Автор Тема: Проблема языков малых национальностей  (Прочитано 604 раз)

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4957
Нужно ли спасать исчезающие языки?
Альвина Харченко bbcrussian.com, Лондон

    19 сентября 2010

На этой неделе в британском Камартене прошла конференция, посвященная умирающим языкам. Сотни ученых со всего мира обсуждали, как спасти тысячи находящихся на грани исчезновения языков. Но стоит ли бороться за сохранение языков, исчезающих вместе с их последними носителями?

В этом году в СМИ всего мира появились сообщения о смерти 85-летней Боа Ср, жившей на Андаманских островах в Индийском океане и последние 40 лет остававшейся единственной носительницей языка бо. Его лингвисты называли одним из самых древних в мире: язык существовал более 65 тысяч лет, и со смертью Боа Ср стал достоянием только ученых.

Бо – не первый, и, как говорят лингвисты, далеко не последний язык, который вскоре умрет. В среднем, по оценкам ученых, в год человечество теряет около 25 языков. Всего из 7 тысяч языков, на которых говорят в мире, может исчезнуть половина.

Количество носителей каких-то языков на планете уже сейчас насчитывает дюжину-другую человек: например, на языке народа онгота с северо-запада Эфиопии говорит всего 20 человек.

Что можно сделать, чтобы предотвратить смерть языка? Об этом говорили на самых разных языках ученые на конференции в Камартене.

Встреча была организована британским обществом языков, находящихся на грани исчезновения. Глава общества лингвист Николас Остлер считает, что сам факт проведения конференции в Камартене тоже интересен с точки зрения лингвистики.

"Валлийский язык в течение XIX и XX века был в упадке, и только начиная с 1970-х годов до наших дней он начал вновь развиваться", - говорит Остлер.

Возрождение языка

История с валлийским языком – пример того, как казавшийся умирающим язык начал возрождаться. Хоуэл Льюис – философ и лингвист из Уэльса считает, что валлийский язык отстоял право на жизнь в бою.

"Уэльс был присоединен к Англии. Один американский историк в своей книге написал, что Уэльс стал первой английской колонией. Нас колонизировали в 1536 году. Генрих VIII сразу ввел нечто вроде закона, по которому люди должны были говорить не по-валлийски, а по-английски", - рассказывает Льюис.

По его словам, пренебрежительное отношение к языку продолжало существовать многие годы.

"Я помню, как к нам в школы приезжали английские инспекторы и валлийский язык обвиняли в том, что он не дает его носителям никаких преимуществ в общественной жизни и карьере. Детям, которые говорили по-валлийски, вешали на шею кусок дерева на веревке. После школы тех, у кого на шее была такая деревяшка, били", - вспоминает лингвист.

Принуждение к языковому миру

Если рассматривать язык прежде всего как инструмент общения, не означает ли смерть языка просто то, что необходимость в таком инструменте отпала?

По словам американского лингвиста Грегори Андерсона, занимавшегося изучением языков коренных жителей Сибири и побывавшего в экспедиции в нескольких деревнях в глубинке Томской области, причина, по которой люди отказываются от своего языка, – дискриминация.

"Сообщества людей, говорящих на исчезающем языке, часто находятся в условиях постоянного давления. В Сибири преобладающий над остальными язык – русский. Но люди должны понять, что в отношении исчезающих языков мы не стоим перед выбором "или-или", - считает Андерсон.

По его мнению, нет никаких причин, по которым кто-то не может говорить дома на другом языке, чем на работе или в общественных местах.

"Использование государственного языка может быть оправдано в каких-то ситуациях, но дома у людей всегда есть выбор, - говорит ученый. - Но иногда люди не говорят на собственном языке просто потому, что им физически не дают этого сделать. Так, например, было в Америке, когда учеников отдавали в школы и заставляли говорить по-английски. Точно так же сибиряков заставляли говорить по-русски".

Вопрос совести

В Нью-Йорке противостоять медленной смерти языков пытается лингвист Дэниел Кауфман из "Альянса языков, находящихся в опасности". Он занимается проектом по сохранению вымирающих языков живущих в Нью-Йорке людей. Среди участников его проекта есть в том числе и русскоговорящие участники.

