необычность не проходит даром, поэтому там лучше не быть слишком высоким, не носить долгополый синий плащ и не размахивать в воздухе левой рукой".

В один из мартовских дней 1941 года она ушла из своего загородного дома в Сассексе на прогулку и не вернулась. Ее тело было найдено в реке, куда она бросилась, наполнив карманы своего платья камнями.

XX век, по словам литературоведа Зиновьевой, распространяет категорию безумия, бывшую ранее привилегией творцов на всех людей: "Если, например, Ницше подписывался "распятый в одиночку", то немецкие поэты-экспрессионисты делали это уже целым поколением. У них сумерки кумиров переживает уже все человечество".

Антипсихиатрия против лечения

Так, поэты и писатели, открыв для себя категорию безумия как синоним откровения и постижения сути, недоступной для всех остальных, постепенно причислили к сумасшедшим и всех остальных людей.

Своеобразным продолжением этих идей стало возникшее в 60-е годы в США общественное движение, которое получило название антипсихиатрия.

Именно тогда люди задались вопросом, кто определяет "норму", по каким критериям, и имеет ли он на это право.

"Одна из идей антипсихиатрии, и она имеет под собой некие философские основания, заключается в том, что сама по себе психиатрическая система - это симптом и симптом общества", - рассказывает Михаил Страхов.

Американский психиатр Томас Сас является одним из видных деятелей антипсихиатрии. В своей работе "Миф о психическом заболевании" он заявил, что душевная болезнь не реально существующая вещь, а лишь понятие, выработанное нашей культурой.

По его мнению, "психическое заболевание существует или является реальным точно в том же самом смысле, в котором существовали или были реальны ведьмы".

К этому времени была описана и такая проблема как госпитализм, когда человек не может выйти из психиатрической больницы, потому что становится от нее зависимым.

Движении антипсихиатрии нашло широкую поддержку в Европе, охваченной тогда студенческими волнениями. Однако реальные изменения произошли лишь в Италии. Там в один день было решено закрыть все крупные психиатрические лечебницы.

"После закрытия этих больниц было открыто множество маленьких центров и сделан также акцент на амбулаторное лечение: когда человек не находится в больнице постоянно, а приходит на какие-то консультации. И у психиатрической службы, таким образом, возникла мотивация человека поскорее выпустить", - поясняет Страхов.

Эта реформа, говорит он, в итоге оказалась невероятно дорогой, но многие страны идут по этому пути в той или иной степени.

В России подобные гуманистические идеи стали известны лишь благодаря роману американского писателя Кена Кизи "Пролетая над гнездом кукушки", который также называют библией антипсихиатрии. Однако закрывать лечебницы пока никто не спешит.

https://www.bbc.com/russian/science/2009/10/090930_madness_culture
« Последнее редактирование: 21 Апреля 2018, 01:34:48 от Абд-ур-Рахман »
Посланник Аллаха ﷺ сказал «Поистине, члены семейства моего отца не являются моими покровителями. Моими покровителями являются только Аллах и праведные верующие», – передал Муслим.

Оффлайн Bi

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 87
Re: Психология
« Ответ #2 : 02 Июля 2010, 19:22:36 »
Хотите изменить свою жизнь к лучшему? Начните рассказывать о ней по-другому
Кристиан Джарретт
для BBC Future
7 июля 2019

То, как вы рассказываете об основных событиях своей жизни, имеет сильнейшее влияние на вашу личность. Станете ли вы более счастливым человеком, если отредактируете свою жизненную историю?

Представьте себе, что вам 12 лет, ваша семья переехала в другую часть страны, и в новой школе вас впервые в жизни подвергли насмешкам и издевательствам.

И вот сегодня вы вспоминаете о том периоде своей жизни. Рассматриваете ли вы его просто как один из многих эпизодов, когда все было хорошо, а потом вдруг стало плохо?

Или для вас это - негативный опыт со счастливым концом? Может быть, те насмешки сделали ваш характер крепче или именно тогда вы встретили человека, с которым подружились на всю жизнь?

На первый взгляд не кажется, что то, как мы рассказываем - даже самим себе - о своей жизни, как-то влияет на нашу личность. Но, оказывается, наша интерпретация собственной жизни имеет глубочайшее воздействие на то, каким человеком вы становитесь.

В середине XX века телешоу "Это ваша жизнь" было одной из самых популярных передач в США и Британии.

Среди прочего, во время шоу знаменитостям и обычным людям вручалась красная книга, в которой перечислялись главные события, поворотные моменты их жизни и другие воспоминания.

Для выпусков той передачи истории жизни составлялись журналистами-исследователями. Но на самом деле каждый из нас обладает своей "красной книгой" - той, которую мы лично мысленно и не раз редактировали, при этом даже не осознавая этого.

Эти истории существуют независимо от того, формулируем ли мы их сознательно или нет. Они придают смысл нашему существованию и обеспечивают ощущение себя как личности, нашу идентичность. Вы - это то, что с вами произошло.

"То, что мы рассказываем о себе, раскрывает нас, создает нас и поддерживает нас сквозь годы", - пишут в опубликованной недавно статье ученые из Университета Западного Вашингтона.

Научный коллектив под руководством Кейт Маклин исследовал интригующую идею: хотя мы постоянно обновляем и переписываем свою личную историю, она содержит определенные стабильные элементы, которые отражают нечто, присущее только нам, фундаментальный аспект нашей личности.

С Маклином сотрудничает эксперт по характерам и пионер в этой области Дэн П. Макадамс из Северо-Западного университета (США). В своем основополагающем труде "Психология историй жизни" (The Psychology of Life Stories) он пишет: "То, как люди отличаются друг от друга согласно своим историям жизни, весьма похоже на то, как они отличаются по психологическим характеристикам, например, чертами характера".

Спустя почти два десятилетия после того, как Макадамс высказал эту мысль, накопилось достаточно подтверждений его идее: вместе с жизненными целями и ценностями, с чертами характера, наши истории жизни, вернее, то, как мы их рассказываем, - устойчивый аспект нашей личности. (Макадамс называет эти три аспекта "персонологической троицей".)

В других работах тоже иллюстрируется важность этой идеи, поскольку то, как мы рассказываем о своей жизни, как выяснилось, имеет влияние на наше психическое здоровье и общее благополучие.

Например, если вы принадлежите к такому типу людей, которые вспоминают позитивные моменты, вырастающие из той гипотетической ситуации с насмешками в новой школе, то, скорее всего, вы больше удовлетворены жизнью.

