Автор Тема: Российский тюремный беспредел  (Прочитано 3351 раз)

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Российский тюремный беспредел
« : 26 Января 2016, 14:07:54 »
О положении жителей Чеченской Республики и Республики Ингушетия в учреждениях пенитенциарной системы за период
Комитет «Гражданское содействие» и SECOURS CATHOLIQUE - CARITAS FRANCE при поддержке Европейской комиссии

По материалам проекта «Защита фундаментальных прав жителей Чеченской Республики и Республики Ингушетия, находящихся под следствием либо отрывающих наказание в учреждениях пенитенциарной системы Российской Федерации» Комитета «Гражданское содействие»

....

Пытки, унижающее обращение, насильственные действия на почве расовой, религиозной нетерпимости

Комитет «Гражданское содействие» продолжает получать информацию о случаях пыток, жестокого, бесчеловечного и унижающего обращения либо наказания с осужденными в местах принудительного содержания. Динамика насилия по отношению к жителям ЧР и РИ в Российской пенитенциарной системе не идет на спад, количество подобных случаев не уменьшается. Как правило, применение насилия связано с общей ситуацией нетерпимости к представителям северокавказских республик, желанием сломить и подавить волю, унизить человека. (Приложение к докладу № 1)

На протяжении всего времени реализации проекта проводился мониторинг случаев нарушений прав жителей ЧР и РИ в учреждениях пенитенциарной системы для чего была создана “горячая линия”, позволяющая оперативно отслеживать такие случаи и незамедлительно на них реагировать.

Опыт работы правозащитных организаций доказывает, что эффективные механизмы проведения проверок и расследование жалоб осужденных на пытки и жестокое обращение в России отсутствуют. Правозащитным организациям не известно ни одного случая, когда следственные органы и органы прокуратуры самостоятельно инициировали проведение предварительного расследования по жалобам осужденных при наличии данных, указывающих на пытки и жестокое обращение. Расследование случаев применения пыток жителям ЧР и РИ не является исключением и из этого правила.

Ю.А. Тепишев (ИК-5, ИК-63 Свердловская область) – родом из Чеченской Республики, находился под следствием в Грозном, в военных действиях и бандформированиях не участвовал и не состоял, осужден впервые.
В ИК-5 г. Нижнего Тагила прибыл 5 января 2014 г., там администрация колонии требовала от Тепишева, чтобы подписал заявление, что он отказывается от воровских традиций и обязуется выполнять требование статьи 106 УИК РФ (привлечение к работам без оплаты труда). Тепишев отказался подписывать заявления, после чего его поместили в боксик, в котором он просидел три дня. После, он был переведен в вольер для собак, где просидел сутки.
С 10  по 20 января 2014 года Тепишев содержался в камере ШИЗО, закованный в наручники и подвешенный на решетку двери камеры. Со слов осужденного Тепишева, его видели таким каждый день во время обхода сотрудники администрации и врачи, и никто никогда не задавал вопросов. Отстегивали его от решетки только на время приема пищи и на ночь, чтобы он мог спать на полу. Спал же Юсуп в наручниках.
В дополнение к этим пыткам его выводили голым на улицу, бросали в снег и обливали водой. Также клали грудью или спиной к холодному асфальту и сотрудники сидели на нем, приговаривая, что скоро он заболеет туберкулезом и умрет. Ну, а самое страшное для него было, висеть на наручниках в прогулочном боксе пристегнутым к арматуре, к которой подсоединяли электрический ток1.
По инициативе Комитета, адвокат и члены ОНК по Свердловской области посещали Тепишева, получили от него письменные объяснения и обратились в органы власти с требованием разобраться в ситуации и привлечь виновных к ответственности. Проведенные проверки не установили фактов нарушений прав Тепишева. Сам осужденный в дальнейшем был направлен отбывать наказание в печально известную ИК-63 Свердловской области (См. . «Сломать любой ценой». Откровения заключенного ИК-63, http://www.ng-ural.ru/node/3716).
В начале августа 2014 г. члены ОНК получили информацию, что осужденный Тепишев был избит, получил серьезную травму – перелом позвоночника, и выехали к нему для беседы. В настоящее время Тепишев запуган, отрицает факт избиения, происхождение серьезной травмы объясняет падением в бане.

М.Х. Елгаев (ИК-2, Республика Калмыкия), - М.Х. Елгаев и другие выходцы с Северного Кавказа подвергались в ИК-2 постоянным оскорблениям и унижающему человеческое достоинство обращению по национальному признаку, им создавали препятствия при отправлении религиозных обрядов. Спустя неделю после первого обращения с жалобой на действия сотрудников, Елгаев был сильно избит сотрудниками ИК-2.
В феврале 2012 г., сотрудниками Комитета, в интересах Елгаева было направлено обращение в Генпрокуратуру РФ, в результате проведённой проверки были выявлены нарушения и возбуждено уголовное по п. "а" ч. 3, ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).
Адвокат Комитета вступил в уголовное дело в качестве представителя потерпевшего.
В июле 2013 г. Яшкульским районным судом Республики Калмыкия в отношении сотрудника ИК-2 был вынесен оправдательный приговор, который в дальнейшем был обжалован как прокуратурой, так и адвокатом Комитета.
В августе 2013 г. от имени Комитета были направлены обращения в Генеральную прокуратуру РФ о фактах давления администрации ИК-2 на Елгаева с целью вынудить его отказаться от обжалования приговора в отношении сотрудника ИК-2, в том числе путем создания препятствий к отправлению религиозных обрядов. Адвокатом заявлено ходатайство о применении мер гос. защиты в отношении Елгаева, в удовлетворении которого было отказано.
В сентябре 2013 г. Верховный суд Республики Калмыкия отменил оправдательный приговор сотруднику ИК-2 и вернул уголовное дело на новое рассмотрение.
В апреле 2014 г. районный суд вновь вынес оправдательный приговор, на который была принесена апелляционная жалоба.
В июне 2014 г. в колонию был введен спецназ, и были избиты осуждённые, в т.ч. Елгаев. В июле 2014 - Верховный суд Республики Калмыкия оставил в силе оправдательный приговор сотруднику ИК-2.
Адвокатом И. Васильевым готовится жалоба в Европейский суд по правам человека.

Фабрикация уголовных дел

Осужденных жителей ЧР и РИ можно выделить в отдельную категорию среди российских заключенных, поскольку многие из них в результате послевоенной кампании «борьбы с терроризмом» попали на скамью подсудимых, подвергались пыткам, а затем, по сфабрикованным делам оказались в тюрьмах РФ. Так как зачастую их обвиняли по особо тяжким статьям УК РФ, они получали длительные сроки – в среднем около 20 лет. Такие люди (это следует и из обращений заявителей, и от правозащитных организаций) с в тюрьме террористами, боевиками, экстремистами и т.п., они испытывают крайне негативное отношение со стороны окружающих. Более того, эта категория осужденных априори считается особо опасными преступниками, склонными к нарушению режима содержания и к побегу.

В работе Комитета встречаются случаи, когда уже осужденного человека вновь привлекают к уголовной ответственности, пытками «выбивая» признания и явку с повинной. Объект пыток выбирают не случайно, как правило, это выходцы ЧР и РИ, которые уже были осуждены по особо тяжким статьям. Эти действия имеют две очевидные цели: продлить изоляцию «опасного преступника» от общества, закрыть какое-то старое нерасследованное дело.

Х.С. М., 1982 г.р. (ИК-3, Владимирская область) – в 2012 г. осужден Верховным судом Чеченской Республики к 25 годам лишения свободы.
В ноябре 2013 г. М прибыл в больницу при ИК-3, где был сильно избит и помещен в Психиатрическое стационарное отделение № 1 (ПСО-1).
24 декабря 2013 года осужденного М вывели из палаты в столовую, где находилось шесть осужденных (санитаров ПСО-1), которые стали наносить удары руками и ногами по телу и голове М, после этого его раздели догола, связали простынями руки и ноги, надели пакет на голову. Далее старший дневальный (завхоз) ПСО-1 осужденный потребовал от М подписать две явки с повинной. М отказался, санитары продолжили его избивать и истязать: они перекрывали ему дыхание с помощью полиэтиленового пакета, прикрепляли электрические провода к разным частям тела (рукам, ногам, половым органам) и пускали ток. В результате данных действий на теле и органах осужденного образовались ожоги, которые зафиксированы в медицинской карте. Не выдержав истязаний, М подписал явки с повинной, которые ему составили его мучители.
В конце декабря 2013 года М посетил следователь, которому он сообщил об избиениях и пытках. Однако, это оказалась проверка того, будет ли осужденный подтверждать написанное им в явке в повинной.
Поскольку М стал жаловаться, в январе 2014 года он на протяжении нескольких дней подвергался сильным избиениям и пыткам электрическим током, с целью добиться от него подтверждения признательных показаний.
Также осужденный сообщил, что ему вводили внутримышечные неизвестные инъекции, после которых у него на длительное время ухудшалось состояние здоровья, он терял контроль за выделениями своего организма.
18 марта 2014 года к осужденному М приезжал в колонию на свидание адвокат, который принял от него заявление о преступлении и зафиксировал все телесные повреждения на фотоаппарат. После отъезда адвоката М вновь подвергся пыткам электрическим током, и под физическим принуждением его заставили написать согласие на лечение в психиатрическом стационаре.
В последней декаде марта 2014 года сотрудники прокуратуры и УФСИН по Владимирской области провели проверку обращений адвоката по фактам избиения осужденного М, однако избиения не прекратились. К осужденному вновь было применено насилие со стороны санитаров для того, чтобы он опроверг все изложенные в его жалобах обстоятельства, а также вновь подписал следователю явку с повинной.
31 марта 2014 года под угрозой физического насилия М был вынужден в присутствие следователя и заместителя начальника колонии по БОР переписать текст явки с повинной и отдать следователю.
По заявлению адвоката в следственные органы, в возбуждении уголовного дела по факту применения пыток к М отказано. Отказ был обжалован в вышестоящую инстанцию. Постановление об отказе отменено, дело направлено на новую до следственную проверку.
Адвокатом В. Шухардиным готовится жалоба в Европейский суд по правам человека.

Р.М. Озниев, ИК-6, Владимирской области - осужден Московским городским судом к 17 годам лишения свободы. Настаивает на том, что дело было сфабриковано.
В ноябре 2011 года Озниев прибыл для отбывания наказание в ИК-6 Владимирской области, где сразу же по прибытию подвергся пыткам и избиениям, ему не позволяли принимать пищу, спать и требовали подписать 4 явки с повинной, что он и сделал.
В декабре 2011 года Озниева вновь пытали и требовали рассказать, какое еще преступление он совершил. Конкретных обвинений не выдвигали, поэтому Озниев был вынужден выдумать преступление, которого не было в действительности - якобы, в конце июня 2004 года, он убил сотрудника милиции в г. Грозном. На самом деле, в это время Озниева в Грозном не было, чему имеются доказательства.
В ИК-6 его содержали отдельно от других осужденных, в карантинном отделении, и не позволяли обратиться в медчасть или писать какие-либо обращения/жалобы. Побои на теле Озниева не были зафиксированы.
Озниев предпринял попытки обжаловать действия сотрудников ИК-6, однако жалобы были подвергнуты цензуре и не были направлены по принадлежности, а Озниев получил угрозы расправы в случае повторной попытки обращения в органы власти.
В марте 2012 года Озниева перевезли в СИЗО-2 г. Пятигорск. Причиной этому послужила одна из явок с повинной, которую он подписал в ИК-6.
В результате работы адвокатов, приглашенных Комитетом, удалось добиться отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела…

И.И. Д (ИК-14, Новосибирская область) – уроженец Чеченской Республики, приговорен к 14,5 годам лишения свободы, направлен отбывать наказание в Сибирь.
На протяжении всего периода отбывания наказания Д. систематически водворялся в изоляторы по надуманным основаниям, так, к нему было применено 48 различных взысканий (в том числе, водворение в ШИЗО, ПКТ,ЕПКТ).
По инициативе Комитета, Д. посетил адвокат, которому он сообщил, что он подвергается преследованию по национальному признаку, кроме того, сотрудники колонии угрожают, что ему подбросят наркотики или против него будет возбуждено уголовное дело по ст. 321 УК РФ (дезорганизация деятельности исправительного учреждения). В сентябре 2013 г. Д. был этапирован в ЛИУ-8 для обследования по подозрению на туберкулез, в этот период ему были подброшены наркотики в сумку. Состоялся суд, но доказать вину Д. не удалось. В настоящее время угрозы продолжают поступать Д., и он воспринимает их как реальную опасается для своей жизни и здоровья.

А. Д. (Новосибирская область) уроженец Чеченской Республики, приговорен к 13 годам лишения свободы. 2 года назад его направили в ФКУ ИК -14 ГУФСИН РФ по Новосибирской области. А. Дулаев систематически водворялся в изоляторы по надуманным основаниям ( ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ). В настоящее время находится в СУС. До конца срока осталось меньше года. Но в последнее время ему угрожают, что подкинут наркотики и добавят срок. В настоящее время угрозы продолжают поступать Дулаеву и он воспринимает их реально, опасается за свою жизнь и здоровье.

З. Кодзоев (ИК-17 Республика Мордовия) – В ходе отбывания наказания, при лечении заболеваний зубов З.Кодзоеву были подброшены наркотики, в дальнейшем в отношении него было возбуждено новое уголовное дело и 08.08.2012 г. был вынесен обвинительный приговор.
По инициативе Комитета адвокат принимал участие в суде первой и кассационной инстанции по обжалованию приговора, однако в удовлетворении кассационной жалобы было отказано.
В 2013 году, в интересах Кодзоева адвокатом подана жалоба Европейский Суд по правам человека (№42101/13, Kodzoyev v. Russia).
В конце 2013 года администрация учреждения обратилась в суд с представлением об изменении Кодзову режима содержания на тюремный режим. Адвокат Комитета участвовал в этом судебном разбирательстве. Суд постановил, изменить режим отбывания наказания на тюремный сроком на три года. Постановление было обжаловано адвокатом, Верховный суд Республики Мордовия отказал в удовлетворении жалобы.
Адвокатом И.Васильевым направлена жалоба в Европейский суд по правам человека.