"Мы работаем с носителями кабардинского и адыгейского языка. Я не сказал бы, что они находятся на грани исчезновения. Но внутри этих диаспор в прошлом веке произошли многие перемены, - говорит Кауфман. - Носителей языка разбросало по всему миру, и многие стали двуязычны. Те, кто живет на Ближнем Востоке, говорят по-арабски, те, кто живут в Турции, говорят по-турецки, те, кто живут в России, говорят по-русски. Во всех этих местах существует давление говорить на доминирующем языке".

Об этом давлении говорит и жительница Адыгеи Жанна Шаззо – одна из участниц проекта Кауфмана. Она рассказала, что адыгейский язык выучила только благодаря отцу – в школе для изучения родного языка им выделялось часов даже меньше, чем для английского.

"Россия же такое государство, которое тебе все время напоминает, что надо говорить по-русски, если вы в России", - сказала Шаззо.

Но нужно ли вообще сохранять вымирающие языки?

Может быть, как говорят некоторые скептики, если язык медленно и верно умирает, с этим надо просто смириться? Директор института лингвистики Максим Кронгауз с этим не согласен.

"Это такой общий вопрос, в духе того, надо ли сохранять архитектурные памятники или вымирающие виды. В природе умирает все – и языки, и дома, и культуры. Вопрос в том, хотим мы об этом помнить или нет. Можно, конечно, обо всем этом забыть и бодро идти в будущее. Будет ли оно светлым, я не уверен. Можно ли теряя культуру, идти вперед? Мне кажется, что это роботизация общества. В конечном итоге необходимость сохранения прошлого – вопрос совести культуры человечества и каждого человека в отдельности", - считает Кронгауз.

http://www.bbc.com/russian/entertainment/2010/09/100919_5floor_dying_languages


==================================================



Иллюзии малых народов
14 Январь 2018

    Наталья Кондрашова

В начале января ЮНЕСКО опубликовала обновленный атлас вымирающих языков. В России организация насчитала 136 языков, которые находятся в опасности. Исчезнувшими признаны 20 языков, еще 22 считаются находящимися в критическом состоянии. Из-за чего вымирают языки, что делают люди для их сохранения и какой должна быть государственная политика в этом направлении, выясняла корреспондент Радио Свобода.

В последней доступной редакции "Красной книги", опубликованной в 2010 году, указано, что в критическом состоянии в России находились 23 языка. Само понятие "критически уязвимый язык", по классификации ЮНЕСКО, означает, что самые молодые его носители – пожилые люди, которые говорят на языке только частично и делают это редко. В этот список организация ООН по вопросам образования, науки и культуры включила алеутский, используемый на Командорских островах, терско-саамский, на котором, по данным на 2010 год, говорили не более 10 человек на севере Кольского полуострова. В списке оказались ительменский (не более 100 носителей), водский (не более 15), орокский (не более 60), ульчский (около 700 носителей) и другие.

Атлас мировых языков ЮНЕСКО (скриншот)

​Данные ЮНЕСКО о 136 языках народов России, находящихся в зоне риска, вызывают серьезную тревогу, считает директор института лингвистических исследований РАН Евгений Головко. Однако, по его мнению, эта проблема касается не только России, но и всего мира. Исчезновение языков происходит не столько из-за специфики страны и ее политики, сколько из-за исторического наследия. С ним согласен и научный сотрудник социологического института РАН Андриан Влахов. "В любом государстве, где законодательно закреплен статус одного языка (как у нас – русского), язык того или иного этнического меньшинства будет находиться под угрозой", – сказал он Радио Свобода.

Чтобы остановить вымирание языка, нужно привить людям желание его использовать, убедить их, что это необходимо, рассуждает Головко. "Но даже если государство поставит своей целью реализовать эти меры и они будут исполнены, это не гарантирует успеха, того, что язык сохранится. Так может произойти только при пропаганде культурной ценности языка, остальных традиционных культурных практик. Недопустимы пренебрежительное отношение к языкам, рассуждения о том, что они никому не нужны", – говорит он.

Ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге Николай Вахтин считает, что важно сосредоточиться на преподавании языка младшему поколению, объяснить детям, почему нужно изучение родной речи.

