Автор Тема: Мухаммад Захид аль-Кавсари «Фикх и Хадис людей Куфы»  (Прочитано 3093 раз)

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Урок 1: Предисловие переводчика

С позволения Всевышнего Аллаха, мы начинаем перевод для Azan.kz книги Шейха аль-Ислам Мухаммада Захида аль-Кавсари, куддиса сирруху, «Фикх и Хадис людей Куфы», написанной как предисловие к изданию книги «Насб ар-Рая» имама аз-Зайла`и, рахимахуллах, которая в свою очередь представляет собой тахридж[1] хадисов аль-Хидая, одной из ключевых книг в ханафитском мазхабе.
 
Впоследствии это предисловие было издано в виде отдельной книги учеником Шейха аль-Ислам, шейхом Абдуль Фаттахом Абу Гуддой, рахимахуллах, с примечаниями и пояснениями.
 
Эта книга опровергает определенные мифы, которые окружают ханафитский мазхаб на протяжении его истории, как то, что имам Абу Ханифа, рахимахуллах, предпочитал свое мнение хадису или то, что до ханафитов не дошли хадисы, и поэтому они высказывали те или иные суждения в фикхе.
 
Наш учитель, муфтий Билял, преподавая нам эту книгу, повторял много раз: «Эта книга не просто защита ханафитского мазхаба, это защита идеи мазхаба как такого, ибо те, кто в наше время критикуют ханафитский мазхаб, критикуют тем самым идею следования мазхабам вообще и желают посеять в умах мусульман сомнения о компетентности имамов мазхабов».
 
Также эта книга имеет особое значение для ханафитов, будучи точкой единения основных школ ханафитского мазхаба: османской, арабской и школы индийского субконтинента.
 
Сам автор книги - яркий представитель османской школы, относился к элите ученых государства Османов, ибо занимал должность заместителя Шейха аль-Ислама Османского Халифата, и в его задачу входило преподавание от имени Шейха аль-Ислама в основном учебном заведении Халифата и исполнение различных государственных обязанностей.
 
Также эта книга была принята представителями арабской школы ханафитского мазхаба, как шейхом Абдуль Фаттахом Абу Гуддой, рахимахуллах, который снабдил ее комментариями и издал ее впоследствии как отдельную книгу, и который, в целом, сыграл большую роль в популяризации наследия Шейха аль-Ислама. Также эта книга была издана его учеником шейхом Мухаммадом Аввамой, хафизахуллах, в его издании книги «Насбу Рая», в виде предисловия.
 
Также эта книга была принята ханафитскими шейхами индийского субконтинента, которых принято называть учеными Деобанд. Шейх аль-Бинори, рахимахуллах, снабдил ее своими комментариями и пояснениями, которые шейх Абдуль Фаттах включил в свое издание, и которые мы, иншАллах, также переведем.
 
Наши учителя, муфтий Мухаммад Исхак Бана и муфтий Билял, да хранит их Аллах, представляют деобандийскую школу, а также являются близкими учениками шейха Мухаммада Аввамы, представителя арабской ханафитской школы.
 
И нет сомнений в том, что Шейх аль-Ислам и его работы – не только точка единения всех школ ханафитского мазхаба как арабских стран, так и индийского субконтинента, но и точка единения всех ашааритов и матуридитов, для которых он без исключения является имамом, сыгравшим величайшую роль в защите убеждений Ахлю-Сунна. После разрушения османского Халифата, когда университетом аль-Азхар руководили люди, разрушавшие Ислам, он был одним из немногих его защитников, охраняя его принципы от модернистов и других сектантов, таких как муджасима.

Эта книга, иншАллах, станет началом перевода наследия Шейха аль-Ислама, рахимахуллах, на русский язык.


[1] То есть имам аз-Зайла`и находил первоисточники всех хадисов, которые приводит в своей книге имам аль-Маргинани.


======================================


Урок 2: Предисловие автора, часть 1

بسم الله الرحمن الرحيم
 
Хвала Аллаху, возвысившему положение факихов до высот, соответствующих их невероятной устремлённости  к светлому и чистому служению. Мир и благословение нашему господину Мухаммаду, последнему из пророков, опоре богобоязненных, ведущему свою общину из тьмы к свету и сиянию, его роду и его благородным сподвижникам, величайшим предводителям, светилам истинного пути, чьи лица сияют из-за доведения до людей доводов чистого шариата.

"Это предисловие к «Насб Рая» содержит несколько слов о понимании кыяса, истихсана, понимания иджтихада у саляфов, также указание на высокое положение Куфы в ряду других мусульманских земель, как в эпоху сподвижников, так и после них, как в области Корана и Сунны, так и в фикхе и арабском языке. Также автор упомянет ханафитских хафизов-мухадисов из разных веков, также скажет несколько слов в области джарх ва та`диль.

Это жемчужина знаний из истории, о которой нет необходимости говорить для знающего человека, а также источник ценнейших цитат и текстов, которые могут прийти только от наших акабир. Аль-Банури"
 
И затем. Поистине «Насбу Рая тахридж ахадис аль-Хидая» имама-хафиза Абдуллаха ибн Юсуфа аз-Зейла`и, пусть Аллах возвысит его положение в Раю, это книга, которой нет подобной в охвате хадисов, касающихся постановлений шариата, ибо автор не ослабил своего рвения в их исследовании и не преградили ему путь для их изучения ни опора на других, ни лень, ни высокомерное пренебрежение знанием современников и тех, кто ниже его по уровню знаний, и его путь - это усердие в поиске знаний и пользы, где бы она ни находилась.

"Некоторые ученые могли пренебрегать цитированием своих современников, из-за возможного высокомерия, но автор «Насбу Рая» цитировал своих современников, что указывает на его искренность и скрупулезность как ученого. Абу Али аль-Ашари"
 
Предельная искренность и научная глубина дали этой книге высочайшее положение в сердцах хафизов, и с ее положением не сравнится другая книга по тахриджу.
 
И истина в том, что автор не оставил места другим ученым после своего исчерпывающего исследования, в котором он охватил все главы фикха и упомянул все, что могли упомянуть из хадисов разные группы факихов в поддержку своих мазхабов. И мало кто из мухаддисов, как современников шейха, так и его последователей, смог охватить столько источников, кроме проявивших подобное стремление и усердие, потому что многие хадисы находятся в неожиданных местах.

"То есть если человек не нашел какого-то хадиса в вопросах омовения, то этот хадис может быть упомянут в другой главе, поэтому для того, чтобы говорить, что какого-то хадиса нет в этой книге, необходимо ее изучить полностью. Абу Али аль-Ашари"
 
И мало кто проявил такую объективность, детально приводя доводы оппонентов, не ограничиваясь доводами только одного мазхаба в ущерб другому, разъясняя, что идет в пользу какого-то мазхаба, а что идет против него. В этом автор проявил высший предел объективности, в отличии других авторов, писавших в области хадисов, связанных с ахкамами, в книгах которых можно увидеть небрежность исследования и склонение к своему мазхабу. И под небрежностью исследования имеется в виду, что вопрос, имеющий сильный довод, мог быть представлен так, что на него нет никакого довода, а под склонением к своему мазхабу имеется в виду фанатизм, порицаемый религией.

"Если человек следует своему мазхабу в каждом вопросе, считая, что у его имама имеется довод, то это не будет фанатизмом, но когда человек начинает принижать другие мазхабы, говоря, что у них нет довода, либо их доводы слабы и не выдерживают критики, то это уже будет порицаемым фанатизмом. Абу Али аль-Ашари".

Предвзятость затмевает взор ученого при рассмотрении доказательств и слабый довод ему представляется сильным, если этот довод говорит в пользу его мазхаба, а сильный слабым, если это довод оппонента.

И это не путь тех, кто имеет страх в вопросах религии Аллаха, и боится того дня, когда каждый будет отвечать за свои деяния.

И если желающий стать факихом нашел из знатоков хадиса обладателя глубоких знаний, не подверженного страстям, то пусть он вцепится в него зубами, ибо такие ученые на вес золота.

Все эти качества были у хафиза аз-Зайла`и, и поэтому все, кто делал тахридж хадисов после него, не могут обойтись без его знаний. И если ты посмотришь на книги аль-Бадра аз-Заркаши, ибн аль-Мулаккина, ибн Хаджара и других ученых, окруженных восхищением и  вознесенных до небес, и сравнишь эти книги с книгами аз-Зейла`и, то ты поймешь, о чем мы говорим. А если ты изучишь эти книги подробно, то даже, наверное, скажешь: все эти книги и их содержание - все это из книг аз-Зайла`и, кроме предвзятости.
 
И в этой книге аз-Зайла`и ханафит найдет хадисы, на которые опираются ученые-ханафиты, а маликит найдет избранные цитаты из тех, что приводит ибн Абдульбарр в своих книгах «Ат-Тамхид» и «Аль-Истизкар» а также суть того, что излагает Абдульхакк [аль-Ишбили, автор книг «аль-Ахкам»] в своих книгах по ахкамам. Шафиит в свою очередь найдет в этой книге тщательно проверенные доводы из книг аль-Байхаки, таких как «Ас-Сунан» и «Аль-Ма`рифа» и других, а также выводы ан-Навави из его «Аль-Хуласа», «Аль-Маджму» и «Шарх Муслим» и возражения ибн Дакика аль-Ида из книг «аль-Ильмам», «аль-Имам» и «Шарх аль-Умда». Ханбалит же встретит доводы, приводимые ибн аль-Джавзи в книге «ат-Тахкик» и ибн Абдульхади в «Танких ат-Тахкик», и других книгах, написанных в области хадисов ахкамов.
 
Более того, читатель сможет ознакомиться с хадисами и из других книг, таких как сборники сахихов[2], «Сунан», «Масанид», «Асар» и «Ма`джим», также сможет ознакомиться с хадисами ахкамов из «Мусаннафа» ибн Аби Шейба, одной из важнейших книг для факиха, также «Мусаннафа» Абдураззака и других, не распространенных в наши дни книг, с полным анализом каждого хадиса и словами имамов науки джарх ва тадиль из известных книг, касающихся изъянов в хадисах. И это причина, которая так выделяет эту книгу среди других книг по тахриджу.

[2] Книги, в которых авторы поставили условием приводить только достоверные хадисы, таких  авторов как «Сахих» Бухари, «Сахих» Муслима, «Сахих» ибн Хузейма, «Сахих» ибн Хиббан, аль-Мухтара аль-Макдиси и другие книги.

И своей похвалой этой книги я не хотел подавить стремление других к труду в этой области и не хотел ограничить безграничные блага, которые Аллах дает из тайников науки обладателям возвышенной устремленности. И под этой похвалой я не подразумеваю отсутствие пользы в книгах последующих ученых, и необходимо проявлять благодарность за них и увеличивать усердие в желании выпить из этого чистого источника. Но я сказал то, что сказал, отдавая каждому по его праву, возвеличивая знание и призывая к усердию в желании дополнить этого великого алима.
 
И автор книги, будучи одним из ученых хафизов-ханафитов, выполнил невероятную работу, восхитив факихов всех мазхабов, как современников, так и ученых следующих поколений. И кто полистает эту книгу и изучит хадисы в различных главах, поймет, что ханафиты строго следуют хадисам во всех главах фикха без исключений.

Но не перевелись на земле упрямцы, наговаривающие на ханафитов, либо из-за невежества, либо из-за невежества и фанатизма. Они заявляют, что ханафиты следуют за мнением при отсутствии текстов, хотя не может быть фикха без суждения, или же говорят, что у ханафитов нет хадисов, хотя земля заполнена их хадисами. Другие говорят, что ханафиты используют в качестве шариатского довода истихсан, а кто так делает, то устанавливает шариат от себя.

Но как же далеки эти слова от истины! Как может человек, принимающий законность кыяса, изучив доводы ханафитов в истихсане, отвергнуть истихсан?!

Шариат может быть только от Аллаха, а посланник Аллаха, ﷺ, доводит до людей установления Аллаха. И предел возможностей факиха - это лишь понимание текстов, но тот, кто считает, что факих имеет право устанавливать что-то в шариате, не понимает ни фикха, ни шариата. И он заблудший, так как  представил шариат Аллаха как установление людей, но Аллах чист от того, чтобы человек вмешивался в Его шариат и откровение.

И я решил опровергнуть эти наговоры на ханафитов в предисловии о суждении и иджтихаде, а также в главе об истихсане в понимании ханафитов, главе об условиях принятия хадисов, главе о положении Куфы в науках, связанных с Кораном, Сунной, арабским языком, фикхе и усуле. А также рассказав об отличии мазхаба Ирака от других мазхабов и обширности знаний в области хадиса у его ученых, многие из которых были хафизами, с самого начала Ислама и до нашего времени, прибавляя к этому их глубокое понимание религии. И это засвидетельствовали все их оппоненты, что видно из быстрого взгляда на книги в области науки джарх ва тадиль. И лишь Аллаха мне достаточно, и Он лучший из покровителей.
 
 
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Суждение и Иджтихад

В отношении суждения до нас дошли как сообщения порицания, так и сообщения похвалы. И порицаемое суждение - это суждение, основанное на страстях, а похвальное - это суждение при выведении хукма в отношении нового явления из текстов шариата согласно методу трех первых поколений мусульман, которые сравнивали подобное с подобным в Коране и Сунне.
 
И большую часть этих сообщений привел Аль-Хатыб в «Аль-Факих ва аль-Мутаффаких», также ибн Абдульбарр, с приведением контекста этих сообщений.[1]
 
[1] См. «Аль-Факих ва аль-Мутаффаких» аль-Хатыб аль-Багдади 1:178-216, он охватил все основные сообщения о суждении и кыясе, как в пользу них, так и против. Также это сделал его современник хафиз ибн Абдульбарр в «Джами Баян аль-Ильм ва Фадлихи» 2:55-78 и 133-150.

И единственное верное мнение в этом вопросе заключается в том, что факихи из числа сподвижников, табиинов и следующих за табиинами, понимали суждение так, как мы сказали, то есть выведение решения в отношении нового явления из текста. Это иджма, которую невозможно отрицать.
 
И сказал имам Абу Бакр ар-Рази [аль-Джассас] после указаний на то, что сподвижники и табиины практиковали суждение: «И это было до того, как пришли невежды, не сведущие ни в фикхе ни в его основах, не знающие пути саляфов и не боящиеся следовать за мерзкими страстями, в чем они противоречили трем первым поколениям мусульман.

И первым, отрицающим кыяс и иджтихад как метод вынесения решений о новых явлениях, был Ибрахим ан-Наззам, который из-за своего безрассудства и скудности знаний[3] открыто критиковал сподвижников из-за их практики кыяса и описывал их недостойными их положению словами, в противоположность тому, как их описал Всевышний Аллах, [и он это сделал].


[3] Имам Абу Бакр ар-Рази очень кратко описал положение ан-Наззара по необходимости, но чтобы представить более подробную информацию о нем мы скажем:

Его звали Абу Исхак Ибрахим ибн Саййар ан-Наззам, он был сыном сестры Абу Хузейла аль-Иляф, одного из крупных мутазилитов. И говорят, что его называли ан-Наззам, потому что он нанизывал жемчужины на рынке Басры. И он является одним из мерзких безбожников, которые прикрывались мутазилизмом от меча шариата.

Его биографию привел имам Абу Мансур аль-Багдади в книге «Аль-Фарк байна-ль-Фирак» в разделе о течении «ан-Низаммия», стр. 79-80: «В юности был в среде язычников и группе, которая говорила о равенство религий, а в более взрослом возрасте связался с философами-безбожниками, а затем описал в своих книгах мазхаб язычников и безбожников, нововведения философов и доводы безбожников в отношении Ислама.

Он был восхищен мнением брахманов о невозможности пророчества, но не осмелился явно высказать это мнение из-за страха перед мечом, и поэтому отрицал неподражаемость Корана, также отвергал чудеса, которые передавались о пророке, ﷺ, как раскол Луны, тасбих камней в его руках, вытекание воды из его пальцев, таким образом, через отрицание чудес отрицая пророчество Мухаммада, ﷺ.

Затем требования шариата стали трудными для него, и не осмеливаясь отвергать их открыто, он начал отвергать пути, через которые они устанавливались. И из-за этого он отрицал иджму как довод, также отрицал кыяс, также отрицал все хадисы, которые не требуют очевидного знания.

Затем он, зная об иджме сподвижников в иджтихаде в вопросах фикха, используя постыдные слова, критиковал великих сподвижников за их фетвы, а также критиковал все течения уммы из людей хадиса и суждения, а также хариджитов, шиитов и наджаритов.

И большинство мутазилитов единогласны в такфире ан-Наззама. И последовали за его заблуждениями некоторые заблудшие кадариты, как аль-Джахиз и другие, которые с одной стороны противоречили ему во многих его заблуждениях, с другой - добавили некоторые от себя.

И большая часть мутазилитов сделали ему такфир, и из их числа его дядя, Абу аль-Хузейл, и поэтому говорят: «Горе тому, кого посчитал неверным Фараон», и он выступил с  такфиром в его адрес в своей известной книге «ар-Радд аля ан-Наззам». Также из их числа аль-Джубаи, который высказался о его неверии в ряде вопросов - эти вопросы упомянул Абу Мансур аль-Багдади - и у него об этом написана отдельная книга, также из их числа аль-Искафи, который написал книгу о неверии ан-Наззама в большинстве его мнений.

А что касается книг ученых Ахлю-с-Сунна с такфиром ан-Наззама, то их масса. И у нашего шейха Абу аль-Хасана аль-Ашаари три книги с такфиром ан-Наззама, также аль-Каляниси написал книги и послания об этом, также у Абу Бакра аль-Бакиляни, да смилуется над ним Аллах, есть большая книга в опровержении некоторых основ ан-Наззама, также он указал на его заблуждения в своей книге «Икфар аль-Мутаъаввилин». И мы в нашей книге упомянем самые известные из его гнусных заблуждений».

И затем Абу Мансур аль-Багдади перечислил его мерзкие заблуждения, упомянув двадцать одно заблуждение, каждое из которых требует такфира и отсечения его головы мечом Ислама. См. «аль-Фарк бейн аль-Фирак» стр. 80-91.

Также аль-Газали в «аль-Мустасфа» в начале раздела о кыясе приводит мнения ан-Наззама и то, как он критиковал сподвижников (2:246-247).

Также наш шейх аль-Кавсари, да смилуется над ним Аллах, написал в своих примечаниях к книге ибн Хазма «Маратиб аль-Иджма», стр.13: «Его имя Абу Исхак Ибрахим ибн Саййар ан-Наззам аль-Басри, умер он в 211 году в возрасте 63 лет. И он  был сыном сестры Абу аль-Хузейли аль-Басри аль-Мутазили. И он взял мутазилизм от своего дяди и умер до его кончины где-то за пять лет. И его дядя и другие мутазилиты вынесли ему такфир, не говоря уже об ученых Ахлю-с-Сунна, как это упомянул ибн Абу ад-Дамм в «аль-Фирак аль-Исламия».

И он первый, кто начал отрицать Иджма и Кыяс. Также позволил себе мерзкие слова в отношении сподвижников, чтобы через это достичь своей цели в отрицании иджмы сподвижников и их следования кыясу в новых являениях. Также он очень много позволял себе в отношении людей хадиса. Он пьянствовал и открыто совершал мерзкие грехи. И его сомнения о доводе иджмы и кыяса упоминаются ранних книгах по усулю аль-фикх с опровержениями. И именно его взяли шииты, хариджиты и захириты своим предводителем в отрицании иджмы и кыяса. См. его биографию в «Уюн ат-Таварих»».


Затем за ним последовала группа багдадских мутакаллимов, и хотя они не осмелились плохо говорить о праведных предшественниках и порицать их подобно ему, но упорно отрицали очевидное, чтобы, критикуя иджтихад и кыяс, избежать критики саляфов, которые использовали эти методы. Они заявили, что когда сподвижники высказывались по новым вопросам, то делали это не для установления хукма или мнения, а для примирения людей. Этими невежественными словами они думали очистить свой мазхаб от грязи порицания сподвижников, которой запачкал его Наззам.
 
Затем за ними последовал один невежественный антропоморфист - речь идет о Дауде ибн Али, который не понял, ни что сказала одна группа, ни что сказала другая группа, взяв часть воззрений Ан-Наззама, и часть воззрений мутакаллимов Багдада, отвергавших кыяс. И он приводил их доводы в отрицании кыяса и иджтихада, не понимая сути того, о чем говорили обе группы, из тех, кто утверждал кыяс и тех, кто отрицал его. Также он отрицал разум как довод, говоря, что разум не играет никакой роли в познании чего-либо из наук религии. Тем самым он низвел себя на уровень скотины, но только он еще более заблудший».


Абу Бакр ар-Рази привел настолько подробные доводы в защиту суждения и кыяса, что нет ни у кого возможности их опровергнуть.

И суждение в этом значении является похвальным качеством, присущим каждому факиху, и указывающим на глубину понимания и совершенство анализа, и поэтому мы находим, что ибн Кутейба в своей книге «аль-Маариф» описывает факихов как «асхабу ра’й» (то есть люди суждения), причисляя к ним аль-Авза`и, Суфьяна ас-Саври и Малика ибн Анаса, да будет Аллах доволен ими всеми.
 
Также мы находим, что хафиз Мухаммад ибн аль-Харис аль-Хушани упоминает учеников Малика в «Кудат Куртуба» под названием «асхабу ра’й». То же самое делает хафиз Абу аль-Валид ибн аль-Фаради в «Тарих Уляма аль-Андалус».
 
Также говорит хафиз Абу Валид аль-Баджи [Аль-Мантака 7:300] в толковании хадиса о неизлечимой болезни из Мувваты в контексте опровержения сообщений о том, что имам Малик выступил с критикой Абу Ханифы: «Мы не знаем, чтобы Малик говорил о ком-то из людей суждения, но говорил о некоторых людях хадиса со стороны передачи».

Также сказал ибн Абд-уль-Барр в «Аль-Интика» (Стр. 150-151): «Не передает подобно этому - то есть критике Абу Ханифы - от Малика никто из людей суждения из его последователей», то есть людей фикха их числа последователей Малика и так далее из того, что нет нужды тут приводить.

И из этого становится ясным, что относить сообщения, порицающие суждение к практике факихов в том, что они обращаются к текстам Корана и Сунны для установления решения о новых явлениях, которые не исчерпаются, пока существует человечество, является мерзким заблуждением, которое опровергается доводами шариата.

А что касается выделения этим названием (люди суждения) исключительно ханафитов, то это неправильно, кроме как в значении совершенства и искусстве выведения решений. И любому фикху, каким бы он ни был, всегда сопутствует суждение, будь это в Медине или в Ираке, у любой группы факихов. Единственное в чем расходятся эти группы, это условия иджтихада согласно тому, как им это проявилось из доказательств, но они единогласны в том, что основой для решений является Коран, Сунна, иджма и кыяс, и никто из них не ограничивается только одним из этих доводов.

------------------------------------

Что касается людей хадиса, то они лишь передатчики, которые подобны аптекарям, а факихи подобны врачам, как это сказал аль-А`маш.

И если осмелится кто-то из передатчиков хадисов, не будучи факихом, начать издавать фетвы, то он выставит себя на смех, как на это указал ар-Рамахурмузи в «Аль-Мухаддис аль-Фасыль» и ибн аль-Джавзи в «ат-Тальбис» и «Ахбар аль-Хумка» и аль-Хатыб в «аль-Факих ва аль-Мутафакких» с примерами этого.[1]

[1] См. в книге «Тальбис Иблис» главу «Ухищрения Сатаны в отношении людей хадиса» стр.11-113, «Ахбар аль-Хумка ва аль-Мугафалин», глава 11, стр. 115-128 и «аль-Факих ва аль-Мутафакких» 2:81-84.

И упоминание школы хадиса в этом контексте не имеет никакого смысла. [Это опровержение на одного из его современников Аль-Банури]

И сказал Сулейман ибн Абдулькавви ат-Туфи аль-Ханбали в «Шарх Мухтасар ар-Равда» по ханбалитскому усулю [3:289-290]:


«Знай, что асхабу ар-ра’й как описание относится к каждому, кто имеет суждение в вопросах ахкамов, и это включает всех ученых Ислама, потому что каждый муджтахид в своем иджтихаде нуждается в размышлении и суждении, либо через «тахкик аль-манат», либо «танких», в действительности которых нет разногласий»*


* Лучше всех разъяснил понятия Тахкик аль-манат, Танких аль-Манат и Тахридж аль-Манат ибн Куддама аль-Макдиси аль-Ханбали в своей книге по Усуль аль-Фикх «Равда ан-Назир ва Джунна аль-Муназир». И автор, да смилуется над ним Аллах, сказал в начале раздела Кыяс 2:229-234:

Тахкик аль-Манат бывает двух видов:

Первый вид – и мы не знаем, чтобы кто-то не соглашался с его дозволенностью -  применяется, когда существует общее правило, в отношении которого существует единство факихов, либо которое ясно приходит из Корана и Сунны, и муджтахид проявляется усердие для определения этого правила в каком-то новом вопросе.

И примером этого является наше мнение, что человеку, который в состоянии ихрама убивает зебру, должен пожертвовать корову, согласно словам Всевышнего Аллаха:

فجزاء مثل ما قتل من النعم

Если кто-нибудь из вас убьет ее преднамеренно, то воздаянием за это будет скотина, подобная той, что он убил

И поэтому мы говорим, что подобное животное обязательно, а корова подобна, и, следовательно, корова обязательна. Что касается первого шага, то обязательность подобия известна из текста и иджмы, а что касается уточнения в качестве подобия коровы, то это известно через определенный вид иджтихада.

Также к Тахкик аль-Манат относится определение киблы. И мы говорим: обязательно совершения намаза в сторону киблы известно через текст, а что касается установления определенного направления как направления киблы, то это становится известным через иджтихад. Также к Тахкик аль-Манат относится определение того, кто может быть имамом, определение справедливости, определение необходимой суммы на пропитание и подобное им. И Тахкик аль-Манат применяется, когда нечто является известным, но трудно определить, относится ли это к конкретному случаю, и поэтому необходимо обращаться к каким-то указаниям.

Второй вид: когда причина хукма известна на основе Корана, Сунны или иджмы, а муджтахид выявляет наличие этой причины в каком-то новом вопросе на основе своего иджтихада подобно словам пророка, ﷺ, в отношении кошки: «Она не является нечистой, потому что она из тех, кто часто находится среди вас». И хадис указывает частое нахождение как причину, а муджтахид на основе своего иджтихада разъясняет, что это также относится и к мышам и другим, приравнивая их к кошке в чистоте. И это явный кыяс, который признают многие отвергающие кыяс.

Что касается первого вида Тахкик аль-Манат, то он не относится к кыясу и признается всеми, в то время как в отношении кыяса существует разногласия, ибо Тахкик аль-Манат - необходимость любого шариата, потому что невозможно прописать, что такое справедливость в отношении каждого человека и указать необходимую сумму пропитания для каждого человека.

Что касается Танких аль-Манат, то это отнесение хукма к его  причине, при наличии деталей, не играющих роли, и поэтому необходимо эти детали устранить, чтобы хукм был правильно охватывающим.

Например, ответ посланника Аллаха, ﷺ, бедуину, который сказал: «Я погиб, посланник Аллаха». И он спросил его: «Что ты сделал?» Он сказал: «Я вступил в половую близость со своей женой днем  Рамадана». И он сказал ему: «Освободи раба».

И мы скажем: то, что человек был бедуином, никак не влияет на хукм, и поэтому решение будет распространяться, как на  турка, так и на других неарабов, и поэтому мы понимаем, что хукм связан половой связью мукалляфа, но не араба-бедуина, потому решение охватывает всех. Также это решение будет распространяться на тех, кто вступил в половую близость и в Рамадан месяц другого года, потому что мы знаем, что хукм связан с почтением к Рамадану, но не с почтением именно к Рамадану того года. Также не влияет на хукм то, что он вступил в половую связь именно со своей женой, потому что прелюбодеяние в это время будет еще большим неуважением.

И все эти дополнения связаны с Манат аль-Хукм, то есть с тем, на что завязаны шариатские причины, и устранения того, что обычно не играет роли и никак не влияет в шариате на решение.

И это, то есть Танких аль-Манат, достигается через анализ муджтахида и определение причины хукма после изучения текста, но не через суждение. И этот вид принимают большинство отвергающих кыяс.

А что касается Тахридж аль-Манат, то он применяется, когда существует хукм в шариате, но нет указания на его причину, как например, указание на запрет риба в пшенице, ячмене, финиках, соли, золоте и серебре, в отношении которых пришли слова посланника Аллаха, ﷺ: «Золото за золото, серебро за серебро, пшеница за пшеницу, ячмень за ячмень, финики за финики, соль за соль, равное количество и руки в руки, а если виды этих товаров будут различаться, то продавайте, как хотите, если это будет руки в руки». Приводит Муслим и Ахмад от Убады ибн Самита, ؓ.

И мы говорим, выводя причину из этого хадиса, риба запрещена в пшенице, потому что это является примером продажи объемом, и поэтому сюда также будет относиться и рис, который мы также будем запрещать продавать за свой же вид отличным объемом. И это и есть иджтихад кыяси, то есть иджтихад с применением кыяса, в отношении которого существует разногласие между факихами. И большинство ученых его признают, а захириты и те, кто следуют за ними, его отвергают».



А что касается асхабу ар-рай как имени нарицательного, то вошло в обычай саляфов из числа передатчиков хадиса после смуты о сотворенности Корана[1] называть так людей Ирака, то есть куфийцев, как Абу Ханифа и его последователи.

[1] Для понимания истины и сути этой смуты см. мои примечания к книге «Каваид фи Улюм аль-Хадис».

И некоторые из них усердно старались опорочить его, но я, клянусь Аллахом, нашел лишь то, что он чист от их обвинений и от того, что они возводили на него.

О нем можно сказать лишь то, что он не никогда намеренно не противоречил Сунне, а если и были противоречия, то это было результатом иджтихада на основе ясных и понятных доводов.

Его доводы сегодня у людей как на ладони, но мало кто смотрит на них объективно.

За ошибку в своем суждении он получит  награду, и двойную награду - если он был прав. И те, кто критикует его, либо завистники, либо невежды, которые не понимают сути иджтихада.

И последнее, что передается от имама Ахмада в отношении него, это хорошее мнение о нем и похвала в его адрес, о чем упомянул Абу аль-Вард из числа наших ученых в книге «Усуль ад-Дин»».[2]

[2] Конец цитаты из «Шарх Мухтасар ар-Равда». Автор этой книги является ханбалитом, и, как мы видим, приводит похвалу Имама Ахмада в адрес имама Абу Ханифы, да будет доволен Аллах ими всеми. Абу Али.

Также сказал аш-Шихаб ибн Хаджар аль-Макки аш-Шафии в «аль-Хайрат аль-Хисан» [стр. 29]: «Необходимо понимать, что описание Абу Ханифы и его последователей понятием «ахлю ра’й» нашими учеными – имеются в виду поздние шафииты –связано не с порицанием, или тем, что они предпочитали личное суждение Сунне пророка, ﷺ, или мнению сподвижников, ибо они чисты от этого». И затем автор подробно описал то, как Абу Ханифа следовал Сунне и мнению сподвижников, опровергая таким образом мифы в этом вопросе.

Но я не отрицаю того, что некоторые праведные передатчики хадисов выделяли Абу Ханифу, потому что они не обращали внимание на скрытые изъяны в хадисах, из-за которых Абу Ханифа и его ученики оставляли практику некоторых хадисов. И эти передатчики полагали, что они оставили хадис в пользу своего мнения. И причина этого была в том, что такой способ вынесения хукмов из шариатских источников был за гранью их понимания, и в виду твердости ума они не допускали отклонений от своего видения. И поэтому они критиковали факихов, говоря, что те, якобы, оставили хадис в пользу своего мнения. Но эта критика возвращается только к ним самим.

А что касается ибн Хазма, который отрицал кыяс в общем и частном виде, то доля его критики и оскорблений в адрес других имамов, говорящих о кыясе, была ничуть ни меньше чем в адрес Абу Ханифы.

И аль-Кади Абу Бакр ибн Араби выполнил обязательность его опровержения в «аль-Авасим ва аль-Кавасим», и у ибн Хазма нет даже подобия на довод в отрицании кыяса, кроме отчаянной попытки отрицания того, что достоверно передается от сподвижников в отношении кыяса, и кроме попытки установить достоверность некоторых ложных риваятов об его отрицании[3].

[3] На ибн Хазма было написано множество опровержений ранними и поздними учеными. И одна из лучших книг, опровергающих его заявления о ложности кыяса в пречистом шариате - это книга «Акьясату ар-Расул, соляллаху алейхи ва» Имама Насихуддина ибн Наджмуддина аль-Ханбали, и также краткое изложение этой книги имама Салахуддина аль-Кайкалди. И в этих двух книгах приводится около 150 хадисов, которые устанавливают законность кыяса. И мы надеемся на помощь Аллаха в окончании работы над этими книгами и издании их для людей знания.

И удивительно, что какой-то редактор [Мухаммад Рашид Рида, издатель журнала «аль-Манар»], не получив воспитания ученых, сделал свой журнал трибуной для распространения мазхаба, чей усуль и фикх берутся непонятно откуда[2].

[2] Примечание Абу Али: В своей биографии Наср аль-Альбани указывает, что был под сильным впечатлением этого журнала и стремление к хадису у него появилось после прочтения в этом журнале статей о множестве слабых хадисов в «Ихья Улум ад-Дин». И видимо, из этого же источника он почерпнул для себя манхадж захиритов, которым он отличался в среде других ваххабитов.

А за десять лет до этого он написал книгу «Усуль ат-Ташри` аль-Ам», собрав в этой книге суждения ибн Хазма, отрицающего кыяс, мнения тех, кто принимал кыяс, но не так, как делают последователи признанных имамов, и также мнения некоторых отклонившихся, и построив свой мазхаб лишь на том, что он считает пользой[3] (маслаха), даже если это противоречит явным текстам Корана и Сунны.

[3] Примечание Абу Али: Наш учитель, муфтий Билял, на уроках по этой книге указывал, что Мухаммад Абдо и его ученик Мухаммад Рашид Рида, популяризировали воззрения ибн Хазма не для того, чтобы распространить мазхаб, а чтобы устранить мазхабы в целом, заменив Шариат и фикх на свои личные воззрения, ибо если отрицать кыяс и иджму, то можно, фактически, отвергнуть или поставить под сомнение любое решение шариата. Также по этой причине многие ваххабиты хвалят Мухаммада Абдо и Рашида Рида, ведь у них была общая задача: устранить из Азхара в частности, и от трибуны Исламского знания в целом ашаритов-сторонников таклида. И хотя ваххабиты согласны с тем, что воззрения Абдо, как, например, отрицание чудес пророка, или его утверждение, что пророчество - это лишь гениальность и т.д. это явное неверие, но когда им это выгодно в политических целях, они могут закрывать глаза на такие вещи. Аллах Муста`ан.

Таким образом, он собрал противоречивый усуль, на основе которого выводил противоречивые решения, и все это не могло появиться кроме как в голове человека, тронутого рассудком и это похоже на попытку произвести на свет человека от коровы.
 
Также ибн Хазм приводит в доказательство отрицания кыяса хадис Нуайма ибн Хаммада, из-за передачи которого Нуайм потерял свое положение в глазах большинства мухаддисов, но у ибн Хазма не было знания в этом вопросе, известном даже начинающему студенту хадиса с Востока, это хадис о сравнении вещей на основе суждения.[5]

[5] Сказал наш шейх аль-Кавсари в предисловии к «аль-Фарку байна аль-Фирак» Абу Мансура аль-Багдади [стр. 5]: «Удивительно, что ибн Хазм привел в своей книге «Аль-Ихкам» (7:113 и 7:25) в доказательство ложности кыяса хадис Ну`ама ибн Хаммада: «Моя община разделится на семьдесят с лишним групп. И самая большая из них смутой для моей общины будет та, что делает сравнение по аналогии, и на основе этого дозволяет запретное и запрещает дозволенное», хотя этот хадис является ложным по многим причинам у людей Востока, но даже у людей Запада.

У Яхьи ибн Маина спросили об этом хадисе, и он сказал: «У него нет основы». А затем его спросили: «А Нуайм ибн Хаммад?» И он сказал: «Нуайм достойный доверия». Затем его опять спросили: «Но как достойный доверия может сообщать то, у чего нет основы?» И он сказал: «Он запутался в этом».

И аль-Хатыб детально анализирует и критикует этот хадис в «Тарихе» (13:307). И это известный вопрос».



Также в иснаде этого хадиса присутствует Хариз ан-Насыби, хотя и этот журналист, который выставляет себя муджтахидом, написал его имя как Джарир.

Также этот журналист добавляет к «доводам» ибн Хазма хадис «Пленники разных народов» из ибн Маджа, заявляя, что этот хадис «хасан», хотя в его иснаде присутствует Сувейд, о котором ибн Ма`ин сказал: «Его кровь дозволена», а Ахмад сказал: «Его хадисы оставлены (матрук)», а Аш-Шихаб аль-Бусайри в «Мисбах аз-Зуджаджа» называет его слабым, при том что он крайне мягок в оценке хадисов.

Также в цепочке передатчиков этого хадиса присутствует ибн Абу ар-Риджал, который оставлен (матрук) у Насаи, Бухари также называл его хадисы отвергнутыми (мункар).[6]

[6] Сказал имам аль-Бухари: «Нельзя передавать риваяты любого из тех, кого я назвал отвергнутым (мункар)». См. «Ар-Раф` ва ат-Такмиль» аль-Лякнави и мои примечания (стр. 129 и 149).

И он пытается представить, что существуют две группы ученых фикха: люди мнения и люди хадиса, но у этого деления нет никакой основы, это лишь воображение некоторых поздних ученых, на основе некоторых слов из числа невежественных передатчиков хадисов после испытаний имама Ахмада[7].