Т.Х. Тангиев (СИЗО Чеченской Республики) осужден Верховным судом Чеченской Республики в 2004 г. к 22 годам лишения свободы. Отбывал наказание в ФБУ ИК-6 УФСИН России по Владимирской области.
11 декабря 2012 года в отношении Тангиева было вынесено Постановление в ЕСПЧ, которым были признаны нарушения с. 3,6,13 Конвенции по правам человека и основных свобод, что повлекло отмену постановленного в отношении него обвинительного Приговора. Дело в ЕСПЧ и дальнейшую защиту Тимура Тангиева в ЕСПЧ и национальных судах вела известная в России общественная организация «Правовая инициатива».
В Президиум ВС РФ Тангиевым была подана надзорная жалоба «по новым обстоятельствам».
В ноября 2013 года к Тангиеву приехал сотрудник ФСБ России и настаивал на том, чтобы Тангиев отказался от пересмотра его уголовного дела в ВС РФ. При этом он сообщил Тангиеву, что за его двумя старшими детьми наблюдают по месту их проживания в г. Грозном, а также показал ему видео ролик о том, как его дети выходят из дома и ходят в школу. Также он сообщил Тангиеву что в связи с пересмотром дела у него могут возникнуть проблемы в колонии при отбывании наказания. С жалобой на проблемы, возникшие в местах лишения свободы, Тимур Тангиев обращался в Комитет «Гражданское содействие».
25 декабря 2013 года состоялось судебное заседание в Президиуме ВС РФ где были отменены все судебные решения по уголовному делу в отношении Тангиева, а уголовное дело направлено на новое рассмотрение в Верховный суд ЧР.
Однако Тангиев, несмотря на отмену приговора, более месяца находился в ИК-6 Владимирской области в качестве осужденного. Как говорила администрация, информации о том, что приговор в отношении Тангиева отменен к ним не поступала. Тангиева продолжали посещать сотрудники ФСБ России и под угрозами требовали подписать явку с повинной по приговору, а также по другим преступлениям.
В феврале 2014 г. Тангиев был этапирован в СИЗО-1 г. Грозного Чеченской Республики, для рассмотрения уголовного дела в Верховном суде Чеченской Республики с участием присяжных заседателей.
03 октября 2014 года Верховный суд Чеченской Республики вновь признал Тангиева виновным и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 21год. Адвокатами подана апелляционная жалоба.
За все время нахождения в СИЗО-1 г. Грозного Тангиев жаловался на физическое и психологическое давление со стороны сотрудников СИЗО, а также ФСБ РФ.


Медицинское обслуживание

Многочисленные жалобы заключенных на плохое медицинское обслуживание составляют существенную часть всех поступающих к нам обращений. Заключенные жалуются на неоказание/ненадлежащее оказание им медицинской помощи; отказ медиков фиксировать побои; водворение в изоляторы без учета состояния здоровья; отсутствие лекарственных препаратов и врачей - специалистов необходимого профиля и пр.

Одной из основных причин большинства проблем в сфере медицинского обслуживания является зависимость/подчиненность медицинских работников от руководства исправительного учреждения, доступ заключенного к медицинской помощи зачастую зависит от воли и решения руководства исправительной колонии, а не от медицинских показаний и предписаний врача. Администрация учреждения использует отказ в оказании медицинской помощи, как один из способов оказания давления, унижения, пытки. Если администрация учреждения примет решение, что заключенный должен быть водворен в ШИЗО, он будет туда водворен вне зависимости от состояния здоровья и медицинские работники оформят заключение, что содержаться в ШИЗО заключенный может.

В абсолютном большинстве случаев, когда осужденные обращаются с жалобами в прокуратуру, УФСИН или в суд на неоказания им медицинской помощи, они получают стандартный ответ: «факты не нашли своего подтверждения», органы власти констатируют, что медицинская помощь оказывается в соответствии с требованиями, в полном объеме и состояние здоровья заключенного удовлетворительное.

Р.С. А. (ИК-14, Новосибирская область) – осужденный-инвалид, одна нога ампутирована. В результате пыток, с целью дачи признательных показаний, в ИК-3 Новосибирской области был сломан протез. После этого начались осложнения с культей, она опухала, и начались гнойные выделения с кровью. На осужденного неоднократно налагаются взыскания в виде перевода в ЕПКТ. Не смотря на указания врача, о невозможности содержания в условиях ЕПКТ, осужденный вновь и вновь переводится для отбывания дисциплинарного наказания.
Согласно распорядку дня в ЕПКТ (в камере с 05-00 до 21-00 убирают спальное место), А. вынужден постоянно находиться на одной ноге, он не может сидеть т.к. сидение расположено достаточно высоко, не может самостоятельно сделать перевязку культи. После осмотра хирургом, который указал на срочную госпитализацию, не был направлен в больницу, не было предоставлено надлежащего лечения.
В 2013-2014 году адвокаты Комитета посетили и опросили осужденного.
А. жаловался на бесчеловечное обращение и необоснованные дисциплинарные взыскания
Были направлены запросы и обращения в органы власти, а также адвокатом В. Шухардиным была направлена жалоба в Европейский Суд по правам человека по факту бесчеловечных условий содержания и неоказания адекватной медицинской помощи.
Жалоба принята в Европейском суде по правам человека, но было отказано в рассмотрении в приоритетном порядке.

А.А. Б. (ИК-2, Ставропольский край) – уроженец Республики Ингушетия. В колонии подвергается оскорблениям и иному унижающему обращению по национальному признаку со стороны заместителя начальника колонии, который напрямую говорит о своей неприязни к ингушам, чеченцам и дагестанцам, настраивает против них других сотрудников и осужденных, унижает и оскорбляет по национальному признаку. В связи с неприязнью к нему Б. систематически водворяется в ШИЗО. Так, с февраля по май 2014 г. Б. провел в ШИЗО 89 дней.
Б. имеет ряд заболеваний (ВИЧ-инфекция 3 стадии, вирусный гепатит С) необходимого лечения которых он не получает. При помещении в ШИЗО врач никогда не осматривает Б., общается с ним с расстояния десяти метров и всегда пишет, что состояние здоровья удовлетворительное, не препятствующее содержанию в ШИЗО. Содержание в камерных условиях изолятора существенно подорвали и без того слабое здоровье Б. У него постоянно повышенная температура тела (37,4-37,6), плохой сон. По сообщению адвоката, Б. выглядит очень уставшим и изможденным. Лекарственные препараты, которые направляют родственники, до него не доходят. Как говорят сами медицинские работники: «Главный врач здесь Г…а». Он и принимает решение, кого и как лечить.
Жаловаться осужденные боятся, поскольку у заместителя начальника колонии хорошие отношения с прокурором – нарушения установлены не будут, а проблемы возникнут самих осужденных.

К.М. Буркаев (ЛИУ-5, Республика Бурятия), 1983 г.р. - Преследуется по национальному признаку, постоянно содержится в ШИЗО и ПКТ, что серьезно усугубляет состояние здоровья, сводит на нет эффект от оказываемой медицинской помощи.
Делом защиты Буркаева занялся адвокат Комитета «Гражданского содействия», он неоднократно направлял запросы о предоставлении медицинской информации и официальных документов о состоянии здоровья его подзащитного, но ни на один из них так и не поступило содержательного ответа. Адвокат также выезжал в Бурятию для встречи с Буркаевым.
В октябре 2012 года Буркаев сообщил, что по заключению врача у него начался распад правого легкого – образовалось отверстие размером два на три сантиметра. Также появилась «множественная лекарственная устойчивость». Несмотря на это Буркаева снова поместили в ШИЗО на 15 суток за «нарушение локальной зоны». Врачи, не моргнув, дали справку, что по состоянию здоровья он может находиться в условиях холода и усиленного режима ШИЗО, несмотря на температуру тела 38 градусов. В ноябре в ЛИУ прошла медкомиссия, которая дала инвалидность Буркаеву.
В 2014 году администрация колонии вышла с представлением о переводе К.Буркаева на тюремный режим отбывания наказания – суд отказал.
В июне 2014 г Верховный суд Республики Бурятия отказал в удовлетворении апелляционного представления прокуратуры на постановление районного суда об отказе в переводе К.Буркаева на тюремный режим отбывания наказания. Интересы Буркаева на суде представлял приглашенный Комитетом адвокат.
К. Буркаев продолжает находиться в ШИЗО, и медицинская помощь уму не оказывается в должном объеме.
Адвокатом И. Васильевым готовится жалоба в Европейский суд по правам человека.

И.Л-А. Каимов, 1985 г.р. (ИК-4, Республика Марий-Эл) - осужден к 16 годам лишения свободы, болен туберкулезом, при этом ему не оказывается адекватная медицинская помощь, и он регулярно содержится в СУС/ШИЗО/ПКТ.
В августе 2013 г. адвокат Комитета посетил Каимова в ИК-4, Каимов пояснил, что содержится в сыром помещении, что серьезно усугубляет его состояние здоровья (рецидив туберкулеза), сводит на нет эффект от лечения. В апреле 2014 г. сотрудниками Комитета направлены обращения в прокуратуру и УФСИН Республики Марий-Эл по факту ненадлежащих условий содержания в ПКТ и неоказании медицинской помощи.
Прокуратура направила обращение для рассмотрения по существу в УФСИН, откуда получен ответ с приложением Акта об отказе Каимова от лечения (химиотерапии).

Инвалиды в заключении и освобождение по болезни

Исправительные учреждения не имеют необходимого технического оснащены для содержания в них тяжелобольных заключенных: инвалидов-колясочников, лиц с ограниченными физическими возможностями; отсутствует спец-персонал для ухода за ними. Такие осужденные ежедневно испытывают серьезные трудности в быту, в передвижении по территории колонии, зачастую лишены возможности посещать прогулки, баню, медсанчасть, библиотеку и пр.; лишены возможности самостоятельно осуществлять гигиену тела, в связи с чем вынуждены прибегать к помощи третьих лиц за плату (сигаретами, чаем и пр.).

Предусмотренная законом возможность освобождения тяжелобольных заключенных из СИЗО и мест лишения свободы на практике не реализуется. Государство не в состоянии обеспечить надлежащие условия содержания и уход за тяжелобольными заключенными, вместе с тем, ведет карательную политику - тяжелобольные лица освобождаются крайне редко, многие из них не доживают до судебного рассмотрения ходатайства, а некоторые умирают вскоре день после освобождения. Т.е. освобождаются практически только умирающие, и те не из гуманных соображений или требований закона, а чтобы не создавать учреждению лишних сложностей, связанных с оформлением документов и похоронами.

Комитет и другие правозащитные организации все чаще сталкивается с жалобами, что сотрудники исправительного учреждения создают тяжелобольному заключенному препятствия для освобождения: занижают степень заболеваний, подготавливают отрицательной характеристики, накладывают дисциплинарные взыскания по надуманным основаниям; и пр. На основании протестов прокурора против освобождения суд отказывает в удовлетворении ходатайства об освобождении, вопреки закону, здравому смыслу и фактическим обстоятельствам, ссылаясь на недостаточность доказательств того, что заключенный «встал на путь исправления».

Л.М. Джанаралиев (ИК-5, Республика Мордовия) - во время задержания в 2005г. получил тяжелые огнестрельные ранения, стал неспособным к самостоятельному передвижению инвалидом, у которого из четырех конечностей действует только одна рука. Джанаралиев был осужден на 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в условиях строгого режима. В марте 2008 г. специальной комиссией по медицинскому освидетельствованию осужденных в составе восьми человек Лечи Джанаралиеву был поставлен диагноз, который отнесен к заболеваниям, освобождающим от отбытия наказания в соответствии п. 23 Постановления Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. Заключением комиссии Джанаралиев был представлен к освобождению.
Лечи возвратили в Чеченскую Республику и поместили в СИЗО-1 г. Грозный. Однако судья Георгиевского городского суда В.А. Агарков не согласился с мнением врачей. Вынесенное им постановление гласило: «Несмотря на то, что Джанаралиев “страдает заболеваниями, попадающими под «Перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания»”, его жизни в настоящее время не угрожает опасность, и он в состоянии отбывать наказание в специализированном медицинском учреждении в колонии...».
В конце июня 2008 г. Лечи Джанаралиева был вновь этапирован в Мордовию. Заключение врачей о том, что Джанаралиев должен быть освобожден из-под стражи по состоянию здоровья было проигнорировано.
Адвокаты Комитета несколько раз направляли в суд ходатайства об освобождении Джанаралиева в связи с тяжелой болезнью и об изменении ему вида исправительного учреждения, однако суды отказывают по мотивам участия в НВФ и характеристики «склонен к побегу».
В июле 2014 года вновь подано заявление об освобождении Джанаралиева от отбывания наказания в связи с болезнью, в настоящее время дело находится в производстве суда.
По инициативе Комитета адвокатом И. Васильевым направлена жалоба в Европейский суд по правам человека.

Т.И. Т. (ИК-2, Ставропольский край) – уроженец Республики Ингушетия. Страдает рядом хронических заболеваний - ВИЧ-инфекция 4Б, туберкулез легких, вирусный гепатит С. В 2012 году у Т. постоянно держалась температура тела 39-40 градусов. По сообщениям Т. адвокату, он весь горел, его кололи уколами. Так продолжалось 2 месяца.
В ноябре 2012 года специальная врачебная комиссия дала заключение, что заболевания Т. подпадают под перечень, препятствующих отбыванию наказания.
Администрация поддержала ходатайство Т. об освобождении его от отбывания наказания в связи с тяжелой болезнью, однако суд отказал в освобождении, а суд второй инстанции оставил решение в силе.

Р.Т. Эльбиев (ИК-4, Владимирская область) – в ходе предварительного следствия подвергался физическому насилию с целью получить признательные показания в совершении преступлений. Эльбиева били пластиковой бутылкой наполненной водой по голове, душили, пинали ногами, давили пальцами на глаза. Эльбиев был приговорен к 14 годам 10 месяцам лишения свободы.
В результате применения пыток у Эльбиева были диагностированы существенные нарушения периферической нервной системы, потеря зрения, в дальнейшем произошел инсульт и парализация правой половины тела.
До заключения под стражу у Эльбиева была установлена 2 группа инвалидности, в местах лишения свободы она была занижена до 3 группы, несмотря на то, что состояние его здоровья существенно ухудшилось.
Последние три года (2011-2013 г.г.) у Эльбиева был помощник, который негласно для администрации учреждения ухаживал и помогал ему при нахождении в отряде (помогал посещать туалет, мыться, переодеваться, выводил на прогулку, готовил пищу, кормил и пр.). Когда администрация учреждения узнала, про этого «помощника», его сразу перевели в другой отряд.
Администрация колонии имеет неприязненное отношение к заявителю, отказывает ему в помощи и настраивает других осужденных против Эльбиева, чтобы ему никто не помогал и даже не разговаривал с ним.
Колония не оборудована поручнями, пандусами; баня - душевыми шлангами; зеркала, краны и раковины установлены на уровне, слишком высоком, чтобы прикованный к инвалидному креслу человек мог легко их достать. В этой связи тяжелобольной осужденный может позволить себе помыться, постираться, поменять нательное и постельное белье один раз в несколько месяцев, когда найдется доброволец из числа осужденных, готовый оказать помощь в помывке и стирке.
Обращения сотрудников Комитета в интересах Эльбиева в контролирующие и надзирающие органы были рассмотрены и по результатам проверки даны ответы - нарушений прав Эльбиева не установлено.
По инициативе Комитета, юристом Н. Раднаевой, в интересах Эльбиева, была подана жалоба в Европейский Суд по правам человека с просьбой установить факт нарушения статей 3 и 13 Конвенции в отношении тяжелобольного Эльбиева.
В августе 2014 г. стало известно, что Суд, в соответствии с Правилом 41 Регламента Суда, принял решение рассмотреть дело в приоритетном порядке.