Более того, открывается заманчивая возможность: если изменить стиль редактирования собственной истории и перенести фокус на другие вещи в своем прошлом, то можно помочь и себе и другим.

Более конструктивный взгляд на свою жизнь лежит в основе так называемой нарративной терапии.

Та красная книга, которую мы пишем в своей голове, - далеко не окончательное издание. Изменяйте свою историю по мере того, как вы ее рассказываете, и, возможно, вам удастся изменить то, какой вы человек.

Каковы же способы рассказать о своей жизни? В психологии существует Большая пятерка черт характера, к которой ученые так или иначе сводят все разнообразие и уникальность личности.

Точно так же, судя по всему, и история жизни обладает основными чертами, которые каждый из нас может определить.

Исследователи приводят "ошеломляющий", по их словам, набор аспектов или черт личных историй, среди которых "общность, искупление, загрязненность, успокоение, взаимосвязанность (по меньшей мере три типа), предварительная обработка, цели роста, интегрирующие и неотъемлемые воспоминания, позитивное и негативное определение смысла, близкие отношения, предзнаменование, сложность..." и так далее.

Чтобы извлечь квинтэссенцию из всех этих аспектов личной жизни, Маклин и ее коллеги провели три исследования с участием около 1000 добровольцев.

Каждый из них рассказал историю определенного периода своей жизни или про всю свою жизнь целиком.

Проанализировав и проиндексировав рассказанные истории, Маклин с коллегами пришли к выводу, что существует "большая тройка" ключевых элементов, с помощью которых мы рассказываем о своей жизни.

Первый элемент - "Мотивирующие и эмоциональные темы", показывающий степень автономности и связей рассказчика с другими людьми, а также насколько позитивна или негативна история в целом, преобладают ли в ней ситуации, в которых сначала всё хорошо, но потом становится плохо (например, благополучный ребенок попадает в новую школу, и там его начинаю травить), или наоборот, сначала всё плохо, но завершается отлично (травля в школе делает ребенка сильнее).
Второй - "Автобиографическое обоснование", показывающий, до какой степени мы склонны раздумывать над полученным опытом, как ищем смысл в том, что случилось, и распознаем связь между ключевыми событиями и тем, как они изменяют нас.
И третий элемент - "Система", показывающий, насколько имеют смысл события нашей жизни с точки зрения хронологии, фактов и контекста.

Поскольку наши рассказы о жизни - это еще один аспект нашей личности, через них обычно стремятся показать степень осмысленной устойчивости в течение времени (подобно устойчивости черт характера).

И недавние исследования подтверждают - всё так и есть. Например, Робин Файвиш из Университета Эмори (США) и ее коллеги записали рассказы о жизни около 1000 добровольцев.

Четыре года спустя ученые снова встретились с этими людьми и попросили снова рассказать о своей жизни.

Что особенно важно, обнаружилось, что связность, непротиворечивость рассказов их волонтеров была стабильной на протяжении всего времени исследования.

"Способы того, как мы рассказываем автобиографические подробности жизни, отражают устойчивый аспект той или иной личности", заключили ученые.

Другие исследования подтвердили: содержание событий в наших рассказах о жизни начинает приобретать элемент стабильности, начиная с середины подросткового возраста и с течением лет становится все более неизменным.

Не исключение и события, вызывающие неприятные воспоминания, - они сохраняются в рассказах о жизни как неотъемлемый элемент.

Представление о том, что рассказ человека о своей жизни отражает устойчивый и значимый аспект его личности, может иметь важные последствия.

Несколько лет назад Джонатан Адлер из Инжнерного колледжа Франклина У. Олина (США) и его коллеги, в том числе Илиан Уль из Квебекского университета (Монреаль, Канада), сделали обзор 30 предыдущих исследований историй жизни и обнаружили, что несколько их аспектов связаны с благополучием людей.

У тех, кто рассказывал о своей жизни в более позитивном ключе, с историями, где даже при плохой ситуации все кончалось хорошо (скажем, вы потеряли работу, но затем нашли себе другое занятие, которое вам больше по душе, чем прежняя профессия), всё складывалось более благополучно - по крайней мере, согласно результатам тестов на удовлетворенность жизнью и психическое здоровье.

Больше в жизни удавалось и тем, из чьих рассказов можно было понять: они играли в событиях своей жизни главную роль и находили общность интересов с другими людьми.

Например, у таких людей в рассказах часто упоминались друзья и близкие, любимые люди (веселые вечеринки и проч.) или общее, объединяющее хобби (кулинарные курсы, куда ходили вместе с двоюродной сестрой и т.д.).

Осознанное использование второго и третьего элементов "большой троицы" также тесно связано с ощущением благополучия.

И наоборот, рассказы о жизни, в которых меньше независимости и общения, а больше всяческого "загрязнения", говорят о сниженной степени жизненного комфорта.

Важно, что есть некоторые подтверждения и тому, что увеличение количества позитивных элементов в рассказе о жизни предшествует последующим благотворным последствиям, а не просто отражает то, что жизнь становится лучше. Впрочем, Адлер и его коллеги предупреждают: тут нужны более длительные исследования, чтобы точно установить причинно-следственную связь.

Правообладатель иллюстрацииBBC/GETTY IMAGES
Означает ли всё это, что если я пересмотрю историю своей жизни и увижу в ней больше позитивных моментов, вытекающих из негативного опыта, то я смогу стать более здоровым и благополучным как личность?

Идея не так уж неправдоподобна. Возьмем хотя бы одно недавнее исследование, в котором студентов-добровольцев просили так написать о своей жизни, чтобы в рассказе было больше секвенций со счастливым концом ("как однажды неудача изменила меня к лучшему").

По сравнению с контрольной группой, участников которой не просили о подобном, те, кто описал свою жизнь под девизом "неудачи только сделали меня сильней", в дальнейшем (даже всего через несколько недель) показали больше упорства в достижении цели, говоря, что склонны заканчивать всё, что начали.

"Эти результаты не только стали подтверждением того, что рассказ о своей жизни можно отредактировать, - заключили ученые, - но и заставили предположить, что изменение того, как люди думают и рассказывают о важных событиях жизни, может повлиять на то, как их жизнь сложится дальше".

Философы утверждают уже давно: есть смысл в том, что мы создаем свою собственную реальность. Мир таков, каким мы его понимаем.

Обычно эта освобождающая перспектива рисуется психотерапевтами, чтобы помочь людям справиться с определенными страхами и тревогами.