[7] Примечание Абу Али: После пыток имама Ахмада его последовали стали проверять всех алимов на «правильную» акыду, и если кто-то задерживался с ответом или отвечал после раздумий, то таких они называли джахимитами, и отвергали их риваяты. Из-за того, что многие кадии во время этих испытаний были мутазилитами, следовавшими мазхабу имама Абу Ханифы, то окружение имама Ахмада питало ненависть к ханафитам. Но эта смута не может быть основой для разделения фикха на фикх людей суждения и людей хадиса, потому что все четыре имама принимают дозволенность иджтихада и кыяса.

А что касается слов Ибрахима ан-Нахаи и некоторых его современников о том, что люди мнения - это враги Сунны, то речь идет о тех, кто противоречит Сунне в вопросах акыды, и они подразумевали под этим хариджитов, кадаритов, мушаббиха и других нововведенцев, и эти слова не связаны с иджтихадом в шариатских хукмах. А попытка придать этим словам какой-то другой смысл будет их искажением. Как может быть иначе, если ан-Нахаи и Ибн аль-Мусайиб сами практиковали иджтихад в вопросах хукмов?

И ибн Хазм пытается отвергнуть все хадисы, в которых передается кыяс от сподвижников, в частности хадис Умара[8] при том, что он приходит от него через аль-Хатыба и других многими путями и близкими формулировками, также и от других сподвижников.

[8] Приводит Ахмад в «Муснаде» (1:21), Абу Дауд в «Сунан» в книге о посте в главе «Поцелуй постящегося» (2:418): «От Умара ибн аль-Хаттаба: «Я был очень радостным и поцеловал (свою жену), находясь в состоянии поста. Затем я пошел к пророку, ﷺ и сказал: «Я совершил ужасное! Я поцеловал (свою жену), будучи постящимся». И посланник Аллаха, ﷺ, сказал: «А если бы ты полоскал рот, находясь в состоянии поста?» Я сказал: «В этом нет вреда». И сказал посланник Аллаха, ﷺ: «Тогда о чем речь?»»

Сказал аш-Шавкани в «Найль аль-Автар» (4:179): «Этот хадис посчитали достоверным ибн Хузейма, ибн Хиббан и аль-Хаким. Его приводит ан-Насаи, и сказал о нем: «Аль-Мункар»».

Сказал шейх Ахмад Шакир в своих примечаниях к «Аль-Ихкам» ибн Хазма (7:100): «Иснад этого хадиса достоверный. И нет никаких оснований называть этот хадис мункар». См. толкование этого хадиса в «аль-Факих ва аль-Мутафакких» (1:192)



Сказал аль-Хатыб после того, как привел хадис Му`аза в отношении иджтихада в «аль-Факих ва аль-Мутафакких [1:189]»: «Слова аль-Хариса ибн Амра «от людей Муаза» указывают на то, что этот хадис очень известен и многие передают его, а положение и аскетизм Муаза известен. Также внешнее положение его учеников - это приверженность религии, праведность, правдивость, аскетизм. Также говорят, что Убада ибн Нусаи передает этот хадис от Абдуррахмана ибн Ганама, а тот - от Муаза, и это достоверный иснад. И эти передатчики известны достоверностью. В добавок к этому люди знания принимают этот хадис и приводят его как довод, и это указывает на то, что они сочли его достоверным».[10]

[10] Даже если предположить слабость хадиса, то умма единогласна в его принятии, а это указывает на его достоверность. Это очень важный вопрос, и мы подробно осветили его в наших примечаниях к книге «Аль-Аджвибатуль Фадыля» (стр. 228-238).

Подобное, но более детально, приводится в «аль-Фусуль» Абу Бакра ар-Рази, и уже приводились его слова в отношении отрицающих кыяс. И эта книга не место для детального анализа этого вопроса. Тому, кто хочет изучить различные пути разрушения ложных доводов захиритов, следует обратится к «аль-Фусуль» Абу Бакра ар-Рази и «аль-Факих ва аль-Мутафакких» аль-Хатыба.[11]

[11] Также следует обратится к книге «Акйисату Расуль, соляллаху алейхи ва салаам», которая не дает захиритам поднять свой голос. Пусть Аллах поможет с ее изданием.

И сказанного будет достаточно в этой теме.
« Последнее редактирование: 13 Февраля 2021, 17:21:43 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Аль-Истихсан

Группа людей, которые не практиковали знание и которым не было дано понимание, подумали, что истихсан у ханафитов – это когда человек выносит решения, руководствуясь желаниями и пристрастиями своего нафса, и ибн Хазм в «Аль-Ихкаме» сказал, что истихсан - это то, чего жаждет нафс и то, что согласуется с ним, будь это верным или ошибкой.

Но такое понимание истихсана не высказывал ни один факих, и если бы это было пониманием истихсана у ханафитов, то оппоненты имели бы полное право опровергать их, но они проявили недоверие и поспешность, выпустив стрелу, которая вернулась к ним. А причиной тому - неспособность понять смысл слов ученых и их цель, также неясность для них самой темы. И среди сторонников кыяса нет тех, кто не практиковал бы истихсан в том смысле, который вкладывают в этот термин ханафиты.
 
И данный формат не позволяет нам раскрыть все детали того, как разные факихи практиковали истихсан. И то, что имам Шафии, ؓ, посчитал истихсан недействительным можно объяснить лишь опиской, потому что его доводы против истихсана справедливы также и для кыяса, законность которого он исповедовал, до своих слов об истихсане.
 
Также будет к месту интересная история, которая передается от Ибрахима ибн Джабира: когда один из судей во время правления аббасидского халифа аль-Мутаккилилляха спросил о причине его перехода из шафиитского в захиритский мазхаб, он ответил: «Я прочитал об опровержении истихсана у имама Шафии, и понял, что он прав, но все доводы, приведенные им против истихсана, также опровергают и кыяс, и поэтому я понял его полную незаконность». Он не захотел оставаться в мазхабе, часть которого противоречит другой части и поменял его на мазхаб, отрицающий оба источника.
 
Но оба источника: и кыяс и истихсан законны, и ни один из них не был отвергнут в том смысле, которые вкладывают в них их сторонники, и разногласия у людей кыяса в отношении истихсана лишь словесные.
 
И для разъяснения этого вопроса я хочу привести некоторые слова Абу Бакра ар-Рази из работы «Аль-Фусуль», потому что это самое лучшее и самое подробное по этой теме из того, что мне известно.

И он говорит в «Аль-Фусуль» в разделе об истихсане: «Все, что говорят наши ученые на основе истихсана - основано на доводах, а не на страстях.
 
И разные доказательства законности истихасана находятся в книгах, которые основаны на толкованиях книг наших ученых.
 
И мы приведем ряд этих доводов, чтобы показать истинную суть их мнения в этом вопросе, но сначала мы докажем дозволенность употребления слова «истихсан», мы скажем:
 
Поскольку то, что Аллах сделал благим, приведя для этого доводы, является желательным (мусхтахсан), будет дозволенным употреблять слово истихсан, ибо на этот счет имеются доказательства.

Всевышний Аллах указал на желательность такого действия и обещал наставление на правильный путь тому, кто будет следовать за наилучшим.
 
Сказал Всевышний Аллах:
 
فَبَشِّرْ عِبَادِ ﴿١٧﴾ الَّذِينَ يَسْتَمِعُونَ الْقَوْلَ فَيَتَّبِعُونَ أَحْسَنَهُ ۚ أُولَـٰئِكَ الَّذِينَ هَدَاهُمُ اللَّـهُ ۖ وَأُولَـٰئِكَ هُمْ أُولُو الْأَلْبَابِ

Обрадуй же Моих рабов, (17) которые прислушиваются к словам и следуют наилучшим из них. Это - те, которых Аллах наставил на прямой путь. Они и есть обладающие разумом. (18) [Коран 39:17-18]

От Ибн Масуда передаются слова, а также передается, что эти слова восходят к пророку, ﷺ: «То, что мусульмане считают благим, благое перед Аллахом, а то, что верующие видят плохим, плохое перед Аллахом».*

* Достоверным является ограничивать этот риваят на словах Ибн Масуда, ؓ.

Эти его слова приводит имам Ахмад в «Муснаде» (1:379), также упомянул их аль-Хайсами в «Маджму аз-Заваид» (1:177), сказав: «Привел Ахмад, Баззар и Табари в «Аль-Кабир». Все передатчики достойны доверия».

Сказал Ахмад Шакир в своих примечаниях к «Муснаду» (5:211): «Иснад достоверный».

Сказал аль-Айни в «Аль-Биная Шарх аль-Хидая» (3:652) после упоминания этого риваята Ибн Масуда от слов пророка, ﷺ: «Сказал аль-Хафиз ибн Абдульхади в своих словах в отношении «Мухтасара» [Мухтасар ибн Хаджиб по Усуль аль-Фикх]: «Ошиблись те, кто возвел эти слова к пророку, ﷺ». Затем также сказал: «Они передаются от пророка, ﷺ, через Анаса, но иснад недостоверный». [Конец слов аль-Айни].

Аль-Хатыб привел этот риваят со слабым иснадом, как об этом сказал Хафиз ибн Абдульхади, от Анаса в «Тарих Багдад» (4:165).

Также аль-Аджлуни в «Кашф аль-Хафа» (2:188) приводит слова имама аль-Айни, но в напечатанных изданиях не достает некоторых слов, и поэтому цитата, приведенная аль-Аджлуни, будет полной, на основе того что мы уже привели.

Сказал аш-Шавкани в «Иршад аль-Фухуль» в разделе «Ат-Таадуль ва ат-Тарджих» (стр.255): «У хадиса «То, что мусульмане считают хорошим…» нет основы, но смысл у него правильный, ибо пришли другие хадисы с подобным смыслом, как, например, повеление пророка, ﷺ, следовать джамаату, порицание тех, кто выходит за его рамки, повеление следовать большинству».

 
И помимо того, что мы нашли основу этого слова в Коране и Сунне, также нет никакого запрета на его употребление в определенном смысле и с определенной целью, на что также имеются доказательства.

Те, кто спорят с нами о законности истихасана, спорят либо о самом слове, либо о его смысле.

 
Если они спорят о самом слове, то это приемлемо, пусть называют это понятие как хотят, потому что нет никакого смысла спорить о самих словах, когда каждый человек имеет право выражать определенный смысл теми словами, которые он посчитает нужными, особенно когда в этом слове совпадает шариатское и языковое значение.
 
Человек может в одном случае выражать какой-то один смысл на арабском, а затем на фарси, и мы не будем порицать его за это.
 
Факихи употребляли слово истихсан в отношении многих явлений. Передается, что сказал Ияс ибн Муавия: «Совершайте судейство так, чтобы это приносило пользу людям, а если же они испортятся, то совершайте истихсан».
 
Также слово истихсан можно найти в книгах Малика ибн Анаса. Также имам аш-Шафии сказал: «Мой истихсан, чтобы подарок разведенной женщине (мут`а) был тридцать дирхамов».
 
И также, как мы уже сказали, нет какого спора о дозволенности или запретности употребления самого этого слова.
 
Если же мы спорим о смысле, то наш оппонент не примет у нас этого смысла, кроме как на основе довода. И смыслы, описанные словом истихсан, которые мы упомянем, будут сопровождаться доводами на его достоверность и законность.
 
Слово истихсан включает в себя два основных смысла:
 
Первый смысл - это совершение иджтихада и суждение в определении некоторых мер исчисления, которые оставлены на личное суждение и мнение.
 
Например, размер подарка разведенной женщине.
 
Сказал Всевышний Аллах:
 
وَمَتِّعُوهُنَّ عَلَى الْمُوسِعِ قَدَرُهُ وَعَلَى الْمُقْتِرِ قَدَرُهُ مَتَاعًا بِالْمَعْرُوفِ ۖ حَقًّا عَلَى الْمُحْسِنِينَ

Одарите их разумным образом, и пусть богатый поступит по мере своих возможностей, а бедный - по мере своих. Такова обязанность творящих добро.[Коран 2:236]
 
И размер подарка связан с бедностью или богатством мужчины, но размер для каждого не установлен, кроме как через размышление и суждение.
 
К этому же виду относится обеспечение жен.
 
Сказал Всевышний Аллах:
 
عَلَى الْمَوْلُودِ لَهُ رِزْقُهُنَّ وَكِسْوَتُهُنَّ بِالْمَعْرُوفِ

А тот, у кого родился ребенок, должен обеспечивать питание и одежду матери на разумных условиях [Коран 2:233]
 
И нет никакого другого способа для определения этого, кроме как через иджтихад.
 
Также сказал Всевышний Аллах:
 
وَمَن قَتَلَهُ مِنكُم مُّتَعَمِّدًا فَجَزَاءٌ مِّثْلُ مَا قَتَلَ مِنَ النَّعَمِ يَحْكُمُ بِهِ ذَوَا عَدْلٍ مِّنكُمْ هَدْيًا بَالِغَ الْكَعْبَةِ أَوْ كَفَّارَةٌ طَعَامُ مَسَاكِينَ أَوْ عَدْلُ ذَٰلِكَ صِيَامًا

Если кто-нибудь из вас убьет ее преднамеренно, то воздаянием за это будет скотина, подобная той, что он убил. Выносят решение о ней (о жертвенной скотине) двое справедливых мужей из вас, и эта жертва должна достичь Каабы. Или же для искупления этого следует накормить бедняков или соблюсти равноценный пост [Коран 5:95]
 
И подобие, упомянутое в этом аяте, может означать либо стоимость, либо похожее по размеру животное – есть разногласие факихов в этом вопросе, и в обоих случаях, решение принимается на основе суждения двух справедливых людей.
 
Также выплаты за телесные увечья, о размере суммы которых нет текстов (Корана и Сунны), и нет единогласного мнения ученых. И это нельзя установить иным способом, кроме иджтихада.
 
И подобных вещей так много, что невозможно перечислить. И мы привели лишь часть, чтобы на основе них можно было узнать об остальных подобных вопросах.
 
И наши ученые этот вид иджтихада назвали истихсаном. И нет в дозволенности этого значения разногласия между факихами, и никто из них не может высказать какое-то иное мнение в этом вопросе.

А что касается второго смысла слова истихсан, то это оставление кыяса в пользу того, что более предпочтительно, и это бывает двух видов.

Первый вид.

Какой-то вопрос находится между двумя основами, которые одновременно подходят для него, но необходимо выбрать одну из этих основ на основе довода, указывающего на это. И ученые назвали это истихсаном.

Потому что если бы у этого вопроса не было бы сходства со второй основой, то его следовал бы сразу отнести к первой.

И самые глубокие и сложные вопросы фикха - это вопросы, относящиеся к этому виду истихсана, потому что необходимо установить одну основу, оставив другую через суждение, размышление и обдумывание.

Пример вопроса, который находится между двумя основами, и которой, в итоге, относят к одной из них, это то, что наши ученые говорят в отношении мужчины, который сказал своей жене:
 
«Когда у тебя у тебя начнется хайд, ты разведена», а затем она говорит: «мой хайд начался». Кыяс указывает на то, что на ее слова о начале хайда не опираются, кроме как при наличии довода или с подтверждением мужа. Но наши ученые совершили истихсан и развод будет иметь место.
 
Сказал Мухаммад: «Мы вводим в этот истихсан часть кыяса».
 
Сказал Абу Бакр: Что касается слов о том, что кыяс указывает на то, что на ее слова не опираются, то это восходит к общепризнанной основе: не опираются на слова женщины для установления факта развода. Например, муж говорит жене: «Если ты войдешь в этот дом, то ты разведена или если ты заговоришь с Зейдом, то ты разведена». И если она скажет после этой клятвы мужа: «Я зашла в этот дом», либо «я заговорила с Зейдом», и муж ей не поверил, то на ее слова не опираются, и развод не происходит, пока не будет доказательств с ее стороны, либо подтверждения мужа.
 
Кыяс этой основы в том, что на слова женщины о начале ее хайда, который ее муж сделал условием развода, не опираются.
 
Также если он скажет ей: Когда начнется твой хайд, то мой раб свободен, либо он сказал, что его другая жена будет разведена, и эта жена сказала: «мой хайд начался», и ее муж не поверил ей, то раб не освобождается и другая женщина не становится разведенной.
 
И упомянутый нами вопрос связан с этой основой, и если бы не было какой-то другой основы, к которой можно было бы отнести этот вопрос, то он бы сразу бы был отнесен к ней, и было бы вынесено соответствующее решение, но есть вторая основы, которая помешала отнести этот вопрос к первой основе, упомянутой нами, и стало необходимым отнести этот вопрос ко второй основе.

И это слова Всевышнего Аллаха:
 
وَلَا يَحِلُّ لَهُنَّ أَن يَكْتُمْنَ مَا خَلَقَ اللَّـهُ فِي أَرْحَامِهِنَّ

Не позволительно им скрывать то, что сотворил Аллах в их утробах [Коран 2:228]
 
И от саляфов передается, что речь идет о хайде и беременности. Передается от Убай ибн Кааба: «Доверие жене предполагает верить ее словам о состоянии ее полового органа», и увещевание от сокрытия и запрет сокрытия указывают на то, что ее слова о беременности и хайде, как и об их отсутствии, принимаются.
 
Также как сказал Всевышний Аллах в отношении должника:
 
وَلْيَتَّقِ اللَّـهَ رَبَّهُ وَلَا يَبْخَسْ مِنْهُ شَيْئًا

и страшится Аллаха, своего Господа, и ничего не убавляет из него [Коран 2:282]
 
То есть после запрета убавления долга и его уменьшения, становится ясно, что в вопросе суммы долга возвращаются к должнику.
 
И предшествующий аят становится основой в принятии слов женщины, которая скажет: у меня начался хайд, также запрете вступать с ней в половую близость в этом состоянии.
 
А когда она скажет, что очистилась, то ее мужу станет дозволенным вступать с ней в половую близость. Тоже самое, если она будет в период идды, и скажет, что идда закончилась, то ее слова в этом вопросе будут приняты, и у мужа исчезнет возможность ее вернуть из-за окончания супружеской связи между ними.
 
Это из-за того, что окончание идды через окончание хайда относится исключительно к ней, и об этом нельзя узнать, кроме как от нее. И на основе этого, если муж скажет: «Когда начнется у тебя хайд, то ты разведена», а она затем скажет: «мой хайд начался», то на ее слова о факте развода будут опираться, так же и на ее слова об окончании идды, даже при отрицании мужа, потому что это то, что относится только к ней, то есть о начале хайда можно узнать только от нее, и никто другой не может знать об этом.
 
Но ее слова о начале хайда не будут приниматься, если с этим будет связан развод другой жены, либо освобождение раба, потому что ее слова сделаны доказательством только в вещах, касающихся ее, и никого другого. Разве ты не знаешь, что если муж скажет: «Она сообщила мне об окончании своей идды, и я хочу женится на ее сестре», то он имеет на это право, и ее слова о том, что у нее все еще продолжается идда, не будут приниматься, если это будет касаться другого человека, а если это касается ее, то идда будет считаться незаконченной, и обязанность ее обеспечивать не спадет.

И поэтому ее слова: «мой хайд начался» имеют два хукма.
 
Первый хукм: то, что относится только к ней и связано только с ней, а это ее развод, окончание ее идды и все, что с этим связано. И ее слова будут доводом в этих вопросах.
 
Второй хукм: Развод другой женщины, либо освобождение раба. То в этом вопросе ее слова подобны свидетельству, как ее сообщение о вхождении в дом, либо разговоре с Зейдом, если с этим будет связано освобождение раба, либо развод».
 
Затем Абу Бакр ар-Рази привел еще множество примеров, когда один вопрос связан с двумя основами. Он привел различные примеры, которые так или иначе связаны со вторым видом истихсана, а именно ограничением хукма при наличии причины для этого. Он также дал такое разъяснение этому, что сердце остается довольным, и не остается в нем никакого места для сомнения в том, что этот вид истихсана сопровождается во всех решениях ясными доводами из текстов [Корана и Сунны], иджмы или другого кыяса, который меняет решение в этом вопросе.
 
И этого будет достаточно в разъяснении этого понятия и того, что суждения оппонентов об истихсане лишены смысла.
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Условия принятия хадисов

Ханафиты принимают хадисы мурсаль[1] на таком же уровне, как принимают хадисы с непрерывным иснадом, если передатчик, перед которым пропущено звено, достоин доверия.

[1] В понимании мухаддисов хадис мурсаль - это хадис, в котором табиин передает слова пророка, ﷺ, без упоминания сподвижника. В понимании факихов - это хадис, в котором есть разрыв в цепочке передатчиков. Абу Али.

И так считало большинство факихов Уммы из числа сахабов, табиинов и тех, кто был после них, до начала третьего века.
 
И нет сомнений, что отвержение хадисов мурсаль, особенно от больших табиинов, это потеря большой части Сунны.
 
Сказал Абу Давуд, автор «Сунана», в своем послании мекканцам, которое распространено среди знатоков хадиса:
 
«Что касается хадисов-мурсаль, то они принимались как довод учеными прошлого, такими как Суфьан ас-Саври, Малик ибн Анас и аль-Авзаи, до того, высказался на этот счет аш-Шафии».
 
Сказал Мухаммад ибн Джарир ат-Табари: «Люди не переставали практиковать и принимать мурсаль до начала трехсотых, в которых появилось мнение об их отвержении». И в «Ахкам аль-Марасиль» Салаха аль-Алаи, а также в словах ибн Абдулбарра [в начале книги «Ат-Тамхид»] есть указание на то, что в этом вопросе существует иджма.
 
Что касается дискуссий [например, аль-Алаи в «Ахкам аль-Марасиль»] о том, что среди саляфов были те, кто достаточно жестко оценивал некоторых передатчиков, передавших хадисы мурсаль, то это не связано с нашим вопросом, так как эта критика была связана с ненадежностью передатчиков, а такая критика бывает и в отношении передатчиков хадисов с непрерывным иснадом. И поэтому этот вопрос связан не с тем, передается ли хадис мурсаль или муснад, а с тем, достоин ли передатчик доверия или нет.
 
Что касается аш-Шафии, то он своим отрицанием хадисов мурсаль противоречит тем, кто был до него, а также его собственные мнения в этом вопросе разнятся [См. «Аль-Мусаввада фи Усуль аль-Фикх» для понимания этого вопроса]
 
Он сказал, что мурсаль, в целом, не будет доводом, кроме мурсаля ибн аль-Мусайиба, но несмотря на это, он был вынужден отвергнуть некоторые мурсаль-риваяты от ибн аль-Мусайиба в некоторых вопросах, которые я упомянул в примечаниях к «Зуйюл Табакат аль-Хуффаз»[5], затем высказался о принятии мурсаля и от других, затем признал законность мурсаля как довода при наличии того, что усиливает его, и поэтому аль-Байхаки и другие утомились искать выход из этого противоречия, и они столкнулись с большой сложностью.

[5] Наш устаз имеет в виду «Лахз аль-Альхаз бизейл Табакат аль-Хуффаз» Хафиза Такиуддина Мухаммада ибн Фахда аль-Макки, и эти вопросы упомянуты в биографии хафиза ибн Хаджара аль-Аскаляни (стр.329). И это такие вопросы как  закят аль-фитр двумя муддами пшеницы, дия за убийство немусульманина, с которым был заключен мирный договор, и за убийство того, кто ударил своего отца, как это сообщается в примечании нашего шейха.

Также в «Муснад аш-Шафии» передается много хадисов-мурсаль в более широком значении, которое было в обиходе у саляфов[6], также в Муввате имама Малика содержится около трехсот хадисов мурсаль, и это больше половины от количества хадисов с непрерывным иснадом.

[6] В широком понимании - это любой хадис с прерванным иснадом, будь пропущен передатчик-сподвижник или кто-то другой, будь пропущен один или двое. В другом, более узком значении, мурсалем называется лишь такой хадис, в котором табиин передает прямо от Пророка, ﷺ, с пропуском сподвижника между ними.

Что касается работы «Ахкам аль-Марасиль» Салаха аль-Алаи, то некоторые выводы имама не бесспорны для специалистов в этой области.

В наших примечаниях к «Условиям пяти имамов» мы описали, каким образом могут быть согласованы мнение факихов о принятии мурсаля и позиция поздних мухадисов об их слабости с определенной детализаций доводов в пользу принятия мурсаль [См. «Шурут аль-Аимма аль-Хамса» и примечание нашего шейха на стр.41 и 51], и сам аль-Бухари приводит мурсаль в виде довода, также имам Муслим в предисловии [к своему Сахиху], также в «Джузу-д-Дибаг» [в «Тадриб ар-Рави» (стр. 125-126) приводятся хадисы-мурсаль из Сахиха Муслим] И данная работа не позволяет разбирать этот вопрос более подробно.

Также из условий принятия хадисов у ханафитов, будь это хадис-муснад или мурсаль, чтобы хадис не противоречил принятым основам (усулю). Смысл этого в том, что факихи на основе изучения решений своего мазхаба проследили принципы вынесения этих решений из текстов Корана, Сунны и решений сподвижников и вывели основы, которыми они пользуются для решения новых вопросов и правила попадания схожих вопросов под одну основу.
 
Закончив исследование и охват [текстов], они собрали общие принципы, изложенные в книгах по каваид и фурук. И этими принципами проверяются хабар ахад: если какой-то хадис не подпадает под эти правила и выходит за их рамки, то они считают, что он противоречит более сильному мнению, ибо это правило выведено через анализ шариатских текстов, поэтому оно рассматривается как сообщение, передаваемое множеством людей.
 
И имам ат-Тахави часто обращается к этому методу в своих книгах, и не обладающие знанием в этом вопросе, могут подумать, что он предпочитает один хадис другому на основе кыяса.

И причина этих смысловых противоречий в большинстве случаев кроется в том, что многие передатчики передавали хадисы по смыслу [своими словами], что приводило к искажению изначального смысла.
 
И это очень тонкое правило, на основе которого специалисты фикха могут выявлять слабые места и изъяны множества риваятов, возвращая Истину на свое место после усердного анализа.
 
Помимо этого, у факихов существуют другие принципы выявления тончайших скрытых изъянов (илял), которые не способны понять дремучие передатчики [хадисов].
 
Также они проверяют достоверность многих сообщений в зависимости от их роли в практике мусульман, и это не относится только к практике мединцев, но также к другим городам, в которых жили сподвижники и в которых остались их ученики и ученики их учеников. И в «Послании ал-Лейса к Малику» есть указание на это.
 
И из принятых правил имама Абу Ханифы - обязательное непрерывное знание хадиса наизусть с момента его получения до его передачи, и не принимается опора на записи, если передатчик не помнит этот риваят наизусть, как это передается в «аль-Ильма» Кади Ияда [Стр. 139] и других книгах.
 
Также Абу Ханифа считал, что передавать хадис по смыслу имеет право только факих.

Также [у ханафитов] существует иерархия доказательств в зависимости от того, как они были установлены и тому, как был найден их смысл[1], и доказательство кат`и по способу установления и нахождения смысла имеет свое положение, а доказательство занни - свое, и поэтому [ханафиты] не принимают хабар-ахад, если он противоречит [ясным текстам] Корана, и они не считают, что разъяснять неясные текстов (муджмаль) посредством хабар ахада, означает противоречить Корану, и поэтому разъяснение неясных смыслов Корана через хабар-ахад не считается добавлением к тексту Корана, даже если некоторые смутьяны называют этот вид разъяснения добавлением к Корану из-за фанатизма и из-за того что не знают, в чем состоит разница[2] [между ясными и неясными аятами].

 
Также [ханафитами] отвергается практика хабар-ахад, если они касаются вещей, в которых есть повседневная необходимость, так как это требует массовой передачи этого сообщения. И они считают, что необходимость известности этого сообщения в реальности указывает на его ложность, [так как] факихи указали на необходимость его массовой передачи.[3]
 
Сказал ибн Раджаб аль-Ханбали: «Абу Ханифа считал, что если передатчики, которые достойны доверия, расходятся в каком-то матне добавлением к сообщению чего-либо и убавлением, то отвергается добавление, и возвращаются к минимальной основе».
 
И также существует другие обоснованные правила, на которые приведены доказательства, в больших книгах по «Усуль аль-Фикх».[4]
 
[4] Наш шейх аль-Кавсари очень подробно затронул вопрос разъяснения некоторых правил имама Абу Ханифы и его учеников в своей книге «Таниб аль-Хатыб» (стр.152-154). И я приведу эту цитату полностью, и может быть, в этом будет повторение сказанного, но в этом повторении может быть помощь для лучшего понимания и усвоения.

И он, рахимахуллах, сказал: «Тот, кто считает, что Абу Ханифа знал мало хадисов или часто противоречил достоверным хадисам, или часто следовал слабым хадисам, не знает условий принятия хадисов имамами, и сравнивает знание имамов иджтихада со своим видением, в котором может быть изъян.

Имама Абу Ханифа следовал обоснованным правилам в выведении шариатских решений, и, может быть, кто-то порицает их, из тех, кто не знает их суть. И из этих правил:

1. Хадисы-мурсаль принимаются, если они не противоречат более сильным доказательствам.

Принятие хадисов-мурсаль было распространенной практикой в благословенные века. И сказал ибн Джарир: «Полное отрицание хадисов-мурсаль - новшество, появившееся в начале третьего века», на это также указал аль-Баджи в своей книге по усулю, и ибн Абдульбарр в «Ат-Тамхид», и ибн Раджаб аль-Ханбали в «Шарх Илял ат-Тирмизи». Можно увидеть, как Бухари приводит хадисы-мурсаль в качестве доводов в Сахихе, «Кыраа хальфа Имам» и других книгах. Также хадисы-мурсаль встречаются в Сахихе Муслима, и можно найти разъяснение этого в предисловии к «Фатх аль-Мульхим бишарх Сахих Муслим» Мавляны аль-Усмани (1:36) и «Тадриб ар-Рави» (стр.125-126). И тот, кто [полностью] отвергает хадисы-мурсаль, отвергает значительную часть Сунны.

2. Хабар-ахад исследуют путем сравнения их с общепринятыми правилами, после полного изучения шариатских текстов. И если хабар-ахад будет противоречить этим правилам, то предпочтение отдается правилам, так как это более сильное доказательство, а противоречащее сообщение отвергается (шаз). И в «Маани аль-Асар» имама ат-Тахави есть много примеров использования этого принципа. И это не будет противоречить достоверным хадисам, так как это - противоречие хадисы, в которых муджтахид нашел изъян (илля), а отсутствие подобных изъянов - условие достоверности хадиса для муджтахида.

3. Хадисы-ахад анализируют, сопоставляя их с общими и внешними текстами Корана. И если хадис-ахад противоречил внешнему смыслу Корана, то имам следовал за Кораном, оставляя хадис, выбирая таким образом более сильное доказательство, потому что в его понимании, ясные тексты Корана ясно устанавливают очевидный смысл. И доказательства [этого правила] детализированы в книгах по Усуль аль-Фикх, таких как «Фусуль» Абу Бакра ар-Рази и «Шамиль» аль-Иткани. А если хабар-ахад не противоречит ясным смыслам Корана, но разъясняет неясные моменты в Коране, этому сообщению следуют, ибо, в этом случае, невозможно следовать Корану без разъяснения. И это не будет добавлением к Корану через хадис-ахад, как показалось некоторым смутьянам.

4. Хадисам-ахад следуют, если они не противоречат известной сунне, будь эта словесная сунна или сунна действий, так как берется более сильный довод.

5. Хадису-ахад следуют, если он не противоречит себе подобному, а при противоречии дается предпочтение одному из хадисов, на основе методов предпочтения, которые рознятся от муджтахида к муджтахиду, как, например, что в одном из хадисов передатчик - факих, а в другом - нет.

6. Передатчик хадиса не должен совершать действий, противоречащих самому тексту хадиса, как в случае с Абу Хурейрой, передававшем хадис об обязательности мытья сосуда семь раз, если из него будет пить собака, в то время как этот смысл противоречит фетве самого Абу Хурейры. И Абу Ханифа оставил следование этому хадису из-за этой причины, и в оставлении практики из-за подобной причины с ним согласились многие саляфы, как можно убедиться в «Шархе Илял ат-Тирмизи» ибн Раджаба, хотя многие из тех, чей фикх ближе к буквализму, думают иначе.

7. Отвергается добавление к тексту хадиса и его санада в пользу минимальной основы, из-за предосторожности в религии Аллаха, как упомянул это ибн Раджаб. И некоторые наши поздние ученые оставили следование этому принципу в своих дискуссиях с оппонентами, и приняли для спора их точку зрения, чтобы через нее же их опровергнуть.

8. Хадисы-ахад оставляют, когда речь идет о насущных вопросах, в которых регулярно нуждаются люди, и решения этих вопросов могут устанавливаться только через массовость (шухра) и таваттур. К этому также относятся шариатские наказания (худуд) и штрафы (каффарат), которые устраняются при наличии сомнений.

9. Условием также ставится, чтобы один из сахабов из тех, которые расходятся в каком-то хукме, не оставлял практику передаваемого им хадиса.

10. Также к его основам в отношении хадиса-ахад относится, чтобы никто из саляфов не критиковал этот хадис.

11. Следуют наименьшему наказанию, если о его степени существует разногласие в хадисах.

12. Передатчик хадиса должен знать его наизусть с момента, как он его услышал, до момента его передачи.

13. Не принимается хадис от передатчика, который передает его по записи, если он не помнит его наизусть

14. При наличии разногласий в шариатских наказаниях (худуд) следуют наиболее безопасному мнению, и они устраняются при наличии сомнений, как, например, принимают хадис о том, что вору отрубают руку, если он украдет что-то  стоимостью в десять дирхамов, но оставляют риваят о том, что руку отрубают при стоимости украденного в четверть динара, что равно трем дирхамам, и риваят о десяти дирхамах считается более безопасным и подобающим для уверенности, и это при условии, что не будет известно, какой риваят предшествовал по времени какому, и в этом случае один из них будет считаться отмененным.

15. Также следуют хадису, в подтверждение которого свидетельствует больше практики сахабов (асар).

16. Необходимо также, чтобы хадис не противоречил распространенной практике сахабов и табиинов, то есть в любой местности, где они проживали, без ограничения каким-то городом, как на это указал ал-Лейс ибн Саад в своем письме имаму Малику.

И есть [у имама Абу Ханифы] множество других правил и принципов, которые приводят к отвержению определенных хадисов, в пользу более сильного довода.

И указал на которые из упомянутых принципов хафиз Мухаммад ибн Юсуф аш-Шами ас-Салихи, автор книги «ас-Сира а-Шамия аль-Кубра», когда опровергал ибн Абу Шейба в «Укуд аль-Джиман фи Манакиб Аби Ханифа ан-Нуман», и затем он сказал: «На основе этих правил Абу Ханифа, рахимахуллах, оставил множество хадисов-ахад.

И истина в том, что он не противоречил достоверным хадисам из-за упорства, но делал это путем иджтихада, опираясь на ясные доводы и сильные доказательства. И если предположить, что он ошибся, то его ждет одна награда, а при правоте – двойная награда. А его критики - либо завистники, либо не знают сути иджтихада».

А что касается указания на слабость некоторых его хадисов из-за слабости его учителей, либо учителей его учителей, по мнению некоторых поздних ученых, то это не уместно, потому что он более знающий, чем его учителя и учителя их учителей, ибо между ним и сподвижниками, обычно, бывает не больше двух передатчиков». Конец цитаты из «Тахниб аль-Хатыб»


И тот, кто принимает хадис от каждого встречного в период распространения смут и обилия лжи, как на это указал посланник Аллаха, ﷺ, будет думать, что они [ханафиты] противоречат достоверным хадисам, но это вовсе не так. Но их основы (усуль) и детализация (фуру) строятся на хадисах (асар), и это ясно тем, кто хорошо изучил эту тему и тем, кто получил помощь от Аллаха для сравнения и анализа без следования страстям и слепого таклида. И лишь от Аллаха тауфик.
« Последнее редактирование: 13 Февраля 2021, 17:36:35 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Положение Куфы в науках иджтихада

Следует кратко рассказать об истории Куфы со времен ее основания до времени Абу Ханифы, чтобы неведающие узнали о ее положении и достоинстве по сравнению с другими городами в те времена, ибо это город, в котором созрел фикх и который стал его светом.

И я говорю:

Нет сомнений, что лучезарная Медина, возвеличенная Всевышним Аллахом, была местом, где снизошло откровение и где жило огромное количество сподвижников, да будет Аллах доволен ими всеми, до конца правления третьего Праведного халифа, кроме тех из них, которые отправились в разные страны для джихада, распространения религии и обучения людей.
 
Когда при правлении Умара аль-Фарука, ؓ, был завоеван Ирак под руководством Саада ибн Аби Ваккаса, ؓ, Умар повелел построить Куфу, и она была построена в 17 году по хиджре. Умар поселил вокруг нее племена арабов, владевших красноречивым арабским языком и отправил Абдуллаха ибн Масуда, ؓ, в Куфу обучать людей Корану и пониманию религии, сказав им: «Я предпочел для вас Абдуллаха над собой».
 
Положение Абдуллаха по уровню знаний среди сподвижников было высоким, таким, что не обходились Умар и другие в фикхе без его знаний. Умар сказал о нем: «Сосуд, заполненный фикхом», в другом риваяте - «знанием».
 
Также пришел хадис: «Я доволен для своей Уммы тем, чем для нее доволен ибн Умм Абдуллах», также: «Следуйте знанию ибн Масуда», также: «Кто хочет читать Коран так, как он был ниспослан, то пусть читает как ибн Умм Абдуллах». Также Пророк, ﷺ, сказал: «Берите Коран от четверых» и первым упомянул ибн Масуда.
 
Хузейфа, ؓ, сказал: «Самым близким к Пророку, ﷺ, по поведению, действиям и облику был ибн Масуд, хотя он скрывался от нас у себя дома, но великие сподвижники Мухаммада знали, что ближе всех к Аллаху из них ибн Умм Абд». А Хузейфа - это Хузейфа.
 
В книгах Сунны прошло множество сообщений о достоинстве Абдуллах ибн Масуда[1].
 