Источник: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/259748/
© Кавказский Узел
« Последнее редактирование: 01 Февраля 2016, 12:12:51 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #1 : 01 Февраля 2016, 12:44:35 »
Места отбывания лишения свободы

Согласно ст. 73 УИК РФ, осуждённые, отбывают наказание в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены. В исключительных случаях по состоянию здоровья осужденных или для обеспечения их личной безопасности либо с их согласия осужденные могут быть направлены для отбывания наказания в соответствующее исправительное учреждение, расположенное на территории другого субъекта Российской Федерации.

Большинство осужденных жителей ЧР и РИ отбывают наказание в других субъектах РФ, поскольку в Чеченской Республике действующей является только одна исправительная колония, а в Республике Ингушетия исправительных учреждений вообще нет.


В 2005 году в ст. 73 УИК РФ были внесены изменения, согласно которым место отбывания наказания для осуждённых по ряду статей избирает ФСИН России. К таким статьям относятся: участие в незаконных вооруженных формированиях, бандитизм и посягательство на жизнь сотрудников полиции и другие, по которым, как правило и привлекаются к ответственности жители ЧР и РИ.

В 2007 году в статью 73 УИК РФ были внесены изменения, в соответствии с которыми, при отсутствии в субъекте Российской Федерации по месту жительства или по месту осуждения исправительного учреждения соответствующего вида или невозможности размещения осужденных, в имеющихся исправительных учреждениях осужденные направляются по согласованию с соответствующими вышестоящими органами управления уголовно-исполнительной системы в исправительные учреждения, расположенные на территории другого субъекта Российской Федерации, в которых имеются условия для их размещения.

Ранее, до внесения вышеуказанных поправок, при отсутствии возможности размещения осужденного по последнему месту жительства или осуждения, он направлялся в близлежащий субъект РФ. После поправок 2007 года, осужденные могут направляться в любой другой субъект РФ.

Эта новелла узаконила практику направления заключенных, в том числе, жителей ЧР и РИ в регионы, которые значительно, территориально удалены от их места жительства, например в Сибирь и на Дальний Восток, что напрямую влияет на возможность реализации права на свидание с родственниками, которые не всегда имеют материальные средства для выезда в отдаленные регионы.

Как показывает практика, ходатайства родственников и самих осужденных о переводе в исправительное учреждение, расположенное ближе в месту жительства родственников в абсолютном большинстве случаев остается без удовлетворения. Обжалование таких отказов в судебном порядке также является неэффективным.

А.О. Альмурзиев (Тюрьма, Красноярский край) - в 2006 году осужден Верховным Судом РСО-Алания. Направлен отбывать наказание на другой конец страны – в Камчатский край. В дальнейшем режим содержания был заменен на тюремный и осужденный был направлен в тюрьму Красноярского края.

Б. Гадаев (ИК-22, ИК-27, ИК-6 Приморский Край) – осужден в 2007 году в Чеченской Республике к 19 годам лишения свободы, все родственники проживают в Чеченской Республике, направлен отбывать наказание в ИК-22 Приморского края.

За весь период отбывания наказания, осужденный не смог воспользоваться правом на свидания.

М. Байбатыров (освобожден в связи с окончанием срока) - осужден в 2006 г. Сургутским городским судом ХМАО-Югра к 9 годам лишения свободы. 7 лет отбывал наказания, ФКУ ИК-14 УФСИН России по ХМАО-Югра. На протяжении последнего времени М. Байбатырова посещали неустановленные лица, предположительно являющиеся сотрудниками ФСБ РФ, которые предлагали ему оформить заведомо ложную явку с повинной по ряду подследственных ФСБ РФ преступлений, угрожая расправой в случае неисполнения требований.

В середине января 2013 года был переведен в ФКУ ИК-5 ГУФСИН России по Свердловской области.

Перевод был осуществлен на основании заключения начальника УФСИН ХМАО, в котором было указано, «в связи с конфликтной обстановкой осужденного Байбатырова с основной массой осужденных отрицательной направленности, в частности, с одним из осужденных, учитывая, что жизни и здоровью осужденного Байбатырова, при дальнейшем нахождении на территории ФКУ ИК-14 ХМАО может угрожать опасность, считать перевод целесообразным».

Однако сам Байбатыров утверждает, что никого конфликта не было, а перевод был осуществлен с целью психологического и физического воздействия.

С первых дней нахождения осужденного в ФКУ ИК-5 УФСИН России по Свердловской области на Байбатырова начали оказывать психологическое и физическое давление. Байбатыров подвергался избиениям со стороны сотрудников администрации, постоянно находился в ШИЗО, что лишало его общения с родственниками, как лично, так и по средствам связи. Несколько раз жена, проживающая с детьми в г. Сургут ХМАО-Югра. приезжала к Байбатырову на разрешенное свидание, но на месте выяснялось, что его только что наказали и поместили в ШИЗО. Жена обращалась в Комитет, но решить проблему сразу не удавалось. Привезенные продукты, купленные за последние или занятые деньги, портились. Женщина возвращалась домой. Через некоторое время свидание снова разрешали, и все повторялось снова.

В июле 2013 г. Байбатыров был переведен, для дальнейшего отбывания наказания в ЕПКТ на территории ФКУ ИК-63 УФСИН России по Свердловской области, якобы для обеспечения личной безопасности. Однако по прибытии Байбатырова в ФКУ ИК-63 был избит осужденными-активистами, по указанию сотрудников администрации, с целью принуждения его отказаться от адвоката, который представляет его интересы в суде, а также обеспечивает его безопасность в исправительном учреждении.

По инициативе Комитета адвокатом В. Шухардиным направлена жалоба в Европейский суд по правам человека о нарушении права Байбатырова на уважение частной и семейной жизни, предусмотренное ст.8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Дисциплинарная практика

Анализ жалоб заключенных, поступающих в правозащитные организации показывает, что перевод осужденных в ПКТ, ЕПКТ, ШИЗО и СУОН (строгие условия отбывания наказания) часто применяется по надуманным основаниям и фактически является формой оказания давления и запугивания заключенных, неугодных администрации.

Водворение заключенного в ШИЗО - одно из строгих наказаний и влечет за собой два основных негативных последствия: отказ в предоставлении свидания (если оно совпадает с периодом отбывания наказания в ШИЗО) и отказ осужденному в условно-досрочном освобождении с заменой наказания на более мягкое. Осужденный характеризуется, как «не доказавший, что встал на путь исправление» и суд отказывает ему в смягчении наказания.

Несмотря на то, что закон определяет основания и порядок применения дисциплинарных взысканий, администрация пенитенциарных учреждений зачастую применяет их к выходцам из ЧР и РИ по надуманным основаниям, поскольку обладает широкой свободой усмотрения и неограниченными полномочиями в этой области.

Р.С. И, 1978 г.р. (ИК-2, Ставропольский край) – уроженец Республики Ингушетия. Заместитель начальника колонии Г. Е.Н. высказывает неприязнь к И. по национальному признаку, фабрикует дисциплинарные нарушения, провоцирует конфликты и межнациональную рознь. В период времени с февраля 2014 г. по настоящее время И. провел в ШИЗО 79 суток. В знак протеста неоднократно отказывался от приема пищи и объявлял голодовку, однако добиться объективного расследования фактов фабрикации нарушений не смог.

Правозащитным организациям известны случаи, когда в день прибытия родственников из Чеченской Республики или Республики Ингушетия для свидания, администрация исправительных учреждений водворяет осужденных в ШИЗО, где они не имеют право на свидания, телефонные звонки, посылки, передачи и пр., соответственно в такой ситуации невозможно заблаговременно предупредить родственников о том, что свидание не состоится. Родственники в свою очередь, как правило, не имеют возможности ожидать (проживать в гостинице) освобождения их близкого из ШИЗО, а это, как правило 15 суток, вынуждены возвращаться домой. Кроме того, перенос свидания на другой срок, практически не возможен, поскольку существует заранее сформированный график предоставления свиданий.

Одно из самых распространенных нарушений при переводе осужденных в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ - формальный характер медицинского осмотра осужденного на предмет возможности содержания его в условиях изолятора.

Несмотря на утвержденный 9 августа 2011 г. Приказом Минюста России порядок проведения медицинского осмотра перед переводом осужденных в дисциплинарные отделения, нарушения продолжаются, поскольку медицинские работники подчиняются начальникам учреждений и не обладают достаточной самостоятельностью для вынесения объективного и полного заключения о состоянии здоровья заключенного.

Г. Б. Лорсанов (ИК-17, Республика Мордовия) – уроженец Чеченской Республики, в 2000 г. осужден Волгоградским областным судом к 24 годам лишения свободы.

По сообщению родственников, сотрудники администрации высказывают свою нетерпимость к мусульманам, и прямо говорят о ненависти к чеченцам. Поэтому Лорсанова по надуманным основаниям водворяют в изоляторы. За весь период отбывания наказания Лорсанов 32 раза водворялся в ШИЗО, 3 раза в ПКТ, 2 раза в ЕПКТ.

Лорсанов - больной человек: страдает хроническим артритом коленных суставов и хроническим вирусным гепатитом С. При переводе Лорсанова в изоляторы, врачи всегда выдают заключение о том, что содержаться в условиях изолятора он может, без фактического осмотра и без учета реального состояния здоровья.

Обращения сотрудников Комитета в органы власти приводят к формальным проверкам, по результатам которых направляются ответы о том, что взыскания наложены обоснованно, по состоянию здоровья осужденный может содержаться в изоляторе.

Статья 115 Уголовно-исполнительного кодекса РФ предусматривает, что водворение осужденного в ШИЗО возможно на 15 суток. На практике осужденный может месяцами содержаться в ШИЗО, не выходя из него осужденному оформляют нарушения и «выписывают» новый срок ШИЗО, после чего признают осужденного злостным нарушителем режима содержания и переводят в ПКТ, ЕПКТ и заменяют режим содержания на тюремный, который предполагает наиболее серьезные ограничения прав заключенных.

Механизм рассмотрения органами власти жалоб осужденных на водворение в изоляторы (ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ) аналогичен с рассмотрением сообщений о пытках, насилии. Контролирующие и надзирающие органы запрашивают информацию и материалы из колонии, оценивают их и оформляют ответ, что нарушения не нашли своего подтверждения.

Б. Гадаев (ИК-22, ИК-27, ИК-6 Приморский Край) - в 2007 году в Чеченской Республике осуждён к 19 годам лишения свободы и направлен отбывать наказание в ИК-22 Приморского края.

На протяжении всего срока отбывания наказания к Гадаеву неоднократно по надуманным основаниям применяли дисциплинарные взыскания в виде перевода в ШИЗО, ПКТ.

По прибытии в ИК-22 осужденный был сразу водворен в ШИЗО на 15 суток, по истечении которых переведен в ПКТ сроком на 6 месяцев.

По окончании очередного наказания Гадаев был этапирован в ЧР для участия в следственных действиях по новому уголовному делу и осужден, в результате, к уже назначенному наказанию - 19 годам лишения свободы были добавлены ещё два года.

Затем осужденный вновь был направлен для отбывания наказания в ИК-27 Приморского края.

По прибытии в эту колонию осужденный на 3 суток был переведен на СУОН, затем на 15 суток в ШИЗО, на 6 месяцев в ПКТ, на один год в ЕПКТ.

13 января 2012 года суд удовлетворил представление начальника учреждения и принял решение о переводе Гадаева, как злостного нарушителя режима содержания, в тюрьму сроком на 3 года. Данное постановление суда было обжаловано адвокатом Комитета, однако оставлено без изменения.

По сообщению самого Гадаева и анализа адвокатами материалов дисциплинарных взысканий, все наказания носят надуманный характер и осужденный преследуется по национальному признаку.

С первых дней задержания и до сегодняшнего дня Гадаев ни разу не получал свидание с родными, поскольку дисциплинарные взыскания предусматривают ограничения прав, в том числе на свидания.

А. Хариханов, Приморский край (ИК-27) – ранее отбывал наказание в ИК-41 Кемеровской области, в 2012 году был переведен для дальнейшего отбывания наказания в ИК-27 Приморского, где начальник учреждения сразу пояснил ему, что все чеченцы у них содержатся в ПКТ и ЕПКТ. Хариханов сообщил начальнику, что он не нарушитель режима содержания и в ИК-41 он ни разу не водворялся в ШИЗО, на что получил ответ, что с его личным делом ознакомятся и найдут основания для привлечения к дисциплинарной ответственности.

В феврале Хариханов был водворен в ШИЗО и переведен на строгие условия отбывания наказания без разъяснения причин, затем на 6 месяцев водворен в ПКТ.

В 2013 году Хариханов был переведен в ЕПКТ сроком на 1 год.

По поручению Комитета, адвокат посетил ИК-27 и встретился с Харихановым, который рассказал, что ему не позволяют пользоваться правом на телефонные звонки и вести переписку с родственниками на чеченском языке (родственники плохо говорят/понимают по-русски). Он сообщил о неприязни к нему со стороны сотрудников по национальному признаку, что практически все сотрудники колонии участвовали в чеченской войне и считают его своим врагом.

По поручению Комитета, в интересах Хариханова, адвокатом направлены жалобы на ненадлежащие условия содержания и обжалованы наложенные на Хариханова дисциплинарные взыскания. Доказать незаконность наложенных взысканий не удалось.

Хариханов был признан злостным нарушителем режима содержания и переведен в тюрьму сроком на 3 года, в настоящее время Хариханов содержится в тюрьме Челябинской области.

А.О. Альмурзиев (Тюрьма, Красноярский край) - был задержан в 2006 году и осужден Верховным Судом РСО-Алания. Направлен отбывать наказание на другой конец страны – в Камчатский край.

По надуманным основаниям на Альмурзиева налагались дисциплинарные взыскания в виде переводов в ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ.

По сообщению заявителя, он систематически подвергался физическому насилию и оскорблениям по национальному признаку, также ему создавались препятствия в отправлении религиозных обрядов.

В знак протеста, против незаконных действий, с целью привлечь внимание надзирающих и контролирующих органов А.Альмурзиев неоднократно наносил себе резаные раны предплечий, объявлял голодовку.

В феврале 2012 года А.Альмурзиев с другими заключёнными объявлял голодовку и зашил себе рот.

В январе 2013 года Альмурзиев переведен в тюрьму Красноярского края.

В апреле 2013 года адвокат Комитета «Гражданское содействие» посетил А.Альмурзиева в тюрьме. По сведениям, полученным от Альмурзиева и подтверждающимся из других источников, в ФКУ Тюрьма свозятся осужденные жители ЧР из разных регионов страны. Причина этого неизвестна.

И.А. Татаев, 1975 г.р. (ИК-26, Волгоградская область) - осужден к 17 годам лишения свободы. За весь период отбывания наказания регулярно водворяется в ШИЗО/ПКТ/СУС/ЕПКТ. Состояние здоровья Татаева серьезно усугубляется от постоянного содержания в камерных условиях.

В мае 2013 г. в интересах Татаева в региональную ОНК и УФСИН направлены обращения. Из УФСИН был получен отказ в предоставлении информации по Татаеву, поскольку отсутствует доверенность на представление его интересов. По инициативе Комитета был приглашен адвокат для защиты Татаева.