Изучение рассказов людей о жизни свидетельствует о том, что схожий принцип может быть применим и на более серьезном уровне: мы редактируем события прожитых лет и, таким образом, формируем по-новому свою личность, изменяем то, кем мы являемся. Об этом стоит знать всем.

https://www.bbc.com/russian/vert-fut-48882166
« Последнее редактирование: 09 Июля 2019, 02:05:38 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Attaajir

  • Постоялец
  • ***
  • Сообщений: 755
Re: Психология
« Ответ #3 : 02 Июля 2010, 23:09:53 »
Диссоциативное расстройство идентичности: как девочка пережила насилие отца, расщепив себя на 2500 личностей

Франс Мао
Би-би-си, Сидней
14 сентября2019

Шести личностным идентичностям Джени Хэйнс разрешили свидетельствовать в суде против ее отца
В суде в тот день слушали одну женщину-свидетельницу. Но ее устами говорили шесть человек, готовых рассказать о пережитых ею издевательствах.

"Я зашла в зал суда, заняла свое место, принесла присягу, а затем спустя несколько часов вернулась в свое тело и ушла оттуда", - вспоминала об этом дне в интервью Би-би-си Джени Хэйнс.

Когда Джени была ребенком, ее постоянно насиловал отец Ричард Хэйнс. Австралийская полиция называет случившееся с ней одним из худших случаев надругательств над детьми в истории страны.

Чтобы справиться с психологической травмой, ее разум прибег к поразительной тактике - он придумал ей новые личностные идентичности, чтобы отстраниться от переживаемой боли. Издевательства были настолько жестокими и непрерывными, что, по словам Джени, чтобы выжить, ей пришлось придумать 2500 разных личностей.

"Людно внутри": фильм о том, как жить с диссоциативным расстройством идентичности
"Батюшка со свастикой". Известная в Беларуси спортсменка обвиняет отца в сексуальном насилии
В марте состоялись судебные слушания, на которых Джени свидетельствовала против своего отца от имени нескольких из этих личностей. В их числе была четырехлетняя девочка по имени Симфони.

Это был первый случай в Австралии и, вероятно, в мире, когда жертва с диагнозом "диссоциативное расстройство идентичности" дала показания от имени своих множественных личностей и сумела добиться обвинительного приговора.

"Мы не боялись. Мы так долго ждали, чтобы рассказать всем, что конкретно он сделал с нами, и теперь уж он не мог заставить нас замолчать", - сказала она.

6 сентября суд в Сиднее приговорил 74-летнего Ричарда Хэйнса к 45 годам тюремного заключения.

Внимание: в тексте содержится описание насилия и издевательств над ребенком

"Даже у себя в голове я не чувствовала себя в безопасности"

Семья Хэйнс переехала в Австралию из Лондона в 1974 году. Джени было четыре года, но ее отец уже тогда начал издеваться над ней. В Сиднее его действия стали вовсе садистскими и повторялись практически ежедневно.

"Издевательства моего отца были просчитанными и спланированными. Они были преднамеренными, и он наслаждался ими каждую минуту", - заявила Джени в суде. Как несовершеннолетняя потерпевшая, она имела право сохранять анонимность, но предпочла отказаться от него, чтобы иметь возможность раскрыть имя своего отца.

"Он слышал, что я умоляла его прекратить, он слышал, как я плакала, он видел боль и ужас, которые он во мне вызывал, видел кровь и нанесенные им физические повреждения. И на следующий день он сознательно принимался за это снова", - сказала она.

Хэйнс внушал дочери, что способен читать ее мысли, рассказала она. Он угрожал убить ее мать, брата и сестру, даже если она хотя бы подумает об истязаниях, не говоря уже о том, чтобы рассказать им об этом.

"Мой внутренний мир был захвачен отцом. Даже у себя в голове я не чувствовала себя в безопасности. Я лишилась способности осмысливать происходящее со мной и делать собственные выводы", - сказала Джени.

Чтобы скрыть свои ощущения, она выражала свои мысли через слова песен:

"He ain't heavy/he's my brother" (Он не обуза, он мой брат) - когда переживала о брате и сестре.

"Do you really want to hurt me/ Do you really want to make me cry" (Ты правда хочешь меня обидеть? Ты правда хочешь заставить меня плакать?) - когда думала о пережитом ею.

Отец ограничивал ее общение в школе, чтобы минимизировать ее контакты со взрослыми. Джени научилась быть тихой и незаметной, потому что, если ее "замечали", например, когда тренер по плаванию сказал ее отцу, что девочке нужно развивать свой талант, отец ее наказывал.

Джени не получала медицинскую помощь после травм от избиений и изнасилований. В результате у нее развились серьезные хронические заболевания.

Сейчас Джени 49 лет. У нее непоправимо испорчено зрение, повреждены челюсть, кишечник, анус и копчик. Ей пришлось сделать несколько серьезных операций, включая колостомию в 2011 году.

Насилие в жизни Джени продолжалось до 11 лет, когда ее семья вернулась в Британию. Вскоре после этого, в 1984 году, ее родители развелись. Она думает, что никто, даже мать, не знал, что она пережила.

"На самом деле он издевался над Симфони"
Современные австралийские специалисты называют состояние Джени диссоциативным расстройством идентичности (ДРИ). По их словам, это в большой степени связано с пережитым ею в детстве ужасным насилием - пережитым дома, в месте, которое должно было подразумевать безопасность.

"ДРИ - это и правда стратегия выживания", - рассказала в интервью Би-би-си детский психолог Пэм Ставропулос, специалистка по детским травмам.

"Это такая изощренная стратегия выживания, которую многие считают экстремальной. Но нужно помнить, что таким образом ребенок реагирует на экстремальный опыт жестокого обращения и психологической травмы", - сказала она.

Чем меньше возраст ребенка, пережившего травму, и чем хуже обращение с ним, тем более высока вероятность, что он будет прибегать к диссоциативности, чтобы справиться с ситуацией, в результате чего происходит расщепление личности.

Джени рассказала, что первой появившейся в ней личностной идентичностью стала Симфони - четырехлетняя девочка, которая существует в собственной временной реальности.

"Она страдала каждую минуту, когда папа жестоко со мной обращался. Когда он жестоко обращался со мной - своей дочерью Джени - на самом деле он издевался над Симфони", - рассказала Джени.