[1] Например, то, что пришло в двух Сахиха от Масрука: «Абдуллах ибн Масуд сказал: «Клянусь Тем, кроме Которого никто не достоин поклонения, что не был ниспослан аят, кроме как я знал, где он был ниспослан, и нет аята, кроме как я знаю, о чем он был ниспослан. И если бы кто-то знал Коран лучше меня, то я оседлал бы верблюда и отправился бы к нему»».

Также передает ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (2:343) от благородного табиина Масрука ибн аль-Ажда`а, одного из больших алимов Куфы и ее факихов, который сказал: «Я сидел рядом со сподвижниками Мухаммада, ﷺ, и нашел их подобными водоему, из которого можно черпать воду, и который утоляют жажду одного человека, либо водоему, который может утолить жажду двух людей, либо десятерых, либо сотню, и водоему, если бы все человечество пришло бы к нему, то они смогли бы напиться оттуда. И я нашел, что Абдуллах ибн Масуд был подобным водоемом».


Ибн Масуд с великим усердием обучал религии жителей Куфы с самого основания этого города до конца правления Усмана, ؓ. В результате Куфа заполнилась чтецами Корана, факихами-мухаддисами. Некоторые люди знания, достойные доверия, пришли к выводу, что общее количество тех, кто учился у него и у его учеников, достигло четырех тысяч[2].

[2] Это имам ас-Сарахси в «аль-Мабсут» 16:68, как на это указал наш шейх аль-Кавсари, рахимахуллах.

Вместе с ним [с Абдуллахом ибн Масудом] в Куфе находились такие великие сподвижники, как Саад ибн Малик, Хузейфа, Аммар, Салман, Абу Муса, которые помогали ему в этом важном деле, и когда Али ибн Абу Талиб, карамаЛлаху ваджхаху, переселился в Куфу, то обрадовался такому большому количеству факихов и сказал: «Да помилует Аллах ибн Умм Абда, который заполнил этот город знанием», также передается, что он сказал: «Ученики ибн Масуда -  светочи этого города».

И жители Куфы проявили не меньшую заботу о знании, чем ибн Масуд и он обучал их пониманию религии до тех пор, пока Куфа не стала городом, с которым не мог сравнится ни один из городов мусульман по числу факихов, мухаддисов и ученых, занимающихся науками Корана, и ученых арабского языка после того, как Али ибн Абу Талиб, карамАллаху ваджхаху, сделал этот город столицей Халифата и после того, как в этот город переселились большие сподвижники и факихи из них.[2]

[2] Сказал хафиз ибн Са'д в «Ат-Табакат аль-Кубра» (6:5-11): «Табакат куфийцев, имена сподвижников, переселившихся в Куфу, также имена табиинов из числа людей фикха и знаний».

Затем он привел перед биографиями сподвижников высказывания сподвижников и табиинов о том, что в Куфе проживало множество ученых из числа сподвижников и табиинов, также упоминается о высоком положении этого города среди других мусульманских городов. Приведем некоторых из них с иснадом:

6806 قَالَ : أَخْبَرَنَا وَكِيعُ بْنُ الْجَرَّاحِ ، قَالَ : حَدَّثَنَا سُفْيَانُ ، عَنْ حَبِيبِ بْنِ أَبِي ثَابِتٍ ، عَنْ نَافِعِ بْنِ جُبَيْرٍ ، قَالَ : قَالَ عُمَرُ بْنُ الْخَطَّابِ : بِالْكُوفَةِ وُجُوهُ النَّاسِ

Сообщил нам Ваки ибн аль-Джарах от Суфьяна от Хабиба ибн Абу Сабита от Нафиа ибн Джубейра: «сказал Умар ибн аль-Хаттаб: «В Куфе благородство людей».

6807 قَالَ : أَخْبَرَنَا وَكِيعُ بْنُ الْجَرَّاحِ ، قَالَ : وَزَادَ يُونُسُ بْنُ أَبِي إِسْحَاقَ ، سَمِعَهُ مِنْ الشَّعْبِيِّ ، قَالَ : كَتَبَ عُمَرُ بْنُ الْخَطَّابِ إِلَى أَهْلِ الْكُوفَةِ : إِلَى رَأْسِ أَهْلِ الْإِسْلَامِ

Сообщил нам Ваки ибн аль-Джарах и добавил Юнус ибн Абу Исхак, что он слышал это от аш-Шааби: «Написал Умар ибн аль-Хаттаб жителям Куфы: «К главе Ислама»».

6808 قَالَ : أَخْبَرَنَا وَكِيعُ بْنُ الْجَرَّاحِ ، عَنْ إِسْرَائِيلَ ، عَنْ جَابِرٍ ، عَنْ عَامِرٍ ، قَالَ : كَتَبَ عُمَرُ بْنُ الْخَطَّابِ إِلَى أَهْلِ الْكُوفَةِ : إِلَى رَأْسِ الْعَرَبِ

Сообщил нам Ваки ибн аль-Джарах от Исраиля от Джабира от Амира: Написал Умар ибн аль-Хаттаб жителям Куфы: «Главе арабов».

6809 قَالَ : أَخْبَرَنَا وَكِيعُ بْنُ الْجَرَّاحِ ، عَنْ قَيْسٍ ، عَنْ شِمْرِ بْنِ عَطِيَّةَ ، عَنْ شَيْخٍ مِنْ بَنِي عَامِرٍ قَالَ : قَالَ عُمَرُ بْنُ الْخَطَّابِ وَذَكَرَ أَهْلَ الْكُوفَةِ : رُمْحُ اللَّهِ وَكَنْزُ الْإِيمَانِ وَجُمْجُمَةُ الْعَرَبِ يُجَزُّونَ ثُغُورَهُمْ وَيُمِدُّونَ الْأَمْصَارَ

Сообщил нам Ваки ибн аль-Джарах от Кейса от Шамира ибн Атия от шейха из бану Амир: «Сказал Умар ибн аль-Хаттаб о куфийках: «Это копье Ислама, кладезь Имана, голова арабов, их крепости не дают проникнуть врагам и помогают другим городам»».

6810 قَالَ : أَخْبَرَنَا عُبَيْدُ اللَّهِ بْنُ مُوسَى ، قَالَ : أَخْبَرَنَا سُفْيَانُ ، عَنِ الْأَعْمَشِ ، عَنْ شِمْرِ بْنِ عَطِيَّةَ ، عَنْ عُمَرَ بْنِ الْخَطَّابِ ، قَالَ : الْعِرَاقُ بِهَا كَنْزُ الْإِيمَانِ وَهُمْ رُمْحُ اللَّهِ يُجَزُّونَ ثُغُورَهُمْ وَيُمِدُّونَ الْأَمْصَارَ

Сообщил нам Убейдуллах ибн Муса от Суфьяна от аль-Амаша от Шамира ибн Атия от Умара ибн аль-Хаттаба: «В Ираке кладезь имана, и они копья Аллаха, отрезают своими крепостями [врагов] и помогают другим городам».


6811 قَالَ : أَخْبَرَنَا عُبَيْدُ اللَّهِ بْنُ مُوسَى ، قَالَ : أَخْبَرَنَا سَعْدُ بْنُ طَرِيفٍ ، عَنِ الْأَصْبَغِ بْنِ نُبَاتَةَ ، عَنْ عَلِيٍّ ، قَالَ : الْكُوفَةُ جُمْجُمَةُ الْإِسْلَامِ ، وَكَنْزُ الْإِيمَانِ , وَسَيْفُ اللَّهِ وَرُمْحُهُ يَضَعُهُ حَيْثُ يَشَاءُ , وَايْمُ اللَّهِ لَيَنْصُرَنَّ اللَّهُ بِأَهْلِهَا فِي مَشَارِقِ الْأَرْضِ وَمَغَارِبِهَا كَمَا انْتَصَرَ بِالْحِجَارَةِ

Сообщил нам Абейдуллах ибн Муса от Саада ибн Тарифа от аль-Асбага ибн Набата от Али: «Куфа - это голова Ислама, кладезь Имана, меч Аллаха и Его копье, которое Аллах устанавливает где пожелает».......

6812 قَالَ : أَخْبَرَنَا الْفَضْلُ بْنُ دُكَيْنٍ ، قَالَ : حَدَّثَنَا شَرِيكٌ ، عَنْ عَمَّارٍ الدُّهْنِيِّ ، عَنْ سَالِمٍ ، عَنْ سَلْمَانَ ، قَالَ : الْكُوفَةُ قُبَّةُ الْإِسْلَامِ , وَأَهْلُ الْإِسْلَامِ

Сообщил нам аль-Фадл ибн Дуккейн от Шарика от Аммара ад-Духни от Салима от Салмана: «Куфа- свод Ислама и мусульман».


-------------------------------------------------


 6813 قَالَ : أَخْبَرَنَا الْفَضْلُ بْنُ دُكَيْنٍ ، قَالَ : حَدَّثَنَا مُوسَى بْنُ قَيْسٍ الْحَضْرَمِيُّ ، عَنْ سَلَمَةَ بْنِ كُهَيْلٍ ، عَنْ سَلْمَانَ ، قَالَ : مَا يُدْفَعُ عَنْ أَرْضٍ بُعْدَ أَخْبِيَةٍ مَعَ مُحَمَّدٍ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مَا يُدْفَعُ عَنِ الْكُوفَةِ وَلَا يُرِيدُهَا أَحَدٌ خَارِبًا إِلَّا أَهْلَكَهُ اللَّهُ , وَلَتَصِيرَنَّ يَوْمًا وَمَا مِنْ مُؤْمِنٍ إِلَّا بِهَا أَوْ يَصِيرُ هَوَاهُ بِهَا

 6814 قَالَ : أَخْبَرَنَا وَكِيعُ بْنُ الْجَرَّاحِ ، عَنْ مِسْعَرٍ ، عَنِ الرُّكَيْنِ الْفَزَارِيِّ ، عَنْ أَبِيهِ ، قَالَ حُذَيْفَةُ : مَا مِنْ أَخْبِيَةٍ بَعْدَ أَخْبِيَةٍ كَانَتْ مَعَ النَّبِيِّ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ بِبَدْرٍ يُدْفَعُ عَنْهَا مَا يُدْفَعُ عَنْ هَذِهِ يَعْنِي الْكُوفَةَ

Ибн Аби Шейба в "Мусаннаф" (32451)

- حدثنا وكيع قال ثنا مسعر عن الركين بن الربيع عن أبيه قال قال حذيفة ما من اخبية بعد اخبية كانت مع النبي صلى الله عليه و سلم ببدر يدفع عنها ما يدفع عن هذه يعني الكوفة

---------------------------------------------------------


أخبرنا سفيان بن عيينة عن بيان عن الشعبي قال قال قرظة بن كعب الأنصاري أردنا الكوفة فشيعنا عمر إلى صرار فتوضأ فغسل مرتين وقال تدرون لم شيعتكم فقلنا نعم نحن أصحاب رسول الله صلى الله عليه وسلم فقال إنكم تأتون أهل قرية لهم دوي بالقرآن كدوي النحل فلا تصدوهم بالأحاديث فتشغلوهم جردوا القرآن وأقلوا الرواية عن رسول الله صلى الله عليه وسلم امضوا وأنا شريككم

Сообщил нам Суфьян ибн Уейна от Баяна от аш-Шааби: «Сказал Караз ибн Кааб аль-Ансари: «Мы собрались в Куфу, и Умар проводил нас до Сирара, затем совершил омовение, омыв органы по два раза, и сказал: «Вы знаете почему я вас провожаю?». И мы сказали: «Да, мы сподвижники посланника Аллаха». И он сказал: «Поистине вы придете в город, в котором услышите гудение Корана, подобно рою пчел, и не отвлекайте их хадисами от этого, обучайте только Корану, и рассказывайте как можно меньше хадисов от посланника Аллаха, ﷺ. Будьте на этом, и ваш товарищ на этом»»».

Этот асар передан также у Ибн Абд-уль-Барра в "Джами' фи баян аль-'ильм"

15006 وَحَدَّثَنَا عَبْدُ الرَّحْمَنِ بْنُ يَحْيَى ، قال حدثنا عَلِيُّ بْنُ مُحَمَّدٍ ، قال حدثنا أَحْمَدُ بْنُ دَاوُدَ ، قال حدثنا سُحْنُونُ بْنُ سَعِيدٍ ، قال حدثنا ابْنُ وَهْبٍ ، قَالَ : سَمِعْتُ سُفْيَانَ بْنَ عُيَيْنَةَ ، يُحَدِّثُ عَنْ بَيَانٍ ، عَنْ عَامِرٍ الشَّعْبِيِّ ، عَنْ قَرَظَةَ بْنِ كَعْبٍ ، ح قَالَ وَنا مُحَمَّدُ بْنُ إِبْرَاهِيمَ ، نا أَحْمَدُ بْنُ مُطَرِّفٍ ، قال حدثنا سَعِيدُ بْنُ عُثْمَانَ ، وَسَعِيدُ بْنُ خُمَيْرٍ ، قال حدثنا يُونُسُ بْنُ عَبْدِ الْأَعْلَى ، قَالَ : أنا سُفْيَانُ ، عَنْ بَيَانٍ ، عَنْ عَامِرٍ الشَّعْبِيِّ ، عَنْ قَرَظَةَ بْنِ كَعْبٍ ، وَلَفْظُهُمَا سَوَاءٌ قَالَ : خَرَجْنَا نُرِيدُ الْعِرَاقَ فَمَشَى عُمَرُ رَضِيَ اللَّهُ عَنْهُ مَعَنَا ، إِلَى صَرَارَ فَتَوَضَّأَ فَغَسَلَ اثْنَتَيْنِ ثُمَّ قَالَ : أَتَدْرُونَ لِمَ مَشَيْتُ مَعَكُمْ ؟ قَالُوا : نَعَمْ نَحْنُ أَصْحَابُ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ مَشِيتَ مَعَنَا قَالَ : إِنَّكُمْ تَأْتُونَ أَهْلَ قَرْيَةٍ لَهُمْ دَوِيٌّ بِالْقُرْآنِ كَدَوِيِّ النَّحْلِ فَلَا تَصُدُّوهُمْ بِالْأَحَادِيثِ فَتَشْغَلُوهُمْ ، جَرِّدُوا الْقُرْآنَ وَأَقِلُّوا الرِّوَايَةَ عَنْ رَسُولِ اللَّهِ صَلَّى اللَّهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ امْضُوا وَأَنَا شَرِيكُكُمْ فَلَمَّا قَدِمَ قَرَظَةُ قَالُوا : حَدِّثْنَا ، قَالَ : نَهَانَا عُمَرُ بْنُ الْخَطَّابِ

----------------------------------------------------


Сообщил нам Сулейман ибн Дауд ат-Тайалиси от Шуаба от Салама ибн Кухейла, что он слышал от Хабба аль-Урани: «написал Умар к куфийцам: «О жители Куфы, вы - оплот арабов и их голова, и копье, которое я метаю, если кто-то будет наступать с той или другой стороны. И я посылаю к вам Абдуллаха ибн Масуда, которого я выбрал для вас и предпочел его для вас над собой»».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/7)

قال: أخبرنا سليمان بن داود الطيالسي قال: أخبرنا شعبة عن سلمة ابن كهيل سمعه من حبة العرني يقول: كتب عمر بن الخطاب إلى أهل الكوفة: يا أهل الكوفة أنتم رأس العرب وجمجمتها وسهمي الذي أرمي به إن أتاني شيء من هاهنا وهاهنا، قد بعثت إليكم بعبد الله وخرت لكم وآثرتكم به على نفسي.


Также вывел Ибн Аби Шейба в "Мусаннаф" (31827)

 حَدَّثَنَا شَبَابَةُ ، قَالَ : حدثنا شُعْبَةُ ، عَنْ سَلَمَةَ بْنِ كُهَيْلٍ ، عَنْ حَبَّةَ الْعُرَنِيِّ ، أَنَّ عُمَرَ بْنَ الْخَطَّابِ ، قَالَ : يَا أَهْلَ الْكُوفَةِ ، أَنْتُمْ رَأْسُ الْعَرَبِ وَجُمْجُمَتُهَا وَسَهْمِي الَّذِي أَرْمِي بِهِ إِنْ أَتَانِي شَيْءٌ مِنْ هَاهُنَا وَهَاهُنَا ، وَإِنِّي بَعَثْتُ إِلَيْكُمْ بِعَبْدِ اللَّهِ بْنِ مَسْعُودٍ وَاخْتَرْتُهُ لَكُمْ وَآثَرْتُكُمْ بِهِ عَلَى نَفْسِي إِثْرَةً

Хаким в "Мустадрак" (5379)

- أخبرنا أبو عبد الله الصفار ثنا أحمد بن يونس الضبي ثنا أبو داود ثنا شعبة عن مسلمة بن كهيل عن حبة العرني قال : قرأت في كتاب عمر إلى أهل اليمن و الكوفة أما بعد فأنتم رأس العرب و جمجمتها و أنتم سهمي الذي أرمي به إن جاء شيء من ها هنا و هاهنا و قد بعثت إليكم عبد الله و اختزته لكم و آثرتكم به على نفسي
تعليق الذهبي قي التلخيص : سكت عنه الذهبي في التلخيص

==============================


Сообщил нам Убейдуллах ибн Муса от Исраиля от Абу Исхака от Хариса: «В книге Умара было написано: «Я посылаю к вам Аммара ибн Ясира, как амира, и Абдуллаха ибн Масуда, как учителя и советника. И они оба из числа великих сподвижников посланника Аллаха, ﷺ, и сподвижники Бадра. Я назначаю Абдуллаха ибн Масуда главой над вашей казной. Обучайтесь у них обоих и следуйте за ними. И я предпочел Абдуллаха ибн Масуда для вас над собой»».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/7-8)

أخبرنا عبيد الله بن موسى قال: أخبرنا إسرائيل عن أبي إسحاق عن حارثة قال: قرئ علينا كتاب عمر: إني قد بعثت إليكم عمار ابن ياسر أميرا وعبد الله بن مسعود معلما ووزيرا وإنهما من النجباء

(6/7)

من أصحاب رسول الله، صلى الله عليه وسلم، من أصحاب بدر وقد جعلت عبد الله بن مسعود على بيت مالكم فتعلموا منهما واقتدوا بهما، وقد آثرتكم بعبد الله بن مسعود على نفسي.
[/b]


Сообщил Ахмад ибн Абдуллах ибн Юнус от Хасана ибн Салиха от Убейда от Ибрахима: «Осело в Куфе около трехсот сподвижников и семьдесят из них были из числа сподвижников Бадра».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/8)

قال: أخبرنا أحمد بن عبد الله بن يونس قال: حدثنا الحسن بن صالح عن عبيدة عن إبراهيم قال: هبط الكوفة ثلاثمائة من أصحاب الشجرة وسبعون من أهل بدر لا نعلم أحدا منهم قصر ولا صلى الركعتين اللتين قبل المغرب.

--------------------------------------------------


Сообщил нам Фудейл ибн Дукейн и Исхак ибн Юсуф аль-Азрак от Малика ибн Магваля от аль-Касима: «Сказал Али: ученики Абдуллах ибн Масуда - это светочи этого города»».


Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/8-9)

قال: أخبرنا الفضل بن دكين قال: حدثنا سفيان عن الأعمش عن خيثمة عن عبد الله بن عمرو قال: ما من يوم إلا ينزل في فراتكم

(6/9)

هذا مثاقيل من بركة الجنة.

------------------------------------------------

Сообщил нам Шихаб ибн Аббад аль-Абди от Ибрахима ибн Хумейда ар-Руаси от Исмаила ибн Абу Халида от Амира: «Никто не был более знающим из нас, сподвижников пророка, ﷺ, чем Абдуллах, то есть ибн Масуд».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/10)

قال: أخبرنا شهاب بن عباد العبدي قال: حدثنا إبراهيم بن حميد الرواسي عن إسماعيل بن أبي خالد عن عامر قال: ما كان أحد من أصحاب النبي، صلى الله عليه وسلم، أفقه من صاحبنا عبد الله، يعني ابن مسعود.


Сообщил нам Кабида ибн Укба от Суфьяна от аль-Амаша от Ибрахима ат-Тайми: «Среди нас было шестьдесят шейхов из числа учеников Абдуллах».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/10)

قال: أخبرنا قبيصة بن عقبة عن سفيان عن الأعمش عن إبراهيم التيمي قال: كان فينا ستون شيخا من أصحاب عبد الله.


Сообщил нам Кабида ибн Укба от Суфьяна от аль-Амаша от Ибрахима ат-Тайми: «У бану Саур было тридцать мужчин и не было среди них кого-либо ниже уровнем, чем ар-Раби ибн Хусайм».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/10)

أخبرنا قبيصة عن سفيان عن العلاء بن المسيب عن أبي يعلى قال: كان في بني ثور ثلاثون رجلا ما فيهم رجل دون الربيع بن خيثم.

Сообщил нам Мухаммад ибн Абдуллах аль-Асади от Суфьяна от Аммара аль-Ка`ка`и от Шубрама: «Я не видел района [Куфы], в котором было бы столько праведников, как бану Саур».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/11)

قال: أخبرنا محمد بن عبد الله الأسدي قال: حدثنا سفيان عن عمارة ابن القعقاع قال: سمعت شبرمة قال: ما رأيت حيا أكثر متعبدا فقيها من بني ثور.


Сообщил нам Убейдуллах ибн Муса от Абдульджаббара ибн Аббаса от его отца: «Я сидел рядом с Ата и задавал ему вопросы, и он спросил меня: «Откуда ты?» И я сказал ему: «Из Куфы». И он ответил: «Знание не приходило к нам, кроме как от вас»».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/11)

قال: أخبرنا عبيد الله بن موسى قال: أخبرنا عبد الجبار بن عباس عن أبيه قال: جالست عطاء فجعلت أسائله فقال لي: ممن أنت؟ فقلت: من أهل الكوفة، فقال عطاء: ما يأتينا العلم إلا من عندكم.



Сказал Мухаммад ибн Саад от Суфьяна ибн Уейна: «Сказал один человек по имени аль-Хасан [аль-Басри]: «О Абу Саид! Люди Куфы или Басры? И он сказал: «Умар начинал с людей Куфы. И там дома всех арабов, но не в Басре»».

Ибн Са'д в «ат-Табакат аль-Кубра» (6/11)

قال محمد بن سعد: أخبرت عن سفيان بن عيينة قال: قال رجل للحسن: يا أبا سعيد أهل البصرة أو أهل الكوفة؟ قال: كان عمر يبدأ بأهل الكوفة وبها بيوتات العرب كلها وليست بالبصرة.


-----------------------------------------------

Также пришло в «Сияр Алям ан-Нубаля» хафиза аз-Захаби (8:185) в биографии Абу Абдуллаха Шарика ибн Абдуллах ан-Нахаи аль-Куфи (ум. 177), да смилуется над ним Аллах: «Сказал Шарик от Ашаса от Мухаммада ибн Сирина: «Я встретил в Куфе четыре тысячи юношей, которые требовали знаний».


И в то время как Мухаммад ибн ар-Рабии аль-Джизи и ас-Суюти не смогли упомянуть кроме трехсот сподвижников, которые осели в Египте, аль-Иджли упоминает, что только в одной Куфе, не говоря уже о других городах Ирака, осело около полутора тысяч сподвижников, и около семидесяти из них - участники Бадра, распространяя знания, а затем переселяясь в другие земли.

 
Что касается слов, которые передаются от Рабиа и Малика об отречении от людей Ирака, то это не достоверно. И их положение выше таких опрометчивых высказываний, и поэтому мы не нуждается в опровержении, и достаточно будет намека на это.
 
Что касается больших учеников Али и ибн Масуда, да будет Аллах доволен ими, то если собрать их биографии в одном месте, то получится внушительный том, и есть большой простор для желающих заняться этим.
 
Сказал великий табиин Масрук ибн аль-Ажда: Я нашел, что знание сподвижников Мухаммада возвращается к шести: Али, Абдуллаху, Умару, Зейду ибн Сабиту, Абу ад-Дарде и Убей ибн Каабу. И затем я нашел знание этих шести у Али и Абдуллаха.
 
Сказал ибн Джарир: Среди сподвижников не было никого, чьи фетвы были упорядочены и чей бы мазхаб был сохранен, кроме ибн Масуда. И он оставлял свое мнение в пользу и брал мнение Умара, даже если оно противоречило его личному мнению.
 
Некоторые факихи из числа сподвижников отправляли учеников к ибн Масуду [для получения знаний], признавая этим его широту знаний, как Муаз ибн Джабаль, посоветовавший своему ученику Амру ибн Маймуну аль-Авди отправится к ибн Масуду в Куфу.
 
Нет возможности перечислить всех учеников Али и ибн Масуда в Куфе, но не будет трудным упомянуть часть из них.
 
1. Абида ибн Кайс ас-Салмани (ум. 72). Когда какой-то вопрос судейства становился сложным для Шурейха, известного факиха и судьи, он отправлял людей за советом к Абиде, как это передается в «Аль-Мухаддис аль-Фасыль» ар-Рамахурмузи.
 
2. Амр ибн Маймун аль-Авди (ум. 74). Он из больших учеников Муаза ибн Джабала, как уже было сказано. Относится к тем, кто застал при жизни пророка, ﷺ, но не встречался с ним (мухадрам). Застал эпоху джахилии.
 
3. Зирр ибн Хубейш (ум. 82). Мухадрам. Он возглавлял таравих намазы, когда ему было уже около 120 лет. Он передает чтение Корана от ибн Масуда, и от него Асым взял этот кыраат, который от него передал Абу Бакро ибн Ияш и в этой передаче присутствует Фатиха, Фаляк и Нас[1].

[1] Некоторые передают от него, что Фаляк и Нас не являются частью Корана. Абу Али.

А что касается некоторых противоречивых риваятов (шааз) от него, то это не его кыраат, а некоторые слова, которые передавались от него как часть тафсира, но некоторые люди включили это в его кыраат, как становится ясно из «Фадаиль Куран» Абу Убейды. Зирр был самым лучшим знатоком арабского языка, и даже ибн Масуд задавал ему вопросы.
 

4. Абу Абдуррахман Абдуллах ибн Хабиб ас-Сулями (ум. 72). Читал Коран перед Али, карамАллаху ваджхаху, и он - его основа в кыраате. В течении сорока лет преподавал чтение Корана в мечети Куфы, как об этом сообщает Абу Нуайм с опорой на иснад. И два внука-шахида [Хасан и Хусейн] взяли чтение Корана от него по повелению своего отца [Али ибн Абу Талиб]. Асым взял кыраат Али именно у Абу Абдуррахмана, и это кыраат, который Хафс передает от Асыма. И чтение Асыма двумя путями во всех своих звеньях достигает таваттура. Также ас-Сулями читал Коран перед Усманом и Зейдом ибн Сабитом.

5. Сувейд ибн Гафаля аль-Мазхиджи. Он родился в год Слона. И был рядом с Абу Бакром и теми, кто был после него. Умер в Куфе 82 году.

6. Алькама ибн Кейс ан-Нахаи (ум. 62), и о нем говорил ибн Масуд: «Все что я знаю, также знает и Алькама».
 
В «аль-Мухаддис аль-Фасыль» говорится:
 
«Сообщил нам Сахль ибн Саад аль-Адави, и он был из ученых Рамахормоза, от Али ибн Аль-Азхара ар-Рази от Джарира от Кабуса:
 
«Я сказал своему отцу: «Почему ты ходишь к Алькаме, но не посещаешь сподвижников пророка, ﷺ?»
 
И он сказал: «Сынок, сами сподвижники приходят к нему с вопросами»»».
 
Он также ездил к Абу Дарде в Шам, а к Умару, Зейду и Айше в Медину. Он из тех, кто собрал знания всех городов.
 
7. Масрук ибн аль-Ажда, Абдурахман аль-Хамдани (ум. 63), он прожил долгую жизнь, застав еще эпоху язычества. Он много путешествовал ради знаний.
 
8. Аль-Асвад ибн Язид ибн Кейс ан-Нахаи (ум. 74), он также мухадрам и прожил долгую жизнь. Он совершил восемьдесят паломничеств (хадж и умра). Племянник Алькамы и дядя Ибрахима ибн Язиад ан-Нахаи, имама Ирака.
 
9. Шурейх ибн аль-Харис аль-Кинди, который также прожил долгую жизнь и был мухадрамом. Был назначен судьей Куфы еще во времена Умара, и был на этом посту 62 года, до начала правления аль-Хаджаджа в 70 году, и в этом же году он умер. И он тот, о котором Али ибн Абу Талиб, да освятит Аллах его лик, говорил:
 
«Встань, Шурейх. Ты лучший судья среди арабов».
 
И достаточной похвалой для него как судьи будет то, что им были довольны в эпоху праведных халифов, а затем эпоху омейядов.
 
И он обогатил фикх Куфы своими глубокими решениями и практическим опытом.
 
10. Абдуррахман ибн Абу Лейла, который застал 120 сподвижников, был судьей, и утонул вместе с ибн аль-Ашаасом, став шахидом, в 83 году.
 
11. Амр ибн Шурахбиль аль-Хамдани.
 
12. Мурра ибн Шарахиль
 
13. Зейд ибн Сухан
 
14. аль-Харис ибн Кейс аль-Джуфи
 
15. Абдурахман ибн аль-Асвад ан-Нахаи
 
16. Абдуллах ибн Утба ибн Масуд
 
17.Хайсама ибн Абдурахман
 
18. Саляма ибн Сухейб
 
19. Малик ибн Амир
 
20. Абдуллах ибн Сахбара
 
21. Хиляс ибн Амр
 
22. Абу Ваиль Шакик ибн Саляма
 
23. Убейд ибн Надля
 
24. ар-Раби ибн Хайсам
 
25. Утба ибн Фаркад
 
26. Василя ибн Зуфар
 
27. Хаммам ибн аль-Харис
 
28. аль-Харис ибн Сувейд
 
29. Вазазан Абу Амр аль-Кинди
 
30. Зейд ибн Вахб
 
31. Зияд ибн Джарир
 
32. Курдус ибн Ханиъ
 
33. Язид ибн Муавия ан-Нахаи и другие ученики ибн Масуда и Али.
 
И большая часть из них застала Умара и Айшу и получила от них знания, затем эти ученые давали фетвы в Куфе при наличии там сподвижников.
 
И если их хадисы и фикх прочитать над сумасшедшим, то он пришел бы в себя, и человек, который понимает то, что он говорит, не сможет найти какой-либо изъян в хадисах этих людей и в их фикхе.

После них идет поколение тех, кто не застал ни Али, ни ибн Масуда, но учился у их учеников, добавляя знания других городов к их знаниям.

 
И те, кого упомянул ибн Хазм, лишь их малая часть, ибо их количество огромно, и их слава повсеместна.

И мы не стараемся перечислить всех: достаточно того количества, которое вышло вместе с Абдурахманом ибн Мухаммадом ибн Аль-Ашасом против аль-Хаджаджа ас-Сакафи в 83 году (битва аль-Джамаджим), в частности факихи из двух названных поколений (ученики Али и ибн Масуда и их ученики), и среди них были такие, как Абу аль-Бахтари Саид ибн Файруз, Абдурахман ибн Абу Лейла, аш-Шааби и Саид ибн Джубейр.

И сказал аль-Джассас в «Ахкам аль-Куран» (1:71):

«Против него вышли четыре тысячи из числа чтецов Корана, и это были лучшие из числа табиинов, также вышли и факихи, сражаясь против него вместе с Абдурахманом ибн Мухаммадом аль-Ашасом».

И если ты посмотришь на алимов других городов[1], то те, кто считался лучшими среди них, оставляли своих отцов, принимали подарки от правителей, дружили с ними. И среди них мало тех, кто противостоял несправедливости, прилагая все возможные усилия и усердие на этом пути.

[1] Устаз этим указывает на превосходство Куфы и ее ученых в знаниях, религиозности и богобоязненности. И это крайне важно и пойми это. Юсуф аль-Банури.

И именно поэтому отличие Куфы в вопросах религии, нравственности, фикхе, знании Корана, Сунны, арабского языка стало уникальным для любого искушенного исследователя, который вынесет справедливое решение в сравнении между учеными разных стран.

Именно поэтому Куфа стала центром, равного которому не было в течении многих веков.

И если это было бы не так, то почему именно Куфа была прибежищем для людей религии, гонимых в течении веков несправедливости в эпоху омейядов.

Один только Саид ибн Джубейр собрал в себе знания ибн Аббаса, и сам ибн Аббас говорил, когда жители Куфы приходили задавать ему вопросы: «Разве среди вас нет ибн Умм ад-Дахма?», то есть Саида ибн Джубейра.
 
Он напоминал им о том, что Всевышний Аллах выделил ибн Джубейра и наделил его обширными знаниями, и его знаний достаточно для куфийцев, чтобы не нуждаться в знаниях ибн Аббаса.

Из этого же поколения (табака) Ибрахим ибн Язид ан-Нахаи, который собрал в себе обширные знания этих двух поколений после того как учился у Алькамы.

Сказал Абу Нуайм: «Ибрахим видел Абу Саида аль-Худри, Аишу и тех, кто после них из числа сподвижников».

Из них и Амир ибн Шарахиль аш-Шааби. Ибн Умар сказал о нем, когда услышал, как он рассказывает о сражениях (аль-Магази): «Он знает это лучше меня, хотя я участвовал в этих сражениях вместе с посланником Аллаха, ﷺ». Он ставил Абу Имрана Ибрахима ан-Нахаи выше всех других алимов остальных стран, и он сказал человеку, который пришел на его джаназа-намаз, когда он умер в 95 году: «Вы похоронили самого знающего из факихов». И этот человек возразил: он что более знающий фикх, чем Хасан [аль-Басри]?

И он сказал: «Более знающий, чем Хасан, чем все жители Басры, Куфы, Шама, Хиджаза». Это передает Абу Нуайм с иснадом к нему».

Также знатоки критики хадисов считают хадисы мурсаль от Нахаи достоверными, даже более достоверными, чем его хадисы с полными иснадами, как на это указал ибн Абдульбарр в «Ат-Тамхид» [1:38].

Также говорил аль-Амаш: «Каждый раз, когда я приводил какой-то хадис Ибрахиму, то находил у него что-то относительно него».

Также сказал аль-Амаш: «Ибрахим был глубочайшим знатоком хадиса, и когда я слышал какой-либо хадис, то приводил его ему».

Исмаил ибн Аби Халид сказал: «Аш-Шаби, Абу ад-Духа, Ибрахим и другие наши ученые собирались в мечети, повторяя хадисы. И когда к ним приходили с вопросом, на который им нечего было ответить, то они глазами указывали на Ибрахима ан-Нахаи».

 
Также сказал аш-Шааби об Ибрахиме: «Он вырос в семье факихов, затем пришел к нам и к своим знаниям фикха добавил чистоту наших хадисов. И когда я говорю о нем, то говорю о знании. И не пришел ему на смену подобный ему.

Также сказал Саид ибн Джубайр:

«Вы задаете мне вопрос, когда среди вас есть Ибрахим ан-Нахаи?!».

Передает Абу Нуайм в «Аль-Хилья»: «Сообщил нам Абу Мухаммад ибн Хайян от Абу Усейды от Абу Масуда от ибн аль-Асбахани от Ассама от аль-Амаша:

«Я никогда не видел, чтобы Ибрахим говорил что-то на основе своего мнения».

Подобное передается в «Замм аль-Калам» от ибн Матта. И поэтому все, что передается от него в вопросах фикха в «Асаре» Абу Юсуфа, «Асаре» Мухаммада ибн аль-Хасана, «аль-Мусаннафе» ибн Абу Шейба, считается видом сообщения (асар).

Но истина в том, что, вынося решения, он как передавал риваяты, так и имел свое суждение. И если он передавал риваят, то это довод, а если совершал иджтихад, то это океан, который невозможно вычерпать, ибо условия иджтихада сошлись в нем в совершенной форме.

И именно он сказал: «Не может суждение быть правильным, кроме как на основе риваята, также риваят, кроме как на основе правильного суждения». Это передает Абу Нуайм со своим иснадом к нему. И это величайший пример в следовании хадису и суждению.

Сказал аль-Хатыб в «Аль-Факих ва аль-Мутафакких [1:203]»: Сообщил нам Абу Бишр Мухаммад ибн Умар аль-Вакиль от Умара ибн Ахмада ибн аль-Ваиза от Абдуль-Ваххаба ибн Исы ибн Аби Хайя от Мухаммада ибн Муавии от Абу Бакра ибн Ияша от аль-Хасана ибн Убейдуллаха ан-Нахаи:

«Я сказал Ибрахиму: «Все ли что я слышу от тебя в твоих фетвах, было услышано тобой[2]?».

[2] То есть все ли твои мнение является передачей того, что ты услышал. Абу Али

И он сказал: «Нет».

Тогда я сказал: Ты даешь фетву относительно того, что ты не сам не слышал?».

И он сказал: «Я услышал то, что услышал, затем пришел вопрос о деле, о котором я не слышал, и я сравнил это с тем, что слышал»».

Это и есть настоящий фикх!

И у этого великого факиха учился Хаммад ибн Абу Сулейман, шейх имама Абу Ханифы, и Хаммад был очень близок к Ибрахиму.

Сказал Абу аш-Шейх в «Тарих Исбахан»:

«Сообщил нам Абу Бакр Ахмад ибн аль-Хасан ибн Харун ибн Сулейман ибн Яхья ибн Сулейман ибн Аби Сулейман: «Я слышал, как мой отец говорил: «Сообщил мой отец от моего деда:

«Однажды Ибрахим ан-Нахаи отправил Хаммада купить мясо на дирхам, и он нес корзину. По дороге он встретил своего отца, который был верхом, и отец предостерег Хаммада и выбил корзину из его рук.

И когда умер Ибрахим, то пришли асхабуль хадис и хорасанцы, и постучали в дверь Муслима ибн Язида – так звали отца Хаммада - и он вышел к ним ночью со свечей. И они сказали ему: «Не ты нам нужен, нам нужен твой сын, Хаммад». И он сказал: «Сынок, выходи. Я знал, что корзина приведет тебя к этим людям»»»».