В октябре 2013 г. суд удовлетворил ходатайство администрации колонии и изменил ему режим на тюремный сроком на три года. Суд констатировал, что за время отбытия наказания Татаев имеет 38 непогашенных наказаний (все взыскания - ШИЗО/СУС/ЕПКТ - идут друг за другом без перерыва), состоит на профучете, как склонный к побегу и нападению на администрацию (при избиении в 2007 г, когда ему закрывали рот кляпом, имел неосторожность укусить охранника за палец, после чего тот ногой разбил ему глаз и как последствие у парня ампутирована слезная железа).

Суд апелляционной инстанции оставил это решение в силе и Татаев был направлен отбывать наказание в тюрьму г. Балашова Саратовской области. Со слов самого осужденного, условия содержания и отношение к нему в тюрьме более человечные, чем в ИК-26 Волгоградской области. Единственной проблемой является невозможность общения с родственниками на родном чеченском языке, говорить по-чеченски не разрешают (мама и жена по-русски не разговаривают).

Катаев Ахмед Вахаевич, 1980 г.р. (ИК-6 Кировской области) - уроженец Чеченской Республики, осуждён Верховным судом ЧР на 17 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Когда Ахмед и его товарищ читали в бараке Коран, вошли сотрудники колонии, отобрали его, порвали и растоптали. Ахмед написал об этом и поместил в интернете. После этого сотрудники колонии извинились перед осужденными и дело затихло. Через некоторое время в колонию назначили нового начальника, и он решил наказать фигурантов этого дела в назидание другим. Второй осужденный к этому времени освободился из колони, а Ахмед получил 1 год ЕПКТ.

После истечения срока нахождения в ЕПКТ, администрация ИК обратилась в суд с представлением о смене режима содержания (тюремный режим).

Суд первой инстанции удовлетворил представление администрации. Решение было обжаловано адвокатом Комитета. Суд 2-ой инстанции решение признал законным и обоснованным. Адвокат Комитета был кассационную жалобу, указывая, что необходимым условием для перевода осужденного из колонии в тюрьму является признание его злостным нарушителем. Однако ни в 1-ой, ни во 2-ой инстанции данный документ не исследовался. Президиумом областного суда Кассационная жалоба была удовлетворена и дело направили на новое рассмотрение в суд 1-ой инстанции.

Однако осужденный Катаев сообщил, что в тюрьме его условия содержания лучше и попросил не вмешиваться в процесс.

Источник: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/259748/
© Кавказский Узел

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #2 : 01 Февраля 2016, 12:51:51 »
Вероисповедание

В настоящее время исправительные учреждения нечувствительны к религиозным установкам мусульман. Сотрудники колоний враждебно воспринимают Ислам, проводя параллель с радикальными Исламскими движениями, и воспринимая всех мусульман, как радикальных Исламистов. Такая ситуация имеет место в связи с низкой культурой и отсутствием просвещения сотрудников в области многообразия религиозных конфессий и прав человека.

Элементарное непонимание потребностей мусульман приводит к нарушениям права на вероисповедание, способствует формированию конфликтной напряженной обстановки, что, как правило, имеет негативные последствия для заключенных. Мусульмане ревностно относятся к своим обязанностям, поскольку в Исламе невыполнение ритуальных предписаний считается не только нравственным грехом, но и правовым нарушением, за которым последует неминуемое наказание.

Существуют следующие основные проблемы, связанные с вероисповедованием мусульман в местах принудительного содержания:

    невозможность осуществления пятикратной и пятничной коллективной молитвы,
    невозможность производить омовение - соблюдения ритуальной чистоты,
    проблемы с использование/хранением предметов культа,
    проблемы особого питания.

Пятикратная молитва предполагает совершение, соответственно пяти молитвенных циклов в день. Установленный в исправительных учреждениях распорядок дня далеко не всегда позволяет мусульманам осуществлять молитвенный цикл. При этом при желании руководства учреждения, возможно установление такого распорядка дня.
Комитету известен положительный опыт в Адыгее, где обеспечивается проведение пятничной коллективной молитвы, туда приезжает имам и он проводит молитву.

Для совершения ритуального омовения (символическое очищение), которое предшествует молитве, необходим доступ к месту, где можно совершить это омовение и необходим доступ к чистому месту, где можно совершить молитву. Как правило, такой возможности в исправительных учреждениях не существует.

Предметы культа

Молитвенный коврик является обязательным предметом культа для мусульманина, поскольку молитва, даже если она совершена коллективно, у каждого мусульманина индивидуальна и молитвенный коврик автоматически ограничивает молитвенное пространство, человек ограждает себя от окружающего мира.
Прежде всего, Коран, а также другая религиозная литература, также являются предметами религиозного культа мусульман. Однако порой они воспринимаются представителями администрации, как экстремистская литература.
Четки часто являются необходимым предметом культа, особенно у суфиев Чечни и Ингушетии.

При переводе в изоляторы (ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ), Правилами внутреннего распорядка осужденным разрешено брать с собой лишь предметы религиозного культа нательного или карманного хранения. Точных норм и установок, что можно брать с собой из предметов культа мусульманам, а что нет - не существует, что иногда создает серьезные проблемы в отправлении религии и влечет нарушение права на вероисповедание.

Так, некоторым заключенным не разрешают брать с собой в ШИЗО молитвенный коврик на том основании, что он не помещается в карман. Не всегда четки разрешают брать в ШИЗО, иногда сотрудники отказывают родственникам в передаче четок указывая, что в перечень разрешенных предметов они не входят.

Питание в исправительных учреждениях, как правило, не включает специальный рацион для мусульман, который, прежде всего, предусматривает запрет на употребление свинины. В сложившейся ситуации мусульмане вынуждены отказываться от пищи, приготовленной на основе свинины, что приводит к недоеданию и вытекающим последствиям.
В священный месяц Рамадан мусульмане держат пост и принимают пищу до восхода и после захода солнца. Однако в это время в исправительном учреждении отбой (сон) и прием пищи запрещен, осужденные мусульмане остаются голодными, что создает реальную угрозу их здоровью и жизни.

А. Хариханов, М. Довлаев, Х. Умаров (ИК-41, Кемеровская область)
28 сентября 2011 года в колонию прибыли несколько сотен сотрудников силовых структур, 20 из которых были в масках и вооружены электрошокерами. Они провели обыск в жилых помещениях, изъяли некоторые личные вещи у осуждённых и стали их избивать.
В результате избиения осужденному Магомеду Довлаеву сломали челюсть, а затем отправили в СИЗО-1 г. Кемерово вместе с Халидом Умаровым. Медицинскую помощь Довлаеву оказали, однако телесные повреждения не были зафиксированы.

Во время обыска в одном из помещений, по словам осужденных, был разорван на несколько частей Коран, 2-3 листа были разорваны. На Коране был виден след от ботинка. Известие о произошедшем быстро распространилось по колонии.
В знак протеста 24 осужденных-мусульманина порезали себе предплечья. К 32 осужденным во время обыска были применены спецсредства.

После получения информации о произошедшем сотрудники Комитета незамедлительно обратились к начальнику ИК-41, а также в прокуратуру с просьбой провести проверку законности действий сотрудников силовых структур.
29 сентября колонию посетила комиссия в составе руководителей ГУФСИН, Уполномоченного по правам человека, ОНК, прокуратуры Кемеровской области. Комиссия произвела обход колонии и провела прием по личным вопросам. Жалоб и заявлений от осужденных не поступило, нарушений установлено не было.

30 сентября 74 осужденных объявили голодовку в знак протеста против оскорбления их религиозных чувств.
В ИК-41 с целью разрешения сложившейся ситуации был приглашен Муфтий духовного управления мусульман, который убедил осужденных прекратить голодовку.
После переговоров с муфтием осужденных вывели во двор, где они были жестоко избиты сотрудниками СПЕЦНАЗА с применением спецсредств (дубинки, электрошокеры).
Проведенные проверки нарушений прав осужденных не установили. Вместе с тем, осужденному А.Хариханову было предъявлено обвинение по трем статьям УК РФ: 212 (массовые беспорядки), 282 (возбуждение ненависти либо вражды по признакам национальности, отношению к религии…) и 321 (дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества).
Приглашенный Комитетом в защиту прав интересов Хариханова адвокат добился, что все обвинения против него были сняты. Однако в дальнейшем Хариханов был переведён для отбывания наказания в Приморский край, где на него неоднократно по надуманным основаниям налагались взыскания и он был переведен на тюремный режим.
Осужденные Умаров и Довлаев были признаны виновными по ст. 321 УК РФ и направлены отбывать наказание в ЕПКТ ИК-29. Таким образом, на скамье подсудимых оказались не виновные в повреждении Корана и избиении осужденных сотрудники, а потерпевшие.
В январе 2012 года в Комитет поступило сообщение о том, что у Х. Умарова был изъят Коран и молитвенный коврик, на том основании, что в ЕПКТ можно брать с собой только нательные и карманные предметы культа. Это создало трудности Умарову при совершении религиозных обрядов, на этой почве у него произошел конфликт с сотрудниками колонии. Когда тетя Умарова пыталась передать племяннику четки, их не приняли, мотивировав отказ тем, что их нет в списке допустимых предметов.
В апреле 2012 года руководитель Комитета Светлана Ганнушкина и координатор проекта Николай Зборошенко встретились с представителями УФСИН и муфтием Кемеровской области, а также посетили ИК-41 и пообщались с осужденными. В ходе опроса осужденные подтвердили, что видели на полу разорванный на несколько частей Коран. Осуждённые были запуганы и опасались, что будут приведены в исполнение угрозы возбудить против них новые уголовные дела за обжалование действий сотрудников.

Ш.З. Висханов, (ИК-6 Владимирская область) – уроженец Чеченской Республики, осужден к 16 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима. Находясь в колонии, не имеет возможности осуществлять намаз (5-и кратная молитва) т.к. администрация колонии не разрешает молиться в период между отбоем и подъемом. Взыскания и наказания получает за то, что не отреагировал на сотрудника ИУ во время молитвы. Находясь в ШИЗО, запрещено совершать намаз в ночное время. Во время нахождения в ШИЗО ПКТ и ЕПКТ запрещено иметь при себе пластмассовую бутылку с водой для соблюдения ритуальной чистоты. Также не разрешают пользоваться Кораном, молитвенным ковриком, четками.
Питание для осужденных мусульман не отличается от питания остальных осужденных. В основном пища на свином жиру и со свиным мясом, поэтому вынужден отказываться от пищи. Основная пища хлеб, чай, иногда рыба в небольшом количестве.
Во время поста не может употреблять еду в дневное время, а в ночное время сотрудники ИУ пищу забирают. Иногда удается спрятать кусок хлеба и съесть его на ночь. Постоянно испытывает голод.

Р.А. Хамзатханов (ИК-6 Владимирской области) – уроженец Чеченской Республики, осужден к 13 годам лишения свободы. Возникают конфликтные ситуации с сотрудниками ИУ из-за того, что во время молитвы не встал и не поприветствовал сотрудника ИК. Вследствие чего часто наказывают (составляют рапорт о нарушении).
Отсутствует возможность проводить пятничную коллективную молитву (время работы молитвенной комнаты не совпадает со временем молитвы). Также имеются трудности с омовением в зимнее время т.к. в отряде отсутствует умывальник, а имеется он только в другом помещении, куда нужно идти через улицу, что запрещено.

Т.Х. Тангиев (СИЗО Чеченской Республики) – уроженец Чеченской Республики, осужден к 22 годам лишения свободы. Отбывал наказание в ФБУ ИК-6 УФСИН России по Владимирской области. Обратился в комитет «Гражданское содействие» в июле 2013 года. При встрече с адвокатом он пояснил, что имеются серьезные трудности в отправлении мусульманских обрядов. С его слов в колонии имеется молитвенная комната, в которую администрация ИУ установила график посещения, однако в графике не учтено время совершения намазов. Поэтому в молитвенную комнату попасть невозможно. Также запрещено совершать пятничный коллективный намаз. Религиозные атрибуты, как молитвенный коврик, тюбетейка и кожаные носки для молитвы были изъяты, как предметы не являющиеся предметами культа. Мусульмане не едят свинину, а все пищу в ИУ готовят либо из свинины либо с добавлением свиного жира, возникают проблемы с питанием.
Также Тангиев пояснил, что один из заместитель начальника ИУ, специально во время утреннего обхода, ходит по отрядом где есть мусульмане и если они не здороваются с ним во время проведения молитвы, то накладывает на них взыскание в виде водворения в ШИЗО.
Тангиев Т.Х. сообщил, что свидания с родственниками у него проходят всего один раз в год и не чаще в связи с большой удаленностью колонии от места проживания его родственников и в связи с их тяжелым материальным положением, поскольку они не имеют реальной возможности приезжать к нему на свидания.
Он подавал ходатайства в ФСИН России о переводе его для дальнейшего отбывания наказания в исправительную колонию, расположенную по месту его проживания до ареста и по месту проживания его родственников в Чеченской Республике или по месту осуждения, однако, получал постоянно отказы в таком переводе.

Источник: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/259748/
© Кавказский Узел

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #3 : 14 Января 2018, 01:20:10 »
"Правила тюремных джамаатов гораздо более гуманны"
Декабрь 08, 2017

    Юлия Сугуева

В этом году "Кавказ.Реалии" много писал о жалобах уроженцев Кавказа на пытки и нарушение прав в российских колониях. Зачастую давление на кавказцев неофициально объясняется борьбой с "Исламизацией" пенитенциарных учреждениях.

О необходимости бороться с так называемыми тюремными джамаатами в службе исполнения наказаний говорят уже давно, а в конце августа этого года Духовное управление мусульман Москвы даже организовало семинары для сотрудников ФСИН, чтобы те умели "выявлять тех, кто исповедует радикальный Ислам".

В ведомстве уверяют, что среди заключенных растет число "радикальных мусульман", которые постоянно привлекают в свои ряды новых членов и устанавливают в колониях свои порядки, конфликтуя и с администрациями исправительных учреждений, и с уголовниками.

Мусульмане, в свою очередь, жалуются на постоянный прессинг, запрет на соблюдение религиозных обрядов, оскорбления на религиозной почве, а также на избиения и пытки.

Старший научный сотрудник РАНХиГС, кавказовед Денис Соколов называет несколько раздутыми масштабы так называемых "зеленых зон", в которых заправляют мусульмане, (в отличие от "красных зон", которые полностью подконтрольны администрации, и "черных", где сильна неформальная власть криминалитета).

"Я думаю, можно говорить так про Кавказ, про территории, где большинство заключенных являются мусульманами, но я бы с осторожностью драматизировал это явление. Конечно, есть тюремные джамааты, потому что есть верующие люди в колониях, и их становится больше, но это связано не с тем, что среди мусульман больше преступников, а с достаточно высоким уровнем прессинга мусульман со стороны правоохранительных органов", - считает он.

Эксперт говорит о фактической криминализации многих направлений Ислама. Люди, исповедующие "нетрадиционный" Ислам, находятся в зоне риска, их в любой момент могут арестовать по экстремистским статьям или по обвинению в незаконном обороте оружия и наркотиков, которые им нередко подбрасывают, подчеркивает Соколов.