Шли годы, и сама Симфони начала придумывать новые личности, чтобы справиться с переживаемым насилием. У каждой из сотен и сотен личностей была своя роль, помогавшая справиться с элементами насилия, будь то особенно страшный эпизод или образы или запахи, вызывавшие травматичные воспоминания.

"Альтер-личность выходила из-за Симфони и становилась отвлекающим фактором. Мои альтер-личности служили для меня защитой от отца", - рассказала Джени.

Когда мы говорили об этом, примерно через полчаса после начала интервью, появилась Симфони. Джени предупреждала, что это может случиться. О том, что она вот-вот переключится, можно догадаться по тому, что ей становится сложнее сформулировать ответ.

"Привет, меня зовут Симфони. У Джени возникли проблемы. Давайте я вам все расскажу, если вы не против", - говорит она быстро.

У Симфони более высокий голос, более живая интонация. Она говорит, как маленькая девочка, едва переводя дыхание между словами. Мы говорили 15 минут. Она в мельчайших деталях помнит события, связанные со "злым папой", которые произошли десятки лет назад. Это впечатляет.

"Вот что я сделала. Я взяла все, что я считаю в себе ценным, все, что для меня важно и приятно, и спрятала от папы. Поэтому, когда он надо мной издевался, он издевался не над мыслящим человеческим существом", - сказала Симфони.

Личности Джени, которые помогли ей выжить
Качок (Muscles) - тинэйджер в стиле Билли Айдола. Высокий и носит одежду, которая выставляет напоказ его сильные руки. Он спокойный и заботливый.
Вулкан (Volcano) - очень высокий и сильный, с головы до ног одевается в черную кожу. Волосы красит в соломенный цвет.
Рики - всего восемь лет, но он носит старый серый костюм. У него короткая стрижка, а волосы ярко-красные.
Джудас - невысокого роста, с рыжими волосами. Носит серые брюки от школьной формы и ярко-зеленый свитер. Всегда выглядит так, будто собирается что-то сказать.
Линда/Мэггот - высокая и стройная, в юбке 1950-х годов с розовыми аппликациями в виде пуделя. Волосы собирает в элегантный пучок, а брови у нее - домиком.
Рик носит огромные очки - такие же, как носил Ричард Хэйнс. Они закрывают его лицо.


В марте Джени разрешили давать показания в суде от лица Симфони и пяти других личностей, каждая из которых могла бы рассказать о различных аспектах пережитого насилия. На слушании присутствовала только судья, потому что юристы посчитали, что для присяжных эти показания окажутся слишком травматичными.

Изначально Хэйнсу было предъявлено 367 обвинений, в том числе множественные эпизоды изнасилования, содомии, развратных действий и плотского развращения ребенка младше 10 лет. Джени в ее разнообразных личностях могла дать в суде подробные свидетельства по каждому эпизоду. Ее множественные "я" помогли ей сохранить воспоминания, которые в противном случае скорее всего были бы утрачены из-за травмы.

Прокуроры также вызвали психологов по экспертов в ДРИ, чтобы объяснить особенности состояния Джени и оценить достоверность ее показаний.

"Мои воспоминания как человека с МРИ сегодня остается в том же нетронутом виде, как в тот день, когда они сформировались", - сказала Джени Би-би-си. После этого она ненадолго заговорила о себе во множественном числе: "Наши воспоминания просто застыли во времени. Если они мне понадобятся, я просто пойду и заберу их".

Симфони намеревалась "в мельчайших подробностях" восстановить детали преступлений, совершенных за семь лет жизни в Австралии. Качок, крепкий 18-летний парень, мог бы засвидетельствовать физическое насилие, а элегантная молодая женщина Линда должна была рассказать, как насилие повлияло на успеваемость Джени в школе и ее способность поддерживать отношения с людьми.

Симфони надеялась "использовать дачу свидетельских показаний, чтобы повзрослеть, - объясняет Джени. - Но мы разобрали один 1974 год, а он уже испугался и сдался, не смог с этим справиться".

После более чем двухчасовых свидетельских показаний Симфони на второй день слушаний отец Джени изменил свои показания и признал вину по 25 эпизодам - самым худшим, по словам Джени.

Еще десятки были засчитаны в ходе вынесения ему приговора.

"ДРИ спасло мне жизнь"
"Это дело - важная веха, насколько нам известно, это первый случай, когда показания разных ипостасей человека с ДРИ были приняты судебной системой и в итоге привели к осуждению виновного", - объясняет доктор Кэти Кезельман, президент австралийской организации Blue Knot Foundation, помогающей пережившим детскую травму.

Джени впервые заявила о насилии в 2009 году. Полицейское расследование, приведшее к вынесению приговора и тюремному заключению для Ричарда Хэйнса, продолжалось 10 лет.

В 2017 году он был экстрадирован в Австралию из Дарлингтона на северо-востоке Англии, где отбывал семилетний срок за другое преступление. До этого он жил с различными родственниками Джени, которым он рассказывал, что его дочь лжет и манипулирует людьми.

Узнав о насилии в отношении Джени, ее мать, которая развелась с Хэйнсом в 1984 году, стала активно помогать ей добиться правосудия.

Но на протяжении десятилетий попытки Джени получить помощь в преодолении последствий своих травм наталкивались на неприятие специалистов. Она говорит, что консультанты и терапевты отказывались от нее, потому что ее история вызывала у них недоверие или казалась им настолько травмирующей, что они сами не могли с этим справиться.

Диссоциативное расстройство идентичности
Отказ от общения - отсоединение от себя или мира - считается нормальной реакцией на травму.
ДРИ может быть спровоцировано пережитым, если человек (особенно в детском возрасте) в течение долгого времени переживал травму.
Отсутствие поддержки взрослого или присутствие взрослого, который говорит, что травма не была реальной, может способствовать развитию ДРИ.
Человек с ДРИ может чувствовать, что в нем существуют несколько "я", которые мыслят, действуют или говорят по-разному и даже могут иметь противоречащие друг другу воспоминания и переживания.
Специального медикаментозного лечения ДРИ не существует - специалисты в основном используют терапию проговаривания, чтобы помочь пациентам.


Несмотря на то, что в наши дни этот диагноз признан и его существование доказательно подтверждено, ДРИ обычно вызывает сомнения у обывателей и даже у некоторых врачей.

"Природа этого состояния такова, что оно вызывает недоверие и дискомфорт из-за причин его возникновения. Отчасти потому, что людям трудно поверить в то, что дети могут подвергаться такому жестокому обращению, - говорит доктор Ставропулос. - Вот почему случай Джени так важен - потому что это дело обеспечивает более широкое осознание этого очень сложного, но нередкого состояния, которое до сих пор до конца не принято".