Абу-ш-Шейх пишет перед этим: «Сообщил нам Ахмад ибн аль-Хасан: «Я слышал от моего двоюродного брата Убейдуллаха ибн Мусы, как тот передавал от своей бабушки, как она передавала от своей бабушки Атики, сестры Хаммада ибн Аби Сулеймана:

 
«Ан-Нуман сидел возле дверей нашего дома, прочесывал хлопок, а также продавал молоко и наши овощи.
 
И когда приходил кто-то, чтобы задавать вопрос [Хаммаду], то он спрашивал: «Какой у тебя вопрос?»
 
И когда человек говорил «такой-то и такой-то», он говорил: «Ответ на твой вопрос такой». А затем говорил: «Подожди».
 
Затем шел к Хаммаду и говорил: «Пришел человек и задал такой-то вопрос. Я на него ответил так-то, а что ты скажешь?»
 
И он говорил: «Это же мне сообщили наши ученые, это же сказал Ибрахим».
 
И он говорил: «Я передам этот ответ от твоего имени?»
 
И он говорил: «Да».
 
Затем [Абу Ханифа] выходил и говорил: «Хаммад дал такой-то ответ»»».
 
Вот такой была близость между учеными и таким было их служение друг другу и через это они достигли благодати знаний.
 
Ибн Ади передает в «Аль-Камиль» через Яхью ибн Маина от Джарира от Мугиры: «Сказал Хаммад ибн Аби Сулейман: «Я встречался с Ата, Тавусом, Муджахидом и ваши дети более знающие, чем они. Даже дети ваших детей более знающие, чем они»».
 
И он сказал это в виде указания на благо Всевышнего, а также опровергая некоторых шейхов-передатчиков хадисов, не разбирающихся в фикхе и дающих при этом ошибочные фетвы в мечети Куфы, говоря: «Хотя может быть есть дети, которые не согласятся с нами в этом».
 
И как поможет преимущество в возрасте передатчику, у которого нет понимания(фикха)? И под детьми они имели в виду тех, кто не сравнялся с ними возрастом, таких как Хаммад и его ученики в Куфе. Но Хаммад превзошел этих людей в фикхе, как превзошли их и выдающиеся его ученики. Если ты сомневаешься в этом, то сравни между тем, что передается из фикха от тех и этих людей, а затем вынеси решение. И мы говорим не только о голой передаче хадисов.
 
Также передает ибн Ади в «Аль-Камиль» через Яхью ибн Маина от ибн Идриса от аш-Шайбани от Абдульмалика ибн Ияса аш-Шайбани: «Я сказал Ибрахиму: «Кого нам спрашивать после тебя?».
И он сказал: «Хаммада». И Это Хаммад ибн Аби Сулейман, умерший в 120».
 
Сказал аль-Укейли: «Сообщил нам Ахмад ибн Махмуд аль-Харави от Мухаммада ибн аль-Мугиры аль-Бальхи от Исмаила ибн Ибрахима от Мухаммада ибн Сулеймана аль-Асбахани:
 
«Когда умер Ибрахим, собралось пятеро куфийцев, среди них были Умар ибн Кейс аль-Масыр и Абу Ханифа. Они собрали сорок тысяч дирхамов, пришли к аль-Хакаму ибн Утейбе и сказали:
 
«Мы собрали сорок тысяч дирхамов и пришли к тебе, чтобы ты стал нашим главой». И аль-Хакам отказался. Затем они пришли к Хаммаду ибн Аби Сулейману, и он согласился»».
 
И сказанного об ученых этого поколения будет достаточно, ибо их крайне много, и мы ограничимся двумя сообщениями, указывающими на широту познаний людей Куфы этого поколения в области передачи хадисов и их понимания.

Также Рамахурмузи сказал: «Сообщил нам Абдуллах ибн Ахмад ибн Ма`дан от Мазкура ибн Сулеймана аль-Васити: «Я слышал, что Аффан, услышав, как кто-то говорит: «Мы переписали книги такого-то и книги такого-то», сказал: «Мы считаем, что эти люди никогда не достигнут успеха[1].

[1] То есть это касается именно таких передатчиков, которые думают только об увеличении количества своих передач, увеличения шейхов и иснадов, но не заботятся ни о чем другом из знаний. И в отношении таких людей пришло много критики от саляфов, как, например, слова Хасана аль-Басри: «Забота ученых - это соблюдение, а забота глупцов - это передача (ривая)», как передает аль-Хатыб в «Иктида аль-Ильм аль-Амаль», стр. 35.

Мы приходили к одному и слушали хадисы, которых не было у другого, а потом приходили к другому и слушали хадисы, которых не было у первого. Затем мы прибыли в Куфу и остались там на четыре месяца. И если бы мы хотели записать сто тысяч хадисов, то смогли бы это сделать, но записали лишь пятьдесят тысяч. И ни от кого, за исключением Шарика, мы не принимали хадисы, кроме как под диктовку[2], он же отказал нам. И мы не встречали в Куфе тех, кто бы совершал ошибки из-за небрежности».

[2] В моем издании в этом месте идет фраза ما رضينا من أحد إلا ما لأمة, которая не имеет какого-то смысла. Затем я нашел эти слова в «аль-Мухаддис аль-Фасыль» (стр. 560), но там была другая фраза, а именно ما رضينا من أحد إلا بالإملاء, и это уже подходит под контекст и имеет смысл. И поэтому первое, что следует делать студенту, если ему не понятна какая-то фраза, это убедиться, что в ней нет опечаток. Аллах знает лучше. Абу Али

Посмотри, каким был город, в котором такой как Аффан[3] в течение четырех месяцев записал пятьдесят тысяч хадисов.

[3] И этот Аффан - это Аффан ибн Муслим аль-Ансари, шейх имама Бухари, Ахмада, Исхака и многих других. И он тот, о ком ибн аль-Мадини сказал: «Если он сомневался хотя бы в одной букве из хадиса, то оставлял его». Также в «Ат-Такриб». И имам Абу Хатим сказал о нем: «Имам, сика (передатчик достойный доверия), муткин (то есть достигший совершенства). Также сказал о нем ибн Адди: «Он выше того, чтобы о нем можно было кто-то сказать [негативного]». Аль-Банури.

И это число намного больше чем число хадисов в «Муснаде» Ахмада, и как кто-то может считать, что в этом городе мало хадисов?!

Также надо учесть, что хадисы двух святынь (Мекки и Медины) были распространены среди ученых других городов в этом поколении из-за частоты паломничеств. И сколько же среди них тех, кто совершил сорок и больше паломничеств, будь это хадж или умра. Лишь один Абу Ханифа совершил пятьдесят пять паломничеств. Но ты видишь, как имам аль-Бухари говорил: «Я не могу сосчитать сколько раз вошел в Куфу для поиска хадисов», в то время как он говорил, сколько раз он вошел в остальные города. И эти слова также указывают на это.[4]

[4] Также мы приведем третье сообщение, указывающее на обилие хадисов в Куфе. Сказал имам аз-Захаби в «Тазкира аль-Хуффаз» (2:768) в биографии Ибн Абу Давуд: «И он сказал: Я вошел в Куфу, и у меня был лишь один дирхам, и я купил на это тридцать муддов бобов. И я ел из этого и записывал от аль-Ашаджа [Абдуллах ибн Саид аль-Кинди, муххадис Куфы]. И к тому времени, когда бобы закончились, я уже записал тридцать тысяч хадисов, среди которых были и хадисы с прерывающимся иснадом (макту`) и мурсаль». Аль-Ашадж умер в 257 году, прожив больше девяноста лет, как сказал аз-Захаби о нем в «Тазкира аль-Хуффаз» в его биографии (2:502).

Также предыдущее сообщение указывает на отсутствие грамматических ошибок (лахн) у ученых Куфы, в то время как они встречались у ученых Хиджаза, Шама и Египта в это время. И в словах ибн Фариса ты найдешь защиту Малика от этого, также слова ал-Лейса в отношении Рабиа ты найдешь в «Аль-Хилья». И ты найдешь в книге ибн Абу аль-Аввама[5] слова Абу Ханифы в отношении Нафи`а.

[5] Тут не имеется в виду, что имамы Хиджаза не знали грамматики, пусть Аллах убережет нас от такой мысли, а имеется в виду, что их повседневная речь и диалект, на котором они говорили в обычной речи претерпевал определенное изменение и мог отличаться от правильной арабской речи, поэтому иногда в виде оговорки они могли совершать ту или иную ошибку в передачи хадиса, которая была связана не с их незнанием арабской грамматики, а из-за влияния повседневной речи.

Также как в наше время мы видим, что большие ученые Азхара, когда даже преподают книги по грамматике и риторике, говорят на своем диалекте из-за того, что они так привыкли, а не потому что они не знают правил грамматики. Абу Али.


А что касается слов, которые передаются от Абу Ханифы[6], то они передаются без непрерывного иснада, и даже если предположить достоверность этих слов, то их толкование с позиции арабской грамматики очевидно.

[6] Устаз имеет в виду слова أبا قبيس И я слышал, что под этим имеется в виду доска для раздела мяса, а не известная гора в Мекке. Пусть Аллах возвысит устаза еще больше. Аль-Банури.

И аль-Мубаррид в книге «ал-Лахана» подробно критикует ошибки, распространившиеся в разных городах, кроме городов Ирака. И также Масуд ибн Шейба приводит примеры этого в «Ат-Таалиме» [Речь идет о книге «Мукаддима Китаб ат-Таалим» Масуда ибн Шейба ас-Синди, стр.223-231]
 
И в Египте жили копты, в Шаме - греки, а в Хиджаз приезжали разные народы из неарабов, особенно, после эпохи больших табиинов, и все это при отсутствии среди них имамов в науках языка, которые могли бы защитить язык от искажений и внешних влияний.
 
А что касается Куфы и Басры, то именно в этих двух городах были сформулированы правила арабского языка. И жители Куфы проявили особое усердие в собирании всех диалектов арабского языка в эпоху ниспослания откровения, чтобы использовать их для понимания тайн Корана и Сунны, а также видов кыраата.
 
А жители Басры проявили усердие выбора между диалектами того, что заслуживает быть самостоятельным языком. И каждый из этих путей не может обойтись без другого.

И из всего сказано становится понятным, что Куфа известна как центр фикха, хадиса и арабского языка, а что касается Корана, то три имама из семи имамов кыраата были из Куфы:
 
1. Асым [ибн Абу ан-Наджуд. Табиин и имам кыраата из Куфы. Умер в 128 году. Абу Али]
 
2. Хамза [ибн Хабиб аз-Зайат. Умер в 156. Абу Али]
 
3. Аль-Касаи [Али ибн Хамза. Умер в 189 году]
 
И добавь Халафа [ибн Хишама аль-Баззар аль-Багдади. Умер в 229 году. Абу Али] из числа десяти имамов Кыраата. И разъяснение кырата Асыма уже приводилось.
« Последнее редактирование: 14 Февраля 2021, 16:40:26 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Методы Абу Ханифы в обучении фикху

В этой главе мы не будем входить в нюансы биографии Абу Ханифы ан-Ну’мана, потому что в книгах имамов изложено достаточно всего.

Обратись к книге хафиза Абу аль-Касима ибн Абу аль-Аввамы, к книге Абу Абдуллаха аль-Хусейни ас-Саймари, к книге аль-Хариси, которая есть в книге аль-Муваффака аль-Макки, к «Аль-Джузъ» Ибн ад-Дахиля, из которой большую часть передал Ибн Абдуль-Барр в книге «Аль-Интика».
 
Ибн ад-Дахиль, передатчик аль-Укейли, написал книгу о достоинствах Абу Ханифы, опровергая в ней аль-Укейли, который позволил себе слишком многое в отношении факиха уммы и его благородных учеников, а это дело невежд. И он продемонстрировал непричастность к тому, что написал аль-Укейли, что явно противоречит действительности.
 
И аль-Хакам ибн аль-Мунзир аль-Баллути аль-Андалуси прослушал эту книгу от Ибн ад-Дахиля в Мекке, а от него ее прослушал Ибн Абдуль-Барр и большую ее часть включил в биографию Абу Ханифы в «Аль-Интика».
 
А что касается того, что Ибн Абдуль-Барр передает от Бухари, то объективно было бы сначала обратиться к цепочке передачи (санад), как и насчет того, что передает Ибрахим ибн Башшар от Ибн Уейна[1].
 
[1] Это Ибрахим ибн Башшар ар-Рамади. Его слова и их опровержение встретятся ниже.

А что касается Ибн аль-Джаруда[2], то установлено его свидетельство было отведено у кадия мусульман. Было бы прекрасно, если бы на это указали.

[2] Это Абу Мухаммад Абдуллах ибн Али ибн аль-Джаруд ан-Нейсабури, автор книги «Аль-Мунтака» в вопросах решений Шариата. А еще он автор таких книг, как «Ад-Дуафа ва аль-матрукин», «Абу Ханифа» и «Аль-Ахад». Все эти четыре книги Ибн Абдульбарр передает от Абу Умара Ахмада ибн Абдуллаха аль-Баджи от его отца от аль-Хасана ибн Абдуллаха аз-Зубейди от Ибн аль-Джаруда, как говорится в «Бугья аль-мультамис фи риджаль аль-Андалус» [с. 173-174].

И суть в том, что все, кто критиковал его, делали это, не имея на то доводов, как мы подробно разобрали в нашем опровержении аль-Хатыба в этой теме [См. «Таъниб аль-Хатыб»].
 
В этой главе мы поговорим о том, как он обучал фикху, и о его методе обучения.
 
И я говорю:
 
Он, Абу Ханифа ан-Ну’ман ибн Сабит ибн ан-Ну’ман ибн аль-Марзубан ибн Завта ибн Мах, был персом по происхождению и свободным и никогда не был в рабстве. И Исмаиль ибн Хаммад подтверждает это.
 
Салях ибн Шакир аль-Кутби сказал в «Уюн ат-таварих»:
 
«Мухаммад ибн Абдуллах аль-Ансари сказал:
 
– Со времен Умара и до наших дней не было назначено судьи, подобного Исмаилю ибн Хаммаду (имеется в виду в Басре).
 
И его спросили:
 
– И аль-Хасан аль-Басри?
 
И он сказал:
 
– Клянусь Аллахом, даже аль-Хасан аль-Басри. Он был ученым, аскетом, поклоняющимся Аллаху и богобоязненным».
 
И подобному человеку не верят насчет его родословной?!
 
Ат-Тахави передает в «Мушкиль аль-асар» [4:54]:
 
«От Баккара ибн Кутейба от Абдуллах ибн Язида аль-Мукри:
 
«Я пришел к Абу Ханифе, и он спросил у меня:
 
– Откуда мужчина?
 
И я сказал:
 
– Мужчина, которого Аллах облагодетельствовал Исламом.
 
И он сказал мне:
 
– Не говори так, а скажи: «Заключили договор с некоторыми племенами, а затем стали относиться к ним». И я был таким же».
 
И отсюда становится ясно, что вид «валя» был «валя аль-мувалят», а не «валя итк» или «валя аль-Ислам»[4].
 
[4] Аль-Мувалят – это определенный вид связи, в основе которой могут лежать разные причины. Например, когда господин освобождает своего раба, это называется «валя аль-итк»; и если после смерти раба у него не будет никаких родственников, то его бывший господин будет наследовать его имущество. Еще есть «валя аль-Ислам» – это когда группа лиц принимает Ислам через какое-то арабское племя и они становится вассалами определенного племени и связаны с ними разными видами связей. Следующий вид «валя» – это «валя аль-мувалят», и это союзнический договор о поддержке, и человек по этому договору начинает считаться частью этого племени, относиться к нему. Прим. Абу Али.

فَمَاذَا بَعْدَ الْحَقِّ إِلَّا الضَّلَالُ

“Что же после истины, кроме заблуждения?” [Коран (сура «Юнус», аят 32)]

Ибн аль-Джаузи сказал в «Аль-Мантазам»: «У людей нет разногласий насчет понимания Абу Ханифы и его фикха, и Суфьян ас-Саури и Ибн аль-Мубарак говорили: «Абу Ханифа лучше всех знает фикх». И Малика спросили: «Ты видел Абу Ханифу?» Он сказал: «Я видел этого человека. Если бы он спорил с тобой, чтобы доказать, что этот столб из золота, то смог бы привести довод». И аш-Шафии сказал: «Люди в долгу перед Абу Ханифой в фикхе»».

 
Аль-Кади Ияд сказал в «Тартиб аль-мадарик»:

 
«Лейс сказал Малику: «Я вижу, ты наклоняешься в сторону Ирака». И Малик сказал ему: Если я и наклоняюсь в сторону Ирака, то вместе с Абу Ханифой, а он был факихом, о египтянин!»»
 
Я также указал, как другие мазхабы выводятся из его мазхаба, ؓ, в книге «Булюг аль-амани»[это биография имама Мухаммада ибн аль-Хасана аш-Шайбани].

И одна из отличительных черт мазхаба Абу Ханифы заключается в том, что его мазхаб – это мазхаб шура (совет), который передается джамаатом от джамаата до сподвижников, да будет Аллах доволен ими всеми, в отличие от остальных мазхабов, которые представляют собой собрание мнений их имамов.
 
Ибн Абу аль-Аввам сказал:
 
«Ат-Тахави сообщил мне: «Ибн Абу Саур написал мне: «Нух Абу Суфьян сообщил мне: «Аль-Мугира ибн Хамза сказал мне: «Учеников Абу Ханифы, которые вместе с ним составляли его книги, было сорок человек. Великие из великих»»»»».
 
А еще Ибн Абу аль-Аввам сказал:
 
«Ат-Тахави сообщил мне: «Мухаммад ибн Абдуллах ибн Абу Саур ар-Ру’айни написал мне: «Сулейман ибн Имран сообщил мне: «Асад ибн аль-Фурат сообщил мне:
 
«Учеников Абу Ханифы, которые составляли его книги, было сорок человек. И среди первой десятки были такие, как Абу Юсуф, Зуфар ибн аль-Хузайль, Дауд ат-Таъи, Асад ибн Амр, Юсуф ибн Халид ас-Самти (один из учителей аш-Шафии), Яхья ибн Закария ибн Абу Заид, и он записывал все в течение тридцати лет»»»»».
 
Через эту же цепочку передачи (санад) до Асада ибн аль-Фурата:
 
Асад ибн Амр сказал мне: «Они расходились в ответе на какой-то вопрос на уроках Абу Ханифы, и один давал один ответ, а другой отвечал иначе, а затем свои ответы они пересказывали ему, спрашивая его мнение. И он давал близкий ответ. Потом они продолжали размышлять об этом в течение трех дней, а затем записывали его».
 
Ас-Саймари сказал: «Абу аль-Аббас Ахмад аль-Хашими сообщил мне от Ахмада ибн Мухаммада аль-Макки от Али ибн Мухаммада ан-Нахаи от Ибрахима ибн Мухаммада аль-Бальхи от Мухаммада ибн Саида аль-Хуразми от Исхака ибн Ибрахима:
 
«Ученики Абу Ханифы вместе с ним изучали какой-то вопрос, и если не было Афия, то есть Ибн Язида аль-Кади, то Абу Ханифа говорил: «Не поднимайте вопрос, пока Афия не придет». И когда Афия приходил и соглашался со всеми, то Абу Ханифа говорил: «Запишите этот вопрос». А если не соглашался, то говорил: «Не записывайте»»».

Яхья ибн Маин сказал в «Ат-Тарих» и «Аль-Иляль» в риваяте ад-Дури от него [из рукописей библиотеки аз-Захирия]:
 «Абу Ну’айм (аль-Фадль ибн Дукейн)[1] сказал: «Я слышал, как Зуфар говорил: «Мы приходили к Абу Ханифе, и вместе с нами были Абу Юсуф, Мухаммад ибн аль-Хасан, и мы записывали [то, что слышали] от него. И Зуфар сказал: «Абу Ханифа сказал однажды Абу Юсуфу: «Горе тебе, о Якуб, не записывай все, что слышишь от меня, ведь сегодня мне может одно мнение показаться правильным, но завтра я могу передумать, а послезавтра могу передумать снова»[2].

[2] Это одна из причин, почему от имама Абу Ханифы передается несколько мнений в одном вопросе. И еще важно указать на один нюанс. Согласно достоверному мнению, имам Абу Юсуф и имам Мухаммад достигли степени абсолютного иджтихада и были самостоятельными муджтахдиами, но возникает вопрос: «А почему их мнения – это часть ханафитского мазхаба?» Дело в том, что их мнения, отличные от мнений имама Абу Ханифы, – это позиции, которые Абу Ханифа высказывал на собраниях, а потом отказывался от них или менял точку зрения, а эти два имама решали, что первое мнение – более сильное. Поэтому фактически их мнения суть мнения имама Абу Ханифы. Прим. Абу Али.

Посмотрите, как имам запрещал своим ученикам поспешно записывать ответы до полноценного их изучения, как положено.
 
Когда ты поразмыслишь над сказанным, то поймешь, как прав аль-Муваффак аль-Макки, который сказал в «Манакиб Абу Ханифа» [2:133], назвав крупных учеников Абу Ханифы: «Абу Ханифа установил свой мазхаб в виде совета (шура). И он не обходился только своим мнением без их помощи. И это был его иджтихад в религии, усердие в наставлении ради Аллаха, Его Посланника и всех верующих. И он поднимал один вопрос за другим, потом выслушивал их мнения, затем высказывал свое; и дискуссия велась в течение месяца, а иногда и больше, пока не утверждали какой-то один ответ, а затем Абу Юсуф отмечал это в основных записях (усуль), и это было более правильно и ближе к истине, и сердца становились уверенней, чем если бы это было мнение одного человека, который установил свой мазхаб, где все мнения исходят лишь от него»[4].

[4] Но тут следует сказать, что на сегодняшний день каждый мазхаб – это результат труда и размышлений сотни имамов и великих ученых над наследием своих имамов. И поэтому мнение, которое является сильным в том или ином мазхабе, – это не просто историческая случайность, но духовный и интеллектуальный итог многих сотен лет. И к этому надо относится соответствующе. Прим. Абу Али.

И так становится ясно, что имам Абу Ханифа не заставлял учеников принимать его мнение, но велел заново изучать свою точку зрения, пока их мнение не прояснится, как утренний рассвет, и тогда они принимали то, где довод был им понятен, и отвергали то, что им казалось бездоказательным[5].

[5] Необходимо указать, что ученики имама Абу Ханифы были муджтахидами и в этом смысле были равны ему в возможности самостоятельного анализа текстов Шариата, поэтому они не могли ничего принять без довода, так как человек, достигший степени иджтихада, не может делать таклид. Однако нас это не касается, поэтому мы обязаны следовать своему мазхабу, даже если не знаем довода (далиль). Прим. Абу Али.

И он говорил нечто следующее по смыслу: «Никто не имеет права следовать за нашим мнением, если он не знает, на основе чего мы высказали его».

Вот почему его мазхаб распространился так массово, в отличие от других. И вот почему эти факихи столь совершенны и почему их так много. Дело в том, что это превосходный метод в обучении фикху и в воспитании подрастающих.
 
И поэтому Ибн Хаджар аль-Макки сказал в «Аль-Хайрат аль-хисан» [с. 62]:
 
«Отдельные имамы сказали: «Никому из известных имамов Ислама не было даны такие ученики, как Абу Ханифе, и ни ученые, ни обычные люди не получили ни от кого пользы больше, чем от него и его учеников, в понимании хадисов, выведенных тем, новых ситуаций (навазиль)[6], судейских и других решений».

[6] Имеются в виду новые вопросы и ситуации, которые не описаны в аятах и хадисах. Прим. Абу Али.

Мухаммад ибн Исхак ан-Надим пишет в «Аль-Фахрасат»:
 

    «И знание на суше и в море, на Востоке и на Западе, вблизи и вдалеке – это его составление, ؓ».

 
Аль-Мажд ибн аль-Асир [умер в 606-м году] также сказал в «Джами аль-усуль»:
 
«И если бы в этом не было какой-то тайны Всевышнего Аллаха, то почему половина этой общины с древних времен до этих дней[2] поклоняется Аллаху согласно мазхабу этого великого имама?»

[1] Есть три великих ученых, которые достигли высот в знании арабского языка, истории и хадиса. Они были братьями и известны как «Ибн аль-Асир».
 
Самый младший из них – Абу аль-Фатх Дияуддин Насруллах, который известен как Дияуддин ибн аль-Асир (ум. в 637-м г.). Он знаменит своей книгой по филологии под названием «Аль-Масаль ал-саир».
 
Среднего же брата звали Изуддин Абу аль-Хасан Али ибн Мухаммад ибн аль-Асир (ум. в 630-м), он был признанным историком, который известен одной из самых знаменитых книг по истории «Аль-Камиль фи ат-тарих». Также он известен книгой о сподвижниках «Усуд аль-габа».
 
А самый старший брат – Абу ас-Саадат аль-Мубарак ибн Мухаммад ибн аль-Асир аль-Джазари аш-Шафии (ум. в 606-м г.), известный как аль-Мажд ибн аль-Асир. Он знаменит своей книгой «Джами’ аль-усуль» и собрал в своем труде шесть основных сборников хадисов: «Аль-Муввата», «Сахих» аль-Бухари, «Сахих» Муслима, «Сунан» Абу Дауда, «Сунан» ат-Тирмизи и «Сунан» ан-Насаи, – но не включил туда «Сунан» Ибн Маджа. В то время еще не утвердилось, что «Сунан» Ибн Маджа – шестая книга из «кутуб ситта»: это было установлено окончательно лишь после книг имама аль-Миззи, а именно после «Тухфа аль-ашраф» и «Тахзиб аль-камаль», где книга Ибн Маджа была утверждена шестой. Прим. Абу Али.


И никто из этих троих [Ибн Хаджар аль-Макки, Мухаммад ибн Исхак ан-Надим и аль-Мажд ибн аль-Асир] не следовал мазхабу имама, поэтому их не обвинишь в фанатичном отношении к нему, да будет Аллах им доволен.
 
И суть в том, что особенность этого мазхаба – в том, что вопросы составлялись в совете (шуры), многочисленных диспутах и принимались решения джамаата (большой группы людей) от джамаата до начального полного источника фикха, в эпоху сподвижников. И это продолжилось стремлением части ученых изучать новые ситуации (навазиль), джамаатом после джамаата, как Всевышний Аллах пожелает и пока этот мазхаб не распространится из-за нужд века и потребностей развитой людской цивилизации[4].

[4] Гений имама Абу Ханифы, ؓ, особенно ярко проявился в наше время, когда мировая финансовая система полностью контролируется неверующими. И, если бы не разделение видов запретных торговых сделок на батыль и фасид, мусульмане не могли бы вести никакой экономической деятельности в современном мире. Прим. Абу Али.

И теперь ты видишь, как Ибн Халдун говорит в «Мукаддима» о мазхабе Малика следующее: «Люди, в основном, вели кочевой образ жизни в Магрибе, Андалусии и не обращали внимания на цивилизацию, которая была развита в Ираке [5], и они были ближе к жителям Хиджаза, чей образ жизни был близок к кочевому, и поэтому они не переставали упорно следовать мазхабу Малика, и не приняли ревизию цивилизации  и ее развитие».

[5] И это не слова ханафита или куфийца, а слова известного историка-маликита из Магриба, который был кадием Египта (аль-Банури).

И если таков мазхаб Малика, который царил в Андалусии долгие века, в понимании Ибн Халдуна, то что же думать об остальных мазхабах, чье господство не длилось в цивилизации долго[6]?

[6] Здесь следует возразить насчет мазхаба имама аш-Шафии, ؓ. Многие века он был ключевым мазхабом важнейших регионов Исламской цивилизации, таких как Египет и Шам, и поэтому никак нельзя сказать, что в развитой части Исламского мира не царил шафиитский мазхаб. Аллах знает лучше. Прим. Абу Али.

Что касается кыраата Абу Ханифы, то это кыраат Асыма, который распространен везде. И Коран занимает у него высочайшее положение как довод, и аяты общего характера – однозначны (кат’и).
 
Все знают, как он мог прочитать весь Коран в одном ракаате и как мало саляфов было способно на такое.
 
От него передаются некоторые слабые (шазз) чтения, но это недостоверно и поэтому нет нужды отвечать на это, как делали аз-Замахшари и ан-Насафи в своих тафсирах. Эти чтения ложно приписываются ему, что упоминают аль-Хатыб в «Тарих», аз-Захаби в «Табакат аль-курра» и Ибн аль-Джавзи в «Ат-Табакат». А выдумал это аль-Хуза’и.
 
И аз-Захаби пишет в биографии Абу аль-Фадля Мухаммада ибн Джафара аль-Хуза’и (ум. в 407-м г.):

«Он составил книгу с чтением Абу Ханифы, и ад-Даракутни указал, что это выдумка, у которой нет никакой основы. И другие сказали: «Он не был достойным доверия»».

Что касается множества хадисов от него, то это видно в доводах в разных разделах фикха, которые собраны в семнадцати муснадах великих имамов из числа его последователей и других хафизов. И, когда аль-Хатыб пришел в Дамаск, у него был «Муснад Абу Ханифа» ад-Даракутни и «Муснад Абу Ханифа» Ибн Хашина, и это не включается в семнадцать упомянутых муснадов[7].

[7] Что касается муснадов, которые изданы в наши дни, такие как «Муснад» Абу Ханифы или «Муснад» аш-Шафии, то эти книги не были написаны самими имамами, в отличие от «Муватты» Малика или «Муснада» Ахмада. Эти книги составлены поздними учеными, которые собрали свои хадисы, в иснадах которых присутствуют эти имамы. Прим. Абу Али.

Аль-Муваффак аль-Макки сказал в «Аль-Манакиб» [1/96]:
 
«Аль-Хасан ибн Зияд сказал: «Абу Ханифа передавал четыре тысячи хадисов: две тысячи из них – через Хаммада, а остальные две тысячи через других шейхов»»[8].

[8] Наш шейх аль-Кавсари, да помилует его Аллах, сказал в «Таъниб аль-хатыб» [с. 152]:
 
«Что касается хадисов по шариатским решениям, которые передаются в муснадах, где устраняются повторы текста (матна) и где собраны иснады одного хадиса, то их очень и очень много. И тот, кто знает сколько хадисов по шариатским решениям у Малика или аш-Шафии, не сочтет это число малым, если принять в расчет то, что они не брали хадисы друг у друга. В «Джуз ибн аккаль» в риваяте Ибн Башкуваль приводятся разные мнения о количестве [хадисов], которое необходимо для муджтахида, но на цитирование всего этого уйдет слишком много места. И в целом это порядка пятисот хадисов. И некоторые поздние ханбалиты говорят, что для муджтахида достаточно пятисот хадисов».

 
Шейх Абдуль-Фаттах говорит:

«И «поздний ханбалит» – это ат-Туфи в кратком изложении (мухтасар) книги «Рауд ан-назыр» Ибн аль-Куддамы аль-Макдиси аль-Ханбали, которое называется «Бульбуль ар-Равда», и он сказал в ней [с. 173-174]:
«Муджтахид обязан знать из Корана аяты, связанные с шариатскими решениями, и это порядка пятисот аятов, и столько же из Сунны».
И мнение, что Абу Ханифа передавал мало хадисов, или часто противоречил хадисам, или часто следовал слабым хадисам, – это проявление невежества. И такой человек не знает условий следования хадисам у имамов и измеряет знания имамов иджтихада своими собственными весами, чье мерило, возможно, имеет дефект».



И число вопросов, разобранных им, – восемьдесят три тысячи как минимум, а число его учителей огромно.
 
А что касается того, как глубоко Абу Ханифа знал арабский язык, то на это указывает тот факт, что он вырос в колыбели наук по арабскому языку, и его меткие определения в этих науках.
 
И Абу Али аль-Фариси, ас-Сирафи и Ибн Джинни написали книги, разъясняя тончайшие нюансы его мнений о клятвах в «Аль-Джами’ аль-кабир», и подтверждая, что он достиг невиданных высот в постижении тайн арабского языка. И этого всего будет достаточно.

« Последнее редактирование: 14 Февраля 2021, 17:16:29 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Великие хафизы и муххадисы из числа учеников Абу Ханифы и последователей его мазхаба

1. Имам Зуфар ибн аль-Хузейль аль-Басри (ум. в 158-м г.). Ибн Хиббан называет его хафизом и совершенным знатоком в книге «Ас-Сикат»[1]. И это один из самых благородных учеников имама и автор книги «Аль-Асар».

[1] Имам ибн Хиббан сказал в «Ас-Сикат» [6/339]:

«Зуфар ибн аль-Хузейль ибн Баль’анбар, и его кунья – Абу аль-Хузейль аль-Куфи. Он был учеником Абу Ханифы, передавал хадисы от Яхьи ибн Саида аль-Ансари, а от него передавал Шаддад ибн аль-Хаким и куфийцы в целом. И Зуфар был хафизом, совершенным [в передачах] и редко ошибался. Он уделял много внимания риваятам, в отличие от его учителя. И он лучше всех знал кыяс среди его учеников и больше всех обращался к истине, когда это становилось ему ясным. Умер он в аль-Басре. И его отец был из Асбахана. И он умер во время правления Абу Джаф’ара».


2. Имам, хафиз Ибрахим ибн Тахман аль-Харави (ум. в 163-м г.). И его биографию можно прочитать в «Табакат аль-хуффаз»[2]. И он передавал достоверные хадисы и много.

[2] Имам ас-Суюти сказал в «Табакат аль-хуффаз» [с. 96-97]:
 
«Ибрахим ибн Тахман ибн Шу’ба аль-Хурасани, Абу Саид аль-Харави. Родился в Герате и проживал в Нейсабуре, затем направился в Багдад и передавал хадисы там, затем переселился в Мекку, где и умер. Аюб ас-Сахтаяни, аль-А’маш и ас-Саури передавали от него хадисы, также передают от него Ибн аль-Мубарак и Абдур-Рахман ибн Махди. И все согласны, что он достоин доверия, но его обвиняли в ирджа.
     
Яхья ибн Актам сказал: «Он был самым благородным из тех, кто передавал хадисы в Хорасане, Ираке, Хиджазе, и наиболее достойным доверия, и его знания были наиболее глубоки. Он умер в 165-м году, и потом не было никого, равного ему».


3. Имам аль-Лейс ибн Саад (ум. в 175-м г.). И многие обладатели знания считали его ханафитом. В частности, так считал аль-Кади Закария аль-Ансари в «Шарх аль-Бухари»[3].

[3] Так считал и историк Шамсуддин ибн Халикан аш-Шафии и выразил это в «Вафаят аль-а’ян» (шейх Абдуль-Фаттах).
 
Ибн Халикан сказал в «Вафаят аль-а’ян» [4:127]: «Я видел в некоторых сборниках, что аль-Лейс был ханафитом».

Не думаю, что этого достаточно, чтобы утверждать, что великий имам-муджтахид был ханафитом. С таким же успехом можно ханафитом считать имама аш-Шафии. Прим. Абу Али.



Ибн Абу аль-Аввама тоже передает со своим иснадом от аль-Лейса, что в Мекке тот посещал собрания Абу Ханифы, и его спросили о сыне, которого отец женил, потратив много денег, а затем он дал жене развод. И, когда ему покупали рабыню, он сразу же освобождал ее. И Абу Ханифа посоветовал задающему вопрос купить себе рабыню, на которую падет глаз его сына, а затем женить его на ней: и если он разведется с ней, то рабыня вернется как его собственность, а если захочет освободить, то освобождение не будет действительным. И аль-Лейс сказал: «Клянусь Аллахом, меня убедил его правильный ответ, как удивила и скорость, с которой он был дан». И аль-Лейс был имамом-муджтахидом.

4. Имам, хафиз аль-Касим ибн Ма’н аль-Мас’уди (ум. в 175-м году). И был одним из тех, кто больше всего передавал хадисы и поэзию и лучше всех знал фикх и арабский язык. Мухаммад ибн аль-Хасан задавал ему вопросы по арабскому языку. Один из благородных учеников Абу Ханифы. Обратись к «Табакат аль-хуффаз»[1] аз-Захаби и «Аль-Джавахир аль-мудия» аль-Хафиза аль-Кураши[2].

[1] Аз-Захаби сказал в «Тазкира аль-хуффаз» [1/239]:
 
«Аль-Касим ибн Ма’н ибн Абдур-Рахман ибн Абдуллах ибн Масуд, кадий Куфы, Абу Абдуллах аль-Хузали аль-Мас’уди, один из великих имамов, и он брат Абида ибн Ма’на. Он передает хадисы от Хусейна ибн Абдур-Рахмана, Абдуль-Малика ибн Умейра, Мансура ибн аль-Му’тамира, Хишама ибн Урва и их поколения. Абдур-Рахман ибн Махди, Абу Ну’айм, Абдуллах ибн аль-Валид аль-‘Адани, Абу Гассан ан-Нахди и другие передают от него.
 
Ахмад сказал о нем: «Он не брал деньги за судейство».
 
Абу Хатим сказал о нем: «Один из тех, кто больше всех передавал хадисы и поэзию, и один из самых знающих в области арабского языка».
 
Я [то есть имам аз-Захаби] говорю:
 
Он умер в 175-м году, да помилует его Аллах. Хадисы от него встречаются у Абу Дауда и ат-Тирмизи».
 
Ас-Суюты сказал в «Табакат аль-хуффаз» [с. 106-107]:
 
«Аль-Касим ибн Ма’н аль-Масуди аль-Куфи, кадий Куфы. Передает от Абу Ханифы, Сулеймана ат-Тайми, Мансура и его поколения. Ибн Махди, Абу Ну’айм и другие передают от него. Ахмад, Ибн Ма’ин и другие сочли его достойным доверия. Абу Дауд сказал: «Достойный доверия. В нем было немного ирджа». Он умер в 175-м году».