При этом данные о количестве мусульман в колониях очень противоречивы, к тому же, не совсем понятно, кого считать последователями Ислама - всех этнических мусульман или только тех, кто практикуют религию. С другой стороны, много свидетельств тому, что многие начинают соблюдать предписания Ислама как раз в исправительных учреждениях, соглашается эксперт: кто-то находит в религии смысл жизни, а кто-то становится практикующим мусульманином как раз с целью приобщится к джамаату и получить поддержку и защиту от "блатных".

"Мои респонденты говорили, что правила тюремных джамаатов гораздо более гуманны, в этих группах проще выжить и избежать унижения", - говорит Соколов.

Эксперт также отмечает, что последние 15 лет происходит и "Исламизация" криминала, с чем тоже активно борются тюремные администрации: как напрямую, так и через "блатных".

Так, в начале этого года резонанс вызвал конфликт между криминальными авторитетами и мусульманами, произошедший в тувинской колонии. Поводом послужили негативные высказывания вора в законе Руслана Гегечкори (по прозвищу Шляпа Младший) о чеченцах. В ответ один из уроженцев Кавказа ударил обидчика, что по воровским понятиям является серьезным оскорблением. В итоге Гегечкори и еще порядка 20 заключенных ворвались в помещение тюремной мечети, устроили там погром и избили восьмерых кавказцев.

В разговоре с "Кавказ.Реалии" юрист из Кабардино-Балкарии отмечает, что этот конфликт мог быть запланирован администрацией колонии.

"В этом была какая-то сверхзадача. Вот потомственный вор [отправлен] для отбытия наказания в Тыву, а там свои понятия, моего знакомого после отбытия в Красноярске пяти или шести лет как отрицательного отправили досиживать туда, за Саяны. [Начальник колонии] ему так и сказал, мол, там не "поблатуешь". Возможно, в той колонии чеченцы-мусульмане власть в свои руки взяли, и администрация оказалась бессильна. Раньше туда их послали в надежде, что тывинцы их там перекуют, но не вышло. Тогда отправили этих ["блатных"], предвидя конфликт", - считает он.

Он уверен, что таким образом администрация учреждения решила "уравновесить" ситуацию: "Жулики в вопросах веры не сильны, а мусульмане сплочены и организованы. И конфликт у них может быть относительно их положения в колонии".

Уроженец Кавказа, отбывавший наказание в одной из российских колоний, утверждает, что мусульмане действительно стараются жить по своим законам и проповедовать, но обычно не идут на открытые конфликт первыми, однако поскольку тюремные джамааты - явление относительно новое, они раздражают криминалитет и администрацию.

"Если и дальше будет увеличиваться количество мусульман на зонах, они займут свое место в тюремной иерархии", - уверен он.

Отметим, что появление тюремных джамаатов связывают со второй Русско-чеченской войной, после которой за решеткой оказались тысячи чеченцев, обвиненных в участии в войне на стороне сепаратистов и осужденных на большие сроки.

https://www.kavkazr.com/a/pravila-tyuremnykh-jamaatov-gorazdo-bolee-gumanny/28904775.html



===============================================


Россия обеспокоена ростом Исламской радикализации среди заключенных
Февраль 20, 2018

По данным Федеральной службы исполнения наказаний России, с увеличением в исправительных учреждениях осужденных за терроризм мусульман из числа граждан Средней Азии резко увеличилась Исламская радикализация среди заключенных.

Анатолий Рудый, заместитель начальника ФСИН России, заявил 16 февраля во время круглого стола, в работе которого помимо представителей администрации президента Российской Федерации, Минюста и ФСИН, также приняло участие духовенство традиционных религиозных конфессий, отвечающее за тюремное служение, что с увеличением заключенных из Средней Азии изменилась внутренняя обстановка в исправительных учреждениях, и администрация тюрем столкнулась с агрессивными течениями Ислама.

По его словам, переданным посредством видеоконференцсвязи участникам круглого стола, сегодня в тюрьмах появились представители радикальных течений Ислама, которые образовывают собственные сообщества, не выполняя требования как тюремной администрации, так и воровских законов.


«В одной из колоний, где половину осужденных составляли выходцы из республик Средней Азии, произошли беспорядки. Религиозная община вступила в конфликт с «общетюремной субкультурой», и в итоге пришлось пойти на силовой вариант решения проблемы», - отметил генерал.

ФСИН России в этой связи обратилась к духовным управлениям мусульман за помощью в работе с осужденными представителями радикальных течений Ислама, число которых увеличивается.

По словам Рудого, в российских тюрьмах есть представители других агрессивных течений и организаций, с которыми ФСИН уже научилась работать, однако с Исламскими радикалистами общего языка так и не найдено. В этой связи он обратился за помощью к Исламскому духовенству, с просьбой установить, какие течения Ислама проповедуют заключенные в российских тюрьмах и оказать содействие в их исправлении.

По информации ФСИН, в настоящее время в российских тюрьмах содержится более 29 тысяч заключенных из трех среднеазиатских республик — Таджикистана, Узбекистана и Кыргызстана. В соответствии со статистическими данными этого ведомства, на конец 2016 года в исправительных учреждениях России содержалось более 7 тысяч граждан Таджикистана, осужденных за различные преступления.


До недавнего времени, большинство заключенных из числа таджикских граждан были осуждены за контрабанду и незаконный оборот наркотиков, однако последние два года, по словам представителей ФСИН, в этой среде резко увеличилось число осужденных за терроризм, экстремизм и пропаганду запрещенных в России террористических или экстремистских организаций.

Гражданин Таджикистана Умеджон Валиев уже 8 лет отбывает срок в одной из исправительных колоний в городе Пенза Российской Федерации. Он был задержан за незаконный оборот наркотиков в особо крупном размере и приговорен к 10-летнему тюремному сроку. По его словам, в этой колонии отбывают наказание еще более 70 граждан Таджикистана.

«Все находящиеся в тюрьме таджики верующие и богобоязненные, хотя и соблюдать все нормы Ислама и шариата в тюрьме очень сложно», - отметил Валиев. «Знаете, условия на зоне очень тяжелые. И если у человека нет веры, то он сломается. И хорошо, что есть вера, и человек может сохранить себя в таких условиях».

По словам Валиева, на территории тюрьмы, где содержатся он и другие граждане Таджикистана, есть молельное помещение, однако сотрудники тюрьмы не всегда разрешают им пользоваться. «Если нормальный сотрудник дежурит, то разрешает нам совершать пятничный намаз, но есть и такие, которые не разрешают нам читать намаз. Но нам все время специально дают такую пищу, в которой есть свинина. Мы не едим такую пищу, и поэтому часто голодаем», - посетовал он.

По словам Валиева, он и его земляки общаются с родственниками при помощи мобильных телефонов, которые они украдкой используют в нарушение тюремных распорядков. Этот таджикский заключенный говорит, что он и другие заключенные очень мучаются в эмоциональном и психическом плане из-за того, что их не посещают родственники. И это потому, что их близкие не имеют возможностей выехать в Россию для посещения заключенных родственников.

Наш собеседник также посетовал нам, что в спецбиблиотеке нет ни одной книги или другого печатного издания на таджикском языке. «Все книги на русском языке, и мы хотя и можем их прочитать, но понять их сложно», - отметил Умеджон Валиев

https://rus.ozodi.org/a/29049967.html
« Последнее редактирование: 18 Апреля 2018, 15:10:17 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #4 : 26 Июля 2018, 03:00:41 »
В России систематически пытают людей. Как полицейские и сотрудники колоний уходят от ответственности?
Meduza18:07, 25 июля 2018
Максим Блинов / Sputnik / Scanpix / LETA

20 июля «Новая газета» опубликовала видеозапись того, как несколько сотрудников ярославской колонии пытают заключенного Евгения Макарова. С 2014 года по распоряжению Минюста во всех помещениях колоний, СИЗО и прочих учреждений уголовно-исправительной системы должны стоять камеры, а их сотрудники должны носить видеорегистраторы; к этим видео должны иметь доступ адвокаты, следователи и правозащитники. Несмотря на это, пытки в России продолжаются — а полицейские и сотрудники колоний находят способы избежать наказания. Как именно — рассказывается в докладе, подготовленном несколькими российскими правозащитными организациями («Мемориал», «Общественный вердикт», «ОВД-Инфо» и другие) для Комитета ООН против пыток. «Медуза» кратко пересказывает основные тезисы правозащитников с конкретными примерами.

Ломают видеокамеры
В докладе правозащитников приводится несколько случаев, когда записи пыток не сохраняются из-за «технической неисправности» или по другим причинам. Эти случаи происходили как в отделениях полиции, так и в колониях.
Например, в феврале 2014 года житель Карачаево-Черкесии Мурат Борлаков поссорился с начальником полиции, был задержан и доставлен в Усть-Джегутинский отдел полиции. Там Борлакова избивали в течение часа, а затем оставили одного в кабинете, где он умер. Сотрудники заблокировали по сигналу о нападении «Крепость» все окна и двери, чтобы посторонние не могли попасть в отдел. Когда тревога была отменена и скорая забрала труп Борлакова, видеосвидетельств пребывания Борлакова в отделении уже не оказалось. Камера и носитель, как показала экспертиза, были «повреждены механически». Суд оправдал начальника угрозыска и трех его подчиненных, посчитав, что к смерти Борлакова причастен только оперуполномоченный Асхат Лайпанов, получивший семь лет.
В июне 2017 года члены общественной наблюдательной комиссии Красноярского края обнаружили в колонии ИК-27 осужденного «со множественными гематомами синюшно-бордового цвета на ягодицах, спине и бедрах». По требованию ОНК травмы были зафиксированы на видеорегистратор сотрудника ИК. Когда через некоторое время правозащитники запросили у колонии файл, оказалось, что видеорегистратор в процессе съемки сломался — и ничего, кроме черно-белой ряби, не зафиксировал.

Монтируют и фабрикуют видео
2 сентября 2016 года в хакасской колонии № 33 был избит заключенный. Пока к нему ехала скорая, в камеру привели другого осужденного. На видео, которое потом было передано следователям, видно, как он начал «избивать» уже избитого сокамерника. Экспертиза показала, что осужденный бил не по-настоящему, а только имитировал нанесение ударов. «Полученные травмы не могли образоваться в ситуации, представленной на видеозаписи», — заключили эксперты. Заключенному удалили почку, сотрудники колонии получили выговоры. Правозащитники не уточняют, чем закончилось возбужденное СК уголовное дело, в котором изначально не было подозреваемых.
Салима Мухамедьянова в ночь с 26 на 27 января 2016 года вместе с мужем была доставлена в отдел полиции «Ленинский» в Магнитогорске. Мухамедьянова утверждает, что вскоре ее забрали из камеры, отвели в комнату, избили и изнасиловали. Затем полицейский вновь отвел ее в камеру и запер до утра.
Утром Мухамедьянова сообщила о преступлении, на указанного ею полицейского завели уголовное дело, и следствие запросило записи с видеокамер отделения полиции. На представленном полицией видео Мухамедьянову с мужем запирают в камере, дальше запись прерывается и включается в тот момент, когда камера уже пуста. На видео с других камер также отсутствует запись с поздней ночи и до утра.

Пытают за пределами колоний и ОВД
Права, гарантированные Уголовным кодексом, не распространяются на людей, в отношении которых проводится доследственная проверка. Например, они не могут требовать адвоката, звонка родственникам и протокола. Как указывают авторы доклада, если полиция чаще всего проводит такие проверки, чтобы отказаться от возбуждения заведомо бесперспективных дел, то в ФСБ, наоборот, используют этот инструмент, чтобы придать делу легитимности.
Сразу несколько таких инцидентов было зафиксировано в так называемом пензенском деле. Так, 23 января 2018 года в Санкт-Петербурге сотрудники ФСБ задержали Виктора Филинкова. Осмотревшие его позже члены общественной наблюдательной комиссии зафиксировали на его теле травмы, множество следов от ожогов электрошокером. Филинков сначала признал себя виновным в участии в террористической организации, но затем подал в Следственный комитет заявление о пытках, — по его словам, они проходили в автомобиле, куда его поместили сотрудники ФСБ. Опрошенные СК оперативники объяснили применение электрошокера служебной необходимостью; в возбуждении уголовного дела по заявлению Филинкова СК отказал.
Через два дня после случая с Филинковым, 25 января 2018 года, сотрудники ФСБ схватили и увезли в неизвестном направлении гулявшего с собакой Игоря Шишкина. Через два дня Шишкина привезли в петербургский суд — со следами сильных побоев, в том числе на лице. Молодой человек признался в участии в «террористической организации „Сеть“»; суд постановил его арестовать. Посетившие его в СИЗО члены ОНК зафиксировали у Шишкина многочисленные травмы. Отвечая на вопросы правозащитников, он спрашивал разрешения у сотрудников ФСБ; некоторые гематомы объяснял занятиями спортом; ожоги на задней поверхности бедра и на спине объяснить не смог.
Как указывается в докладе, правозащитники не знают ни об одном случае, когда сотрудников ФСБ привлекали к ответственности за пытки или жестокое обращение с людьми.

Создают «слепые зоны» для видеокамер
Видеофиксацию в учреждениях ФСИН внедряют уже четыре года — но во многих колониях и изоляторах по-прежнему существуют зоны, которые не снимаются на видео. Именно там, как рассказывают правозащитники, на заключенных часто оказывают «меры воздействия»; иногда в «слепых зонах» убивают.
В декабре 2016 года заключенный Каштымов был доставлен из красноярского СИЗО-1 в городскую больницу, где через девять дней скончался в результате «тупой травмы головы без нарушения целостности костей черепа». В смерти Каштымова обвинили сокамерника. Как выяснилось в том числе по видеозаписям, однажды вечером покойный безо всяких причин был отправлен в чужую камеру, где вступил в конфликт с четырьмя заключенными. После словесных препирательств Каштымов согласился написать какой-то текст и отдал его сокамернику. Потом они оба на несколько часов исчезли в «слепой зоне». В следующий раз видео зафиксировало Каштымова, когда он стирал вещи. До того как его нашли с травмой головы сотрудники СИЗО, мужчина больше в поле зрения камеры не попадал. Следствие настаивает на бытовой причине конфликта.
Общественные наблюдатели говорят, что в СИЗО старой постройки «слепые зоны» составляют до трети всей площади камер.
Используют «активистов»
«Активистами», как рассказывают правозащитники, называют заключенных, близких к администрации колоний. Именно их используют, если необходимо применить насилие к другим заключенным.
В екатеринбургской ИК-2 осужденные, — по данным правозащитников, это были «активисты» — 15 января 2015 года до смерти забили Антона Штерна. Через два года четырех человек признали виновными в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть; сотрудники колонии проходили по делу свидетелями.
С апреля по июнь 2016 года общественные наблюдатели из Свердловской области получили более 180 однотипных заявлений из колонии № 54. Все заключенные жаловались на пытки, избиения и сексуальное насилие со стороны «активистов». Во всех заявлениях в качестве вдохновителя «активистов» фигурировал заместитель начальника колонии Рафик Зиннатуллин, «непосредственно отдававший приказы, кого „опустить“, кого избить, а кого пытать».
Сотрудники Верхотурского следственного отдела не нашли в действиях Зиннатуллина состава преступления; вскоре замначальника колонии отправился на повышение — теперь он работает начальником СИЗО.
Затягивают срок выдачи видео
По правилам Минюста, записи из камер, служебных помещений колоний и с нагрудных регистраторов сотрудников должны храниться 30 дней. Ровно столько же есть у адвокатов и наблюдателей, чтобы попытаться по закону получить эти записи. Таким образом, видео с пытками можно стереть просто за истечением срока давности.
Как рассказывается в докладе правозащитников, часто записи не отдают ни адвокатам, ни правозащитникам, ни даже следователям — потому что видео якобы уже нет в природе. Самые популярные причины утери: не хватает памяти; на запись автоматически наложилась новая; видеоархив не получается извлечь из автоматизированной системы.