Подписывайтесь на нас в telegram

В современном мире в популяризации языков и традиций народов помогает интернет, уверен Головко. В конце 2016 года блогер Ирина Смелая под псевдонимом Tatarka выпустила клип на песню "Алтын" (в переводе с татарского – "Золотой"). Видео клауд-рэпа на татарском языке набрало в YouTube свыше 30 миллионов просмотров. Другая исполнительница из Татарстана Айгел Гасина (Аигел) также выпускает некоторые песни на татарском.​

"Уже сейчас появляются новые формы, которые ранее не существовали, – музыкальные группы, поющие на своем национальном языке, или игры, фестивали, которые малые народы проводят в своих областях. Это дает стимул языкам не исчезать так быстро, как они могли", – объясняет он.

Сам язык – это могучий идентифицирующий фактор, который помогает людям чувствовать, чем они отличаются друг от друга. И это тормозит полное исчезновение языков. "Государство на уровне языковой политики должно поддерживать желание к локальной самоидентификации", – считает Головко.

​Некоторые народы сами пытаются сохранять свой язык. Академик Головко рассказывает, что на Командорских островах близ Камчатки живут алеуты, но они почти не используют национальный язык для общения. Тем не менее сторонники движения языковой ревитализации стараются сочинять песни, стихи на алеутском. На островах живет композитор, который пишет музыку для этих песен. Малочисленные народы стараются использовать язык в повседневном общении, говорит Вахтин. В качестве примеров профессор приводит ненецкий, эвенкский и корякский языки. У этих народов существуют специальные программы поддержки родной речи, поэтому вопрос об их сохранности не ключевой.

И хотя алеутский язык, по версии ЮНЕСКО, находится "в критическом состоянии", вовсе не обязательно, что он скоро исчезнет. Андриан Влахов объясняет, что само понятие "вымирающий язык" – относительное. "Есть языки, на которых уже долгое количество времени говорит не так много людей – десятки, иногда сотни. Но это не означает, что язык собирается вымирать. Если старшее поколение естественным образом передает его младшему, то язык может выжить в течение нескольких веков", – рассказывает он. В качестве примера эксперт приводит юкагирский язык, на котором говорили жители Северо-Восточной Сибири. Еще в конце XVIII века исследователи утверждали, что он в скором времени исчезнет, но этого до сих пор не произошло.

Вахтин говорит, что не знает примеров в России, когда вымирающий язык возрождался бы. Но в мировой истории такие случаи есть. Несколько столетий на территории Уэльса люди говорили на валлийском языке. Но из-за промышленной революции в начале XIX века в Уэльс хлынул поток английских рабочих, что привело к постепенному размыванию валлийского населения и формированию двуязычия. К началу XX века число носителей валлийского языка сократилось до уровня, при котором ему предрекали исчезновение в течение нескольких поколений. Ситуация начала меняться в 20–30-е годы, когда за использование языка стала выступать Партия Уэльса. В стране запустили радиовещание на валлийском, активисты добились судопроизводство на родном и английском языках. И хотя влияние английского языка не уменьшилось, согласно данным переписи 2011 года, 20% жителей Уэльса говорят на валлийском.


По мнению Вахтина, неутешительные прогнозы ЮНЕСКО о развитии языков малых народов – отчасти следствие неразумной государственной политики, которую проводили советские власти на рубеже 70–80-х годов прошлого столетия. В качестве еще одной причины он называет добровольный отказ от использования языков в некоторых сообществах. "У малых народов была иллюзия, что собственный язык дети и сами знают, поэтому они не уделяли ему должное внимание, в то же время русский язык нужен, чтобы преуспеть в жизни. Через поколение выяснилось, что дети не знают родного языка. Но к тому моменту многочисленные программы по сохранению языков были свернуты", – рассказывает профессор.