[2] Аль-Хафиз аль-Кураши сказал в «Аль-Джавахир аль-мудия» [2/708-710]:
 
«Аль-Касим ибн Ма’н ибн Абдур-Рахман ибн Абдуллах ибн Масуд, кадий Куфы, Абу Абдуллах аль-Хузали аль-Куфи. Стал кадием куфы после Шарика ибн Абдуллаха. Он был среди тех, кому Абу Ханифа сказал в одном из собраний (маджлис): «Вы радость моего сердца и устранение моей грусти».
 
Ибн Ма’ин сказал: «Он был благородным человеком, судьей Куфы и не брал за это плату».
 
И ас-Саймари сказал: «И он со своим превосходством в фикхе и глубочайших знаниях в области фикха был имамом в сфере арабского языка».
 
Ибн Абу Хатим сказал: «Достойный доверия (сика), правдивый (садук). Он был одним из тех, кто больше всех передавал хадисы и поэзию. И он был самым знающим из них в области фикха и арабского языка».
 
Он умер в 175-м году. Авторы «Ас-Сунан» передают от него хадисы.
 
Абдуллах ибн Ахмад сказал: «Я спросил о нем своего отца, и он сказал: «Он достоин доверия (сика)».
 
Ибн Махди передает от него.
 
Он был кадием Куфы и не брал за это плату. Был крайне умным человеком и автором стихов.
 
Ат-Тахави сказал: «Сулейман ибн Шу’айб  передает от отца: «Мухаммад ибн аль-Хасан сказал нам: «Один из наших судей, аль-Касим ибн Ма’н, сказал: «Если супруги будут спорить о том, кому из них принадлежит домашняя утварь, то все в доме будет поделено между ними на две части»»»».
 
Ат-Тахави сказал: «Ибн Абу Имран сказал нам: «Аль-Касим ибн Ма’н был имамом в области фикха, и это один из самых благородных учеников Абу Ханифы. И Мухаммад ибн аль-Хасан передает от него. И он был имамом в сфере арабского языка. Аль-Фарраъ тоже много передает от него. И он был имамом в щедрости и достоинстве». Ибн Абу Имран спросил: «Ты имам в фикхе и имам в арабском языке. Какая из этих двух наук более обширна?» – «Клянусь Аллахом, одна книга Абу Ханифы обширнее, чем весь арабский язык»».
 
Три этих цитаты дополняют друг друга, и поэтому мы привели их полностью. Прим. Абу Али.


5. Абдуллах ибн аль-Мубарак (ум. в 181-м году). В его книгах содержалось порядка двадцати тысяч хадисов. И Ибн Махди ставил его выше ас-Саури.
 
Яхья ибн Адам сказал:
«Если я искал [разбор] нюанса какой-то темы и не находил его в книгах Ибн аль-Мубарака, то вообще отчаивался найти его где-либо».

Он из числа особых учеников Абу Ханифы, но некоторые люди оговорили его и приписали ему то, что он не говорил про Абу Ханифу, как они сделали и со многими другими учеными[1].

[1] Как подробно расписано в «Таъниб аль-хатыб». И, как сказал наш шейх аль-Кавсари, рахимахуллах, «ложь обычно сопровождается тем, что указывает на ее выдуманность».

6. Имам Абу Юсуф Якуб ибн Ибрахим аль-Кади[2]. Аз-Захаби упомянул его в «Тазкира аль-хуффаз»[3] и написал о нем отдельную работу[4].

[2] В этом месте наш устаз указал в примечании, что лучше в списке поставить Ибн аль-Мубарака перед Абу Юсуфом, и мы в нашем издании так и сделали.
 
[3] Имам аз-Захаби пишет в «Тазкира аль-хуффаз» [1/292-294]:
 
«Факих Ирака, Якуб ибн Ибрахим аль-Ансари аль-Куфи, ученик Абу Ханифы, да будет Аллах доволен ими обоими. Он прослушал хадисы от Хишама ибн Урва, Абу Исхака аш-Шайбани, Ата ибн ас-Саиба и их поколения. Мухаммад ибн аль-Хасан аль-Факих, Ахмад ибн Ханбаль, Бишр ибн аль-Валид, Яхья ибн Маин, Али ибн аль-Джа’д, Али ибн Муслим ат-Туси, Амр ибн Абу Амр и многие другие передают от него.
 
Когда он начал получать знания, а его отец был бедным, Абу Ханифа давал ему сто за сто [дирхамов].
 
Аль-Музани сказал: «Абу Юсуф выслеживал людей, чтобы слушать от них хадисы».
 
Яхья ибн Яхья ат-Тамими сказал: «Я слышал, как Абу Юсуф говорил перед смертью: «Я отказываюсь от всех своих фетв, кроме тех, что соответствуют Корану и Сунне», – а в другой версии: «Кроме того, что в Коране и чего придерживаются все мусульмане».
 
Абу Исхак Ибрахим ибн Абу Дауд аль-Барласи [передает] от Яхьи ибн Маина: «Люди не знают никого, у кого было бы больше хадисов, чем у Абу Юсуфа, и никого основательнее его».
 
Али ибн аль-Джа’д сказал: «Я слышал, как Абу Юсуф говорил: «Если кто-то скажет: «Мой иман такой же, как иман Джибриля», – тот сторонник новшеств»».
 
Бишр ибн аль-Валид сказал: «Я слышал, как Абу Юсуф говорил: «Тот, кто ищет единичные хадисы (гараиб), в итоге будет передавать ложь, а кто будет искать деньги через алхимию, тот разорится, а кто ищет религию через калям, тот впадет в безбожие»».
 
Ахмад сказал: «Абу Юсуф был объективным в хадисе».
 
Аббас передает от Ибн Маина: «Абу Юсуф был знатоком хадиса и придерживался Сунны».
 
Ибн Сама’а сказал: «После того как Абу Юсуф стал кадием, он каждый день совершал двести ракаатов [желательного намаза]».
 
Аль-Фаллас сказал: «Правдивый (садук), совершал много ошибок [в передачах хадисов]».
 
Он умер в 182-м году.
 
У него есть разные сообщения по теме [шариатского] знания, которое я отдельно собрал и которые также отдельно собрал Мухаммад ибн аль-Хасан, рахимахуллах.
 
Самый старший из его шейхов – Хусейн ибн Абдур-Рахман, и он не встречал Абдуллаха ибн Динара, и между ними – один человек».
 
К похвале имама Ахмада можно добавить тот факт, что имам Абу Юсуф был первым шейхом, от которого имам Ахмад услышал хадисы, на что указывает Ибн аль-Джаузи в «Манакиб имам Ахмад» [с. 26]. А имам ас-Суюты упоминает его в «Табакат аль-хуффаз» [с. 127-128], но там просто кратко пересказаны слова имама аз-Захаби, поэтому нет смысла приводить оттуда цитату. Прим. Абу Али.

[4] Эта работа была издана вместе с двумя другими с одной книге «Достоинства имама Абу Ханифы и двух его учеников: имама Абу Юсуфа и имама Мухаммада».



Ибн Джарир сказал:
 
«Был факихом, ученым, хафизом. Был известен способностями к заучиванию хадисов. Он мог посетить мухаддиса, выучить у него пятьдесят-шестьдесят хадисов, а затем встать и передать их людям. И хадисов у него было очень много».

Ибн аль-Джавзи в «Ахбар аль-хуффаз»[5], а до него Ибн Хиббан в «Ас-Сикат»[6] тоже сказали, что у него поразительная память.

[5] Ибн аль-Джавзи говорит в «Аль-Хасс аля хифз аль-ильм» [с. 105]:
 
«Якуб ибн Ибрахим (кади Абу Юсуф) был известен своей способностью заучивать хадисы. Он мог прийти на собрание мухаддисов, выучить пятьдесят-шестьдесят хадисов, а затем диктовать их [по памяти]». Прим. Абу Али.
 
[6] Ибн Хиббан  (ум. в 354-м году) говорит в «Ас-Сикат» [7/645-647]:
 
«Абу Юсуф Якуб ибн Ибрахим ибн Са’д аль-Куфи. Он передает хадисы от Яхьи ибн Саида аль-Ансари. Бишр ибн аль-Валид передает от него. Он следовал пути двух своих товарищей только в фикхе и расходился с ними в теме имана и Корана. Аль-Хасан ибн Мухаммад передал мне от Исхака ибн Ибрахима от Кутейба ибн Саида: «Я слышал, как Абу Юсуф говорил: «Иман – это слово и дело, увеличивается и уменьшается». Мухаммад ибн Исхак ас-Сакафи передал мне от Абдуллаха ибн Ахмада ибн Ханбаля от Махмуда ибн Гаяляна от Мухаммада ибн Саида ибн Муслима аль-Бахили от его отца: «Я спросил у Абу Юсуфа, когда он был в Джурджане, об Абу Ханифе, и он сказал: «Что я могу поделать, если он умер джахимитом?» Абу Хатим, ؓ, сказал: «Мы не похожи на чернь в совершении недозволенного и в похвале, даже если человек имеет отличное от нашего мнение: мы отдаем должное каждому шейху и каждого человека хвалим и критикуем так, как он того заслуживает. И мы включили Зуфара и Абу Юсуфа в число достойных доверия (сикат), поскольку нам стало ясно, что они достойны доверия в своих сообщениях. И мы сочли слабыми передатчиками тех, кто на них не похож, потому что, по нашему мнению, достоверным, что хадисам от них нельзя доверять.
 
Умер Абу Юсуф в 182-м году. И у Абу Юсуфа был сын, которого звали Юсуф ибн Якуб аль-Кади, который умер в 192-м году.
 
Я слышал, как Ибн Кахтаба сказал, что Мухаммад ибн ас-Саббах, когда его спросили: «Почему ты не записываешь хадисы от Хушейма?» – ответил: «Потому что я ушел с его собрания, когда однажды ему задали вопрос и он не смог на него правильно ответить, и я стал посещать уроки Абу Юсуфа. Абу Юсуф был праведным человеком, который постоянно постился».
 
Что касается риваята, что имам Абу Юсуф сказал, что имам Абу Ханифа умер джахимитом, то он не может быть достоверным, ведь имам Абу Юсуф всю жизнь высоко оценивал своего учителя. Вдобавок такой риваят не может быть принят от Ибн Хиббана, который отличался ненавистью к Абу Ханифе и к ханафитам в целом и даже составил три отдельные книги, чтобы опорочить имама Абу Ханифу.
 
В своей книге «Ад-Ду’афа ва аль-матрукин», где собраны биографии заблудших, безбожников, людей, выдумывающих хадисы, и слабых передатчиков, он привел биографию Абу Ханифы, и это самая длинная биография в этой книге! И в ней рассказываются безумные вещи вроде того, что имам Абу Ханифа дозволял поклоняться сандалиям!
 
Ибн Хиббан был учеником Ибн Хузеймы и, скорее всего, от него и перенял эту ненависть к ханафитам, которую испытывали некоторые ученики имама аш-Шафии, такие как аль-Хумейди, от которого имам аль-Бухари тоже перенял определенную неприязнь к ханафитам. Но, безусловно, сам имам аш-Шафии, ؓ, не имел к этому никакого отношения.
 
Шейх Абдуль-Фаттах Абу Гуда в одном из примечаний к «Аль-Интика» [с. 231-254] подробно разбирает, как фанатично Ибн Хиббан ненавидел имама Абу Ханифу. Если бы не большой объем этого примечания, мы бы процитировали его тут целиком. Прим. Абу Али.


Умер он в 182-м году. И лишь про одну его книгу «Аль-Амали» говорят, что в ней триста частей. И этого достаточно»[7].

[7] А еще обратись для изучения биографии Абу Юсуфа к книге нашего шейха аль-Кавсари, рахимахуллах, «Хусн ат-такади».

8. Имам Мухаммад ибн аль-Хасан аш-Шайбани (умер в 189-м). Он знал множество хадисов. Я написал его биографию в книге «Булюг аль-амани».
 
И его книги: «Аль-Асар», «Аль-Муватта»[1], «Аль-Худжа аля ахлиль-Мадина» – указывают на его совершенство в области хадиса, о величие которого разбивается высокомерие невежд.

[1] Это риваят имама Мухаммада «Муватты» имама Малика, и этот риваят известен как «Муватта» Мухаммада. Имам аль-Лякнави написал обширный комментарий к этой книге. Прим. Абу Али.

9. Хафс ибн 'Ияс аль-Кади. От него записано порядка четырех тысяч хадисов, которые он диктовал по памяти. Умер в 194-м году. См. «Ат-Табакат»[2] и «Аль-Джавахир»[3].

[2] Аль-Хафиз аль-Кураши сказал в «Аль-Джавахир аль-мудия»:
 

    «Хафс ибн Гияс, имам, хафиз, Абу Умар ан-Наха’и, был кадием Багдада, а затем кадием Куфы. Передает хадисы от своего деда, Талька ибн Муавия, Асыма аль-Ахваля, Лейса ибн Абу Сулеймы, Хишама ибн Урва, Убейдуллаха ибн Умара и многих других. Его сын, Умар ибн Хафс, Ахмад, Исхак, Али ибн аль-Мадини, Ибн Маин, Ибн Абу Шейба, Амр ан-Накид, Якуб ад-Давраки, аль-Хасан ибн Арафа, Ахмад аль-Атарди и многие другие передают от него. Родился в 117-м году.
     
    Яхья аль-Каттан сказал: «Хафс – самый достойный доверия передатчик от аль-А’маша».
     
    Саджада сказал: «Судейство закончилось на Хафсе ибн Гиясе».
     
    Хафс сказал: «Клянусь Аллахом, я стал судьей лишь тогда, когда мне стала дозволенной мертвечина». Он умер, и на нем лежал долг в девятьсот дирхамов.
     
    Яхья ибн Маин сказал: «Все, что Хафс передавал в Багдаде и Куфе, он передавал по памяти и ни разу не приносил книгу. И от него было записано от трех до четырех тысяч хадисов, который он диктовал по памяти».
     
    Абу Джафар аль-Муснади говорил: «Хафс ибн Гияс был одним из самых щедрых арабов. И он говорил тому, кто не ел у него: «Я не буду передавать ему хадисы»».
     
    Хафс, да помилует его Аллах, умер в 194-м году».
     
    Имам ас-Суюты сказал в «Табакат аль-хуффаз» [с. 130-131]:
     
    «Хафс ибн Гияс ибн Тальк ибн Муавия ан-Наха’и, Абу Умар аль-Куфи, кадий Куфы и Багдада. Передает хадисы от Исмаиля ибн Абу Халида, Аш’аса ибн Саввара, Джафара ас-Садика, Халида аль-Хаззаъ и Асыма аль-Ахваль. Ибн Рахавейх, Абу Хейсама Зухейр ибн Харб, Абу Бакр ибн Абу Шейба, Кутейба ибн Саид, Абу Курейб передают от него.
     
    У Ибн Маина спросили: «Кто знает больше хадисов наизусть: Ибн Идрис или Хафс ибн Гияс?» И он сказал: «Ибн Идрис был хафизом, а у Хафса были хадисы и понимание».
     
    Аль-‘Иджли сказал: «Достойный доверия (сика), факих».
     
    Яхья ибн Саид сказал: «Наиболее достойный доверия передатчик от аль-А’маша – Хафс ибн Гияс. Лучше, чтобы человек сам себе вырвал глаз, чем быть кадием».  И еще он говорил: «Судейство закончилось на Хафсе ибн Гиясе».
     
    Когда он умер, то не оставил после себя ни одного дирхама, но девятьсот дирхамов долга»».

 
[3] Аль-Хафиз аль-Кураши сказал в «Аль-Джавахир аль-мудия»:
 

    «Хафс ибн Гияс ибн Тальк, известный как ан-Наха’и, кадий Куфы. Имам, ученик имама, один из тех, кому Абу Ханифа сказал: «Ты радость моего сердца и устранение моей печали».
     
    Аз-Захаби сказал в «Аль-Мизан»: «Один из достойных доверия (сика)».
     
    Ахмад, Ибн Маин, Ибн аль-Мадини, Яхья аль-Каттан передают от него. А он передает от аль-А’маша, Ибн Джурейджа, Яхьи ибн Саид аль-Ансари.
     
    Ибн аль-Мадини сказал: «Я слышал, как Яхья ибн Саид аль-Ансари говорил: «Наиболее достойный передатчик от аль-А’маша – это Хафс ибн Гияс»».
     
    Ахмад ибн Абдуллах [аль-‘Иджли] сказал: «Достойный доверия (сика) и факих».
     
    И, когда Ваки’а спрашивали о чем-то, он говорил: «Иди и спроси нашего кадия».
     
    Он был благочестивым шейхом. Умер в 196-м году. И хадисы от него встречаются во многих сборниках хадисов, как сказал Абдуль-Гани в «Аль-Камаль».
     
    Аз-Захаби сказал в «Аль-Мизан»: «Умер в 194-м году, согласно достоверному мнению. Родился в 117-м году и занял пост судьи в [сто] семьдесят седьмом году, когда ему было шестьдесят лет»».


10. Ваки’ ибн аль-Джаррах (умер в 197-м году).
 
Аз-Захаби сказал:
 «Яхья сказал: «Я не видел никого лучше него, и он давал фетву по мнению Абу Ханифы»».

Ахмад сказал:
«Читайте книги Ваки’а. Я не видел никого более знающего, чем Ваки’».

[1] Имам аз-Захаби сказал в «Тазкира аль-хуффаз» [1/298]:
 
«Яхья ибн Саид ибн Фарух, имам, господин всех хафизов, Абу Саид ат-Тамими аль-Басри аль-Каттан. Родился в 120-м году. Он прослушал хадисы от Хишама ибн Урва, Ата ибн ас-Саиба, Хусейна аль-Муаллима, Хусейма ибн Ирака, Хумейда ат-Тавиля, Сулеймана ат-Тайми, Яхьи ибн Саида аль-Ансари, аль-А’ша и их поколения. Ибн Махди, Аффан, Мусаддад, Ахмад, Исхак, Али, Яхья, аль-Фалляс, Бундар, Мухаммад ибн Шаддад и многие другие передают от него.
 
Ахмад сказал: «Я не видел никого похожего на Яхью ибн Саида аль-Каттана».
 
Ибн Маин сказал: «Абдур-Рахман ибн Махди сказал мне: «Ты никогда не видел никого равного Яхье ибн Саиду аль-Каттану».
 
Ибн аль-Мадини сказал: «Я никогда не видел никого равного Яхье ибн Саиду аль-Каттану в знании передатчиков».
 
Бундар сказал: «Он имам своего времени».
 
Ибн Аммар сказал: «Если бы ты посмотрел на Яхью ибн Саида, то подумал бы, что он ничего не знает, потому что он был похож на торговца, но когда он говорил, то перед ним замолкали факихи».
 
Ахмад ибн Мухаммад ибн Яхья сказал: «Мой дед никогда не шутил и не смеялся, лишь улыбался. И он никогда не посещал общественные бани и красил хной волосы».
 
Ибн Маин сказал, что Яхья аль-Каттан в течение двадцати лет делал хатм Корана в ночном намазе.
А еще Бундар сказал: «Я ходил к нему в течение двадцати лет, и не думаю, чтобы он хотя бы раз согрешил».
 
Мухаммад ибн Абу Сафван сказал: «Яхья ибн Саид ел [продукты] из своего же урожая: пшеницу, ячмень и финики».
 
Яхья ибн Маин сказал: «Яхья ибн Саид в течение сорока лет не пропустил зенит в мечети».
 
Ахмад сказал: «Я не видел никого, кто бы так мало ошибался, как Яхья ибн Саид».
 
Аль-‘Иджли сказал: «У него были чистые хадисы, и он не передавал ни от кого, кроме достойных доверия».
 
Абу Кудама ас-Сарахси сказал: «Я слышал, как Яхья ибн Саид говорил: «Все, кого я встретил, говорили: «Вера (иман) – это слово и дело», – выносили такфир джахимитам и говорили о превосходстве Абу Бакра и Умара»».
 
Ибн Маин сказал: «Когда рядом с Яхьей ибн Саидом читали Коран, он падал ниц, так что его лицо касалось земли».
 
Ибн Маин сказал: «У него было очень слабое сердце, и когда он поссорился с соседом и тот начал ругать его, то расплакался и стал говорить: «Он прав. Кто я? Что я?»»
 
И у него были четки, при помощи которых он совершал тасбих.
 
Ибн Махди сказал: «Однажды у Шу’ба возник спор. И они сказали: «Найди судью, чтобы рассудил нас». И он сказал: «Я доволен аль-Ахвалем, то есть Яхьей ибн Саидом». Тот потом пришел и вынес решение против Шу’ба, и [последний] сказал ему: «Кто сможет критиковать тебя, о Ахваль?!» Умер в 198-м году». Прим. Абу Али.
 
[2] Аль-Кураши сказал в «Аль-Джавахир аль-мудия» [3/587-588]:
 
«Яхья ибн Саид аль-Каттан.
 
Ибн Маин сказал: «Он давал фетвы по мнению Абу Ханифы».
 
Он прослушал хадисы от Малика, Ибн Уейны и Шу’ба, но Ибн Уейна и Шу’ба тоже передавали от него. Ахмад, Ибн аль-Мадини и Ибн Маин также от него передавали [хадисы].
 
Аль-Хатыб сказал в «Тарих Багдад»: «[Передается] от Ибн Маина: «Я слышал, как Яхья аль-Каттан говорил: «Клянусь Аллахом, я сидел рядом с Абу Ханифой и слышал от него. И, клянусь Аллахом, когда я смотрел на него, то знал, что он боится Всевышнего Аллаха!»»»
 
Еще он сказал: «Яхья делал хатм Корана раз в сутки в течение двадцати лет. И в течение сорока лет он не пропускал зенит в мечети. И никто не видел, чтобы он опоздал на джамаат».
 
Исхак ибн Ибрахим аш-Шахиди сказал: «Я видел, как Яхья аль-Каттан совершал предвечерний (аср) намаз, а затем прислонялся к опорам минарета мечети, и Ибн аль-Мадини, аш-Шазакуни, Амр ибн Халид и Ахмад ибн Ханбаль сидели перед ним, задавая ему вопросы по хадисам. Они стояли перед ним до начала вечернего (магриб) намаза. И он никому из них не велел сесть, но и они не садились из-за трепета перед ним и уважения к нему».
 
Ибн Саад сказал: «Он был достойным доверия, его уровень высок, и он довод».
 
Он умер в месяц Сафар в 198-м году. Родился в 120-м году». Прим. Абу Али.
11. Яхья ибн Саид аль-Каттан аль-Басри. Имам в науке джарх ва та’диль. Умер в 198-м году. Аз-Захаби сказал: «Он давал фетву по мнению Абу Ханифы». См. «Ат-Табакат»[1] и «Аль-Джавахир»[2].



12. Абу Умар аль-Бальхи Хафс ибн Абдур-Рахман аль-Факых, кадий Нейсабура. Учился фикху у Абу Ханифы. Умер в 199-м году. Его хадисы передаются в «Сунан» ан-Насаи. Также см. его биографию в «Аль-Мизан» (1:560)[1] и «Тахзиб ат-тахзиб»[2] (2:404)[3].

[1] Имам аз-Захаби пишет в «Мизан аль-и’тидаль»:
 
«Хафс ибн Абдур-Рахман аль-Факых Абу Умар аль-Бальхи, кадий Нейсабура.
 
Передает хадисы от Асыма аль-Ахваля, Сулеймана ат-Тайми. Знания фикха получил у Абу Ханифы. Мухаммад ибн Рафи, Саляма ибн Шейба и другие передают от него хадисы.
 
Абу Хатим сказал: «Правдивый (садук), но в его хадисах есть противоречия».
 
Ан-Насаи сказал: «Правдивый (садук)».
 
Говорят, что Ибн аль-Мубарак посещал его из-за его религиозности и его поклонения.
 
Он занял пост кадия, а затем пожалел и полностью отдался поклонению.
 
Аль-Хаким сказал: «Хафс лучше всех знает фикх из учеников Абу Ханифы в Хорасане».
 
Умер в 199-м году.
 
Ас-Сулеймани сказал: «Насчет него есть вопросы (назар)»».
 
Прим. Абу Али.
 
[2] Эти ссылки – мои дополнения к словам нашего шейха аль-Кавсари.
 
[3] Ибн Хаджар аль-Аскаляни пишет в «Тахзиб ат-тахзиб: «Хафс ибн Абдур-Рахман ибн Умар ибн Фаррух ибн Фадяла Абу Умар аль-Бальхи аль-Факых ан-Нейсабури, его [Нейсабура] кадий.
 
Он передает хадисы от Хариджа ибн Мус’аба, Хаджаджа ибн Арта, Исраиля, Саида ибн Абу Аруба, Асыма аль-Ахваля, Мухаммада ибн Муслима ат-Таиъи, Ибн Абу Зиъба, Ибн Исхака, Абу Ханифы и других.
 
Сын его дочери (Ибрахим ибн Мансур), Абу Дауд ат-Таялиси, Бишр ибн аль-Хакам аль-Абди, Мухаммад ибн Рафи’, аль-Хусейн ибн Мансур ибн Джафар, Яхья ибн Аксам и другие передают от него хадисы.
 
Абу Хатим сказал: «Правдивый (садук), его хадис противоречивы (идтираб)».
 
Ан-Насаи сказал: «Правдивый (садук)».
 
Ибн Хиббан упоминает его в «Ас-Сикат». Аль-Хаким сказал: «Его отец занял должность кадия Нейсабура и стал там проживать. У него там родились Хафс и Абдуллах. И Хафс лучше всех знает фикх из учеников Абу Ханифы в Хорасане.
 
И сын его дочери сказал: «Умер в 199-м году».
 
Я [то есть ибн Хаджар] говорю:
 
Ибн Хиббан пишет в его биографии: «Был мурджитом».
 
Аль-Хаким пишет в его биографии: «Занял должность кадия Нейсабура, но затем пожалел об этом и обратился к поклонению. Некоторые наши ученые передали мне, что Ибн Уейна и Ибн аль-Мубарак передавали от него хадисы. Яхья ибн Яхья тоже записывал от него и обращался к нему».
 
Абу Джафар аль-Джаммаль сказал: «Ибн аль-Мубарак записывал от него. Однажды к нему вошел Хафс, но Ибн аль-Мубарак продолжал сидеть и не переставал улыбаться, пока тот не вышел. А затем он сказал: «Он вобрал в себя три качества: скромность, фикх и богобоязненность»».
 
Абу Ахмад аль-Фарраъ сказал: «Он был одним из самых знающих в области фикха».
 
Хусейн ибн Мансур сказал: «Я не видел никого, кто бы лучше разбирался в вопросах о трудностях (бальва), чем он».
 
Исхак ибн Рахавейх сказал: «Я не видел более умного человека, чем он»».
 
До этого места – цитата из «Тарих Нейсабур».
 
Аль-Аджури сказал: «Я спросил Абу Дауда о нем, и он сказал: «Мурджит из Хорасана, но он правдивый (садук)»».
 
Аль-Хаким сказал в «Суалят Масуд»: «Он достойный доверия, но аль-Бухари отнес к нему ирджа».
 
Аль-Халили сказал: «Известен, и от него передают шейхи Нейсабура».
 
Ад-Даракутни сказал: «Благочестивый (салих)».
 
Ас-Сулеймани сказал: «Насчет него есть вопросы (назар)»».
 
Прим. Абу Али.



13. Хафиз аль-Кудва Хасан ибн Зияд ал-Люълюъи (умер в 204-м году). У него было около двенадцати тысяч хадисов от Ибн Джурейджа, которые не могут быть неизвестными для факиха.
 
Яхья ибн Адам сказал о нем:
 

    «Я не видел никого, кто знал бы фикх лучше, чем он».

 
Его критиковали некоторые передатчики по той же причине, по которой критиковали самого имама.
 
Обратись к его биографии в «Аль-Джавахир»[1][2].
 
[1] Наш шейх аль-Кавсари написал его биографию в отдельной книге вместе с Мухаммадом ибн Шуджа’ ас-Сальджи. Ее объем достигает восьмидесяти страниц, и она называется «Аль-Имта’ бисират аль-имамейн».
 
[2] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» (2/56-57) пишет:
 
«Хасан ибн Зияд ал-Люълюъи. Его имя часто встречается в «Хидае» и «Хуляса». Был учеником имама. Яхья ибн Адам сказал о нем: Я не видел никого, кто знал бы фикх лучше, чем он».
 
Он был судьей, а затем оставил этот пост.
 
Он любил Сунну и так щепетильно соблюдал ее, что одевал своих рабов в ту же одежду, что носил сам, следуя хадису: «Одевайте их в то, что сами носите» (Бухари, Муслим).
 
Обращался к Зуфару и Абу Юсуфу с вопросами по фикху.
 
Хасан сказал: «Абу Юсуф был более предрасположен к обучению, чем Зуфар».
 
Али ибн Солих говорит: «Мы были у Абу Юсуфа, когда пришел Хасан ибн Зияд, и тогда Абу Юсуф сказал: «Поспешите к нему с вашими вопросами»».
 
Мухаммад ибн Самаа сказал: «Я слышал, как Хасан ибн Зияд сказал: «Я записал от Ибн Джурейджа двенадцать тысяч хадисов. И все они нужны факиху».
 
Ас-Самаани сказал: «Он был знатоком риваятов от Абу Ханифы и обладал благим нравом».
 
Шамс ад-Дин ас-Сарахси сказал: «Хасан ибн Зияд предпочтителен в плане детализации».
 
Он умер в 204-м году».
 
Прим. Абу Али.


15[1]. Абу Асым ан-Набиль: ад-Даххак ибн Махляд аш-Шайбани аль-Басри, хафиз, муткин, факих, ‘абид, шейх аль-Ислам и один из великих мухаддисов. Умер в 212-м году. Шейх имама Ахмада, аль-Бухари и ученых этого поколения. Обратись к «Аль-Джавахир»[2], «Тазкира аль-хуффаз»[3], «Джами байн аль-ильм» [2/162].

14. Аль-Хафиз Му’алля ибн Мансур ар-Рази (умер в 211-м году). Имам в области фикха и хадиса. Обратись к его биографии в «Табакат»[3] и «Аль-Джавахир»[4].

[3] Имам аз-Захаби пишет в «Табакат аль-хуффаз» (1/377):
 
«Му’алля ибн Мансур аль-Хафиз Абу Я’ля ар-Рази, затем аль-Багдади, факих и один из великих имамов.
 
Слышал хадисы от Малика, Сулеймана ибн Биляля, Лейса, Шарика и их поколения.
 
Абу Саур, Абу Хайсама, ар-Рамади, Аббас ад-Дури и другие передают от него.
 
Был кладезем знания. Его сочли достойным доверия Ибн Маин и другие.
 
Аль-Иджли сказал: «Достойный доверия, благородный (набиль), обладатель Сунны. Его много раз просили стать судьей, но он отказывался».
 
Якуб ас-Садуси говорит: «Достойный доверия, совершенный (муткин), факих».
 
Ибн Адий говорит: «Я не видел у него ни одного хадиса мункар».
 
Ибн Саад говорит: «Умер в 211-м году, рахимахуллах».
 
Хадисы от него встречаются во всех книгах, и он стал имамом и в фикхе, и в хадисе».
 
Прим. Абу Али.
 
[4] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» (3/493-493) пишет:
 
«Му’алля ибн Мансур ар-Рази. Его упоминает автор «Хидаи».
 
Передавал от Абу Юсуфа и Мухаммада их книги. И вместе с ним это делал Абу Сулейман аль-Джузаджани. У них обоих был очень высокий уровень богобоязненности, религии, фикха и хадиса.
 
Аль-Маъмун предложил им обоим пост судьи, но они оба отказались.
 
Му’алля проживал в Багдаде. Он передавал хадисы от Малика, Лейса, Хаммада и Ибн Уейны.
 
Ибн аль-Мадини, Абу Бакр ибн Абу Шейба и аль-Бухари вне своего «Сахиха» передавали от него хадисы.
 
Абу Закария сказал: Если Му’алля и Исхак ибн ат-Таббаа расходятся в хадисе от Малика, то предпочтение отдается Му’алле. Му’алля лучше него во всех хадисах».
 
Ахмад ибн Абдуллах сказал: «Достойный доверия. Придерживался Сунны».
 
Ибн Маин сказал: «Достоин доверия».
 
Ибн Саад сказал: «Садук. У него были суждение, хадисы и фикх».
 
Умер в 221-м году.
 
Ибн Адий сказал: «Я не нашел у него ни одного хадиса мункар».
 
Абу Дауд, ат-Тирмизи и Ибн Маджа передают хадисы от него».
 
Утверждение аль-Кураши, что хадисы от него встречаются только у Абу Дауда, ат-Тирмизи и Ибн Маджа, не совсем точное. Ибн Хаджар аль-Аскаляни пишет в «Такриб ат-тахзиб» (№6806):
 
«Му’алля ибн Мансур ар-Рази Абу Я’ля. Достойный доверия (сика), суннит, факих. Его просили стать кадием, но он отказывался. Те, кто говорил, что имам Ахмад обвинил его во лжи, ошиблись. Из десятого уровня. Умер в 211-м году. Есть во всех книгах».
 
Прим. Абу Али.


16. Хафиз Абдуллах ибн Дауд аль-Хурейби (ум. в 213-м г.). Имам в области фикха и хадиса. Обратись к его биографии в «Ат-Табакат»[1] и «Аль-Джавахир»[2].

[1] Имам аз-Захаби пишет в «Тазкира аль-хуффаз»:
 
«Аль-Хурейби, хафиз, имам, Абу Абдур-Рахман Абдуллах ибн Дауд аль-Хамдани аш-Шааби. Проживал в районе Хурейба в Басре.
 
Он слышал хадисы от Хишама ибн Урвы, аль-Амаша, Саура ибн Язида, Ибн Джурейджа, Авзаи и их поколения. Хасан ибн Салих, Ибн Уейна (и они оба были его учителями), Мусаддад, Бундар, аль-Фалляс, аль-Кудейми, Бишр ибн Муса и другие передавали от него хадисы.
 
Ибн Саад говорит: «Он был достойным доверия, аскетичным и набожным».
 
Ибн Маин сказал: «Достойный доверия».
 
Зейд ибн Ахрам сказал: «Я слышал, как аль-Хурейби сказал: «Как человек может не любить, что его ребенок получает знания в области хадиса? Религия – это не множество споров, но следование преданию (асар)»».
 
Ваки’ сказал: «Смотреть на лицо Абдуллаха ибн Дауда – это поклонение»».
 
Имам аз-Захаби указывает, что он ничего не ответил насчет Корана из трусости. Имаму аз-Захаби не следовало говорить так про этого имама, ведь откуда он знает, тот не отвечал из трусости, или потому что тема была ему не до конца понятна, или по каким-то другим причинам?! Прим. Абу Али
 
[2] Автор «Аль-Джавахир аль-Мудия» (2/308-309) пишет:
 
«Абдуллах ибн Дауд ибн Амир ибн ар-Раби’ аль-Хурейби, Абу Абдур-Рахман. Слышал хадисы от ас-Саури и аль-Авзаи. Мухаммад ибн Башшар и Мухаммад ибн аль-Мусанна передавали от него хадисы.
 
Амр ибн Али говорит: «Я слышал, как аль-Хурейби говорил: «Я никогда лгал, кроме одного раза в детстве. Отец спросил меня: «Ты пошел в школу?» И я ответил: «Да», – хотя не ходил»».
 
Его хадисы встречаются во всех основные сборниках, кроме сборника Муслима.
 
Ат-Тахави сказал: «Кади Абу Хазим передал мне от Саада ибн Равха от Абдуллаха ибн Дауда, что, когда некто спросил его: «Разве не порицали Абу Ханифу?» – он сказал: «Клянусь, я не знаю ничего из того, за что его критиковали, в чем он был бы не прав, хотя они говорят, что он ошибся. Я совершал вместе с ним са’ю между Сафа и Марва – и как будто все взоры были обращены к нему».
 
Однажды ему сказали: «Некоторые люди записали очень много ответов на вопросы у Абу Ханифы, а когда его встретили через какое-то время, он отказался от многих мнений». И он сказал: «Пусть тебя это не останавливает! Абу Ханифа был знатоком фикха, и факих меняет свое мнение с расширением своих знаний»». Прим. Абу Али.


17. Абу Абдур-Рахман аль-Мукри Абдуллах ибн Язид аль-Куфи (ум. в 213-м г.). Очень много передает от Абу Ханифы. Обратись к «Ат-Табакат»[3].

[3] Имам аз-Захаби пишет в «Тазкира аль-хуффаз» (1\367):
 
«Аль-Мукри – имам, мухаддис, шейх аль-Ислам. Он слышал хадисы от Ибн Ауна, Абу Ханифы, Кахмаса, Шу’бы, Абдур-Рахмана аль-Африки, Саида ибн Абу Аюба, Хармаля ибн Имрана и этого поколения. Он придавал знание этой науке и прожил долгую жизнь, и хадисы от него – во всех книгах. Бухари, Ахмад, Исхак, Аббас ад-Дури, аль-Харис ибн Мухаммад, Бишр ибн Муса и другие передают от него хадисы. Ан-Насаи и другие сочли его достойным доверия. Он был специалистом как в науке хадиса, так в чтениях Корана (кыраат)». Прим. Абу Али.


18. Асад ибн аль-Фурат аль-Кайравани (умер в 213-м году). Он объединил методы иракцев и мединцев в фикхе и хадисе.
 
19[1]. Имам, мухаддис, шейх Басры и ее кадий, Мухаммад ибн Абдуллах ибн аль-Мусанна аль-Ансари, шейх Бухари, Ахмада, Ибн Маина, и этого великого поколения. Он умер в 215-м году в возрасте девяноста семи лет.

[1] Это добавление шейха Абу Гудды. Прим. Абу Али.