Джени говорит, что ее ДРИ спасло ей и жизнь, и душу. В то же время это ее состояние и ее травма привели к серьезным жизненным трудностям.

Джени посвятила всю свою жизнь учебе, получив степень магистра и доктора юридических наук и философии. Но работать полный рабочий день у нее не получалось. Сейчас она живет с мамой, и обе они зависят от своих социальных пенсий.

В своем заявлении о понесенном ею ущербе Джени отмечает, что она и ее личности "живут с опаской, постоянно настороже. Мы должны скрывать свою множественность и стремиться к последовательности в поведении, отношениях, разговорах и убеждениях, что часто невозможно. Очень сложно управлять мнениями и взглядами, имея 2500 голосов внутри".

"Я не должна была так жить. - считает она. - Не заблуждайтесь, именно отец спровоцировал появление у меня ДРИ".

6 сентября, когда отцу выносили приговор в виде 45 лет лишения свободы, Джени сидела в нескольких метрах от него. Хэйнс, тяжело больной человек, сможет ходатайствовать об условно-досрочном освобождении не раньше, чем через 33 года.

Вынося приговор, судья Сара Хаггет сказала, что скорее всего Хэйнс умрет в тюрьме. Его преступления, по ее словам, были "ужасающе отвратительными и извращенными".

По словам судьи, в приговоре невозможно отразить всю серьезность причиненного подсудимым вреда.

"Я страстно хочу, чтобы о моей истории узнали, - сказала Джени в интервью Би-би-си перед вынесением приговора. - Я хочу, чтобы моя 10-летняя борьба за справедливость стала тем огнем, который расчистит поле для людей, идущих за мной".

"Если у вас возникло ДРИ в результате насилия, то добиться правосудия теперь возможно. Вы можете пойти с заявлением в полицию, и вам поверят. Ваш диагноз больше не является препятствием для правосудия", - говорит Джени.

https://www.bbc.com/russian/features-49638984
« Последнее редактирование: 15 Сентября 2019, 04:54:40 от Абд-ур-Рахман »
Посланник Аллаха ﷺ сказал «Поистине, члены семейства моего отца не являются моими покровителями. Моими покровителями являются только Аллах и праведные верующие», – передал Муслим.

Оффлайн Usuf min Ukrainiya

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 15
Re: Психология
« Ответ #4 : 23 Октября 2010, 00:49:41 »
....
« Последнее редактирование: 04 Февраля 2019, 02:03:00 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн nurimanhan69

  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 8
Re: Поездка для учебы
« Ответ #5 : 23 Октября 2010, 09:51:39 »
.....
« Последнее редактирование: 03 Февраля 2018, 20:59:43 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн umm Ramazan

  • Мусульманка
  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 51
  • inna lillahi va inna ilayhi rajiun
Re: Психология
« Ответ #6 : 23 Октября 2010, 14:45:05 »
.....
« Последнее редактирование: 04 Февраля 2019, 02:03:13 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Abu Hadidja

  • Пользователь
  • **
  • Сообщений: 189
  • ثم تكون خلافة على منهج النبوة
Re: Психология
« Ответ #7 : 23 Октября 2010, 16:32:43 »
.....
« Последнее редактирование: 04 Февраля 2019, 02:03:25 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Umm Mukhammad Nur

  • Мусульманка
  • Пользователь
  • *
  • Сообщений: 107
Re: Психология
« Ответ #8 : 24 Октября 2010, 14:35:17 »
....
« Последнее редактирование: 04 Февраля 2019, 02:03:35 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4957
Re: Психология
« Ответ #9 : 15 Июля 2019, 02:06:22 »
Новости науки: особенности мозга убийцы

13 июля 2019

Нейрофизиологи всего мира уже давно пытаются получить объективные данные о возможной связи структур человеческого мозга со склонностью к преступлениям, в первую очередь, насильственным.

Убийства являются серьезнейшей социальной проблемой, а экономические потери от высокого уровня насилия в обществе составляют миллиарды долларов ежегодно. Эмоциональное воздействие насилия на жертв и общество в целом вообще не поддается учету и оценке.

"Я проснулся и не узнал жену". Всегда ли потеря памяти - катастрофа?
Несмотря на всё это, нам крайне мало известно о нейрофизиологии людей, которые совершают убийства.

В течение десятилетий ученые исследовали мозг преступников, пытаясь понять, что заставляет человека идти на акт насилия. Появление новых методов сканирования мозга в конце ХХ века привело к возникновению новой дисциплины - нейрокриминологии.

Однако многие ученые с недоверием относятся к этой науке, подозревая ее родство с френологией, псевдонаукой XIX века, которая пыталась связать склонность к преступлениям с формой черепа.

Новое исследование американских медиков идет намного дальше ранее опубликованных экспериментов.

Данные томографического сканирования, полученные американскими учеными из университета штата Висконсин в Мэдисоне при обследовании 808 заключенных мужского пола, свидетельствуют о том, что у тех из них, кто совершил убийства, и остальных осужденных есть явные различия в структурах мозга.

"Участки орбитофронтальной коры и передних лобных долей у людей, совершивших убийства, демонстрируют присутствие гораздо меньшего количества серого мозгового вещества, чем у осужденных, совершавших ненасильственные преступления", - пишет ведущий автор исследования Кент Киль.

"Это исследование указывает на возможность определения объективных показаний о склонности к насилию, однако полученные результаты должны быть воспроизведены и подтверждены другими исследователями в рамках продолжительных программ", - отмечает Кент Киль.

Статья об этом опубликована в журнале Brain Imaging and Behavior.

https://www.bbc.com/russian/features-48967572

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5206
Re: Психология
« Ответ #10 : 13 Июля 2020, 17:41:51 »
„Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то они и носят в себе.“ —  Козьма Петрович Прутков

ПС: Козьма́ Петро́вич Прутко́в — литературная маска, под которой в журналах «Современник», «Искра» и других выступали в 50—60-е годы XIX века поэты Алексей Толстой (наибольший в количественном исчислении вклад), братья Алексей, Владимир и Александр Жемчужниковы (фактически — их коллективный псевдоним). Сатирические стихи, афоризмы Козьмы Пруткова и самый его образ высмеивали умственный застой, политическую «благонамеренность», пародировали литературное эпигонство


====================================

Пять стадий горя. Взлет и крушение теории Кюблер-Росс
Люси Бэрнс Би-би-си

    11 июля 2020

Отрицание. Гнев. Поиск компромисса. Отчаяние. Принятие. Многим известна теория, согласно которой горе при получении невыносимой для человека информации проходит эти ступени. Сфера ее применения широка: от хосписов до советов директоров компаний.