Влахов уверен, что политика местных властей "значимого негативного влияния на языки не оказывает". По его мнению, снижение частоты использования тех или иных языков связано с процессами, которые длятся уже около двух веков: это увеличение городского населения, глобализация, закрепление за русским языком статуса государственного. Сейчас перед властями стоит задача – поддерживать развитие языков малых народов, вводить преподавание и внедрять в повседневную жизнь, уверен Головко. Государство должно последовательно, на протяжении многих лет проводить комплексную политику на использование языков, как это произошло, например, в Израиле. Николай Вахтин, напротив, считает, что это не проблема государства, а проблема местных сообществ и местной власти. По его мнению, ситуацию не может исправить выделение дополнительных денег из бюджета на развитие языков, здесь не может быть централизованного решения. Влахов заявил, что "это должны быть общие усилия: государственных, культурных учреждений, но главное, чтобы сами люди поверили, что язык – благая вещь, его нужно сохранять и развивать".

https://www.svoboda.org/a/28967086.html
« Последнее редактирование: 15 Января 2018, 21:45:32 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4957
Re: Проблема языков малых национальностей
« Ответ #1 : 13 Января 2018, 23:36:52 »
Россия ухватилась за язык
Октябрь 23, 2017

    Валерий Дзуцати

Критикуя Украину за "ассимиляторскую" политику в отношении нацменьшинств, Россия вытесняет региональные языки из школ у себя

Российские власти раскритиковали Украину за законодательные меры поддержки украинского языка в сфере образования и СМИ, принятые за последние недели. В то же время языковая политика самой России по отношению к национальным меньшинствам приобретает все более жесткий характер.

МИД России осудил закон Украины, устанавливающий 75-процентную квоту на телевещание на украинском языке на общенациональных каналах с 7 утра до 10 вечера. Эта мера, наряду с некоторыми другими, по мнению российского внешнеполитического ведомства, "свидетельствуют о продолжении нынешними властями Украины ассимиляционной политики, раскалывающей и без того поляризованное украинское общество". Напомнил МИД РФ и про закон об образовании, устанавливающий украинский язык в качестве общенационального в государственных школах.

Любопытно, что российское ведомство ссылается на Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств, которую Украина, по мнению России не выполняет. При этом сама Россия, подписав хартию еще в 2001 году, так и не ратифицировала ее с тех пор.

Пока Россия возмущается по поводу установления 75-процентной квоты для вещания на украинском языке в Украине, на Северном Кавказе вещание на языках коренных народов в сетке теле- и радиовещания вряд ли доходит и до 5 процентов. Не лучше выглядит российская национальная политика и в сфере образования.

Новый украинский закон об образовании предусматривает, что с 2018 года только в младшей школе останутся классы с преподаванием предметов на языках национальных меньшинств. Начиная с пятого класса, преподавание предметов на языках национальных меньшинств ликвидируется. С 2020 года и для младших классов эту норму отменят, но языки меньшинств в качестве предметов все еще можно будет изучать и после этого срока. Практически все школы на Северном Кавказе изучают все предметы на русском языке, за исключением предмета родного языка.

Для представителей коренных народов Украины будет позволено иметь отдельные предметы на родном языке. В число коренных включаются крымские татары, крымчаки, караимы и гагаузы. То есть в какой-то мере эта норма соответствует положению северокавказцев в России, но не полностью.

Дело в том, что Украина является унитарным государством, в то время как Россия - асимметричная федерация, состоящая, по конституции страны, в том числе из республик. Пункт 2 статьи 68 конституции РФ гласит: "Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации".

Решением конституционного суда РФ в 2004 году было подтверждено право Татарстана устанавливает татарский язык в качестве обязательного предмета в школах республики для всех жителей республики независимо от национальности. Во время своего выступления на Совете по межнациональным отношениям в июле текущего года президент России Владимир Путин фактически выступил против решения конституционного суда, заявив, что русский язык для всех жителей России обязателен, а языки республик не являются обязательными ни для кого. Теперь прокуратура России взялась за проверку добровольности изучения национальных языков на Северном Кавказе. По мнению местных экспертов, добровольность изучения языков республик вкупе с обязательностью изучения русского языка приведет к постепенному "вымыванию" языков коренных народов РФ из школьной программы.

В то время, как языки коренных народов России находятся под возрастающим давлением со стороны Кремля, причем иногда вопреки конституции страны, критика официальной Москвы в отношении других стран не стихает. Ранее министр образования РФ Ольга Васильева предложила внедрить на территории стран СНГ единый кириллический шрифт.

https://www.kavkazr.com/a/rossiya-ukhvatilas-za-yazyk/28806489.html