Обратись к «Аль-Фаваид аль-Бахия» [С. 179, Имам аль-Лякнави пишет: «Ученик имама Зуфара. Ибн Кутейба упоминает, что он стал кадием Басры после Ибн Муаза, а затем стал кадием войска в Багдаде. Умер в Басре в 215-м году»], «Тарих Багдад»[5/408], «Тазкира аль-хуффаз»[4], «Мизан аль-и’тидаль» [3/600] и «Тахзиб ат-тахзиб»[9/274].

[4] 1:371.
 
Имам аз-Захаби пишет: «Аль-Ансари, имам, мухаддис, шейх Басры и ее кадий, Абу Абдуллах Мухаммад ибн Абдуллах ибн аль-Мусанна ибн Абдуллах ибн Анас ибн Малик ибн ан-Надр ан-Наджари аль-Авси. Слышал хадисы от Сулеймана ат-Тайми, Хумейда, Ибн Ауна, аль-Джарири, Ибн Джурейджа, Ибн Абу Арубы и от других.
 
Аль-Бухари, Ахмад, Яхья, Бундар, Исмаиль Самуя, Абу Хатим, Исмаиль аль-Кади, Абу Муслим аль-Каджи, который был венцом его учеников, и многие другие передают от него.
 
Ибн Маин и другие указали, что он достоин доверия.
 
Абу Хатим сказал: «Я видел только трех имамов: Ахмад, аль-Ансари и Сулейман ибн Дауд аль-Хашими».
 
Ас-Саджи сказал [о нем]: «Благородный ученый, который погрузился во мнения (раъй). И он не был большим знатоком в области хадисе, таким как Яхья аль-Каттан»» [Конец слов имама аз-Захаби].
 
Что касается слов ас-Саджи, то он был известен своей неприязнью к Абу Ханифе и его ученикам. Тот факт, что все авторы шести основных сборников хадисов передают от него хадисы в своих сборниках, служит достаточным доказательством его познаний в области хадиса. Прим. Абу Али.



20. Маки ибн Ибрахим аль-Ханзали, шейх Хорасана (умер в 215-м году). Очень много передает от Абу Ханифы. Обратись к «Табакат».
 
21. Абу Нуайм аль-Фадль ибн Дукейн (умер в 219-м году). Очень много передает от Абу Ханифы. Обратись к «Табакат»[7].

[7] Имам ас-Суюты пишет в «Табакат» [162-163]: «Абу Нуайм аль-Фадль ибн Дукейн. Это его прозвище, а его имя – Амр ибн Хаммад аль-Малаъи аль-Куфи.
Один из великих имамов.
 
Он передает хадисы от аль-А’маша, Закарии ибн Абу Заида, Абу Ханифы, обоих Суфьянов, Малика, обоих Хаммадов и многих других.
 
Ахмад, Яхья, Исхак, аль-Бухари, ад-Дарими, Абд, Абу Зур’а и другие передают хадисы от него.
 
Ахмад сказал: «Достойный доверия, который может потеснить Ибн Уейну».
 
Абу Хатим сказал: «Был достойным доверия, хафизом, совершенным (муткин)»».


22. Имам Иса ибн Абан аль-Басри (умер в 221-м году). Его книги «Аль-Худжадж аль-Кабир» и «Аль-Худжадж ас-Сагыр» свидетельствуют о его совершенстве в области хадиса. Обратись к ас-Саймари, Ибн Абу аль-Аввам и «Аль-Джавахир»[1].

[1] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [2/678-680]:
 
«Иса ибн Абан ибн Садака Абу Муса, крупный имам. Обучался фикху у Мухаммада ибн аль-Хасана. Некоторые сказали, что он учился шесть месяцев.
 
Ибн Сама’а сказал: «У Исы было красивое лицо и хорошая память на хадисы. Я звал его на уроки Мухаммада ибн аль-Хасана: он отказывался, но в итоге стал ходить. И потом он сказал: «Между мной и светом была преграда, и теперь она устранена. Я не думал, что во владеньях Аллаха есть подобный человек»».
 
Абу Хазим сказал: «Иса был невероятно щедрым, и он говорил: «Клянусь Аллахом, если бы я встретил человека, который распоряжается имуществом как я, то наложил бы арест»».
 
Ат-Тахави сказал: «Я слышал, как Баккар ибн Кутейба сказал: «Я слышал, как Хиляль ибн Яхья говорил: «Не было в Исламе более знающего кадия, чем он»»», – то есть Иса ибн Абан в его время.
 
Ат-Тахави сказал: «Я слышал, как Баккар ибн Кутейба сказал: «У нас было два кадия, которым не было равных, и это Исмаиль ибн Хаммад и Иса ибн Абан»».
 
Он автор книги «Аль-Хадж»». Прим. Абу Али.

 
23. Хишам ибн Убейдуллах ар-Рази (умер в 221-м году). Ученик Мухаммада ибн аль-Хасана. Обратись к «Табакат аль-хуффаз» аз-Захаби[2].

[2] Имам аль-Кураши пишет  в «Аль-Джавахир аль-мудия» [3/569-570]:
 
«Хишам ибн Убейдуллах ар-Рази. Автор «Хидая» упоминает его в разделе о хадже.
 
Мухаммад ибн аль-Хасан умер в его доме в Райй и похоронен на их кладбище.
 
Учился фикху у Абу Юсуфа и Мухаммада.
 
Ас-Саймари сказал: «Не был таким сильным в хадисе».


 
24. Абу Убейд Касим ибн Саллям (умер в 224-м году). Один из самых великих учеников Мухаммада.
 
25. Хафиз Али ибн аль-Джа’д (умер в 230-м году). Имам в фикхе и хадисе. «Аль-Джа’дият» – одна из его важнейших книг. Обратись к «Табакат» и «Джавахир»[3].

[3] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [2/549-550]:
 
«Али ибн аль-Джа’д ибн Убейд аль-Джавхари Абуль-Хасан. Из учеников Абу Юсуфа. Он видел имама [Абу Ханифу] в детстве и присутствовал на его похоронном намазе.
 
От него передается, что не видели, чтобы он плакал больше, чем в день смерти имама Абу Ханифы.
 
Аз-Захаби сказал: «Он из числа последних учеников Шу’бы, Ибн Абу Зиъба и других. Последний его ученик – Абу аль-Касим аль-Багави, и он больше всех передает от него.
 
Муслим слышал от него хадисы, но не передает ничего от него в своем сборнике (хотя он самый старший их всех шейхов, от которых тот слышал хадисы), потому что у него было новшество: он говорил: «Я не порицаю тех, кто говорит: «Коран сотворен»».
 
Исхак ибн Исраиль сказал во время похорон Али ибн аль-Джа’да: «Али передал мне, что в течение семидесяти или шестидесяти лет он один день постился, а один день пропускал пост»» [Конец слов аль-Кураши].
 
Что касается обвинений Али ибн аль-Джа’да во введении новшеств, то мухаддисы были крайне жестки насчет сотворенности Корана. Даже если человек просто выдерживал паузу, отвечая на вопрос об этом, его сразу могли обвинить в заблуждении.
 
Поэтому то, что имам не порицал или не оскорблял мутазилитов за это, не означает, что он сам верил в сотворенность Корана. И мы не можем на основе подобных слов выносить решение. Аллах знает лучше. Прим. Абу Али.



26. Яхья ибн Маин (умер в 233-м г.), имам в области джарх ва та’диль. Слышал «Аль-Джами ас-Сагыр» от имама Мухаммада ибн аль-Хасана, и получал знания по фикху от него, и слышал хадисы от Абу Юсуфа.
 
В «Уюн ат-таварих» [говорится]: «Ибн аль-Мадини, Ахмад, Ибн Абу Шейба и Исхак уважали его (адаб) и признавали его достоинства. Он унаследовал от своего отца тысячи дирхамов и потратил все это наследство на получение хадисов. И он написал шестьсот тысяч хадисов своей рукой».
 
Ахмад сказал:
«Каждый хадис, который Яхья не знает, не является хадисом».

Я видел в его [книге] «Тарих» в передаче ад-Дури в [библиотеке] Захирия в Дамаске. И от него есть разные передачи в вопросах джарх ва та’диль.
 
Имам аз-Захаби назвал его ярым ханафитом в своей книге, которая была посвящена передатчикам, которых критикуют, и указывает, что он был фанатичным последователем мазхаба.
 
Несмотря на все это, некоторые передатчики не стеснялись произносить грубые слова о многих последователях Абу Ханифы.
 
27. Мухаммад ибн Сама’а ат-Тамими (умер в 233-м).
 
В «Уюн ат-таварих» [говорится]: «Из числа хафизов, достойных доверия. Имеет свои суждения в рамках мазхаба и передач. Автор книг. Ибн Маин сказал:
«Если бы ахлю аль-хадис выражали бы истину так же, как Ибн Сама’а выражает ее в своих суждениях, то они достигли бы вершин». Обратись к «Аль-Джавахир»[1].

 
[1] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [3/168]: «Мухаммад ибн Сама’а ибн Убейдуллах ибн Хиляль ибн Ваки’ ибн Бишр ат-Тамими Абу Абдуллах. Автор «Аль-Хидая» упоминает его в разделе торговли. Великий имам. Передает хадисы от Лейса ибн Саада, Абу Юсуфа аль-Кади, Мухаммада ибн аль-Хасана.
 
Записал «Ан-Навадир» от Абу Юсуфа и Мухаммада. Он передает и другие книги.
 
Ас-Саймари сказал: «Из числа учеников Абу Юсуфа и Мухаммада, Абу Абдуллах Мухаммада ибн Сама’а, и он крупный имам».
 
Аль-Хатыб передает от Тальха ибн Мухаммада: «Умер Ибн Сама’а в 233-м году, и ему было 103 года». А родился он в 130-м году.
 
Аль-Кади сказал в «Аль-Гая»: «Когда он достиг возраста 105-ти лет, он все еще мог ездить верхом и лишать девственности».
 
Каждый день совершал двести раакатов [желательных намазов].
 
Ахмад ибн Атыя сказал: «Я слышал, как Мухаммад ибн Сама’а говорил: «Абу Юсуф, после того как стал кадием, совершал двести ракаатов»».
 
Стал кадием Багдада во времена аль-Маъмуна, а во время аль-Му’тасима из-за слабого здоровья ушел с этого поста.
 
Ат-Тахави говорит: «Я слышал, как аль-Кади Абу Хазим говорил: «Я слышал, как Бакр аль-Амми сказал: «Иса ибн Абан и Мухаммад ибн Сама’а взяли красоту намаза от Мухаммада ибн аль-Хасана»»».
 
А еще он сказал: «Ахмад ибн Али ибн Муса’аб сообщил мне: «Когда Ибн Сама’а умер, Яхья ибн Маин сказал: «Сегодня умерло благоухание людей суждения»»».
 
Ибн Сама’а сказал: «Я совершал икамат в течение сорока лет и не пропускал первый такбир, кроме одного раза, когда умерла моя мать – тогда я пропустил один намаз в джамаате. И я совершил двадцать пять намазов. Потом я уснул и услышал голос: «О Мухаммад! Ты совершил двадцать пять намазов, но что ты будешь делать с «амин» ангелов?»»
 
Абуль-Фарадж Мухаммад ибн Исхак сказал в «Фихрист аль-уляма»: «Автор книг по фикху и автор книг «Адаб аль-кади» и «Аль-Махадир ва ас-сиджиллят»».


28. Аль-Хафиз Ибрахим ибн Юсуф аль-Бальхи аль-Бахили аль-Макияни (умер в 239-м году). Он враждовал с Кутейбой ибн Саидом, потому что тот оскорбил его рядом с Маликом, сказав о нем: «Это мурджит», – и его прогнали из этого собрания, и поэтому он услышал от Малика только один хадис. Ан-Насаи сказал, что он достоин доверия, и в этом урок[1]. Обратись к «Ат-Табакат» и «Аль-Джавахир»[2].

[1] Имеется в виду, что критика в его адрес была необоснованной. Прим. Абу Али.
 
[2] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [1/119-121]: «Известный имам, которое занимает высокое место среди последователей Абу Ханифы. Обучался у Абу Юсуфа, пока не достиг высот знаний. Передает хадисы от Суфьяна ибн Уейны, Исмаиля ибн Улея, Хаммада ибн Зейда. И он передает от Малика только один хадис (от Нафи’а от Ибн Умара): «Все опьяняющее – это вино, и все опьяняющее запретно».

Он передает только один хадис, потому что, когда он пришел к Малику слушать хадисы, там был Кутейба ибн Саид, который сказал Малику: «Это мурджит». И тогда он велел, чтобы его прогнали из этого собрания, и поэтому он не успел услышать ничего, кроме этого хадиса. И из-за этого они враждовали с Кутейбой ибн Саидом. И его прогнали из Бальха, и он поселился в Баглан, где и умер.
 
Ан-Насаи передавал хадисы от этого Ибрахима и сказал о нем: «Достойный доверия».
 
Ибн Хиббан упоминает его в «Ас-Сикат».
 
Абдур-Рахман ибн Абу Хатим сказал в книге «Ар-Радд аляль-джахимия»: «Иса ибн бинт ибн Тахман сообщил мне: «Ибрахим ибн Юсуф был благородным факихом из числа последователей Абу Ханифы. И он начал собирать хадисы, после того как получил знания его мазхаба. Он застал Ибн Уейну, Ваки’а».
 
Я слышал, как Мухаммад ибн Мухаммад ибн ас-Сальдык говорил: «Я слышал, как он сказал: «Коран – это Речь Аллаха, и, кто скажет, что она сотворена, тот неверующий, и его жена станет запретной для него, за ним нельзя будет молиться, и после его смерти нельзя совершать похоронный намаз. А кто не будет отвечать на этот вопрос, тот тоже джахимит»».

Ахмад ибн Мухаммад ибн аль-Фадль сказал: «Я слышал, как Мухаммад ибн Дауд аль-Фираи сказал: «Я поклялся, что буду записывать хадисы только от тех, кто говорит: «Иман – это слово и дело». Когда я пришел к Ибрахиму ибн Юсуфу, он сказал: «Можешь записывать мои хадисы, потому что я говорю: «Иман – это слово и дело»»».

Абу Исма ибн Юсуф поднимал руки во время поясного поклона и выпрямления, а Ибрахим не поднимал, но оба были шейхами Бальха, без сомнений. Прим. Абу Али.


29. Мухаммад ибн Мукатиль ар-Рази (умер в 248-м году)[3]. Ученик Мухаммада ибн аль-Хасана. Передает хадисы от Суфьяна ибн Уейны, Ваки’а, Джарира, Абу Муавии и других из этого поколения. Мухаммад ибн Джарир ат-Табари, Иса ибн Мухаммад аль-Марвази, Ахмад ибн Али аль-Асади и другие передают от него. Бухари слышал от него хадисы, но не передавал от него и жестко высказывался о нем из-за его суждений. См. «Аль-Мизан» и «Аль-Кашиф» аз-Захаби, «Ат-Тахзиб» и «Аль-Лисан» Ибн Хаджара и «Аль-Джавахир» аль-Кураши[4].

[3] Это добавление шейха Абдуль-Фаттаха Абу Гудды. Прим. Абу Али.
 
[4] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [3/372]: «Мухаммад ибн Мукатиль ар-Рази – кадий Райя. Ученик Мухаммада ибн аль-Хасана. Относится к поколению Сулеймана ибн Шуайба и Али ибн Ма’бада. Передает хадисы от Абу Мути’а.
     
Аз-Захаби сказал: «Передает от Ваки’а и его поколения»».
 
Прим. Абу Али.


30. Исхак ибн аль-Бухлюль ат-Танухи (умер в 252-м году)[5]. Автор большого «Муснада». Обратись к «Тарих аль-хатыб» и «Ат-Табакат» аз-Захаби. Продиктовал сорок тысяч хадисов по памяти. Абу Хатим сказал: «Правдивый (садук)»[6].

[5] Это добавление шейха Абдуль-Фаттаха Абу Гудды. Абу Али.

[6] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-Мудия» [1/366-367]:
 
«Исхак ибн аль-Бахлюль – хафиз и большой мухаддис. Родился в аль-Анбар в 164-м году, как передает аль-Хатыб. Изучал фикх у Хасана ибн Зияда и Хайсама ибн Мусы, ученика Абу Юсуфа. У него свои личные мнения и суждения [в фикхе]. В путешествии за хадисами ездил в Багдад, Куфу, Басру, Мекку и Медину. Слышал хадисы от своего отца, Суфьяна ибн Уейны, Ваки’а ибн аль-Джараха, Исмаилz ибн Улея. Передавал хадисы в Багдаде. И Мухаммад ибн Абдур-Рахим, Абу Бакр ибн Абу Дунья передавали от него».

Аль-Хатыб сказал: «Написал книги по фикху, например, «Аль-Мутаадад», а также книгу по чтению Корана (кыраат). А еще он написал свой «Муснад» и книги по другим наукам».

Прим. Абу Али.
« Последнее редактирование: 14 Февраля 2021, 18:30:09 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
31. Абу аль-Лейс аль-Хафиз Абдуллах ибн Сурейдж ибн Хаджар аль-Бухари (умер в 258-м). Был учеником Абу Хафса аль-Кабира. Знал наизусть десятки тысяч хадисов. Абдан очень высоко его ценил. Гунджар упоминает его в «Тарих Бухара», но не называет дату его смерти. Обратись к «Ат-Табакат».
 
32. Имам Мухаммад ибн Шуджа’  ас-Сальджи (умер в 266-м). Умер во время саджда в намазе аср.

Аль-Муваффак аль-Маки сказал: «Он упоминает в своих книгах порядка семидесяти тысяч хадисов. Написал книгу о хадже в шестидесяти частях. Он автор большой книги «Тасхих аль-асар» и автор «Ар-Радд аляль-мушаббиха». Аз-Захаби пишет в «Ас-Сияр»: «Был океаном знания». Некоторые передатчики критиковали его из-за своего фанатизма. Обратись к «Фихрист ибн ан-Надима», «Аль-Джавахир аль-мудия»[1] и к тому, что мы написали в «Табиин казб аль-муфтари» и «Такмиля ар-радд аля Нуния ибн аль-Каййим»[2].

[1] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [3/173-175]: «Мухаммад ибн Шуджа’ ас-Сальджи. Ученик аль-Хасана ибн Зияда. Был факихом Ирака в свое время. Предводитель в фикхе, хадисе и кыраате вместе с аскетизмом и богобоязненностью. Умер неожиданно в 266-м году».
 
[2] Следует обратиться к книге имама аль-Кавсари «Аль-Имта’» [с. 75]. Из-за того, как мерзко обвинение у Ибн ‘Адия в книге «Аль-Камиль» [3/161], я не буду его цитировать, потому что оно не заслуживает опровержения, но свидетельствует, как ахлю хадис ненавидели имама Абу Ханифу и его учеников. Пусть Аллах простит нам всем. Прим. Абу Али.


33. Баккар ибн Кутейба ибн Асад ас-Сакафи аль-Басри, потом аль-Мисри (182-270). Кадий и мухаддис Египта. Он основной учитель имама ат-Тахави, у которого последний учился и от которого получил много пользы, потом он передает много хадисов. См. «Аль-Джавахир»[3], «Аль-Вафаят» Ибн Халикана[4], «Тазкира аль-хуффаз» [2/573] сразу после биографии Дауда ибн Али аз-Захири [Это добавление шейха Абу Гудды].

[3] 1/458-461. Имам аль-Кураши пишет: «Баккар ибн Кутейба ибн Асад ибн Абу Бардаа ибн Убейдуллах ибн Башир ибн Убейдуллах ибн Абу Бакра Нуфей’ ибн аль-Харис ас-Сахаби ас-Сакафи аль-Бакрави аль-Басри, факих. Кадий Египта.
 
Родился в Басре в 182-м году, как передает ат-Тахави в книге «Тарих». Получал знания по фикху в Басре у Хиляля ибн Яхьи ибн Муслима, который был известен как Хиля ар-Раъй и был учеником Абу Юсуфа и Зуфара ибн аль-Хузейля. Он получил от него знания по науке аш-шурут (наука о правилах составления письменных договоров). Слышал хадисы от Абу Дауда ат-Таялиси и Язида ибн Харуна.
 
Он оживил знание Басры в Египте и передавал хадисы от Абду-Сомада ибн Абдуль-Вариса, Сафвана ибн Исы аз-Зухри и Муаммаля ибн Исмаиля.
 
Ат-Тахави, который учился у него и получил от него много пользы, много передает от него. Абу Авана в «Сахихе» и Ибн Хузейма, имам имамов, тоже передают от него.
 
Был одним из самых больших знатоков фикха своего времени, и его познания в этой области были широки. Написал такие книги, как «Аш-Шурут», «Аль-Махадир вас-сиджилят» и «Аль-Васаик валь-Ухуд», и это огромная книга. А еще он написал огромную книгу, где опровергает имама аш-Шафии, рахимахуллах, защищая Абу Ханифу.
 
История написания этой книги, как рассказывает Абу Мухаммад аль-Хасан ибн Зуляк, такова: [Баккар ибн Кутейба] почитал «Мухтасар» аль-Музани и нашел в этой книге опровержение имама Абу Ханифы. И он сказал двум своим свидетелям: «Идите к Абу Ибрахиму аль-Музани и прослушайте эту книгу, а после окончания спросите его: «Ты слышал, как это говорит аш-Шафии?» – и будьте свидетелями ответа». И они оба пошли и прослушали эту книгу у Абу Ибрахима аль-Музани, а потом спросили его: «Ты слышал это от аш-Шафии?». Он ответил: «Да». Они вернулись к Кади Баккару и засвидетельствовали, что аль-Музани слышал это от аш-Шафии. И тогда Баккар сказал: «Теперь я могу смело сказать: «Аш-Шафии сказал»». И он написал опровержение имама аш-Шафии.
 
Баккар ибн Кутейба стал в итоге кадием Египта – его назначил Аль-Мутаваккиль. Он приехал в Египет в пятницу в 246-м году.
 
Баккар встретил Мухаммада ибн Абу Лейса, который был кадием Египта до него и уезжал в Ирак. И Баккар сказал ему: «Я чужой человек тут, а ты знаешь эту местность. Укажи мне тех, с кем я бы смог советоваться». И тот сказал: «Я тебе посоветовал бы двух людей: у одного из них острый ум, и это Юнус ибн Абдуль-Аля, а второй – аскет, и это Абу Харун Муса ибн Абдур-Рахман». И Баккар сказал ему: «Опиши мне их», – и тот описал их ему.
 
Когда он приехал в Египет, к нему пришли многие, и среди них был Юнус, которого он принял и выказал уважение, и к нему пришел Муса, и к ним обоим он всегда прислушивался». Прим. Абу Али.



34. Факих, хафиз Абуль-Аббас Ахмад ибн Мухаммад ибн Иса аль-Бирти (умер в 280-м). Получал знания по фикху у Абу Сулеймана аль-Джузджани. Исмаиль аль-Кади относился к нему с большим уважением. Он написал «Муснад Абу Хурейра». Обратись к «Ат-Табакат» и «Аль-Джавахир»[1].

[1] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [1:301-302]:
 
«Ахмад ибн Мухаммад ибн Иса ибн аль-Азхар Абуль-Аббас аль-Бирти. Факих, хафиз, относится к поколению Ахмада ибн Абу Имрана. Учитель имама ат-Тахави. Учился фикху у Абу Сулеймана Мусы аль-Джузджани. Передает книги Мухаммада ибн аль-Хасан от Абу Сулеймана. Передает очень много хадисов и написал свой «Муснад». Передает хадисы от аль-Канаби, Мусаддада ибн Мусархада и Абу Бакра ибн Абу Шейба. Яхья ибн Саид и Кади Абу Абдуллах аль-Махамили передавали от него хадисы. Аль-Хатыб: «Был достойным доверия и являлся доводом. Упоминают его праведность и богобоязненность» Прим. Абу Али.


35. Ахмад ибн Абу Имран Муса ибн Иса Абу аль-Джафар аль-Багдади, один из факихов и кадиев Египта. Учитель имама ат-Тахави. Ибн Юнус сказал: «Имел высокую степень знаний и хорошее понимание. Очень много хадисов передавал по памяти и был достойным доверия. Он был слепым, и его вместе с Аюбом, автором «Харадж Мисри», привезли в Египет, где он и оставался до своей кончины в 280-м году. См. «Тарих Багдад», «Аль-Мунтазам» и «Аль-Джавахир аль-Мудия» [2].

[2] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [1/337-338]: «Ахмад ибн Абу Имран Муса ибн Иса Абу Джафар аль-Факих аль-Багдади. Переселился в Египет. Учитель Абу Джафара ат-Тахави. Учился фикху у кадия Мухаммада ибн Самаа и Бишра ибн аль-Валида аль-Кинди. В Египте передавал хадисы от Али ибн Асыма и Саида ибн Сулейма, которые оба были из Васыта, а также Али ибн аль-Джаада и Мухаммада ибн ас-Сабаха.
 
Хафиз ибн Юнус передает в «Аль-Гураба»: «Обладал высокой степенью в знаниях и хорошим пониманием разных наук».
 
Написал книгу, которая называлась «Хадж»». Прим. Абу Али


36. Абуль-Фадль Джафар ибн Мухаммад ат-Таялиси (умер в 282-м). [Известен тем], что дискутировал о дозволенности набиза с Зухейром ибн Харбом и победил его. Обратись к «Тарих Багдад»[3].

[3] Аль-Хатыб аль-Багдади пишет в «Тарих Багдад» [8/81, биография № 3593]: «Джафар ибн Мухаммад ибн Абу Усман Абу аль-Фадль ат-Таялиси. Слышал хадисы от Аффана ибн Муслима, Исхака ибн Мухаммада аль-Фарви, Сулеймана ибн Харба и других.
 
Яхья ибн Саид, Мухаммад ибн Махляд, Исмаиль ибн Мухаммад ас-Саффар и другие передают от него хадисы. Был достойным доверия и обладал хорошей памятью».
 
Далее аль-Хатыб аль-Багдади передает со своим иснадом: «От Джафара ибн Абу Усмана ат-Таялиси: «Мне сказал Ахмад ибн Ханбаль: «Я слышал, что ты дискутировал с Абу Хайсама Зухейром ибн Харбом и его последователями о дозволенности набиза и победил их». Тогда я сказал ему: «Ты тоже хочешь, чтобы я дискутировал с тобой по этой теме?» И он сказал: «Нет»».
 
Аль-Хатыб в конце биографии пишет о нем: «Умер Абу аль-Фадль Джафар ибн Мухаммад ибн Абу Усман ат-Таялиси, ученик Яхьи ибн Маина, в пятничную ночь и был похоронен на следующий день в середине Рамадана в 282-м году. И он был известен своими совершенством, памятью и правдивостью» Прим. Абу Али.

 
37. Абуль-Фадль Убейдуллах ибн Василь аль-Бухари. Умер в 282-м году шахидом. Был мухаддисом Бухары. От него получал знания аль-Хариси. См. «Ат-Табакат»[4].

[4] Имам аз-Захаби пишет в «Тазкира аль-хуффаз» [2/135]: «Убейдуллах ибн Василь ибн Абдуш-Шакур ибн Зейн, хафиз, имам Абуль-Фадль аль-Бухари. Мухаддис Бухары. Много путешествовал [в поисках знания] и много передает хадисов от Абу аль-Валида ат-Таялиси, Абдана ибн Усмана, Яхьи ибн Яхьи, Мусаддада, Абдус-Саляма. Аль-Бухари передавал от него хадисы вне своего «Сахиха». Салих ибн Джазара, Абдуллах ибн Мухаммад ибн Якуб аль-Хариси аль-Факих и другие тоже передавали от него хадисы». Прим. Абу Али.

38. Абу Бакр Мухаммад ибн ан-Надр ибн Саляма ибн аль-Джаруд ан-Нейсабури (умер в 291-м)[5].

[5] Эту биографию добавил аль-Кавсари на полях своей рукописи.

Аль-Хаким сказал: «Был шейхом своего времени в плане знаний, совершенства и предводительства. И все в его семье были ханафитами. Был товарищем Муслима в получении знаний»[6].

[6] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [3/382]: «Мухаммад ибн ан-Надр ибн Саляма ибн аль-Джаруд ибн Язид аль-Хафиз Абу Бакр аль-Джаруди ан-Нейсабури.
 
Аль-Хаким пишет в «Тарих ан-Нейсабур»: «Был шейхом своего времени и воплощением учёности своего времени в плане знаний и красоты. Обладал большим имуществом. И он, его отец, дед и дед его отца, аль-Джаруд, который был учеником Абу Ханифы, – все были ханафитами (раъйюн)».
 
Слышал хадисы от Исхака ибн Рахуя. Имам имамов – Ибн Хузейма – тоже передает от него хадисы. Умер в 291-м году. Аз-Захаби сказал: «Некоторые сказали, что ан-Насаи передавал от него хадисы, но это требует дополнительного исследования»». Прим. Абу Али.


39. Абу Абдуллах Мухаммад ибн Абдур-Рахман ибн Муслим аль-Фариси (умер в 291-м). Известен как Зурзур. Был великим хафизом, которого ставили в пример.

40. Аль-Кади Абдуль-Хамид ибн Абдуль-Азиз Абу Хазим[1].

[1] Эту биографию добавил Абу Гудда.

Получал знания по фикху у Исы ибн Абана, а у него учились ат-Тахави и другие. Вместе с Бухари, Муслимом и другими мухаддисами передавал хадисы от Бундара, Абу Мусы аль-Анбари и других. Аль-Хатыб рассказал его биографию в своем «Ат-Тарих» [11/62], указал, что он достоин доверия, и похвалил его. И он описал его мнение с халифом аль-Му’тадидом и другими во время его назначения судьей и указал, что он умер в 292-м году.
 
41. Аль-Хафиз Ибрахим ибн Ма’киль ан-Насафи. Автор «Аль-Муснад аль-Кабир» и «Ат-Тафсир» (умер в 295-м). Передавал сборник «Ас-Сахих» от аль-Бухари. Аль-Мустагфири сказал: «Был факихом, хафизом, знатоком расхождений ученых, скромным и богобоязненным». См. «Ат-Табакат» и «Аль-Джавахир».
 
42. Абу Я’ля Ахмад ибн Али ибн аль-Мусанна аль-Мавсали (умер в 307-м). Автор «Аль-Муснад аль-Кабир» и «Аль-Му’джам». Получил хадисы от Али ибн аль-Джа’да и его поколения. Али аль-Хафиз сказал: «Если бы Абу Я’ля не был бы занят книгами Абу Юсуфа, читая их у Бишра ибн аль-Валида, то смог бы застать в Басре Сулеймана ибн Харба и Абу Дауда ат-Таялиси». И это указывает на крайнюю важность книг Абу Юсуфа, а иначе как он мог слушать эти книги и пожертвовать иснадом, несмотря на то что мухаддисы стремились услышать иснады как можно быстрее?! См. «Ат-Табакат».
 
43. Аль-Хафиз Абу Бишр ад-Дуляби Мухаммад ибн Ахмад ибн Хаммад (умер в 310-м). Автор таких книг, как «Аль-Куна» и других важных. Ад-Даракутни скаал: «Его критиковали, но я знаю о нем только хорошее». Что касается слов Ибн ‘Аддий: «Ибн Хаммад подозревается во лжи из-за его слов про Нуайма[2]», – то это крайность в суждениях, как у него часто бывает. Обратись к «Ат-Табакат».

[2] Имеются в виду его высказывания о Нуайме ибн Хаммаде и критика в адрес Нуайма, который выдумывал разные истории, направленные против Абу Ханифы и ханафитов.

44. Аль-Хафиз Абу Джафар Ахмад ибн Мухаммад ат-Тахави (умер в 321-м). Его память и знание им передатчиков и фикха были совершенны. Аль-Бадр аль-Айни подробно описал его жизнь в «Риджаль маани аль-асар»[3], а также написал биографии трех его основных шейхов: Баккара ибн Кутейба, Ибн Абу Имран и Абу Хазим, которые все трое были величайшими хафизами[4].

[3] Наш шейх аль-Кавсари написал его биографию в отдельной книге «Аль-Хави».

[4] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [1/204-210]:
 
«Ахмад ибн Мухаммад ибн Саляма ибн Абдуль-Малик ибн Саляма ибн Сулейм ибн Сулейман ибн Джанаб [Так привел его родословную Масляма ибн Касим аль-Андалуси в «Силят тарих»] аль-Азди аль-Хаджри аль-Мисри Абу Джафар ат-Тахави. Факих, имам и хафиз. Очень часто его имя упоминается в «Аль-Хидая» и «Аль-Хуляса». «Аль-Азди» – это племя Азда ибн аль-Гауса ибн Набита ибн Малика ибн Зейда ибн Кахляна ибн Сабаъ. А еще аль-Азди – это племя Азда ибн Имрана ибн Амра ибн Амира. Вдобавок аль-Азди – это племя аль-Азди аль-Хаджара, к которому и относится ат-Тахави. Так говорит ас-Самани. «Аль-Хаджри» тоже может указывать на три племени: первое племя – это племя Хажр Химьяр, к которым относится аль-Мухтар аль-Хаджри; второе племя – это Хаджр Ру’айн, к которым относится Саид ибн Абу Саид аль-Хаджри, от которого передавал хадисы Аюб ибн Нуджейд; третье племя – это Хаджр аль-Азди, к которым относился ат-Тахави. «Ат-Тахави» – от местности Таха, которая находится на юге Египта. Был имамом и факихом из числа ханафитов. Родился в 229-м году, а умер в 321-м.
 
Сначала учился фикху у аль-Музани, а затем оставил его мазхаб и стал ханафитом. Учился фикху в Египте у Абу Джафара Ахмада ибн Абу Имрана Мусы ибн Иса. В 268-м году направился в Шам и встретил там судью всех судей – Абу Хазима Абдуль-Хамида ибн Джафара. Он получал у него знания по фикху и слушал от него хадисы. Слышал хадисы от своего отца Мухаммада ибн Саляма. В начале жизни он получал знания у своего дяди аль-Музани, от которого он передает «Муснад» аш-Шафии. У него фикху учился Абу Бакр Ахмад ибн Мухаммад ибн Мансур ад-Дамагани и другие. Был писцом у кадия Баккара ибн Кутейба. Слышал хадисы как от египтян, так и от тех, кто был в Египте проездом: от Сулеймана ибн Шуайба аль-Кайсани и его отца, Абу Мусы Юнуса ибн Абдуль-Аля ас-Садафи, от которого передает и Муслим. Его книги переполнены перечислением его шейхов и учителей, а кто-то даже собрал имена всех его учителей в книгу». Прим. Абу Али.


45. Аль-Хаким аль-Марвази Мухаммад ибн Мухаммад ибн Ахмад Абу аль-Фадль аль-Марвази ас-Сулями аль-Бальхи, известный как аль-Хаким аш-Шахид[1].

[1] Эту биографию добавил шейх Абу Гудда.

Много ездил по разным странам в поиске знаний по хадису. Все имамы и хафизы Хорасана, среди которых также был аль-Хаким Абу Абдуллах, автор «Аль-Мустадрака», брали от него хадисы. Он знал шестьдесят тысяч хадисов. Умер шахидом в 334-м году. См. «Аль-Джавахир аль-мудия»[2] и «Аль-Фаваид аль-бахия»[3].

[2] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [3/313-315]: «Мухаммад ибн Мухаммад ибн Ахмад ибн Абдуллах ибн Абдуль-Маджид ибн Исмаиль ибн аль-Хаким аль-Марвази ас-Сулями аль-Вазир аш-Шахид Абу аль-Фадль. Крупный ученый. Был сначала кадием Бухары, затем амир аль-Хамид, который был правителем Хорасана,  назначил его своим визирем.
 
Слышал очень много хадисов в Марве от Абу Раджи Мухаммада ибн Хамдуя аль-Хуракани, который передавал хадисы от Ахмада ибн Ханбаля и Яхьи аз-Зухали и других. В Нейсабуре слышал хадисы от Абдуллаха ибн Шируя. А в Рейе – от Ибрахима ибн Юсуфа аль-Хисинджани. В Багдаде – от аль-Хайсама ибн Халяфа ад-Дури. В Мекке – от аль-Муфаддаля ибн Мухаммада аль-Джанади. В Египте – от Али ибн Ахмада ибн Сулеймана. В Бухаре – от Хаммада ибн Ахмада ибн Хаммада и Хасана ибн Суфьяна ан-Насави и других.
 
Все имамы и хафизы Хорасана без исключения, среди которых был аль-Хаким Абу Абдуллах, брали от него хадисы. Написал очень много книг. Был убит шахидом бунтующей армией. Когда он заметил волнение армии, то сделал омовение, надел свой саван и был убит, пока совершал утренний намаз.
 
Ас-Самаани пишет в «Аль-Ансаб»: «Все имамы и хафизы без исключения слышали хадисы от аль-Хакима аш-Шахида».
 
Аль-Хаким пишет в «Тарих Нейсабур»: «Среди многих последователей Абу Ханифы, у которых я брал хадисы, я не видел никого, кто был бы похож на него, лучше знал хадисы и был бы больше похож на своего Посланника». Прим. Абу Али.
 
[3] Имам аль-Лякнави пишет в «Аль-Фаваид аль-бахия» [с. 185]: «Автор «Аль-Мухтасар», «Аль-Мунтака», «Аль-Кафи» и других книг. Книги «Аль-Мунтака» и «Аль-Кафи» – две основные книги мазхаба после книг [имама] Мухаммада. Книги «Аль-Мунтака» нет в наше время в наших краях». Прим. Абу Али.


46. Аль-Хафиз Абуль-Касим Абдуллах ибн Мухаммад ибн Абуль-Аввам ас-Саади (умер в 335-м году). Он упоминается в «Табакат» аз-Захаби в биографии ан-Насаи. Учился у ан-Насаи, ат-Тахави и Абу Бишра ад-Дуляби. Автор большой книги «Фадаиль Абу Ханифа». Автор «Муснада Абу Ханифы» – самого важного из остальных семнадцати муснадов. Биография его внука есть в «Кудат Миср» и «Аль-Джавахир».
 