Отказывают в медицинской помощи
Для возбуждения уголовного дела против полицейских и сотрудников колоний чаще всего не хватает главного доказательства — результатов медицинского освидетельствования, указывающих на следы насилия. Адвокаты могут попросить отправить своего подзащитного к независимому врачу и даже выбрать его, но администрация колонии или СИЗО вправе им отказать, сославшись на наличие «своих» медиков.
21 апреля 2017 года три заключенных ярославской ИК-1 — все те же Вахапов, Макаров и Непомнящих — были избиты. В течение трех дней, пока не приехал адвокат, к ним вообще не допускали врачей. Потом появился приглашенный администрацией колонии врач, который отказался проводить осмотр и не отреагировал на жалобы на симптомы сотрясения мозга. Не помогла даже «срочная обеспечительная процедура для жертв пыток», которую по жалобе адвоката ввел Европейский суд по правам человека.
Обвиняют заявивших о пытках в ложном доносе
Заявившую об изнасиловании в магнитогорском отделении полиции Салиму Мухамедьянову в апреле 2018 года признали виновной в ложном доносе на полицейского и приговорили к штрафу.
Как утверждают авторы доклада, такая практика особенно распространена в колониях. В качестве примера они приводят дело Эдуарда Горбунова. 3 февраля 2017 года заключенный кировской ИК-6 Горбунов сообщил своему адвокату, что за две недели до того его истязали и пытали начальник колонии Александр Бибик и сотрудники оперативного отдела: насиловали палкой, били по голове; потом надели на него женский парик и бюстгальтер — и, снимая на видео, потребовали, чтобы он отказался от «воровских традиций». При этой сцене также присутствовали другие осужденные; один из них засунул Горбунову в задний проход горячий паяльник.
Адвокат Горбунова обратилась с заявлением в Следственный комитет, но получила отказ в возбуждении уголовного дела. Вместо этого возбудили дело против Горбунова — за ложный донос. Видеозаписей в деле не было. Через полгода суд, ознакомившись с показаниями сотрудников колонии и результатами эндоскопического исследования об отсутствии повреждения, прибавил к сроку Горбунова два года. Отбывать наказание его отправили все в ту же ИК-6.
Евгений Макаров, которого пытают в ролике, опубликованном «Новой газетой», до этого инцидента шесть раз жаловался на насилие со стороны сотрудников. После одного из обращений следователи осмотрели место происшествия через шесть месяцев. Всякий раз в возбуждении уголовного дела отказывали; Макарова (а также других заключенных колонии, жаловавшихся на обращение с ними, — Ивана Непомнящего и Руслана Вахапова) отправляли в штрафной изолятор.

https://meduza.io/slides/v-rossii-sistematicheski-pytayut-lyudey-kak-politseyskie-i-sotrudniki-koloniy-uhodyat-ot-otvetstvennosti


====================================


Новое видео с пытками в ярославской колонии
24 авг. 2018 г.
Настоящее Время

https://youtu.be/ybpyjiRDEEE



После пыток в ярославской ИК-1 умер заключенный. 18+
23 февр. 2021 г.
Новая газета

В распоряжении фонда «Общественный вердикт»* оказались новые видеозаписи с пытками заключенных в ярославской ИК-1.

https://youtu.be/VvXloTlwi_c
« Последнее редактирование: 03 Марта 2021, 15:04:27 от abu_umar_as-sahabi »

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #5 : 22 Сентября 2018, 04:39:18 »
Тысяча мелочей и сауна для начальника колонии. Сколько стоит "спокойно сидеть" в России
Оксана Чиж
Русская служба Би-би-си
21 сентября 2018

Заключенные и их родственники утверждают, что не первый год платят сотрудникам исправительной колонии в Сургуте за "спокойную жизнь". Русская служба Би-би-си пообщалась с осужденными и их семьями и выяснила, что перевода в изолятор можно избежать с помощью денег, стройматериалов, сауны и туш баранов.

Весной 2018 года Гюльнара Тагиева, жительница небольшого города под Сургутом, написала письмо на семи листах в администрацию президента Путина. Женщина жаловалась на исправительную колонию №11, в которой уже 12 лет сидит ее сын Назир (имена членов семьи Назира изменены по его просьбе).

"Сотрудники уверены в своей безнаказанности, творят такое в колониях! Требуют деньги за "спокойную жизнь", а если не платишь, то гнобят в карцере и СУСе (В отдельной зоне со строгими условиями содержания. - Би-би-си). Они в колонии "хозяева" жизни осужденных", - писала Тагиева.

Письмо ее семья так и не отправила, а Назир продолжает отбывать свой срок.

Близкие Назира рассказывают, что от них требовали как сравнительно недорогие подарки - например, оплатить отдых в сауне - так и крупные суммы. Часть денег, по словам родственников, была передана в туше замороженного барана.

Жена другого заключенного той же колонии утверждает: только за последний год ее семья передала сотрудникам ФСИН различных товаров на сумму в несколько сот тысяч рублей. Время от времени она получала от мужа список необходимого, где были стройматериалы, канцтовары, бытовая техника, посуда.

"Хочешь спокойно жить?"
ИК-11 - это вереница огороженных небольших зданий, соседствующих с шиномастерскими, магазинами автозапчастей и однотипными жилыми домами в промзоне на севере Сургута.

Назир Тагиев отбывает здесь срок за убийство, виновным в котором он себя не признает. Летом 2016 года он решил подать заявление на УДО: по его словам, за восемь предшествующих лет на него не было оформлено ни одного нарушения, а поощрений накопилось больше двух десятков.

Но незадолго до заседания суда, на котором должны были рассмотреть возможность его досрочного освобождения, заключенному, по его словам, начали намекать на то, что за положительное решение нужно заплатить. Например, говорит Назир, оперативники потребовали оплатить укладку нового асфальта на территории колонии.

Тагиев не стал платить. Вскоре суд отказал ему в праве на УДО, а затем и в переводе в колонию-поселение.

После суда, рассказывает осужденный, его якобы вызвал один из оперативников - Станислав Букреев - и намекнул, что нужно заплатить. "Хочешь спокойно жить? Кушать все хотят", - якобы сказал сотрудник колонии.

А еще через несколько дней на Тагиева составили рапорт о нарушении за то, что он жил не в своем отряде.

Сам заключенный настаивает, что делал он это с разрешения начальника колонии: по словам Тагиева, в неблагополучном отряде, куда его внезапно решили перевести, у него были основания беспокоиться за собственную безопасность. По согласованию с руководством он остался на прежнем месте, в котором "живут одни молящиеся, не курят".

За это Тагиев отправился в изолятор.

Следующие два месяца лета 2016 года он помнит как череду перемещений между различными участками зоны со все более ужесточающимися условиями содержания.

В изоляторе ИК-11 Тагиев объявил сухую голодовку и из-за ухудшения здоровья был переведен в находящееся через дорогу ЛИУ-17 (Лечебно-исправительное учреждение. - Би-би-си). Там, утверждает заключенный и его семья, на него под выдуманными предлогами начали писать один рапорт за другим, в итоге признали злостным нарушителем и перевели на строгие условия содержания.

В лагерь он вернулся тоже в СУС. По словам заключенного, после этого к нему якобы пришел Букреев и сказал: "Не хотел по-хорошему?". Сразу после этого, через две недели, как его перевели в СУС, Тагиеву "дали ЕПКТ" (Единое помещение камерного типа. - Би-би-си) на полгода".

Заключенный утверждает, будто бы сразу после этого к нему подошел начальник оперчасти Максим Рябов и предложил заплатить 4,5 миллиона рублей за то, чтобы его оставили в покое: "Их, получается, девять человек, каждому оперативнику по 500 тысяч".

"Я им говорю: "За что?!" - "За то, что тебя больше трогать никто не будет, досидишь эти полгода", - пересказывает разговор Тагиев.

Его друг, в то время также отбывавший наказание в ИК-11, вспоминает об этом периоде так: "Они максимально осложняли ему жизнь".

"Грубо говоря, он чуть ли не спал в этой форме, потому что они [сотрудники колонии] постоянно приходили его фотографировать. Он даже последнюю пуговицу в жару постоянно держал застегнутой!" - говорит бывший заключенный Расул, показывая рукой место на шее.

Рассказ Назира о требовании заплатить не вызвал у Расула сомнений: "Там все всё понимают. [Но] я ему советовал не давать. Это такая структура - им раз дашь, они уже не слезут".

"Заказали ему барашку"
Таких денег - четырех с половиной миллионов рублей - в семье не было. Брат заключенного Мансур рассказывает, что близкие начали искать покупателя на квартиру, но покупателей, готовых заплатить больше трех миллионов, не находилось.

Эти деньги, по словам Тагиева и его семьи, заключенный был готов отдать оперативникам ФСИН, но только на условии, что сотрудники колонии не просто перестанут на него давить, но и обеспечат положительное решение по УДО.

Сделка не состоялась. Тагиев утверждает, что спустя некоторое время Рябов пришел к нему с новостью о том, что гарантировать условно-досрочное освобождение он не сможет, и предложил заплатить меньшую сумму - 300 тысяч рублей - за то, чтобы свой срок в ЕПКТ Тагиев досидел без новых взысканий.

"Получается, меня в ЕПКТ закрыли, там нарушение за нарушением шло, и в сентябре - я уже в ШИЗО был, - с этого времени больше ни одного нарушения до сегодняшнего дня на меня не было представлено после того, как я согласился заплатить", - рассказывает осужденный.

Плату за "спокойную жизнь" передавал брат Тагиева Мансур. По его словам, деньги попали к оперативникам в туше барана.

"Они заказали ему барашку. Я барашку [покупал]... по Нефтеюганскому шоссе, стройдвор там… а с левой стороны там мини-рынок есть, вот там… Барашек был замерзший, я внутрь него триста тысяч положил", - вспоминал спустя полтора года подробности передачи денег брат осужденного Мансур в разговоре с вышестоящими фсиновцами.

Первоначально, рассказывает Русской службе Би-би-си Мансур, брат позвонил ему с просьбой оставить деньги у заправки недалеко от колонии: такой способ передачи якобы предложили вымогатели.

Мансуру этот план не понравился: на АЗС установлены камеры видеонаблюдения. Но тогда же брат сказал ему, что сотрудники колонии попросили привезти им тушу барана.

Мансур вспоминает, что в условленном месте недалеко от ИК-11 его дожидалась машина с двумя мужчинами. Один из них вышел, открыл багажник, в него положили тушу с 300 тысячами рублей в животе, и мужчины уехали.

"Точно не понимаю, знали ли они, что внутри деньги, но они их ждали", - говорит Мансур в ответ на вопрос, договаривались ли о таком способе передачи заранее.

Подарок на Новый год
Деньги в туше, по словам родственников Назира, были не единственной платой оперативникам.

Весной 2017 года у него заканчивался шестимесячный срок в ЕПКТ. Чтобы Тагиева перевели обратно в СУС, а оттуда в перспективе и на общие условия содержания, его семья была вынуждена заплатить еще 300 тысяч.

На этот раз, рассказывает сам заключенный, деньги передали через посредника - общего с начальником оперчасти Рябовым знакомого. "У меня супруга перевела 200 тысяч на его визу и 100 тысяч так [наличными] передали".

В подтверждение этих слов жена осужденного Ирина показывает электронный чек из приложения "Сбербанк-онлайн", в котором в графе "получатель" значится женское имя. Семья Тагиева утверждает, что владелица карты, принявшая перевод, близкая родственница посредника.

Из ЕПКТ в СУС Тагиева действительно перевели, но вот с запланированным еще через несколько месяцев выходом на обычные условия содержания все пошло не так гладко. Срок в строгих условиях содержания должен был закончиться в октябре 2017 года, однако время шло, а заключенный продолжал оставаться в СУСе.

В ноябре Тагиев пошел к начальнику колонии Андрею Андрееву узнать о своем будущем и якобы получил обещание, что скоро к нему подойдет начальник отряда и все объяснит.

В изложении Тагиева беседа выглядела так: якобы начальник СУСа подошел к нему и сказал, что "Андреев просит пару баранов на Новый год, три упаковки гирлянд, четыре [обогревателя], которые за дверями вешают, чтобы от них тепло подавалось, и цветной принтер".

В декабре новогодний подарок в колонию, рассказывает Тагиев, передал тот же знакомый заключенного, который раньше уже помогал организовать для сотрудников ИК-11 отдых в сауне.

По словам Тагиева, Андреев якобы взял всё это и ушел в отпуск. В январе он вновь попытался узнать, почему его не выпускают из СУСа спустя два месяца после окончания положенного срока, и тогда, по словам заключенного, оперативники его предупредили - "или ты сидишь здесь, в СУСе, или ты поедешь обратно в ЕПКТ".

Поняв, что перспективы перевода на общие условия не ясны, Тагиев и его брат вновь начали жаловаться. Помочь согласился один из новых сотрудников колонии. "Он мне сказал: "Ты сможешь подтвердить свои слова?". Он мне принес диктофон", - утверждает Тагиев.

"Не люблю людей таких"
Заключенный Тагиев рассказывает, что он инициировал разговор с начальником СУСа, передавшим просьбу о новогоднем подарке. Во время беседы при включенном диктофоне он напомнил ему о своих предыдущих переговорах с начальством: "Вы же знаете, сколько у меня просили, я все заплатил".

Вскоре после этого двое фсиновцев - сотрудник, предоставивший диктофон, и представитель регионального управления службы - встретились с братом заключенного Мансуром Тагиевым и попросили рассказать о переданных деньгах и подарках. Этот разговор также был записан.

Русская служба Би-би-си не может ручаться за подлинность информации об именах сотрудников ФСИН, поэтому приводит их слова под обозначениями "А" и "Б". Судя по записи разговора, в региональном управлении ведомства хотели больше знать о возможном непосредственном участии начальника ИК-11 Андреева в поборах с заключенных.

"Значит, смотри, нас интересует информация по начальнику 11-ой, по Андрееву.

Чтоб ты понимал... Я не люблю людей таких, **** [эмоциональное междометие], которые, ну, непорядочные. Непорядочность в чем для меня заключается? Когда человек говорит и не делает, свои обещания и слова свои не держит. Тем более, когда человек жадный, **** [эмоциональное междометие], да? Он ***** [обманывает] одних, **** [обманывает] других…" - делится собеседник "А".