Облетевшее недавно англоязычный интернет интервью с психологом доказывает, что восприятие нынешнего карантина подчиняется тем же правилам. Но все ли мы переживаем одинаково?

Когда в 1958 году швейцарский психиатр Элизабет Кюблер-Росс начала работать в американских больницах, ее поразило отсутствие методик психологической помощи умирающим больным.

"Все было обезличено, внимание уделялось исключительно технической стороне дела, - рассказала она в интервью Би-би-си в 1983 году. - Смертельно больные пациенты были предоставлены сами себе, никто с ними не разговаривал".

Она начала вести семинар со студентами-медиками университета штата Колорадо, основанный на результатах ее бесед с онкологическими больными о том, что они думали и чувствовали.


Элизабет Кюблер-Росс беседует с женщиной, больной лейкемией в Чикаго (1969 год). Участники семинара наблюдают через специальное зеркальное стекло

Несмотря на непонимание и сопротивление ряда коллег, скоро на семинарах Кюблер-Росс яблоку негде было упасть.

В 1969 году она выпустила книгу "О смерти и умирании", в которой процитировала типичные высказывания своих пациентов, а затем перешла к обсуждению того, как помочь обреченным людям уйти из жизни по возможности без страха и мучений.

Кюблер-Росс детально описала пять эмоциональных состояний, через которые проходит человек, узнавший и смертельном диагнозе:

    Отрицание: "Нет, это не может быть правдой"
    Гнев: "Почему именно я? За что? Это несправедливо!!!"
    Торг: "Должен быть способ спастись или хотя бы улучшить мое положение! Я что-нибудь придумаю, я буду вести себя правильно и делать все, что нужно!"
    Депрессия: "Выхода нет, все безразлично"
    Принятие: "Ну что ж, надо как-то жить с этим и готовиться в последний путь"

Кюблер-Росс считала все пять стадий защитными механизмами психики, срабатывающими в исключительно тяжелой ситуации.

Каждой из стадий посвящена отдельная глава книги. Помимо пяти основных, автор выделила промежуточные состояния - первый шок, предварительное горе, надежду - всего от 10 до 13 видов.



Элизабет Кюблер-Росс скончалась в 2004 году. Ее сын, Кен Росс, говорит, что она никогда не настаивала на том, что каждый человек непременно проходит через эти пять стадий в заданной последовательности.

"Это была гибкая рамочная схема, а не панацея для борьбы с горем. Если люди хотели использовать другие теории и модели, мать не возражала. Она прежде всего хотела положить начало обсуждению темы", - утверждает он.

Книга "О смерти и умирании" сделалась бестселлером, и Элизабет Кюблер-Росс вскоре завалили письмами от больных и врачей со всего мира.

"Телефон звонил, не переставая, а почтальон начал ходить к нам по два раза в день", - вспоминает Кен Росс.

Пресловутые пять ступеней зажили собственной жизнью. Вслед за медиками про них узнали больные и их родственники. Их упоминали герои сериалов "Звездный путь" и "Улица Сезам". Их пародировали в карикатурах, они дали пищу для творчества массе музыкантов и художников и породили множество удачных мемов.

Были написаны, без преувеличения, тысячи научных работ, применявших теорию пяти ступеней к самым разным людям и ситуациям: от атлетов, получивших несовместимые со спортивной карьерой травмы, до переживаний фанатов Apple по поводу выхода 5-го айфона.

Наследие Кюблер-Росс нашло свое место в корпоративном управлении: большие компании от Boeing до IBM (в том числе и Би-би-си) - использовали разработанную ею "кривую перемен", чтобы помочь сотрудникам в моменты больших изменений в бизнесе.

И во время пандемии коронавируса оно применимо, утверждает психолог Дэвид Кесслер.

Кесслер работал с Элизабет Кюблер-Росс и был соавтором ее последней книги "О горе и как мы горюем". Его интервью изданию Harvard Business Review в самом начале пандемии привлекло широкое внимание в Сети, поскольку люди повсюду искали решения нагрянувших эмоциональных проблем.

"И здесь сперва идет отрицание: вирус не страшен, со мной ничего не случится. Затем гнев: кто смеет лишать меня привычной жизни и вынуждать сидеть дома?! Потом попытка найти компромисс: окей, если после двух недель социального дистанцирования станет лучше, то почему бы и нет? Следом приходит печаль: никто не знает, когда это кончится. И, наконец, принятие: мир теперь вот таков, надо как-то с этим жить", - описывает Дэвид Кесслер.

"Как вы уже поняли, сила приходит с принятием. Оно дает контроль над ситуацией: я могу мыть руки, я могу соблюдать безопасную дистанцию, я могу работать из дома", - говорит он.

"Это дорожная карта, - говорит Джордж Бонанно, профессор клинической психологии и глава лаборатории потерь, травм и эмоций Колумбийского университета. - Когда люди испытывают боль, они хотят знать: как долго это продлится? Что со мной будет? Им надо за что-то ухватиться. И пятиступенчатая модель дает им такую возможность".

"Эта схема соблазнительна, - замечает Чарльз Корр, социальный психолог и автор книги "Смерть и умирание, жизнь и бытие". - Она предлагает легкое решение: рассортировать всех, и требуется не больше пальцев одной руки, чтобы наклеить ярлык на каждого".

Джордж Бонанно видит в этом возможный вред.

"Люди, которые не подпадают точно под эти стадии - а таких, по моим наблюдениям, большинство - могут решить, что они, так сказать, горюют неправильно", - поясняет он.

По его словам, на протяжении многих лет он видел немало случаев, когда люди сами себе внушали, что непременно должны испытывать то-то и то-то, или их убеждали в этом друзья и родственники, а они это не чувствовали и решали, что им нужен врач.

Опытных доказательств существования пяти ступеней горя недостаточно. Самое продолжительное и массовое интервьюирование людей, переживших тяжелую утрату, было проведено в 2007 году.

Согласно ему, самым распространенным состоянием на любом сроке является принятие, стадию отрицания проходят лишь немногие, а вторая по распространенности эмоция - тоска.

Впрочем, по словам Дэвида Кесслера, пока ученые дискутируют о нюансах и терминах, люди, испытывающие горе, продолжают находить смысл в схеме Кюблер-Росс.