47. Аль-Хафиз Абу Мухаммад Абдуллах ибн Мухаммад аль-Хариси аль-Бухари  (умер в 340-м году). Автор «Манакиб Абу Ханифа» и «Муснад Абу Ханифа», в которой собрал много разных иснадов одного хадиса. Ибн Манда передает от него очень много хадисов и был о нем хорошего мнения. Его некоторые критиковали из-за фанатизма, и наибольшее, что они могли сказать против него, – это то, что он передает много хадисов от Абу Джафара ан-Наджирами в «Муснад Абу Ханифа», не обращая при этом внимания, что он не передает хадисы, которые передаются только через него, а передает только те, которые передают и другие передатчики, как делал ат-Тирмизи с хадисами Мухаммада ибн Саида аль-Маслюба и аль-Кальби. Пусть Аллах уничтожит фанатизм, который лишает слуха и зрения. Обратись к «Аль-Джавахир»[4] и «Таджиль аль-манфаа»[5].

[4] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [2/344-345]: «Абдуллах ибн Мухаммад ибн Якуб ибн аль-Харис ибн аль-Халиль аль-Хариси ас-Субазмуни. Ас-Самааани говорит о нем: «Известен как устаз и много передает хадисы. В поисках знаний ездил в Ирак и Хиджаз». Фадль ибн Мухаммад аш-Шаарани и Хусейн ибн аль-Фадль аль-Баджали передают от него хадисы. От него передает хадисы Абу Абдуллах ибн Манда. Не достоин доверия».
 
Автор книги «Кашф аль-асар» о достоинствах Абу Ханифы, написал «Муснад Абу Ханифы». Когда он диктовал книгу о достоинствах Абу Ханифы, то за ним записывали четыреста писцов.
 
Имам аз-Захаби пишет о нем: «Аль-Бухарии, факих. От него много передает Ибн Манда. Автор многих книг». И [аз-Захаби] передает от Ибн аль-Джаузи, что Абу Саид ар-Раввас сказал: «Подозревается в выдумывании хадисов». Аз-Захаби упоминает его в «Аль-Муъталяф», назвав его «шейхом ханафитов».
 
Я [то есть имам аль-Кураши] говорю: «Абдуллах ибн Мухаммад выше и лучше, чем Ибн аль-Джаузи и Абу Саид ар-Раввас»». Прим. Абу Али.
 
[5] Имам Валиюллах ад-Дахляви называет его имя среди имен муджтахидов в мазхабе. См. «Аль-Фаваид аль-бахия» (с. 104). Прим. Абу Али.


48. Абуль-Касим Али ибн Мухаммад ат-Танухи (умер в 342-м году). Был сильным хафизом, о чем говорит аль-Хатыб. Был учеником Абуль-Хасана аль-Кархи.

49. Хафиз Абуль-Хусейн Абдуль-Баки ибн Кани’ аль-Кади (умер в 351-м году по хиджре). Автор ряда книг. Аль-Хатыб сказал: «Большинство наших шейхов считали его достойным доверия».

Хасан ибн Фурат сказал: «За два года до смерти начал путаться в своих хадисах».

50. Хафиз Абу Бакр Ахмад ибн Али ар-Рази аль-Джассас (умер в 370-м). Был имамом в области усуля, фикха и хадиса. Прекрасно знал на память хадисы из сборников Абу Дауда, Ибн Абу Шейбы, Абдур-Раззака, ат-Таялиси, и мог эти хадисы передавать с иснадами, когда и где хотел. И его книги, такие как «Аль-Фусуль филь-усуль», толкования «Мухтасара» ат-Тахави и «Аль-Джами аль-кабир», а также «Ахкам аль-Куран», указывают на его мастерство, к которому не приблизиться. А его знание передатчиков заметно, когда он разбирает темы, где есть разногласия[1].

[1] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [1/220-223]: «Ахмад ибн Али Абу Бакр ар-Рази. Крупный имам, известный как аль-Джассас, и это стало его прозвищем, и ханафитские книги переполнены упоминанием его под этим прозвищем.
 
Он родился в 305-м году. Жил в Багдаде, и основные факихи этого города учились у него, и он стал главой ханафитов.
 
Аль-Хатыб сказал: «Имам последователей Абу Ханифы своего времени. Был известен аскетизмом».
 
Ему предлагали стать судьей, но он отказался. Затем ему повторно предлагали стать судьей, но он снова отказался.
 
Получал знания в области фикха у Абу Сахля аз-Зуджаджи, автора книги «Ар-Рияда». Также получал знания у Абу аль-Хасана аль-Кархи и получил от него много пользы.
 
Ас-Саймари сказал: «Преподавание в Багдаде перешло к Абу Бакру ар-Рази, и он стал конечной остановкой путешествий [в получении знаний]».
 
И он придерживался аскетизма, богобоязненности и осторожности, как и его предшественники.
 
Приехал в Багдад в 325-м году и учился у аль-Кархи, затем направился в Аль-Ахваз, а потом вернулся обратно в Багдад. После этого он направился в Нейсабур вместе с Хакимом ан-Нейсабури по совету своего учителя Абуль-Хасана аль-Кархи. И аль-Кархи умер, пока он был в Нейсабури. И он вернулся в 344-м году в Багдад.
 
Абу Бакр Ахмад ибн Муса аль-Хаварезми, Абу Абдуллах Мухаммад ибн Яхья ибн Махди аль-Факих аль-Джурджани, шейх имама аль-Кудури, Абуль-Фарадж Ахмад ибн Мухаммад ибн Умар, известный как Ибн аль-Муслима, Абу Джафар Мухаммад ибн Ахмад ан-Насафи, Абуль-Хусейн Мухаммад ибн Ахмад ибн Ахмад аз-Зафарани, Абуль-Хусейн Мухаммад ибн Ахмад ибн ат-Тайяб аль-Камари, отец Исмаиля Кади Васита учились у него фикху.
 
Передает хадисы Абу Умара Гуляма Са’ляба.
 
Автор таких книг, как «Ахкам аль-Куран», «Шарх Мухтасар аль-Кархи», «Шарх Мухтасар ат-Тахави», «Шарх аль-Джами» и «Шарх аль-Асма аль-Хусна». А еще он составил очень полезную книгу по усуль аль-фикх, и у него есть книга «Джавабат» с ответами на вопросы, которые ему задавали.
 
Ибн ан-Наджар говорит: «Умер в понедельник 7-го Зуль-Хиджжа в 370-м году. Похоронный намаз по нему совершил Абу Бакр аль-Хаварезми. Так передает аль-Хатыб». Прим. Абу Али.


51. Хафиз Мухаммад ибн аль-Музаффар ибн Муса аль-Багдади (умер в 379-м году по хиджре). Автор «Муснад Абу Ханифа». Даракутни сильно хвалил его, и он крупный хафиз. Обратись к «Ат-Табакат».
 
52. Хафиз Абу Наср ибн Мухаммад аль-Калябази (умер в 378-м году по хиджре). Автор «Риджаль аль-Бухари». Даракутни был доволен его пониманием, и он был самым сильным хафизом в Средней Азии в свое время. Обратись к «Ат-Табакат»[2].

[2] Имам аз-Захаби пишет в «Тазкира аль-хуффаз» [3/154]: «Аль-Калябази, хафиз, имам Абу Наср Ахмад ибн Мухаммад ибн аль-Хусейн аль-Бухари. Калябаз – это местность в Бухаре. Он слышал хадисы от аль-Хайсама ибн Кулейба аш-Шаши, Али ибн Мухтаджа, Абу Джафара Мухаммада ибн Мухаммада аль-Багдади аль-Джамаля, Абу Али Абдуль-Муъмина ибн Халяфа ан-Насафи, Мухаммада ибн Махмуда ан-Насафи, Абдуллаха ибн Мухаммада ибн Якуба аль-Хариси и многих других».
 
Джафар ибн Мухаммад аль-Мустагфири передает от него хадисы, и он сказал о нем: «Он был самым сильным хафизом в Средней Азии в свое время».
 
Абу Абдуллах аль-Хаким сказал: «Абу Наср аль-Калябази, один из хафизов-писцов, который хорошо знал и понимал «Сахих» аль-Бухари. Записывал хадисы сначала в Средней Азии, Хорасане и Ираке. И я счел, что наш шейх ад-Даракутни был доволен его пониманием и знанием. И он достоин доверия и был совершенством (муткин), равного которому не было после него в Средней Азии».
 
Затем от него передавал хадисы аль-Хаким, и у него очень мало хадисов. Даракутни передает от него в «Аль-Мудаббадж». И у него есть известная книга о передатчиках «Сахих» аль-Бухари». Прим. Абу Али.


53. Абу Хамид Ахмад ибн аль-Хусейн аль-Марвази, известный как ибн ат-Табари (умер в 476-м году по хиджре). Был совершенен в хадисах и их передаче. Обратись к «Аль-Джавахир»[3].

[3] Имам аль-Кураши пишет в «Аль-Джавахир аль-мудия» [1/161]: «Ахмад ибн аль-Хусейн ибн Али Абу Хамид аль-Марвази, известный как Ибн ат-Табари. Аль-Хаким упоминает его в «Тарих Нейсабур», аль-Хатыб – в «Тарихе», Абу Саад аль-Идриси – в «Тарих Самарканд».
 
Он учился фикху в Багдаде у Абуль-Хасана аль-Кархи, а в Бальхе – у Абуль-Касима ас-Саффар аль-Бальхи. Слышал хадисы от Ахмада ибн аль-Хидра аль-Марвази и Абуль-Аббаса Мухаммада ибн Абдур-Рахмана ад-Давгали.
 
Абу Бакр аль-Бараки, хафиз, кадий Абуль-Аля аль-Васити передает от него.
 
Автор многих книг, среди которых – уникальная книга «Тарих».
 
Аль-Хаким сказал: «Он диктовал хадисы в Бухаре. И к нему обращались насчет понимания хадисов. Был известен праведностью и богобоязненностью. Знаток мазхаба Абу Ханифы».
 
Аль-Хатыб сказал: «Один из праведных рабов, богобоязненных ученых, хафиз хадисов».
 
Он приехал в Багдад и получил там знания в области фикха, затем вернулся в Хорасан и занял должность кади аль-кудат, писал книги и передавал хадисы. Потом он вернулся в Багдад и начал там передавать хадисы после проверки Абуль-Хасана ад-Даракутни.
 
Я спросил аль-Баркани о нем, и он сказал: «Достоин доверия». Его спросили о нем однажды еще раз, и он сказал: «Ничего, кроме хорошего, о нем не знаю».
 
Абу Саад аль-Идриси сказал: «Был совершенством в хадисе, и мы записывали от него хадисы в Бухаре».
 
Я слышал, как он сказал: «Я приехал в Самарканд, и никто от меня не записывал хадисы», – указывая так на их небрежность в записи хадисов». Прим. Абу Али.


54. Хафиз Абуль-Касим Тальха ибн Мухаммад ибн Джафар аль-Муаддаль аль-Багдади (умер в 370-м году по хиджре). Автор «Муснад Абу Ханифа».

55. Хафиз Абуль-Фадль ас-Сулеймани Ахмад ибн Али аль-Биканди (умер в 404-м году по хиджре). Аль-Мустагфири брал от него хадисы. Обратись к «Ат-Табакат».
 
56. Гунджар аль-Хафиз Абу Абдуллах Мухаммад ибн Ахмад ибн Мухаммад аль-Бухари (умер в 412-м году по хиджре), автор «Тарих Бухара». Обратись к «Ат-Табакат».
 
57. Мухаммад ибн Мухаммад ибн Мухаммад ибн Ибрахим ибн Махляд Абуль-Хасан аль-Баззар (умер в 419-м году по хиджре). Автор «Муснад Абу Ханифа», правдивый (садук) мухаддис. Обратись к «Аль-Джавахир аль-мудия».
 
58. Хафиз Абуль-Аббас Джафар ибн Мухаммад аль-Мустагфири (умер в 432-м году). Автор многих книг. Обратись к «Ат-Табакат» и «Аль-Джавахир»[1].

[1] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [2/19-20]: «Джафар ибн Мухаммад ибн аль-Му’тазз ибн Мухаммад ибн аль-Мустагфири ан-Насафи. Имам города Насаф. Был достойным факихом, крупным мухаддисом, достойным доверия, хафизом, и не было в его местности равного ему. У него много прекрасных книг. Он слышал хадисы от Абу Абдуллаха Мухаммада ибн Ахмада Гунджара и Захира ибн Ахмада ас-Сарахси». Прим. Абу Али.

59. Хафиз Абу Саад ас-Саман Исмаиль ибн Али ибн Занджуя ар-Рази (умер в 445-м году по хиджре). Имам в области хадиса и передатчиков хадисов и в фикхе Абу Ханифы, несмотря на его отклонения (бид’а)[2].

[2] Автор «аль-Джавахир аль-мудия» пишет [1/424]: «Исмаиль ибн Али ибн Хусейн ибн Мухаммад ибн Хасан ибн Занджуя ар-Рази, Абу Саад, ас-Саман аль-Хафиз аз-Захид аль-Мутазили», – то есть он был ханафитом-мутазилитом и, несмотря на свой мутазилизм, достиг степени хафиз в науке хадиса. Прим. Абу Али.

60. Хафиз Умар ибн Ахмад ан-Нейсабури (умер в 427-м году по хиджре). Обратись к «Аль-Арбаин» Абдуль-Гафира аль-Фариси и «Аль-Джавахир»[3].

[3] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [2/633-634]:
 
«Умар ибн Ахмад ибн Мухаммад ибн Муса ибн Мансур аль-Джури ан-Нейсабури аль-Хафиз. Был последователем [мазхаба] Абу Ханифы. Из числа учеников Саида ибн Мухаммада. Был близким учеником Абу Абдур-Рахмана ас-Сулями, владел многими его книгами и много от него передавал. Слышал хадисы от Абуль-Хасана Ахмада ибн Мухаммада ибн Умара аль-Хаффафа и других».
 
Абдуль-Гафир аль-Фариси в «Аль-Арбаин» говорит о нем: «Благородный и достойный человек, хафиз из числа последователей Абу Ханифы». При. Абу Али

 
61. Хафиз Абуль-Касим Убейдуллах ибн Абдуллах ан-Нейсабури аль-Хаскани аль-Хаким (умер в 490-м году по хиджре). Обратись к «Ат-Табакат» и «Аль-Джавахир»[4].

[4] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [2/496-497]: «Убейдуллах ибн Абдуллах ибн Ахмад ибн Мухаммад ибн Хаскан, Абуль-Касим аль-Хаззаъ. Из потомков Абдуллаха ибн Амира ибн Курейза, совершенный хафиз, из числа последователей Абу Ханифы. Достойный и уважаемый человек из семьи, известной знаниями, наставлениями и хадисами. Получал знания по фикху у аль-Кади Абу аль-Аляъ Саида. Передавал хадисы от своего отца и своего деда. От него хадисы передавал Абуль-Хасан ад-Даракутни». Прим. Абу Али.

62. Хафиз Абу Мухаммад аль-Хасан ибн Ахмад ибн Мухаммад ас-Самарканди  (умер в 491-м году). Был учеником аль-Мустагфири.
 
Абу Са'д сказал: «В его время не было никого равного ему ни на востоке, ни на западе. Автор книги «Барх аль-асанид мин сыхах аль-масанид» из восьмисот частей, в которой было сто тысяч хадисов. Если бы она была собрана и систематизирована, то в Исламе не было бы книги равной этой». Обратись к «Ат-Табакат».

63. Муснид Герата Наср ибн Ахмад ибн Ибрахим аз-Захид (умер в 510-м году по хиджре).
 
64. Муснид Самарканда Исхак ибн Мухаммад ибн Ибрахим ат-Танухи ан-Насафи (умер в 518-м году по хиджре)[1].

[1] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [1/370-371]:
 
«Был факихом и прожил долгую жизнь. Передавал хадисы от Абу Бакра Мухаммада ибн Абдур-Рахмана ибн аль-Мукри, Абу Масуда Ахмада ибн Мухаммада ар-Рази и других. Абуль-Махамид Махмуд ибн Ахмад ибн аль-Фарадж ас-Сагарджи, Ахмад ибн Мухаммад ибн Абдуль-Джалиль и другие передавали от него хадисы». Прим. Абу Али.


65. Мухаддис Абу Абдуллах аль-Хусейн ибн Мухаммад ибн Хусро аль-Бальхи (умер в 522-м году по хиджре). Автор «Муснад Абу Ханифа». Ибн Хаджар критикует его за передачу муснада аль-Маристан, говоря, что у него не было муснада, но его ученик, ас-Сахави, передает от ат-Тадмури от аль-Майдуми от ан-Наджиба от Ибн аль-Джаузи от Кадия аль-Маристан. И так проявилась поспешность Ибн Хаджара [в критике].
 
66. Мухаддис Абу Мухаммад Абдуль-Халик ибн Асад ад-Димашки (умер в 564-м году по хиджре). Автор «Аль-Му’джам»[2].

[2] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [2/368-370]:
 
«Его отец был из Тараблуса, а сам он родился в Дамаске и потом направился за знаниями в области хадиса и фикха в Багдад, Хамазан и Асбахан. Получал знания по фикху у аль-Бальхи, Кадия Ибрахима ибн Мухаммада аль-Хити и других, которые названы в сборнике его шейхов. Преподавал в медресе ас-Садирия в Дамаске». Прим. Абу Али.


67. Муснид Шама Таджуддин Абу аль-Юмн Зейд ибн аль-Хасан аль-Кинди  (умер в 613-м году по хиджре).
 
68. Хафиз Абу Хафс Дияуддин Умар ибн Бадр ибн Саид аль-Мусали (умер в 622-м году по хиджре).
 
69. Абуль-Фадль аль-Хасан ибн Мухаммад ас-Сагани (умер в 650-м году по хиджре). Был имамом в области языка, фикха и хадиса. Автор «Аль-‘Убаб», «Аль-Мухкам»[3] и «Машарик аль-анвар».

[3] Это описка нашего шейха, потому что автором книги «Аль-Мухкам» является Ибн Сидах аль-Андалуси ад-Дарир (умер в 458-м году по хиджре). «Аль-‘Убаб» – действительно книга ас-Сагани, но «Аль-Мухкам» – книга Ибн Сидаха. Такую же ошибку допустил и шейх Анвар Шах аль-Кашмири в предисловии к «Файд аль-Бари» (с. 38): «К книгам ас-Сагани относятся «Аль-Мухкам» и «Аль-Любаб». Что касается книги «Аль-Любаб», то правильным будет именование «Аль-‘Убаб», а «Аль-Мухкам», как мы уже написали, – это книга Ибн Сидаха. Шейх Атик Ахмад аль-Хинди ад-Деобанди указал мне на эту ошибку. Прим. Абу Гудды.
 
70. Имам, муснид Абу Али аль-Хасан ибн аль-Мубарак аз-Забиди (ум. в 629-м году по хиджре)[4].

[4] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [2/79-80]:
 
«Хасан ибн аль-Мубарак ибн Мухаммад ибн Яхья аз-Забиди, Абу Али, факих. Слышал хадисы от Абу аль-Вакта Абдуль-А’ля и других. Прожил долгую жизнь и передавал хадисы многим.
 
Ибн ан-Наджар сказал о нем: «Я записывал хадисы от него, и он был ученым, достойным доверия, набожным и праведным человеком, с хорошим поведением и нравом. Знал грамматику в совершенстве. Автор множества книг по тафсиру, хадисам, истории и литературе. Очень внимательно относился к своему времени». Прим. Абу Али.



71. Его брат, Хусейн, передатчик аль-Бухари (умер в 630-м году по хиджре). Обратись к тому, что мы написали в «Зейль тазкира аль-хуффаз».

72. Имам Фахруддин Ахмад ибн Мухаммад ибн Ибрахим ибн Рузман (умер в 661-м году по хиджре), передатчик рукописи Ваки’а, как сказано в «Табакат» аз-Захаби[5].

[5] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [1/245-246]: «Ахмад ибн Мухаммад ибн Ибрахим ибн Рузман ибн Али ибн Бишара ад-Димашки, Абуль-Аббас. Родился в Дамаске в 583-м году. От него хадисы записывал ад-Димьяти, и он упоминает его в списке своих учителей».

73. Имам, мухаддис Джамаль Абуль-Аббас Ахмад ибн Мухаммад аз-Захири (умер в 696-м году по хиджре). Сделал тахридж на «Машьяха» аль-Фахра аль-Бухари в пяти частях. Обратись к ат-«Табакат» и «Аль-Джавахир»[6].

[6] Автор «Аль-Джавахир аль-мудия» пишет [1/289-290]:
 
«Ахмад ибн Мухаммад ибн Абдуллах аз-Захири. Имам и хафиз. Жил в своей завии на берегу Нила в Каире. Много от кого слышал хадисы и много путешествовал для получения знаний. Также много книг передается от  него его почерком. Путешествовал в Хорасан». Прим. Абу Али.


74. Мухаддис Абу Мухаммад Али ибн Закария ибн Масуд аль-Ансари аль-Манбиджи (умер в 698-м году по хиджре). Автор книги «Аль-Любаб бейнас-Сунна валь-Китаб», толкователь «Асар ат-Тахави». Его сын Мухаммад упоминается в «Аль-Джавахир аль-мудия» и «Ад-Дурар аль-камина».
 
75. Абу аль-Аляъ Махмуд аль-Бухари (ум.700). И книга о его учителях содержит в себе имена порядка семисот шейхов. Аль-Миззи, аз-Захаби, аль-Бирзали и Абу Хайян слышали от него хадисы. Обратись к «Аль-Джавахир» и «Аль-Баваид аль-бахия».
 
76. Аш-Шамс ас-Саруджи Ахмад ибн Ибрахим ибн Абдуль-Гани (умер в 701-м году по хиджре), толкователь «Аль-Хидая».
 
77. Аляуддин Али ибн Бальбан аль-Фариси (умер в 731-м году по хиджре либо в 739-м). Автор толкования «Талхис аль-Хиляты» и «Аль-Ихсан фи тартиб Сахих Ибн Хиббан».
 
78. Мухаддис аль-Кабир ибн аль-Мухандис Мухаммад ибн Ибрахим ибн Ганаим аш-Шарути (умер в 733-м году по хиджре).
 
79. Хафиз Кутбуддин Абдуль-Карим ибн Абду-н-нур аль-Халяби (умер в 735-м году по хиджре). Автор толкования аль-Бухари в двадцати томах. Автор таких книг, как «Аль-Ихтимам битальхис аль-ильмам» и «Аль-Кидх аль-муалля филь-калям аля ахадис аль-мухалля». Обратись к «Зейль аль-Хусейни» к «Ат-Табакат».
 
80. Хафиз Аминуддин Мухаммад ибн Ибрахим аль-Вани (умер в 735-м году по хиджре). Обратись к «Зейль ас-Суюты» к «Ат-Табакат».
 
81. Хафиз аш-Шамс ас-Саруджи Мухаммад ибн Али ибн Айбак (умер в 744-м) году по хиджре. Обратись к «Аз-Зуюль».
 
82. Хафиз Аляуддин Али ибн Усман аль-Мардини (умер в 749-м году по хиджре). Автор книги «Аль-Джавхар ан-накий». И у него учились Джамаль аз-Зайляи, Абдуль-Кадир аль-Кураши, Джамаль аль-Маляти, автор «Аль-Му’тасар» и Зейн аль-Ираки.
 
83. Хафиз ибн аль-Вани Абдуллах ибн Мухаммад ибн Ибрахим (умер в 749-м году по хиджре). Обратись к «Зейль аль-Хусейни».
 
84. Сираджуддин аль-Кизвини Абу Хафс Умар ибн Али ибн Умар (умер в 750-м году по хиджре). Мухаддис Ирака своего времени. О том, что он был ханафитом, написал имам ас-Суюты в «Тадриб ар-рави». У него есть книга о выдуманных хадисах в «Мисбах ас-Сунна» аль-Багави, которая издана в конце «Мишкат аль-масабих».
 
85. Хафиз Джамалюддин Абдуллах ибн Юсуф аз-Зайляи (умер в 762-м году по хиджре). Автор «Насб ар-рая».
 
86. Хафиз Аляуддин Муглятаи аль-Бакджари (умер в 762-м году по хиджре). Обратись к «Зейль Ибн Фахда».
 
87. Бадруддин Мухаммад ибн Абдуллах аш-Шибли (умер в 769-м году по хиджре). Его отец был управляющим Аль-Мадраса аш-Шиблия, и поэтому его стали так называть. Обратись к «Ад-Дурар аль-камина».
 
88. Алляма Афифуддин Ибрахим ибн Исхак ибн Яхья аль-Амиди ад-Димашки (умер в 777-м году по хиджре). Он упоминается в «Ад-Дурар аль-камина» Ибн Хаджара.
 
89. Хафиз Абдуль-Кадир аль-Кураши (умер в 775-м году по хиджре). Обратись к «Зуюль».
 
90. Мадж Исмаиль аль-Бильбиси (умер в 802-м году по хиджре). Автор «Мухтасар ансаб ар-Рушати».
 
91. Алляма Джамалюддин Юсуф ибн Муса аль-Маляты (умер в 803-м году по хиджре). Автор «Аль-Му’тасар».
 
92. Алляма Шамсуддин Мухаммад ибн Абдуллах ад-Дайри (умер в 827-м году по хиджре). Автор «Аль-Масаиль аш-шарифа фи адилля аль-имам Абу Ханифа».
 
93. Мухаддис Абуль-Фатх Ахмад ибн Усман ибн Мухаммад аль-Кальватани аль-Кирмани (умер в 835-м году по хиджре). Передает огромное количество книг через иснады. Обратись к «Ад-Дау аль-Лями».
 
94. Мухаддис Изуддин Абдур-Рахим ибн Мухаммад ибн аль-Фурат (умер в 851-м году по хиджре). Мухаддис, у которого множество иснадов. Обратись к «Ад-Дау аль-Лями».
 
95. Хафиз Бадр аль-Айни Махмуд ибн Ахмад (умер в 855-м). Я составил его подробную биографию в предисловии к «Умдат аль-кари» издательства «Аль-Мунирия».
 
96. Камалюддин ибн аль-Хумам Мухаммад ибн Абдуль-Вахид (умер в 861-м году по хиджре). Автор «Фатх аль-Кадир».
 
97. Саадуддин ибн аш-Шамс ад-Дайри (умер в 827-м году по хиджре). Автор «Такмиля Шарх аль-Хидая ас-Саруджи».
 
98. Такьюддин Ахмад ибн Мухаммад аш-Шуммуни (умер в 872-м году по хиджре). Автор комментария к «Аль-Викая» «Камаль ад-дирая», которая свидетельствует о том, что он хорошо знал хадисы с шариатскими решениями.

74. Мухаддис Абу Мухаммад Али ибн Закария ибн Масуд аль-Ансари аль-Манбиджи (умер в 698-м году по хиджре). Автор книги «Аль-Любаб бейнас-Сунна валь-Китаб», толкователь «Асар ат-Тахави». Его сын Мухаммад упоминается в «Аль-Джавахир аль-мудия» и «Ад-Дурар аль-камина».
 
75. Абу аль-Аляъ Махмуд аль-Бухари (ум.700). И книга о его учителях содержит в себе имена порядка семисот шейхов. Аль-Миззи, аз-Захаби, аль-Бирзали и Абу Хайян слышали от него хадисы. Обратись к «Аль-Джавахир» и «Аль-Баваид аль-бахия».
 
76. Аш-Шамс ас-Саруджи Ахмад ибн Ибрахим ибн Абдуль-Гани (умер в 701-м году по хиджре), толкователь «Аль-Хидая».
 
77. Аляуддин Али ибн Бальбан аль-Фариси (умер в 731-м году по хиджре либо в 739-м). Автор толкования «Талхис аль-Хиляты» и «Аль-Ихсан фи тартиб Сахих Ибн Хиббан».
 
78. Мухаддис аль-Кабир ибн аль-Мухандис Мухаммад ибн Ибрахим ибн Ганаим аш-Шарути (умер в 733-м году по хиджре).
 
79. Хафиз Кутбуддин Абдуль-Карим ибн Абду-н-нур аль-Халяби (умер в 735-м году по хиджре). Автор толкования аль-Бухари в двадцати томах. Автор таких книг, как «Аль-Ихтимам битальхис аль-ильмам» и «Аль-Кидх аль-муалля филь-калям аля ахадис аль-мухалля». Обратись к «Зейль аль-Хусейни» к «Ат-Табакат».
 
80. Хафиз Аминуддин Мухаммад ибн Ибрахим аль-Вани (умер в 735-м году по хиджре). Обратись к «Зейль ас-Суюты» к «Ат-Табакат».
 
81. Хафиз аш-Шамс ас-Саруджи Мухаммад ибн Али ибн Айбак (умер в 744-м) году по хиджре. Обратись к «Аз-Зуюль».
 
82. Хафиз Аляуддин Али ибн Усман аль-Мардини (умер в 749-м году по хиджре). Автор книги «Аль-Джавхар ан-накий». И у него учились Джамаль аз-Зайляи, Абдуль-Кадир аль-Кураши, Джамаль аль-Маляти, автор «Аль-Му’тасар» и Зейн аль-Ираки.
 
83. Хафиз ибн аль-Вани Абдуллах ибн Мухаммад ибн Ибрахим (умер в 749-м году по хиджре). Обратись к «Зейль аль-Хусейни».
 
84. Сираджуддин аль-Кизвини Абу Хафс Умар ибн Али ибн Умар (умер в 750-м году по хиджре). Мухаддис Ирака своего времени. О том, что он был ханафитом, написал имам ас-Суюты в «Тадриб ар-рави». У него есть книга о выдуманных хадисах в «Мисбах ас-Сунна» аль-Багави, которая издана в конце «Мишкат аль-масабих».
 
85. Хафиз Джамалюддин Абдуллах ибн Юсуф аз-Зайляи (умер в 762-м году по хиджре). Автор «Насб ар-рая».
 
86. Хафиз Аляуддин Муглятаи аль-Бакджари (умер в 762-м году по хиджре). Обратись к «Зейль Ибн Фахда».
 
87. Бадруддин Мухаммад ибн Абдуллах аш-Шибли (умер в 769-м году по хиджре). Его отец был управляющим Аль-Мадраса аш-Шиблия, и поэтому его стали так называть. Обратись к «Ад-Дурар аль-камина».
 
88. Алляма Афифуддин Ибрахим ибн Исхак ибн Яхья аль-Амиди ад-Димашки (умер в 777-м году по хиджре). Он упоминается в «Ад-Дурар аль-камина» Ибн Хаджара.
 
89. Хафиз Абдуль-Кадир аль-Кураши (умер в 775-м году по хиджре). Обратись к «Зуюль».
 
90. Мадж Исмаиль аль-Бильбиси (умер в 802-м году по хиджре). Автор «Мухтасар ансаб ар-Рушати».
 
91. Алляма Джамалюддин Юсуф ибн Муса аль-Маляты (умер в 803-м году по хиджре). Автор «Аль-Му’тасар».
 
92. Алляма Шамсуддин Мухаммад ибн Абдуллах ад-Дайри (умер в 827-м году по хиджре). Автор «Аль-Масаиль аш-шарифа фи адилля аль-имам Абу Ханифа».
 
93. Мухаддис Абуль-Фатх Ахмад ибн Усман ибн Мухаммад аль-Кальватани аль-Кирмани (умер в 835-м году по хиджре). Передает огромное количество книг через иснады. Обратись к «Ад-Дау аль-Лями».
 
94. Мухаддис Изуддин Абдур-Рахим ибн Мухаммад ибн аль-Фурат (умер в 851-м году по хиджре). Мухаддис, у которого множество иснадов. Обратись к «Ад-Дау аль-Лями».
 
95. Хафиз Бадр аль-Айни Махмуд ибн Ахмад (умер в 855-м). Я составил его подробную биографию в предисловии к «Умдат аль-кари» издательства «Аль-Мунирия».
 
96. Камалюддин ибн аль-Хумам Мухаммад ибн Абдуль-Вахид (умер в 861-м году по хиджре). Автор «Фатх аль-Кадир».
 
97. Саадуддин ибн аш-Шамс ад-Дайри (умер в 827-м году по хиджре). Автор «Такмиля Шарх аль-Хидая ас-Саруджи».
 
98. Такьюддин Ахмад ибн Мухаммад аш-Шуммуни (умер в 872-м году по хиджре). Автор комментария к «Аль-Викая» «Камаль ад-дирая», которая свидетельствует о том, что он хорошо знал хадисы с шариатскими решениями.

99. Хафиз, алляма Касим ибн Кутлубуга (умер в 879-м году по хиджре). Его тахриджи к таким книгам, как «Ихтияр» и «Усуль» аль-Баздави, и другие его книги по науке хадис и фикху,  указывают на его высокий уровень понимания этих наук. Обратись к «Ад-Дауъ аль-лями».
 
100. Абдуль-Латиф ибн Абдуль-Азиз, известный как Ибн Маляк (умер в 885-м году по хиджре). Автор «Мабарик аль-анвар шарх Марик аль-анвар».
 
101. Его сын, Мухаммад ибн Абдуль-Латиф, который известен тоже как Ибн Маляк. Автор комментария к «Масабих ас-Сунна» и «Аль-Викая». Обратись к «Аль-Фаваид аль-бахия».
 
102. Шихабуддин Абуль-Аббас Ахмад ибн Абдуль-Латиф аш-Шарджи аз-Забиди (умер в 893-м году по хиджре). Автор «Ат-Таджрид ас-сарих».
 
103. Алляма Ахмад ибн Исмаиль аль-Курани аль-Курди (умер в 893-м году по хиджре). Факих, знаток усуля, мухаддис, толкователь Корана и знаток чтений Корана. Был учеником Ибн Хаджара, много всего прочитал с ним и получил от него отличную характеристику.  Автор книги «Аль-Кавсар аль-джари аля рияд аль-Бухари», в которой разбирает сложные слова и трудные имена передатчиков. И он опровергает аль-Кирмани и Ибн Хаджара, о чем сказано в «Кашф аз-зунун». Его подробную биографию можно найти в книге нашего учителя аллямы Абдуль-Карима ибн аль-Мударриса аль-Багдади, которая называется «Наши ученые».
 
104. Шамсуддин Мухаммад ибн Али, известный как Ибн Тулюн (умер в 953-м году по хиджре). Автор множества книг по фикху и науке хадис, количество которых приближается к пятистам.
 
105. Али аль-Муттаки ибн Хусамуддин аль-Хинди (умер в 975-м году по хиджре). Автор книги «Канз аль-уммаль», в которой расставил в алфавитном порядке «Аль-Джами аль-кабир» имама ас-Суюты. И, как сказал Абуль-Хасан аль-Бакри, «у него заслуга перед ас-Суюты».
 
106. Король мухаддисов, шейх Мухаммад ибн Тахир аль-Фаттани аль-Куджрати (умер в 987-м году по хиджре). Автор «Маджма бихар аль-анвар», «Тазкира аль-мавдуат», «Аль-Мугни» и других крайне полезных книг по хадисам. Умер шахидом.
 
107. Мухаддис Али ибн Султан аль-Кари аль-Харави аль-Макии (умер в 1014-м году по хиджре). Его комментарий к «Аль-Мишкат» и к «Мухтасар аль-Викая» суть важные книги по хадисам шариатских решений. Учился у аль-Кутба ан-Нахравали и Абдуллаха ас-Синди.
 
108. Мухаддис Ахмад ибн Мухаммад ибн Ахмад ибн Юнус аш-Шибли (умер в 1021-м году по хиджре).
 
109. Мухаддис Индии Абдуль-Хакк ибн Сейфуддин ад-Дихляви (умер в 1052-м году по хиджре). Автор комментария к «Аль-Мишкат», «Ат-Тибьян фи аддиля мазхаб имам Абу Ханифа ан-Нуман». Получал знания у Абдуль-Ваххаба аль-Муттаки, ученика Али аль-Муттаки, и от Али аль-Кари. От него же брал знания Мухаммад ибн Хусейн аль-Хафи и Хусейн аль-Уджейми.
 
110. Муххадис Айюб ибн Ахмад ибн Айюб аль-Хальватани ад-Димашки (умер в 1071-м году по хиджре).
 
111. Муххадис Хасан ибн Али аль-Уджейми аль-Макии (умер в 1113-м году по хиджре). Его иснады собраны в двухтомном «Кифаят аль-мустатли».
 
112. Абуль-Хасан аль-Кабир ибн Абдуль-Хади ас-Синди (умер в 1139-м году по хиджре). У него есть краткие примечания к шести сборникам и «Муснаду» имама Ахмада.
 
113. Шейх Абдуль-Гани ибн Исмаиль ан-Набулси (умер в 1143-м году по хиджре). Автор книги «Захаир аль-маварис», в которой собрал хадисы семи сборников по их начальным словам (атраф).

114. Мухаддис Мухаммад ибн Ахмад Акиля аль-Макки (умер в 1150-м году по хиджре). Автор книг по аль-мусальсалят, автор труда «Ад-Дурр аль-манзум» в пяти томах, посвящённого тафсиру на основе хадисов, автор труда «Аз-Зияда валь-ихсан фи улюм аль-Куран», в котором он сократил книгу «аль-Иткан» [ас-Суюты], добавив другие не упомянутые там науки о Коране. Получал знания у аль-Уджейми.
 
115. Шейх Абдуллах ибн Мухаммад аль-Амаси (умер в 1167-м году по хиджре). Написал толкование «Сахиха» аль-Бухари в тридцати томах и толкование «Сахиха» Муслима в семи томах, дойдя до половины сборника.
 
116. Мухаммад ибн аль-Хасан, известный как Ибн Химмат ад-Димашки (умер в 1175-м году по хиджре). Автор «Тухфа ар-рави фи тахридж ахадис аль-Байдави»[1].
 
117. Ас-Сеййид Мухаммад Муртада аз-Забиди (умер в 1205-м году по хиджре). Автор толкования «Аль-Ихья». Автор книги «Укуд аль-джавахир аль-мунифа фи адилля мазхаб аль-имам Абу Ханифа».
 