Он же предполагает: "Твоего брата просто хотели на бабки развести".

Один из двух сотрудников (предположительно "Б") предполагает, что обращение во ФСИН - единственный выход для заключенного Тагиева: "Мы сейчас для него последняя надежда. С него, **** [эмоциональное междометие], вымогают, "крепят" там, **** [обманывают] как только можно, **** [эмоциональное междометие], не исключено, что не в последний раз к нему подходят, понимаешь? Поэтому ну... Мы приехали… Нам вот эта вся тема, она не для суда нужна и так далее, мы просто хотим этого человека с трассы убрать, Андреева я имею в виду".

"Я тебе говорил, они всем мешают, такие люди…" - добавляет "А".

Услышав, что близкие заключенного оплачивали сауну для сотрудников колонии, собеседники Тагиева-младшего интересуются, где именно она находится, но брат этого не знает, поскольку отдых организовывал живущий в Сургуте друг семьи.

"Ну ты узнай потом. "Б" наберешь… Просто мне самому интересно, **** [эмоциональное междометие]. А то, может, мы там сами, **** [эмоциональное междометие], были… Как вариант", - просит "А".

"Проводится проверка"
События после этого разговора развивались быстро. Почти сразу заключенного Тагиева проверил на полиграфе присланный в колонию из местного управления ФСИН специалист.

В том же месяце - январе 2018 года - уволился по собственному желанию начальник колонии Андреев. Остальные действующие лица, рассказывает сам осужденный, остались в системе ФСИН: Максим Рябов покинул колонию, переехав через дорогу в соседнее ЛИУ-17 в качестве начальника, туда же ушел работать оперативник Букреев.

Но часть сотрудников, которых заключенный считает "командой [бывшего начальника колонии] Андреева" продолжает работать на прежнем месте. "Они тут как группировка", - говорит Тагиев, упоминая имена оперативников, которые, по его словам, время от времени пытаются спровоцировать осужденных на какое-либо нарушение.

Спустя полгода после того, как в колонии сменилось начальство, летом 2018 года, в сургутскую ИК-11 приехала проверка из Москвы, говорит заключенный. По его словам, сотрудник управления собственной безопасности ФСИН снова попросил пройти тест на полиграфе и пообещал, что "если все подтвердится, нарушения с тебя снимут".

Сочли ли во ФСИН, что "все подтвердилось", Тагиев не знает: никаких новостей с тех пор не было. В региональном управлении ведомства по ХМАО утверждают, что в 2016-2018 годах никаких жалоб на вымогательства от заключенных колонии №11 не получали.

"По информации о возможных противоправных действиях сотрудников, указанных в вашем запросе, проводится проверка", - говорится в ответе на запрос, в котором Русская служба Би-би-си спрашивала о жалобах на экс-начальника колонии Андреева, Рябова, Букреева или каких-либо других сотрудников ИК-11.

На просьбу об интервью с новым руководством ИК-11, а также с по-прежнему работающими в структуре ведомства Рябовым и Букреевым, в региональном управлении ФСИН не ответили.

"Всё-всё для ремонта"
История взаиморасчетов другого заключенного из ИК-11 Александра (имена героя и его жены изменены по их просьбе) началась, по его словам, в 2016 году и напоминает сюжет, рассказанный Тагиевым: ЕПКТ - СУС - предложение заплатить - отказ заключенного - снова ЕПКТ.

Правообладатель иллюстрацииSVETLANA KHOLYAVCHUK/INTERPRESS/TASS
"Они потом говорят: это так все и будет продолжаться, ты весь срок будешь здесь… Пришлось мне дать [денег]", - утверждает Александр.

Постоянной суммы, по словам заключенного, не было, иногда речь шла о "гуманитарной помощи" в виде тех или иных товаров: "то [строительные] материалы надо, то денег надо, то ноутбуки надо им там".

"Купишь что-нибудь - они недели две-три на тебя глаза закрывают, иногда месяц, смотря когда им нужно, что нужно и какие сроки у них стоят…. Потом опять тянут", - говорит Александр.

На вопрос, изменилось ли что-то после ухода из колонии бывшего начальника и двух сотрудников, заключенный неуверенно отвечает: "Ну чуть-чуть меньше, наверное [стали требовать]".

В подтверждение того, что поборы продолжились и при новом руководителе, он рассказывает, что уже летом 2018 года от него вновь потребовали поучаствовать в ремонте: "В последний раз они просили, чтобы я им коридор покрасил - [купил] водоэмульсионку, валики, кисточки, побелку, цемент… Нормально, тысяч пятьдесят вышло, я думаю".

В общей сложности, считает Александр, в год у его семьи уходит около полумиллиона рублей на оплату различных товаров для нужд колонии и ее сотрудников.

Жена заключенного Вероника соглашается с этой оценкой и начинает задумчиво перечислять купленные в последние месяцы вещи: "Микроволновка, посуда, чайники электрические… Сервизы, заварники - это тоже было постоянно".

По словам женщины, спектр услуг и покупок был широким. "Ноутбуки тоже покупали и ремонтировали", - говорит Вероника, вспоминая, как знакомый мужа отдавал кому-то компьютеры для устранения неполадок.

"Доходило вплоть до канцелярии - и бумага для принтера, даже ручки, скотч, вот эта вся мелочевка", - рассказывает женщина. Такими же скрупулезными, по ее словам, были и покупки стройматериалов: "Цемент, краска, шпаклевка, плитка - то есть всё-всё для ремонта, вплоть тоже до [последней] мелочи, вот этих кисточек, валиков… Абсолютно все!"

"Двоякая ситуация"
Примерная сумма, которая, по словам Александра и Вероники, ежегодно уходит у них на покупку различных вещей для колонии - это чуть меньше половины официальных трат ИК-11 на стройматериалы.

Согласно базе "Спарк-Интерфакс", с начала 2018 года колония заключила контрактов с несколькими небольшими компаниями и одним индивидуальным предпринимателем примерно на 1 миллион 200 тысяч рублей. За эти деньги, согласно документам закупок, приобретались керамогранит, клей, водоэмульсионная краска и другие материалы с пометкой "с целью капитального ремонта".

О том, что на деле стройматериалы оплачиваются за счет заключенных и их семей, говорят не только Александр и его жена.

Раиса (имя изменено) время от времени возит передачи в колонию для заключенных. Она рассказывает, что раньше в этой колонии сидел ее муж. Теперь же, после его освобождения, они по просьбе родственников заключенных из других регионов собирают посылки с едой сразу для нескольких человек и везут их в колонию.

До недавнего времени, говорит женщина, администрация принимала передачи. Но в последние месяцы, по ее словам, сотрудники им постоянно отказывают, требуют больше не приезжать и фактически угрожают - намекают, что могут найти в посылке запрещенные вещества.

Летом 2018 года, когда пара вновь попыталась привезти продукты, сотрудник колонии поинтересовался, для кого они, и, услышав имя заключенного-получателя, ответил: "За ремонт платить он не хочет, а кушать вкусно хочет?" - рассказывает Раиса.

Жена Александра Вероника отмечает, что слышала о таких же требованиях от других родственников заключенных: "Вы знаете, мы же ходим на короткие свиданки, на длительные, на какие-то передачки. Мы же общаемся. Мамы, сестры... И многие об этом говорили, но, говорят, смысла нет куда-то обращаться, потому что все покрывается".

"Жалобы подавать не хочется, мало ли что они могут ему сделать... И молчать тоже не хочется... Двоякая ситуация", - размышляет жена Александра.

С тех пор, как в колонии вслед за жалобами Тагиева произошли кадровые изменения, денег и подарков на "спокойное досиживание" у него никто больше не просил. Вскоре после увольнения начальника колонии Андреева заключенного перевели на общие условия.

Впрочем, будет ли дан ход его показаниям, не ясно. Приезжавший из Москвы сотрудник УСБ ФСИН, по словам заключенного, внимательно выслушал его, проверил на полиграфе и улетел обратно. В жизни Тагиева за почти три месяца, прошедшие после этого визита, ничего не изменилось.

https://www.bbc.com/russian/features-45563274


=====================================



Чем кормят в тюрьмах разных стран?

=68.ARCtSAjng1kWvE9R3lCiFegrhltWFVzN9vPY-Am11aYy8EBzJySnP8fGLvCZzYZNilcv3CAUV-R2edkXYMyNp3BfIolzCFGa7HhkGCuHljWI81j2j0doBr34vKD5Sdg0nACmv9zeLIGFMoELuDMTqqBeg6mJT-V5J_6z4IganwsQTd6BAx8IQRHO_O7_5TDPI93b4AH0pnO1_Mjyztz7tNQ&__tn__=H-R]https://www.facebook.com/openworld.global/videos/2062731070649197/?__xts__[0]=68.ARCtSAjng1kWvE9R3lCiFegrhltWFVzN9vPY-Am11aYy8EBzJySnP8fGLvCZzYZNilcv3CAUV-R2edkXYMyNp3BfIolzCFGa7HhkGCuHljWI81j2j0doBr34vKD5Sdg0nACmv9zeLIGFMoELuDMTqqBeg6mJT-V5J_6z4IganwsQTd6BAx8IQRHO_O7_5TDPI93b4AH0pnO1_Mjyztz7tNQ&__tn__=H-R
« Последнее редактирование: 16 Октября 2018, 07:54:42 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #6 : 26 Октября 2018, 09:13:38 »
Пытки в Петербурге: "я твой император" и электрические "крокодилы"
Оксана Чиж, Андрей Сошников
Би-би-си
25 октября 2018

Во втором по величине городе России - всплеск обращений задержанных о пытках. За год - 13 случаев. Чаще всего пытают задержанных по резонансным делам, которые курирует ФСБ. Би-би-си изучила заключение общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Санкт-Петербурга по этим случаям.

Члены ОНК могут посещать места принудительного содержания граждан - отделения полиции, следственные изоляторы и колонии. Пытки же в основном происходили за пределами этих учреждений - в управлении ФСБ, которое петербуржцы называют "Большим домом", в микроавтобусах без опознавательных знаков и даже в лесу.

В ряде случаях правозащитникам Яне Теплицкой и Екатерине Косаревской удалось зафиксировать следы пыток, в остальных пытки описаны со слов пострадавших, их адвокатов и родственников. Полностью их заключение опубликовано на сайте правозащитной "Команды 29".



"Град" против полицейских
Бывшие сотрудники МВД из города Тосно Илья Щукин и Сергей Ласлов проходят обвиняемыми по делу о подброшенных наркотиках.

В апреле 2017 года сотрудники ФСБ из спецподразделения "Град" вытащили Щукина из машины его коллеги, надели наручники и запихнули в свой микроавтобус. Полицейскому начали задавать вопросы. Когда ответы не нравились, били электрошокером, утверждает Щукин.


После допроса ФСБ на теле экс-полицейского Ласлова остались многочисленные травмы

"Периодически дверь микроавтобуса открывалась и мужской голос с улицы говорил, что я говорю **** [ерунду - Би-би-си], говорил также, чтобы сотрудники "Града" продолжали со мной работать, и дверь микроавтобуса закрывалась", - описывал происходившее полицейский в своем обращении в ОНК.

В июле того же 2017 года сотрудники ФСБ задержали коллегу Щукина Сергея Ласлова. Он утверждает, что его поместили в служебный автобус, отвезли в лесополосу и два часа били током по бедрам, животу и половым органам, разрядив два шокера.

Ни Щукин, ни Ласлов не смогли добиться расследования.

Дело "Сети"
Осенью 2017 года ФСБ возбудила против нескольких жителей Пензы дело об участии в террористическом сообществе. С октября 2017 года в Пензе, Москве и Санкт-Петербурге было задержано 11 человек. Большинство из них - антифашисты и анархисты.

В докладе ОНК утверждается, что Армана Сагынбаева задержали в его петербургской квартире и затем избивали и пытали ударами электротока в микроавтобусе.

Правозащитникам мужчина рассказал, что во время поездки один из сотрудников ФСБ достал небольшую коробку с двумя проводами, которые прикрепили к большим пальцам рук задержанного.

"Мне сказали, что сейчас проверят, есть ток или нет. После этого мне стало безумно больно", - говорится в обращении Сагынбаева.

Похожим образом описывает методы работы ФСБ другой обвиняемый по делу "Сети". По словам Виктора Филинкова, в ночь на 24 января 2018 года его около четырех часов подряд избивали и пытали электрошоком в салоне микроавтобуса, заставляя выучить наизусть признательные показания.

Позже в ФСБ признали применение электрошока. В разговоре со следователем, проводившим проверку по жалобам Филинкова, сотрудники ФСБ заявили, что были вынуждены ударить задержанного шокером, потому что он пытался сбежать.


У ФСБ есть своя версия того, как Филинков получил травмы, - она приводится в материалах отказа в возбуждении дела

Похожие ожоги правозащитники увидели и на теле другого обвиняемого - Игоря Шишкина, также задержанного в январе 2018 года.

Во время осмотра в СИЗО члены ОНК увидели на лице у Шишкина обширную гематому вокруг левого глаза, синяк вокруг правого, у него была разбита губа и заметна ссадина на щеке. О применении к себе силы он не заявлял.

На пытки электричеством в микроавтобусе пожаловался также Илья Капустин. Он не был подозреваемым по делу "Сети" и на допрос в ФСБ его отправили в качестве свидетеля.

Выйдя от из здания ФСБ, Капустин задокументировал оставшиеся на теле следы, подал заявление в Следственный комитет и вскоре уехал из России.


По словам Капустина, вечером 25 января сотрудники ФСБ затолкнули его в машину и в ней пытали электрошокером

Еще один фигурант того же дела Юлий Бояршинов не подвергался пыткам непосредственно со стороны сотрудников ФСБ, но после отказа дать удовлетворяющие службу показания ему были созданы невыносимые условия в следственном изоляторе, говорится в отчете ОНК.

В СИЗО, по данным правозащитников, Бояршинова неоднократно били сокамерники, ему угрожали изнасилованием. В один из дней старший по камере избил его с криками "террорист, хотел взорвать моих детей, ненавижу", рассказал Бояршинов членам ОНК. По его словам, другие заключенные были неплохо осведомлены об обстоятельствах его дела - например, знали, где он был задержан.

Во всех пяти случаях следователи не нашли оснований для возбуждения дела против сотрудников ФСБ.

"Крокодилы" в "Большом доме". Дело Казанского собора
В декабре 2017 года ФСБ заявила о предотвращении взрыва в Казанском соборе Петербурга. По делу было задержаны семь человек. Среди них Алисхан Эсмурзиев и Шамиль Омаргаджиев. Обоим предъявили обвинения в незаконном хранении оружия.

Над Эсмурзиевым, говорят в ОНК, начали издеваться в микроавтобусе, в который его поместили после обыска в квартире.

"По Эсмурзиеву топтались ногами и прикладывали электрошокер: к наручникам, области почек, паховой области, к ногам", - говорится в акте, составленном правозащитниками после разговора с мужчиной.