"Я встречаю людей, которые говорят мне: "Я не знаю, что со мной. Сейчас я в гневе, а спустя минуту в печали. Наверно, я сошел с ума". И я говорю: "У этого есть названия. Это называется стадиями горя". Человек говорит: "О, так там есть специальная стадия под названием "гнев"? Это про меня!" И чувствует себя более нормальным".

"Людям нужны броские формулировки. Если бы Кюблер-Росс не назвала это стадиями и не заявила, что их именно пять, то, вероятно, была бы ближе к истине. Но тогда она не привлекла бы к себе внимания", - полагает Чарльз Корр.

Он считает, что разговоры о пяти стадиях отвлекают от главного в научном наследии Элизабет Кюблер-Росс.

"Она хотела поднять тему смерти и умирания в самом широком смысле: как помочь неизлечимо больным людям смириться со своим диагнозом, как помочь тем, кто о них заботится, поддержать этих больных и справиться с собственными эмоциями, как помочь всем жить полной жизнью, сознавая, что мы не вечны", - говорит Чарльз Корр.

"Неизлечимо больные могут научить нас всему: не только как умирать, но и как жить", - сказала Элизабет Кюблер-Росс в 1983 году.

На протяжении 1970-х и 1980-х годов она путешествовала по всему миру, читая лекции и проводя мастер-классы, в которых участвовали тысячи людей. Она была страстным приверженцем идеи создания хосписов, с которой впервые выступила британская медсестра Сесили Сондерс.

Кюблер-Росс основала хосписы во многих странах, первый из них в Нидерландах в 1999 году. Журнал Time включил ее в список ста самых важных мыслителей XX века.

Научная репутация профессора Кюблер-Росс пошатнулась после того, как она увлеклась теориями о загробной жизни и стала экспериментировать с медиумами.

Один из них, некий Джей Бархэм, практиковал нестандартную религиозно-эротическую терапию, в частности, склонял женщин к сексу, уверяя, что в него вселялся близкий им человек из загробного мира. В 1979 году из-за этого возник громкий скандал.

В конце 1980-х годов она попыталась создать хоспис для больных СПИДом детей в сельской местности штата Вирджиния, но столкнулась с сильной оппозицией этой идее со стороны местных жителей.

В 1995 году ее дом загорелся при подозрительных обстоятельствах. На следующий день с Кюблер-Росс случился первый инсульт.

Последние девять лет жизни она провела с сыном в штате Аризона, передвигаясь в кресле-каталке.

В последнем интервью знаменитой телеведущей Опре Уинфри она сказала, что при мысли о собственной смерти испытывает только гнев.

"Публике хотелось, чтобы знаменитый специалист по смерти и умиранию была какой-то ангелоподобной личностью и сама быстро пришла к стадии принятия, говорит Кен Росс. - Но все мы переживаем горе и потерю как можем".

Теорию пяти стадий горя в наши дни не столь широко преподают в медицинских вузах. Более популярна она на корпоративных тренингах под названием "кривая перемен".

С тех пор возникло множество теорий, посвященных тому, как бороться со своим горем.

Дэвид Кесслер с согласия родных Кюблер-Росс добавил к пяти стадиям шестую: понимание того, что все, что делается, имеет смысл.

"К пониманию можно прийти миллионом разных путей. Скажем, я сделался лучше, пережив потерю любимого человека. Может быть, мой любимый человек ушел из жизни не так, как это должно было бы случиться, и я могу постараться сделать мир лучше, чтобы такого не случалось с другими", - говорит Дэвид Кесслер.

Чарльз Корр рекомендует "модель двойного процесса". Она разработана голландскими исследователями Маргарет Штробе и Ненком Шутом и предполагает, что человек в горе одновременно переживает утрату и готовит себя к новым делам и жизненным вызовам.

Джордж Бонанно говорит о четырех траекториях развития горя. Одни люди обладают большой стойкостью и не впадают в депрессию, либо она выражена у них слабо, другие остаются морально разбитыми на долгие годы, третьи сравнительно близко оправляются, но затем на них накатывается вторая волна горя, и наконец, четвертые делаются от утраты сильнее.

Подавляющему большинству со временем, так или иначе, становится легче.

Но профессор Бонанно признает, что его подход менее четок, чем теория пяти стадий.

"Я могу сказать человеку: "Время лечит". Но это звучит не так убедительно", - говорит он.

Горе трудно контролировать и тяжело выносить. Мысль о том, что есть какая-то дорожная карта, подсказывающая выход, утешает, даже если это иллюзия.

В своей последней книге "О горе и как мы горюем" Элизабет Кюблер-Росс писала, что не рассчитывала разложить запутанные человеческие эмоции по полочкам.

Каждый переживает горе по-своему, даже если иногда можно вывести какие-то закономерности. Каждый проходит свой путь.

https://www.bbc.com/russian/features-53307682
« Последнее редактирование: 17 Октября 2020, 18:52:34 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5206
Re: Психология
« Ответ #11 : 30 Августа 2020, 23:10:51 »
Вспомнить сон: почему это бывает так трудно?
Стивен Даулинг BBC Future

    15 июня 2019

Многим из нас бывает довольно трудно припомнить подробности того, что нам снилось. В чем причина?

Вот я стою рядом со зданием своей начальной школы, прямо у главного входа, где парковка автомобилей учителей. Ясный солнечный день, вокруг - мои одноклассники. Нас много - больше ста человек.

У меня смутное чувство, что и учителя где-то поблизости, но мое внимание сосредоточено на двух взрослых, которых я никак не могу узнать.

Одного из них я вижу потрясающе четко - от блестящих волос до золотистых стекол его солнечных очков. Он держит в руках некое устройство, которое издает пронзительный звук, похожий на визг.

Я падаю на колени, зажимая руками уши. Мои одноклассники делают то же самое. Человек с устройством заливается сумасшедшим смехом.

Мне это приснилось около 40 лет назад, и я до сих пор помню подробности - словно это было вчера.

А теперь попросите меня рассказать какой-нибудь из моих снов, что приснились на этой неделе, и я замолчу в затруднении.

Если я и видел сны (а биология предполагает, что так оно и было), ни один из них не застрял в моей памяти после пробуждения.

Для многих из нас присутствие снов в жизни почти неосязаемо. Если повезет, то на утро с нами остается лишь мимолетное ощущение, быстро стирающееся представление о том, что мы совсем недавно видели.