118. Мухаддис, факих Мухаммад Хибатуллах аль-Бальи (умер в 1224-м году по хиджре). Автор «Хадика ар-рияхин фи табакат машайихина аль-муснидин», автор «Ат-Тахкык аль-бахир фи шарх аль-ашбах ва ан-назаир» в пяти огромных томах. Умер в Стамбуле, и тот, кто сказал, что он умер в Дамаске, ошибся.
 
119. Автор «Радд аль-Мухтар», алляма Мухаммад Амин ибн ас-Сайяд Умар, известный как Ибн Абидин (умер в 1252-м году по хиджре). Автор известнейших книг. Его иснады собраны в известной книге «Укуд аляли филь-асанид аль-авали».
 
120. Шейх Мухаммад Абид ас-Синди (умер в 1257-м году по хиджре). Автор «Хаср аш-шарид» и «Тавали аль-анвар аля ад-дурх аль-мухтар» в шестнадцати огромных томах. Автор многотомного толкования «Муснада Абу Ханифа», который был назван «Аль-Мавахиб аль-латыфа».
 
121. Шейх Абдуль-Гани аль-Муджаджиджи (умер в 1296-м году по хиджре). Его иснады собраны в книге «аль-Яни’».
 
122. Шейх Мухаммад Абдуль-Хайй аль-Лякнави (умер в 1304-м году по хиджре). Самый знающий человек в области хадисов ахкамов своего времени. Но у него есть очень слабые мнения, которые не принимаются в мазхабе. И он очень часто опирается на книги по критике передатчиков без глубокого понимания, и знающий их смысл не будет доволен его толкованием.
 
123. Шейх, мухаккык Мухаммад Хасан ас-Санбахли (умер в 1305-м году по хиджре). Современник и друг шейха Абдуль-Хайя. И он похож на него тем, что написал множество книг за такую короткую жизнь. Он автор более сотни книг, некоторые из которых были огромными (например, его примечания к «Аль-Хидая»). А его книга «Тансик ан-низам фи муснад аль-имам» указывает на его знание хадиса, передатчиков и иляль.
 
124. Учитель наших учителей, шейх, мухаддис Ахмад Дияъуддин ибн Мустафа аль-Кумушханави (умер в 1311-м году по хиджре).  Автор книги «Рамуз ахадис ар-расуль», к которому он сам же написал примечания «Лами аль-укуль» в пяти томах.
 
В Индии очень много ученых мазхаба, которые достигли высот в хадисе, и нет возможности их всех перечислить, и пусть Аллах увеличит их число.

Великие хафизы и мухаддисы из числа учеников Абу Ханифы и последователей его мазхаба из Индийского субконтинента

Учитывая, что шейх аль-Кавсари упомянул наличие ученых-мухаддисов в Индии, я хотел бы перечислить этих ученых вплоть до наших дней. И я последовал его примеру, рассказывая об ученом в одной или двух строчках. Я назову тех, кто пишет про хадисы и известен этим, но расставлю их не по уровню и возрасту, а согласно тому, как их вспомню, потому что это написано за один присест. Аль-Бинори[1].

[1] Этот список ханафитов-мухаддисов Индийского континента был написан шейхом Юсуфом аль-Бинори. Прим. Абу Али.
 
1. Мухаддис Мухаммад Хаят ас-Синди (умер в 1163-м году по хиджре).
 
2. Мухаддис, мухаккык Хишам ибн Абдуль-Гафур ас-Синди. Автор ряда книг, таких как «Факиха аль-бустан» и «Тартиб Сахих аль-Бухари».
 
3. Шейх, мухаддис Абу ат-Тайяб ас-Синди (умер в 1140-м году по хиджре). У него есть примечания к основным шести сборникам хадисов. Современник Абуль-Хасана ас-Синди.
 
4. Шейх Мухаммад Муин ас-Синди (умер в 1180-м году по хиджре). Был учеником Шаха Валиюллаха ад-Дахляви.
 
5. Мухаддис Шах Валиюллах Дахляви (умер в 1176-м году по хиджре). Имам возрождения науки хадис в Индии. Автор таких книг, как «Худжатуллах аль-балига», «Изалят аль-хафа», «Аль-Инсаф», «Икд аль-джид», «Аль-Мусаффа» и «Аль-Мусавва» (два комментария к «Аль-Муватте»), «Аль-Иршад иля махиммат аль-иснад», «Шарх тараджим Сахих аль-Бухари» и «Аль-интибах фи салясиль авлия Аллах».
 
Вторая часть «Аль-Интибах» содержит иснады к книгам по хадису и фикху, а также множество полезных сведений по хадису. И эта часть еще не издана. Копия рукописи находится у шейха Убейдуллаха ад-Деобанди в Мекке.
 
Он написал и другие важные книги. К нему восходят иснады всех ученых Деобанда.
 
6. Мухаддис Мухаммад Афдаль ас-Сайдакути ад-Дахляви. Учитель Шаха Валиюллаха ад-Дахляви в области хадиса и ученик шейха Абдуллаха ибн Салима аль-Басри аль-Макки.
 
7. Мухаддис Шах Абдуль-Азиз ибн Шах Валиюллах ад-Дахляви  (умер в 1239-м году по хиджре). Автор «Бустан аль-мухаддисин», «Аль-Аджля ан-нафиа» и других книг.
 
8. Мухаддис Санаъуллах аль-Мазхари аль-Фанифати. Был учеником Шаха Валиюллаха ад-Дахляви. Шах Абдуль-Азиз называл его «Байхакы нашей эпохи». Автор очень большого тафсира по шариатским решениям, которому нет равных в теме шариатских решений и доводов. Автор книги «Манар аль-ахкам», которая еще не издана.
 
9. Шах Абдуль-Кадир ибн Шах Валиюллах ад-Дахляви (умер в 1230-м году по хиджре).
 
10. Шах Рафиуддин ибн Шах Валиюллах ад-Дахляви (умер в 1233-м году по хиджре).
 
11. Мухаддис, шейх Абдуль-Хайй ад-Дахляви. Из числа больших учеников Шаха Абдуль-Азиза.
 
12. Мухаддис Индии, Мухаммад Исхак, сын дочери Шаха Абдуль-Азиза ад-Дахляви (умер в 1299-м году по хиджре).
 
13. Шейх Мухаммад Якуб, брат Мухаммада Исхака ад-Дахляви (умер в 1282-м году по хиджре).
 
14. Шейх Абдуль-Кайюм ибн бинт Шах Абдуль-Азиз. Получал знания у шейха Мухаммада Исхака (умер в 1299-м году по хиджре).
 
15. Шейх Мухаммад Исмаил ад-Дахляви. Умер в сражении с врагами Ислама в 1246-м году по хиджре.
 
16. Мухаддис, шейх Ахмад Али ас-Сахаранпури (умер в 1297-м году по хиджре). Автор прекрасного толкования «Сахиха» аль-Бухари.
 
17. Шейх, ариф, мухаддис Мухаммад Касим ан-Нанотви ад-Деобанди (умер в 1297-м году по хиджре). Основатель дар аль-улюм Деобанд, который представляет собой религиозный центр в Индии. Автор множества важных книг.
 
18. Шейх, мухаддис Рашид Ахмад Гангохи ад-Деобанди (умер в 1323-м году по хиджре). Автор важных книг.
 
19. Шейх, мухаддис Мухаммад Якуб ан-Нанотви (умер в 1330-м году по хиджре).
 
20. Шейх Фахр аль-Хасан аль-Гангохи ад-Деобанди. Автор полезных примечаний к «Сунан» Абу Дауда. Ученик шейха Рашида Гангохи.
 
21. Шейх Ахмад Хасан аль-Амрухави. Ученик Мухаммада Касима ан-Нанотви.
 
22. Шейх Махмуд Хасан ад-Деобанди, известный как «шейх аль-Хинд» (умер в 1339-м году по хиджре). Автор важнейших книг по хадису, тафсиру и каляму.
 
23. Шейх Мухаддис Захир Хасан ан-Нимави. Автор «Асар ас-сунан» и других важных работ в области хадиса. Ученик шейха Абдуль-Хайя аль-Лякнави.
 
24. Имам, факих, ариф Халиль Ахмад ас-Сараханпури (умер в 1346-м году по хиджре). Автор «Базль аль-маджхуд шарх Абу Дауд». Переселился в Медину и был похоронен рядом с Усманом, ؓ.
 
25. Мухаддис, имам своего времени Анвар Шах Кашмири (умер в 1352-м году по хиджре). Автор важнейших книг, таких как «Фасль аль-хиттаб» и «Файд аль-Бари».
 
26. Шейх, мухаддис Мухаммад Ашраф Али Танви ад-Деобанди, который известен как «хаким аль-умма». Ему уже за восемьдесят лет, а книг у него больше пятисот. И сложно найти науку, по которой у него не было бы отдельной книги[1].

[1] Этот великий имам умер в 1362-м году.

27. Шейх, мухаддис Хусейн Али аль-Маянвали. Из учеников шейха Гангохи. И, возможно, ему сейчас около восьмидесяти лет. Пусть Аллах продлит его жизнь.
 
28. Мухаддис и мухаккык этого времени Шабир Ахмад аль-Усмани ад-Деобанди (умер в 1369-м году по хиджре). Автор «Фатх аль-Мульхим шарх Сахих Муслим». Шейх в области хадиса этого времени. Сейчас он преподает в Сурате в Дабеле в «Аль-Джамиа аль-Исламия». И ему шестьдесят лет.
 
29. Шейх Хусейн Ахмад (умер в 1377-м году по хиджре). Шейх хадиса в дар аль-улюм Деобанд. И ему уже больше шестидесяти лет. Пусть Аллах продлит его жизнь.
 
30. Шейх, мухаккык Мухаммад Кифаятуллах ад-Дахляви (умер в 1372-м году по хиджре). Муфтий Индии и шейх в области хадиса в медресе в Дели.
 
31. Шейх Абдуль-Азиз аль-Финджаби (умер в 1359-м году по хиджре). Автор таких книг, как «Атраф аль-Бухари» и примечаний к «Тахриджу» аз-Зайляи до раздела о хадже. У него много исследований в области хадиса и передатчиков.
 
32. Шейх Махди Хасан Шахаджханфури (умер в 1391-м году по хиджре). Автор полезных книг в области хадису и в других областях. И самые важные из них – это «Шарх китаб аль-асар», «Каляид аль-азхар» и «Шарх китаб аль-худжа аля ахль аль-Мадина» Мухаммада ибн аль-Хасан аш-Шайбани.
 
33. Шейх Мухаммад Идрис Кандахляви (умер в 1394-м году по хиджре). Автор толкования «Мишкат» в пяти томах.
 
34. Шейх Мухаммад Закария Кандахляви (умер в 1402-м году по хиджре). Шейх хадиса в медресе «Захир аль-улюм» в Сахаранпуре. Автор «Авджаз аль-масалик фи шарх Муватта Малик».
 
35. Шейх Абуль-Махасин Абдуллах Хайрабади (умер в 1385-м году по хиджре). Автор «Зуджаджа аль-масабих» в пяти томах.
 
36. Шейх Мухаммад Юсуф Кандахляви (умер в 1335-м году по хиджре). Автор «Хаят ас-сахаба» в трех томах и «Амани аль-ахбар фи шарх Маани аль-асар» ат-Тахави. Уже напечатано четыре тома, которые указывают на его глубокие знания фикха и хадиса.
 
37. Шейх Мухаммад Бадр аль-Мирти (умер в 1385-м году по хиджре). Ученик Анвара Шаха Кашмири, и он записал его «Файд аль-Бари».
 
38. Наш учитель, шейх Мухаммад аль-Маджадади аль-Баракати (умер в 1390-м году по хиджре). У него много книг по хадисам, и лучшая из них – это «Фикх ас-сунан валь-асар».
 
39. Шейх Зафар Ахмад аль-Усман ат-Танви (умер в 1394-м году по хиджре). Сын сестры мавланы Танви. Автор уникальной книги «Иляу ас-сунан», где собрал доводы ханафитского фикха из Корана, Сунны и преданий.
 
40. Наш учитель, шейх Абуль-Вафа аль-Афгани. Издал большое количество книг по ханафитскому мазхабу.
 
41. Наш учитель, шейх Мухаммад Шафии Усмани (умер в 1396-м году по хиджре). Один из крупных учеников Анвара Шаха Кашмири. Основатель дар аль-улюм в Карачи. Оставил после себя большое наследие в области фикха, тафсира и хадисов.
 
42. Шейх Абуль-Махасин Мухаммад Юсуф аль-Банури (умер в 1397-м году по хиджре). Ученик Анвара Шаха аль-Кашмири. К его книгам относится «Маариф ас-сунан». Автор этих биографий с первой по тридцать четвертую.
 
43. Шейх Хабиб ар-Рахман аль-Азами (умер в 1413-м году по хиджре). Издал много книг. Знаток в области передатчиков хадисов и иляль. Он издал такие книги, как «Сунан» Саида ибн Мансура, «Аз-Зухд» Ибн аль-Мубарака, «Муснад» аль-Хумейди, «Мусаннаф» Абдур-Раззака. Он составил критические заметки насчет некоторых примечаний шейха Ахмада Шакира к «Муснаду» имама Ахмада. Все его книги указывают на его глубокое знание наук о хадисах.
 
44. Шейх Мухаммад Абдур-Рашид ан-Нумани. Автор очень полезных книг, таких как «Имам ибн Маджа ва китабуху», «Дирасат аль-лябиб» и других.
 
45. Шейх Ахмад Биджнори. Помогал издавать «Насб ар-рая» в Египте. Автор книги «Анвар аль-Бари» в тридцати двух томах. В первых двух томах он составил биографии мухаддисов-ханафитов. Был женат на дочери Анвара Шаха Кашмири.
 
Шейх Абдуль-Фаттах Абу Гудда пишет:
 
«С тридцать пятого пункта по сорок пятый это мое дополнение к тому, что написал наш учитель Юсуф аль-Бинори, и это тоже мои учителя из Индии. В Индии и Пакистане много ученых в области хадиса, книги которых у меня есть, но я не могу всех их перечислить, потому что нахожусь вдали от моей родины и библиотеки. И вся хвала лишь Аллаху».
« Последнее редактирование: 14 Февраля 2021, 20:44:26 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7536
Несколько слов о книгах по джарх ват-та’диль

В таких книгах, как «Ад-Дуафа» аль-Укейли или «Аль-Камиль» Ибн Адди можно найти критику в адрес наших имамов в области фикха.
 
Во-первых, это из-за их отклонений в вероубеждении.
 
Во-вторых, из-за мазхабного фанатизма на основе искаженных убеждений. А те, кто пришел после них, следовал за ними либо из фанатизма, либо по невежеству.
 
И те, кто следовал по этому пути, оскорбили лишь самих себя и не смогли унизить никого, кроме самих себя. Посмотри на слова Адди про Ибрахима ибн Мухаммада ибн Абу Яхью аль-Аслями, шейха имама аш-Шафии: «Я посмотрел на его хадисы очень внимательно и не смог найти ни одного хадиса мункар», – хотя ты, наверно, знаешь слова имамов в его адрес, таких как Ахмад или Ибн Хиббан.
 
Аль-Иджли сказал о нем: «Рафидит, джахимит, кадарит, и от него нельзя записывать хадисы».
 
Но очень многие знатоки хадиса обвиняли его во лжи. И если бы имам аш-Шафии не передавал бы от него хадисы в таком большом количестве, как передавал от Малика, то Ибн Адди не пытался бы усилить его как передатчика, опираясь на слова таких, как Ибн Укда.
 
Я не понимаю, как повернулся язык Ибн Адди указать, что в знаниях Мухаммад ибн аль-Хасана нет нужды?! Его собственный имам не считал, что ему не нужны знания этого человека: наоборот, он учился у него фикху. Но когда человек доволен тем, чего у него нет, то он будет доволен отсутствием знания любого ученого, продолжая погружаться в свое невежество и не обращая внимание на то, что впереди или сзади. И точно так же он поступает со всеми остальными нашими имамами!
 
К недостаткам книги «Аль-Камиль» Ибн Адди относится и то, что он может критиковать какого-то передатчика за некий хадис, хотя это может быть не его вина, а другого передатчика. И имам аз-Захаби часто указывает на это в «Аль-Мизан».
 
Таковы его слова про хадисы от Абу Ханифы, которые, по мнению Ибн Адди, достигают трехсот, хотя это риваяты от Ибн Джафара ан-Наджирами[1].

[1] Так сказал наш учитель, но нам это так и не стало понятно. Ибн Адди в биографии Абу Ханифы передает шесть хадисов, заявляя, что имам ошибся в них как в матне, так и в иснаде. И среди этих хадисов нет риваятов от ан-Наджирами, и поэтому говорить, что все эти риваяты – от ибн ан-Наджирами, будет неправильно.
 
Ибн Адди можно предъявить то, что он заявляет, будто имам Абу Ханифа ошибся в большинстве хадисов, которые достигают числом трехсот, в его представлении, а затем смог привести в качестве доказательства лишь шесть хадисов. В реальности это ошибка некоторых передатчиков после имама Абу Ханифы, а Ибн Адди, как обычно, критикует шейха, хотя проблема в передатчике от него.
 
Вдобавок в большей части этих хадисов вообще нет никакой ошибки, потому что эти риваяты в таком же виде передаются и от других передатчиков. Для раскрытия этой темы нужна отдельная работа.
 
Обязательно обратитесь к книге «Положение имама Абу Ханифы в науке хадиса» шейха Мухаммада Абдур-Рашида Нумани, который ясно показал, сколь высоко положение имама Абу Ханифы в этой науке. Прим. Абу Гудды.



И все недостатки и изъяны, которые есть в этих хадисах, – из-за этого передатчика, шейха Ибн Адди. А Ибн Адди приписывает изъяны в передаче Ибн ан-Наджирами непосредственно Абу Ханифе, а это несправедливо! Так же обстоит дело и с остальной критикой. А чтобы понять остальные примеры, нужно обратиться к иснадам[2].

[2] Некоторым может показаться, что имам аль-Кавсари был слишком груб в своей критике Ибн Адди, но ненависть Ибн Адди к ханафитам достигала таких масштабов, что в биографии одного из ханафитских имамов он написал, что тот виновен в настолько мерзком грехе, что руки просто не могут напечатать его жуткое обвинение подробно. Шейх аль-Кавсари отвечал вполне адекватно. Прим. Абу Али.

Что же касается аль-Укейли, мы уже передавали слова аз-Захаби о нем в предисловии «Интикад аль-мугни»[1] и писали об этом уже в этой книге[2].

[1] Шейх аль-Кавсари пишет:
 
«Аль-Укейли – один из самых крайних критиков, и он очень часто утверждает отсутствие чего-либо, за что аз-Захаби критикует его в «Аль-Мизан», хотя он [то есть аз-Захаби] рьяно защищает передатчиков-ханбалитов.
 
Аз-Захаби сказал [Мизан аль-итидаль, 3/140]: «У есть у тебя разум (акль), о Укейли?! Ты понимаешь, о ком говоришь?! И как будто ты не понимаешь, что все эти люди выше тебя на многие уровни! Да они более достойны доверия, чем достоверные передатчики, которых ты назвал в своей книге!» И он порицал его за то, что тот критиковал Ибн аль-Мадини, и его ученика аль-Бухари, и его шейха Абдур-Раззака, Усмана ибн Абу Шейбу, Ибрахима ибн Саада, Аффана, Абана аль-Аттара, Исраиля, Азхара ас-Саммана, Базха ибн Асада, Сабита аль-Бунани, Джарира ибн Абдуль-Хамида. Аз-Захаби сказал: «Если отвергнуть хадисы этих передатчиков, то двери хадисов закроются, а Сунна умрет».
 
Аль-Укейли критикует в книге «Ад-Дуафа» многих передатчиков у аль-Бухари и Муслима, имамов фикха и передатчиков Сунны, и Ибн Абдуль-Барр ответил на некоторые его обвинения в книге «Аль-Интика».
 
И он дул в рог фанатизма, и из-за его книги возникло очень много смут, как случилось с автором книги «Аль-Камиль» Абдуль-Гани аль-Макдиси в Мосуле, что рассказали внук Ибн аль-Джаузи в «Миръат аз-заман» (8:521) и аль-Хафиз ибн Раджаб в «Зейль табакат аль-ханабиля» (2:20)».
 
Чтобы взглянуть на слова имама аз-Захаби о нем полностью, следует обратиться к биографии Али ибн аль-Мадини в «Аль-Мизан». А из книг нашего шейха – к «Накд китаб ад-Дуафа лиль-Укейли». Прим. Абу Гудды.
 
[2] Некоторые читатели могут спросить: «А зачем в наше время все это ворошить?» Дело в том, что ваххабиты во времена аль-Кавсари начали издавать книги против имама Абу Ханифы и его школы, и поэтому стало необходимо указать на изъяны в источниках, на которые эти так называемые критики опирались.
 
И на русском языке появились работы умалишённых евреев, выдающих себя за мусульман: они активно пишут статьи против имама Абу Ханифы и его мазхаба. Именно поэтому нужно писать все это и вынимать эти скелеты из шкафа истории.
 
Эти ваххабиты не только не успокоились насчет имама Абу Ханифы, но среди них есть и те, кто оправдывает аль-Укейли за его критику в адрес Али ибн аль-Мадини. Прим. Абу Али.


Что же касается книг имама аль-Бухари по передатчикам, то они от него дошли до нас не так же ясно, как его «Сахих». И для понимания источника этих сообщений важно смотреть на имена тех, от кого он передает эти слова. Когда он передает от Нуайма ибн Хаммада, то вспомни слова ад-Дуляби и Абуль-Фатха аль-Азди, а когда он передает от аль-Хумейди, то вспомни слова Мухаммада ибн Абдуллаха ибн Абдуль-Хакама о нем, а если он передает от Исмаиля ибн Арара[1], то надо найти его биографию в книгах по передатчикам, при этом понимая, что риваяты аль-Хумейди и Исмаиля – с прерывающейся цепочкой. Точно так же поступай и с остальными книгами.

[1] Аль-Кавсари пишет в «Таъниб аль-хатыб» (с. 48): «Исмаиль ибн Арара –  неизвестный передатчик. Никто из тех, кто составляет биографии передатчиков, не упоминает его, даже сам аль-Бухари не упоминает его в «Тарих аль-кабир», хотя он передает от него это прерывающееся сообщение».

А что касается книги Ибн Хиббана о передатчиках, то почитай о ее авторе в «Муджам аль-бульдан» Якута аль-Хамави в разделе «Буст». И аз-Захаби сказал про Ибн Хиббана в биографии Аюба ибн Абдус-Саляма в «Аль-Мизан» [1/290]: «Чрезмерный критик и смутьян»[2].

[2] Насчет Ибн Хиббана обратись к словам шейха Абу Гудды в его примечаниях «Каваид фи улюм аль-хадис».

И не забывай про слова Ибн аль-Джаузи в «Манакиб Ахмад» об Ибн аль-Мадини[3].

[3] Речь идет о словах имама Ахмада о тех, кто ответил не должным образом при испытании. Имам аз-Захаби защищает Ибн аль-Мадини в «Сияр алям ан-нубаля» (11:53, 57, 59). Прим. Абу Гудды.

Что касается Хатыба аль-Багдади, обратись к его стихам, которые передает Ибн аль-Джаузи, и к тому, что говорит внук Ибн аль-Джаузи в «Мират аз-заман», чтобы понять степень его слов про передатчиков[4].

[4] Также обратись к «Таъниб аль-Хатыб» (с. 10-13). Но в том, что говорит внук Ибн аль-Джаузи и другие про аль-Хатыба, есть чрезмерность. И поэтому слова аль-Хатыба, которые соответствуют основам аль-джарх ват-та’диль, принимаются, а которые противоречат, не принимаются. Прим. Абу Гудды.

А что касается книги «Аль-Джарх ват-та’диль» Ибн Абу Хатима, то, после того как увидишь там его слова про имама аль-Бухари, шейха хафизов этой уммы: «Абу Зур’а и Абу Хатим отказались от хадисов от него», – то поймешь, сколь необдуманны их слова, и необходимо тщательно проанализировать их критику, прежде чем принять ее. В начале «Шурут аль-аимма» в примечании мы передали слова ар-Рамахурмузи касательно этой темы[5].

[5] Эти слова можно прочитать в книге Абу Гудды «Саляса расаиль» (с. 112-113). Там можно увидеть следующее наставление, которое ар-Рамахурмузи сделал Харбу аль-Кирмани, которого в наше время начали продвигать как имама в области вероучения: «Обычно передатчику не следует говорить о том, что он не знает в совершенстве, и не вмешиваться в то, что его не касается, лучше для него, и это касается каждого обладателя знания. И Харб ибн Исмаиль [аль-Кирмани] лишь передавал хадисы, но не понимал их и написал книгу, которую назвал «Ас-Сунна», что была наполнена его надменностью».

Шейх аль-Кавсари не говорит о том, что Абу Хатим и Абу Зур’а не обладали знаниями в области передатчиков, потому что их книга – основная по этой науке, но эти слова указывают на то, что знающим людям не следует погружаться в темы, которые их не касаются, и не следует говорить о тех имамах, которые были выше их самих и всех их учителей. Прим. Абу Али.


Ибн Маин сказал: «Возможно, мы критикуем какого-то передатчика, а его нога уже в Раю».

Ибрахим ибн Башшар ар-Рамади[6] приписал Ибн Уейне множество риваятов. И сколько же всего они приписали Малику?! На это указывает Абуль-Валид аль-Баджи в «Аль-Мунтака шарх аль-Муватта» (7/300).

[6] Серединное мнение о нем – это слова аль-Бухари: «Садук, который часто ошибался». Обратись к «Ат-Тазхиб» (1:108) и «Аль-Лисан» (1:23). Аз-Захаби сказал о нем: «Не был совершенен. Передает отвергаемое (манакир)». Прим. Абу Гудды.

Абуль-Хасан ибн аль-Каттан и другие сказали про ас-Саджи[7][8]:

«Насчет него есть разногласия. Некоторые указали, что он слабый, а другие – что достоин доверия»[9].

[7] Закария ибн Яхья ас-Саджи. Обратись к «Таъниб аль-хатыб» (с. 18). Прим. Абу Гудды.
 
[8] Этот передатчик передает огромное количество риваятов с критикой в адрес Абу Ханифы, доходящей до такфира. Пусть Аллах защитит нас от фанатизма. Прим. Абу Али

[9] Ибн Хаджар опровергает это мнение в «Аль-Лисан» (2:488): «Никто не указывает на слабость Закарии ас-Саджи», – а Ибн аль-Вазир в «Аль-Авасым валь-кавасым» (3:314), наоборот, опирается на мнение Ибн аль-Каттана. Прим. Абу Гудды.


Абу Бакр ар-Рази сказал про хадис о закалывании плода животного, где ас-Саджи передает добавление, которого нет у других: «Он не достоин доверия. И поэтому его слова не могут приниматься вообще там, где есть разногласия и иляль. А его чудовищный фанатизм невыносим».

Критиковать наших имамов осмелились либо обыкновенные передатчики хадисов, которые не могли понять глубины и тонкости понимания фикха наших имамов и поэтому осуждали их за то, что они идут против хадисов, хотя это они сами идут против хадисов, а не имамы, либо заблудшие (вносящие новшества), из-за чего они решили, что наши имамы пребывают в заблуждении, хотя на самом деле заблудшие они сами.
 
Часть критики [в адрес имама Абу Ханифы и его учеников] отпадает при первом взгляде на текст сообщения, потому что сразу же становится понятно, что это бессмыслица, например, сообщение: «Не было более дурного предзнаменования для Ислама, чем рождение такого-то человека», – хотя Ислам отрицает дурные знамения. И даже если предположить, что есть какие-то еще дурные знамения, кроме трех названных в хадисе, то все равно утверждение, что нет какого-то более дурного знамения без текста от непогрешимого [Пророка], – это притязание на знание тайного, чего не делают люди религиозные. Такие слова уничтожают самого произносящего их, если предположить их достоверность, вплоть до того, что их смысл применим к тому, о ком они были сказаны.
 
И в действительности жалок тот, кто собирает такие абсурдные высказывания в адрес имамов, за которыми следуют люди[2].

[2] Аль-Бухари пишет в «Ат-Тарих ас-сагыр» (с. 174): «Нуайм ибн Хаммад передал нам от аль-Фазари: «Я был рядом с Суфьяном, когда пришла весть о смерти ан-Ну’мана, то есть Абу Ханифы, и тогда он сказал: «Хвала Аллаху! Он разрушал Ислам кирпичик за кирпичиком. И не родился никто с более дурным знамением для Ислама, чем он»».
 
Наш шейх аль-Кавсари сказал в «Таъниб аль-хатыб» (с. 48, 72, 111):
«Если бы эти слова достоверно передавались от Суфьяна ас-Саури, то были бы брошены в пучину страстей и глупостей. Чтобы отвергнуть это сообщение, достаточно того, что в иснаде есть Нуайма ибн Хаммад, о котором говорят: «Передатчик ложного (манакир) и тот, кого подозревают в выдумывании ругани в адрес Абу Ханифы».

Ведь существует хадис: «Нет дурных знамений в Исламе», – но даже если предположить, что бывают еще дурные знамения, кроме трех названных в хадисе, то как же Абу Ханифа – дурное знамение?! Откуда ему знать, что он самое дурное знамение?
 
Невозможно себе представить, чтобы Суфьян ас-Саури вообще о ком-либо мог сказать такие слова. А познать, что наиболее дурно для этой уммы, можно лишь через откровение, а Откровение закончилось, кроме откровения демонов!»
 
Наш учитель Ахмад Зафар ат-Танви также сказал в «Инджа аль-ватан» (1:22):
«Я не подозреваю в выдумывании этого риваята аль-Бухари, потому что он передал лишь то, что слышал, но я подозреваю в этом его учителя Нуайма ибн Хаммада, о котором, хоть и [Нуайм ибн Хаммад] был хафизом и некоторые сочли его достойным доверия, Хафиз Абу Бишр ад-Дуляби сказал: «Нуайм передает от Ибн аль-Мубарака. Ан-Насаи сказал: «Слабый». Другие сказали: «Он выдумывал хадисы для усиления Сунны и истории о порицании Абу Ханифы, и все они ложные»».
 
Абу аль-Фатх аль-Азди тоже сказал: «Он выдумывал хадисы в поддержку Сунны и ложные истории с критикой Абу Ханифы. Все это – ложь».

В «Тазхиб ат-Тазхиб» (10:462-463), «Аль-Мизан» (4:268) также передается: «Аль-Аббас сказал в «Тарихе»: «Нуайм ибн Хаммад составил книги в опровержение ханафитов»».

Я считаю, что Нуайм ибн Хаммад был выше того, чтобы выдумывать хадисы, но нет сомнений в его фанатичной ненависти к ханафитам и их имаму, и поэтому ни его слова, ни его риватяы  о них никогда не будут приняты!
 
Если даже предположить действительность этих слов, Суфьян был современником Абу Ханифы. И от него передается его похвала в адрес имама Абу Ханифы: «Он был господином ученых».

И когда имам принес ему весть о смерти его брата, то он встал и усадил его на свое место, а когда это не понравилось кому-то, то он сказал: «Этот человек занимает высокое положение в области [шариатского] знания. И если бы я не встал из-за его знаний, то встал бы из-за его возраста, а если бы я не встал из-за его возраста, то встал бы из-за его богобоязненности, а если бы я не встал из-за его богобоязненности, то встал бы из-за его понимания (фикх)».

И слова ас-Субки тоже уже приводились: «Слова ас-Саури и других в адрес Абу Ханифы не принимаются, как и слова Ибн Абу Зиъба и других про Малика и слова Ибн Маина про аш-Шафии», – потому что они были современниками и между ними могла быть неприязнь». На этом закончились слова нашего учителя ат-Танви». Прим. Абу Гудды.


А что касается критики человека из-за того, что он не из страны критикующего, или не из его народа, или не из его мазхаба, то это крайний фанатизм.
 
Имам аш-Шафии пишет в «Аль-Умм»:
 

    «Если кто-то ненавидит человека из-за того, что тот не из такого-то племени, то он фанатичен и его свидетельство отвергается».

 
Абу Талиб сказал в «Кут аль-кулюб»:
 

    «Некоторые хафизы говорят с такой смелостью и дерзостью, что переходят все границы в критике и в выборе слов, хотя тот, о ком они говорят, может быть лучше их, и у познавших Аллаха он выше уровнем, и тогда эта критика возвращается к самому критикующему».

 
В «Аль-Ихтиляф филь-ляфз» (с. 62) Ибн Кутейба срывает покров с безрассудства, которое было названо джархом и та’дилем после испытаний имама Ахмада[1].

[1] Ибн Кутейба пишет в «Аль-Ихтиляф» (с. 50-52, 62):
 
«И поэтому стало необходимо составить эту книгу и объяснить, в чем заключаются расхождения насчет «чтения Корана» и как это привело к взаимному обвинению в неверии, хотя то, насчет чего они разошлись, не разрушает связи и не приводит к отчуждению, потому что все они едины в основе, что Коран – это Речь Аллаха и что она не сотворена.
 
Они разошлись в одной частности из-за трудности и неясности темы, и каждая группа вцепилась в свой подход к этому вопросу, хотя у них не было возможности понять и глубоко проанализировать тему и понимания языка.
 
И каждый сказал, что его вывод – это истина. Тот, кто остановился в решении насчет этого и засомневался, остался в одиночестве, потому что признал, что можно ошибиться, потому что он знает, что истина – с одной из сторон, перед которыми он застыл, но при этом он ни с кем из них.
 
Обе стороны испытали ищущего и размышляющего человека, будучи грубы и черствы ко всем, кто расходится с ними, обвиняя их в неверии и обвиняя в неверии каждого, кто усомнится в их неверии. И бывало, что приходил шейх преклонного возраста, который знал немного, но слышал хадисы от Ибн Уейны, Абу Муавии, Язида ибн Харуна и других представителей этого поколения, но они перед слушанием хадисов начинали с проверки.
 
И горе ему, если он замялся, набрал воздух или покашлял, перед тем как ответить им так, как они хотят. Страх перед ними заставлял его дать им то, что они хотят, и высказываться по этому предмету без знаний и понимания, и через это собрание он отдалялся от Аллаха, хотя должен был приближаться.
 
А если они видели юношу или уже взрослого мужчину, который искал знаний, то начинали расспрашивать его, а если он отвечал им: «Я лишь ищу истину в этом вопросе, спрашиваю про это и пока ничего не понял до конца», – и приводил им свое оправдание перед Аллахом (и они знают, что в том, что человек не понимает, Аллах обязал его лишь задавать вопросы и искать истину, чтобы узнать ее), то все равно они называли его лжецом и вредили ему, говоря: «Мерзавец! Оставьте его и не садитесь рядом с ним!»
 
Разве ты не понимаешь, что если бы то, что они спрашивают, было основой Единобожия, которую людям нельзя не знать, то они услышали бы это от Пророка (ﷺ) напрямую! И неужели нужно было доходить до этого?!» [Конец слов Ибн Кутейбы]
 
Шейх аль-Кавсари написал следующий комментарий к этим словам: «Это самое важное, что есть в этой книге. И это ведет к анализу содержания книг по джарх ва та’диль, потому что все это передается людьми той эпохи, на которую указал автор». Прим. Абу Гудды.


Ибн аль-Джаузи пишет в «Ат-Тальбис»:
 
«Иблис обманул знатоков хадиса, так что они стали критиковать друг друга, сводя таким образом друг с другом счеты и выставляя это в виде науки джарх ва ат-та’диль, которую имамы прошлого использовали для защиты Шариата. Аллах знает лучше про их цели, но то, что они не говорят, от кого все это взяли, доказывает порочность их намерений».

 
Итог всего сказанного: книги по джарху, которые мы перечисляли, и подобные им, такие как «Тарих» Ибн Абу Хайсама, «Аль-Мудаллисин» аль-Карабиси и другие, не оставили никого без упрека, даже хафизов и имамов в области фикха. И там можно найти людей, подобных Исмаилю ибн Аббаду, критикующих крупных хафизов и знатоков хадиса и составляющих для этого отдельные книги. Так поступали и некоторые из тех, кто целился в имамов нашей религии. И я не хотел бы писать на эту тему больше того, что уже написал.
 
На этом мы заканчиваем наш рассказ.
 
Мир и благословение Аллаха нашему господину Мухаммаду, его роду и сподвижникам.
 
Это было написано рабом, нуждающимся в своем Господе, Мухаммадом ибн  аль-Хасаном ибн Али аль-Кавсари, да помилует Аллах его, его учителей и родных, а также остальных мусульман.
 
3-е Джумада аль-ахыра, 1357-й год[2] [3].

[2] Нуждающийся Абдуль-Фаттах ибн Мухаммад Абу Гудда пишет: «Я закончил составлять примечания к этой книге в городе Бейрут 11-го Джумадаль-Уля 1390-го года. И я надеюсь, что Аллах примет эту работу и через нее мусульмане получат пользу, как принесла пользу сама книга нашего шейха аль-Кавсари. Я прошу у Аллаха простить грехи нам, нашим родителям, мусульманам и мусульманкам, и Он слышит мольбы и отвечает на них, и вся хвала – лишь Аллаху, Господу миров». Прим. Абу Гудды.
 
[3] Нуждающийся в своем Творце Абдур-Рашид пишет: «Перевод этой книги и составление примечаний было закончено 16-го Зуль-Хиджжа 1438-го года. И я прошу Аллаха принять этот труд, чтобы мусульмане получили через него пользу, и помиловать нас и не лишать нас благодати всех великих имамов и ученых, упомянутых в этой книге, а также воздать благом всем, кто участвовал в редактировании перевода и его публикации. Амин». Прим. Абу Али.
« Последнее редактирование: 14 Февраля 2021, 21:55:58 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.