И даже те из нас, кто может вспомнить приснившееся в удивительных подробностях, порой просыпаются с пустой памятью.

То, почему мы видим сны, и то, почему мы их помним (или не помним), имеет корни в биологии наших спящих организмов и в подсознании.

Процесс сна гораздо более сложен, чем нам раньше казалось. Это не погружение в бессознательное, ограниченное красными флажками засыпания и просыпания. В нашем мозге, отдыхающем от всего дневного, происходит много чего интересного, ментальное состояние меняется как на качелях, и некоторые участки мозга очень активно работают.

Снящиеся нам сны обычно связывают со стадией, известной как фаза быстрого сна (Rapid Eye Movement, REM - англ. "быстрое движение глаза", БДГ).

БДГ иногда называют фазой несинхронизированного, или парадоксального сна, потому что во время нее мозг ведет себя так, словно проснулся.

В фазе БДГ глаза быстро подергиваются, частота дыхания и сердцебиений может меняться, а тело погружается в состояние, похожее на паралич и известное как атония.

На протяжении ночи это может приходить 90-минутными волнами, и именно в этой фазе мы видим сны.

Во время БДГ основные участки мозга получают дополнительную порцию крови - прежде всего кортекс, наполняющий наши сны содержанием, и лимбическая система, которая "переваривает" наше эмоциональное состояние.

Пока мы в этой фазе, в этих участках - повышенная электрическая активность, в то время как в лобных долях, ответственных за наши критические способности, напротив, все тихо и спокойно.

Это означает, что мы часто без сомнений принимаем все самое абсурдное, что случается у нас в мозгу в этот промежуток времени - до тех пор пока не проснемся.

Проблема в том, что чем более спутан образный ряд во сне, тем сложнее нам его понять. Сны, у которых ясная структура, гораздо лучше запоминаются, указывает профессор психологии и писатель Дидра Барретт.

В том, насколько легко образы из сна остаются с нами после пробуждения, решающую роль играет норадреналин - гормон, начинающий работать в тот момент, когда человек видит опасность, угрозу, и от него требуется какое-то действие.

Во сне уровень норадреналина в организме обычно ниже, чем при бодрствовании.

Франческа Сиклари, врач, изучающий сон в больнице Лозаннского университета, говорит, что существует отчетливая разница между состояниями бодрствования и сна, и это не случайно.

"Наверное, это хорошо, что сон и бодрствование настолько непохожи друг на друга", - говорит она.

"Думаю, если бы вы помнили все подробности своих снов, как вы можете вспомнить произошедшее с вами днем, то мы начали бы путать сны с реальной жизнью".
Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Не помните снов? Возможно, вы слишком крепко спите

Она отмечает, что люди, страдающие различными нарушениями сна (например, нарколепсией), могут испытывать затруднения, когда надо отделить сон от яви.

"Есть также люди, которые настолько хорошо помнят содержание снов, что начинают переносить его в дневную жизнь".

Это не случайно, что сновидения к нам приходят в конкретные периоды цикла сна - на их появление влияют химические вещества, путешествующие по нашему организму ночью.

"Обычно мы видим наиболее яркие сны в фазе БДГ, когда уровень норадреналина в мозгу низок", - говорит Франческа Сиклари.

Может случиться, что мы видим сон и перед самым пробуждением, но вещи, которые мы делаем проснувшись, часто мешают нам запомнить приснившееся.

    Женщина, которая не может ничего забыть
    Как научиться профессионально спать

Часто мы выходим из сна со звуком будильника, что вызывает скачок уровня норадреналина - из-за чего нам труднее вернуться в памяти к тому, что снилось.

"Когда люди спрашивают, почему они не помнят своих снов, я отвечаю: потому что вы слишком быстро засыпаете, слишком крепко спите и просыпаетесь по будильнику, - говорит исследователь сна в Медицинской школе Гарварда Роберт Стикголд. - И мне обычно отвечают: как вы догадались?"

    Все мы разные и спим по-разному, но есть несколько общих советов, которые могут помочь

По словам Стикголда, многие помнят свои сны из отрезка времени, предшествующего глубокому засыпанию, из, так сказать, подготовительного периода, когда наш мозг то погружается в сон, то выходит из него - процесс, называемый гипнагогическим сном (состояние между сном и явью).

Стикголд, рассказывает, что несколько лет назад провел исследование, в ходе которого студентов-добровольцев будили сразу же, как только они погружались в это состояние. "Все до одного помнили, что им снилось", - утверждает он.

"Это те первые 5 или 10 минут после засыпания. Если вы засыпаете сразу и глубоко (о чем мечтает каждый), то вы не запомните ничего из этой части вашего сонного цикла".
Правообладатель иллюстрации Getty Images
Image caption Нам мешает запомнить сны всё то, что нас ждет сразу после пробуждения

Что делать, если вам очень хочется помнить свои сны? Очевидно, все мы разные и спим по-разному, но есть несколько общих советов, которые могут помочь.

"Сны очень летучи, - подчеркивает Стикголд. - Если вы из тех людей, кто легко просыпается, вскакивает из постели и отправляется по своим дневным делам, то вам не удастся запомнить свои сны".

"Когда вы можете спокойно выспаться в субботу или воскресенье, не думая, что вас ждут какие-то срочные дела, то это - самое подходящее время для того, чтобы вспомнить сны".

    Темное дело: странные вещи, которые мы делаем во сне
    Медицинские мифы: опасно ли будить лунатиков?

"Я говорю своим студентам: когда вы просыпаетесь, попробуйте немного полежать спокойно - даже не открывайте глаза. Постарайтесь "плыть" и в то же время вспомнить, что было во сне. По мере того как вы постепенно входите в состояние бодрствования, вы вспоминаете, что вам снилось, и сны запоминаются вам точно так же, как любое другое событие".

Есть и еще несколько способов - даже более верных, говорит Стикголд.

"Я советую людям выпить перед сном три больших стакана воды. Только не пива (алкоголь подавляет фазу быстрых снов), а именно воды. Тогда за ночь вы проснетесь три или четыре раза, и, скорее всего, каждый раз будете просыпаться в конце фазы БДГ, что естественно".

"Есть и еще один совет: просто повторяйте про себя, когда погружаетесь в сон: я хочу наутро помнить то, что мне приснится".

"Это на самом деле срабатывает, - смеется Стикголд. - Если вы будете так делать, то будете помнить больше снов".

https://www.bbc.com/russian/vert-fut-48623054
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/