Пытки, по его словам, продолжились в здании петербургского управления ФСБ, рассказывал Эсмурзиев. После того, как следователь не удовлетворился его ответами, подозреваемого "отвели в другое помещение, заковали руки за спиной, надели на голову мешок и прикрепили к его ногам [клещи] "крокодилы". По "крокодилам" пускали электрический ток", - говорится в докладе ОНК.

Вскоре после этого Эсмурзиев пожаловался на издевательства в следственный комитет, но еще через некоторое время предпочел забрать жалобу.

Другого фигуранта дела - Омаргаджиева - по данным правозащитников, начали избивать в его же доме на глазах беременной жены.


Так выглядели руки Алисхана Эсмурзиева после наручников

В управлении ФСБ, а затем в изоляторе мужчина неоднократно просил о медицинской помощи: он лишился зуба, из раны на ноге и образовавшихся от крепко сжатых наручников ран на запястьях шла кровь. Однако медработников к нему допустили только через двое суток, утверждают в ОНК.

В здание Смольнинского суда, принявшего решение об аресте, из автозака Омаргаджиева практически несли: по словам членов комиссии, высокий мужчина физически не помещался в "стакан" автозака, но несмотря на это его поместили внутрь в полусогнутом положении с застегнутыми за спиной наручниками. По дороге в суд он несколько раз терял сознание.

В следственном комитете адвокату Омаргаджиева в возбуждении дела отказали.

"Император". Дело о сбыте оружия
Павла Зломнова задержали в январе 2018 года люди в штатском и сильно избили в микроавтобусе, который вез его в петербургское управление ФСБ, говорится в докладе ОНК.

"Били по голове, били по почкам, печени, выкрутили ухо и засовывали со всей силы палец в ухо, прыгали по мне. На мой вопрос, кто они - один ответил: я твой император", - вспоминал Зломнов. Согласно данным ОНК, у мужчины было несколько травм, в том числе повреждение барабанной перепонки.

В здании на Литейном проспекте, по словам правозащитников, его продержали всю ночь, не давая ему спать, пить и посещать туалет. По данным ОНК, в течение следующих двух дней Зломнова дважды пытались передать в изоляторы, но оба раза его отказывались его принимать, так как он был избит.

В СИЗО-6, в котором в итоге оказался Зломнов, он содержится в камерах, в которых людей больше, чем спальных мест: "первые два месяца у него отсутствовала койка, личная койка появилась только на "коммерческой основе", - утверждают члены ОНК.

Другой обвиняемый по делу Роман Гроздов рассказывает, что оперативники в гражданской одежде напали на него в подъезде его же дома, несколько раз ударили по голове и посадили в микроавтобус.

В машине, по словам мужчины, его в течение нескольких часов били шокером в пах и по ступням, требуя сознаться в покупке оружия. Следующие двое суток он провел в одном кабинете незнакомого ему здания без сна, воды и еды, утверждает Гроздов.

В деле есть и третий фигурант - знакомый Гроздова Дмитрий Бажин. Со слов родственников Зломнова, Бажин рассказал другим двум фигурантам, что вынужденно оговорил их под пытками: его били шокером в пах.

Дело бизнесмена Саликова
Бизнесмен Игорь Саликов во время задержания получил тяжелые травмы анального отверстия, прямой кишки и мочевого пузыря.

Предпринимателю вменяется статья о насильственных действиях сексуального характера в отношении мужчины. Сам он вину отрицает и считает, что преследование организовала бывшая жена, пытающаяся отсудить имущество, и ее новый муж.

В мае 2018 года к Саликову пришли домой с обыском. Подругу предпринимателя, по его словам, сотрудник ФСБ несколько раз ударил дубинкой, а его самого заковал в наручники и бил электрошокером, причем в присутствии понятых.

Во время обыска силовики вытащили из сейфа хранившееся там зарегистрированное оружие. В какой-то момент сотрудник ФСБ толкнул Саликова в спину, а когда тот упал, взял одно из ружей и нанес карабином удар в область заднего прохода, рассказывал бизнесмен.

"Удар был настолько сильным, что ствол карабина вошел внутрь, пробив штаны и практически пригвоздил меня к полу. Я ощутил нестерпимую боль и попросил вызвать скорую", - вспоминал Саликов.

После госпитализации он перенес две операции и провел еще месяц в больнице.

В августе 2018 года по заявлениям Саликова было возбуждено дело в отношении неустановленного сотрудника ФСБ, говорится в докладе ОНК.

Вершина айсберга?
ОНК неоднократно обращалась в ФСБ по этим инцидентам, однако ответа по существу так и не получила. Би-би-си также направила запрос в ФСБ.

Правозащитники отмечают, что, хотя им стало известно о 13 случаев пыток, в действительности они применяются гораздо чаще.

"Все, что связано с ФСБ, начиная с численности этой организации, заканчивая методами получения показаний, - засекречено", - сетует Яна Теплицкая.

"Даже не знаю, на сколько нужно умножать эту цифру, - сказал Би-би-си кандидат социологических наук, криминолог из Петербурга Яков Костюковский. - У нас в стране есть целый класс людей, которые стараются вообще не привлекать к себе внимание, поэтому с ними можно делать все, что угодно, - это нелегальные мигранты. Только в Петербурге, по оценкам экспертов, их от 300 до 500 тысяч".

По мнению Костюковского, причины пыток - система, требующая от силовиков постоянного повышения раскрываемости преступлений, и низкая квалификация силовиков.

"Система такая, что нельзя просто так задержать человека, а потом отпустить. Идет постоянная гонка за показаниями и раскрываемостью. Граждане, в свою очередь, не доверяют правоохранительным органам и не спешат с ними сотрудничать", - отмечает Костюковский.

"В правоохранительные органы часто идут люди с низкой квалификацией, впрочем, не нужно иметь высшее образование, чтобы понять, что бить человека стулом по голове людям в погонах нельзя ни при каких обстоятельствах", - резюмирует эксперт.


https://www.bbc.com/russian/features-45976030

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 4769
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #7 : 18 Июля 2019, 22:54:59 »
(18+) Новые видео издевательств в ярославской ИК-1
novayagazeta
Опубликовано: 17 июл. 2019 г.
https://www.youtube.com/watch?v=Kb3lda33p10


----------------------------------------------------

«Выходили от нас с синей жопой — и ничего»
После публикации «пыточного» видео из ярославской ИК-1 эксперты восстановили на изъятой в колонии технике и другие записи издевательств над заключенными

17 июля 2019
Ольга Боброва
редактор отдела спецрепортажей

Год прошел с момента публикации страшного видео из ярославской ИК-1, в котором 18 сотрудников колонии истязают заключенного Евгения Макарова. Запись, сделанную на видеорегистратор одного из сотрудников колонии, раздобыли юристы правозащитного фонда «Общественный вердикт», они передали ее «Новой газете». Так страна, за века приучившая себя не зарекаться от сумы и от тюрьмы, заглянула за колючую проволоку.

Что произошло за этот год? В октябре из тюрьмы вышел Евгений Макаров — тот самый, которого пытали на видео.

В отношении пятнадцати участников истязательных мероприятий были возбуждены уголовные дела по ч. 3 ст. 286 УК РФ — «превышение должностных полномочий» (статьи «Пытки» в УК РФ нет). 12 из них сейчас находятся в СИЗО, трое под домашним арестом.

Расследование закончено, в деле 44 тома, обвиняемые знакомятся с ними. В суд дело поступит, вероятно, не раньше осени.


Евгений Макаров — тот самый заключенный из первого «пыточного видео» — вышел из колонии. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Главный вопрос, который ставил перед зрителем сам факт появления записи: как такое в принципе оказалось возможно? Нет, не само по себе пыточное мероприятие — у нас, и мы все это прекрасно знаем, возможно и не такое.

Но: зачем тюремщики записали все это на видео?

Первые же дни расследования дали ответ на этот интригующий вопрос. По версии следствия, тюремщики записали видео по прямому указанию своего начальства, которое хотело лично удостовериться в том, что «воспитательная работа» в отношении заключенного, который позволял себе обращение на «ты» к сотрудникам колонии, курение в неположенных местах, а также многократно писал жалобы в областное УФСИН, — проведена качественно.

В своих показаниях задержанные оперативники рассказывают о том, как врио начальника колонии Николаев в присутствии замначальника колонии по безопасности Михайлова отсмотрел видеоподтверждение качественно проведенной пытки в отношении Макарова, после чего запись была передана в главк, замначальнику УФСИН по воспитательной работе Степанищеву.

О возбуждении уголовного дела в отношении Степанищева ничего неизвестно.

Запись пытки Макарова — не единственное подобное свидетельство преступлений в ярославской ИК-1. В течение года, прошедшего с выхода первого видео, мы снова и снова публиковали видеозаписи с избиениями, которые добывали юристы «Общественного вердикта».

Возбуждались новые уголовные дела — более чем по 150 эпизодам, большинство из которых — давние, многолетние жалобы зэков. В редакцию «Новой газеты» приходили следователи, которые по-хорошему, по-человечески убеждали нас в случае появления у нас новых записей — не публиковать их вот так, с шумом. Убеждали передавать их следствию. «Все эти записи и без того у нас есть! И эти, и другие! По ним и так будут возбуждены уголовные дела!» — настаивали следователи.

Удивительно — но ни одно уголовное дело по фактам, вскрывшимся благодаря публикации видео, не было возбуждено ДО того, как эти видео были опубликованы. Как мы не увидели от следствия ни одного другого видео, кроме тех, что добыли сами.

Сегодня, в канун годовщины публикации первого видео, на сайте «Новой газеты» мы разместили новые пыточные видео из ярославской ИК-1. Они датированы февралем 2016 года и, безусловно, также были известны сотрудникам, расследовавшим ярославское дело. Собственно, эти видео оказались в руках адвокатов (и следователей) именно в связи с расследованием того самого первого, «макаровского» дела: они были восстановлены экспертами с изъятой из колонии техники. Потерпевшие и их адвокаты изучили весь объем восстановленного — и нашли вот это.

Однако до сих пор следствие не усмотрело оснований для возбуждения дела по мотивам восстановленных записей.

Между тем эти видео интересны не только как новые доказательства преступлений, имевших место в колонии, — а шире: как

документ, приоткрывающий для нас «пыточную» кухню тюремщиков.

Первые два ролика, снятые на камеры видеорегистраторов тюремщиков, демонстрируют нам «воспитательные мероприятия» в отношении осужденных из камеры № 12 ШИЗО ИК-1 Ярославля. Опять нечеловеческие крики, дубинки, «класс воспитательной работы». Два других — последовавший доклад дежурного помощника начальника колонии Забодалова своему начальству.

Руслан Вахапов, бывший заключенный этой колонии, для «Новой газеты» выяснил подоплеку случившегося.

Ранее между заключенными из этой камеры и сотрудниками колонии произошел конфликт: несколько дней кряду один из заключенных, Андрей Иванов, во время ежедневных обходов жаловался администрации, что ему из его личных вещей не выдают туалетную бумагу. Сотрудники колонии решили превентировать дальнейшие жалобы привычным методом, однако и заключенные оказались готовы к силовому сценарию.

Когда «воспитательная команда» открыла двери камеры №12, сокамерники Иванова ринулись защищать его, не давая выводить его из камеры. Активнее других за Иванова заступался сокамерник Абдулаев Джошгун Ахмедия: на следующий день предполагалось его освобождение, а значит, вряд ли его стали бы сильно бить: на волю следы пыток тюрьма не любит выпускать. Мы видим, как Абдулаев, закрывая Иванова, кричит: «Он никуда не идет, говорю».

Чтобы отбить Иванова у других защищающих и вывести его в «класс воспитательной работы», тюремщики применяют дубинки.

Осужденные, чтобы не допустить этого, начинают кричать «АУЕ», призывая заключенных из других камер присоединиться к их возмущению.

«АУЕ», «арестантский уклад един», — универсальный в тюремной культуре, консолидирующий призыв. Четкое обозначение ситуации противостояния, столкновения с сотрудниками колонии. Это водораздел, это ровно то, что переводит тумблер войны в состояние «включено».
И по закону сотрудники колонии, конечно, имеют право применить к заключенному силу в случае неповиновения. Но не будем забывать: ситуация неповиновения была спровоцирована именно тем обстоятельством, что Иванову предстоял поход в «класс воспитательной работы».

Дальше — больше: Абдулаев, пытаясь отвлечь тюремщиков от Иванова, бьется головой о железную шконку, пристегнутую к стене. Мы помним: ему завтра освобождаться, он не может выйти избитым. Затем он пытается нанести себе иные повреждения. Это, конечно, никакая не попытка суицида — это новый трюк, чтобы отвлечь внимание сотрудников от Иванова.

И все равно тюремщики вытаскивают Иванова из камеры, волокут вниз, спиной он считает железные ступени.

Внизу избивают, не стесняясь присутствия тюремного медика Юлии Михайловны.

Последние кадры, которые мы видим: Абдулаева волокут по железным ступенькам вниз под крики заключенных из других камер.

Заканчивается съемка водворением заключенного в «класс воспитательной работы».

Два других видео, также опубликованных на сайте, касаются этого же происшествия — однако показывают нам его с другой, организационной стороны: сотрудники колонии пытаются подготовить употребимую версию обстоятельств применения силы. Дежурный помощник начальника колонии Забодалов Игорь Владимирович по телефону докладывает в областной УФСИН обстоятельства применения силы в отношении заключенных: «Осужденные отказались выходить из камеры ШИЗО, применены в 14.45 и 14.50, соответственно, спецсредства по мягким тканям. Камеру выводили для обыска, у них был запрещенный предмет. <…> Так-то не били, только по мягким частям тела, доктор осмотрел, трудоспособность не нарушена у осужденных, все нормально. Не, не, ну а че, претензии? Какие претензии? Да, ну че делать? Все, до связи, все, хорошо».

Следом Забодалов звонит кому-то из коллег: «Антон, знаешь, я что доложил в управление? Что мы, это, выводили их для изъятия запрещенных предметов. Там, это, я указал, что «мойку» (лезвие. — Ред.) изъяли. <…> Все. Там, это, скажи ему тоже, что я так передал в управление. Не, ну так, все равно будет. Все вроде нормально в управлении».

Далее он обращается к сотрудникам, рассказывает об интенсивности «воспитательной работы», проведенной в этот раз: «Да ладно, нормально у всех. Так, на тройку. Вчера, вчера на пятерку было».

«Ему завтра выходить», — резонно замечает сотрудница колонии по поводу избитого Абдулаева. «Ну и че? — отзывается Забодалов. — Пусть выходит […] Выходили же с синей жопой — и ничего».

Что ценно для нас в нынешних видео?

Во-первых, из запечатленного доклада Забодалова следует: репрессивные мероприятия в колонии практиковались на регулярной основе, и более того — имели градацию последствий.

Можно было наказать заключенных «на троечку», а можно и «на пятерочку».

Кроме того: руководство областного управления находилось в курсе происходившего в колонии. Да и сейчас, на фоне расследуемых дел, очевидно, знает и о других фактах неправомерного, не обоснованного обстоятельствами применения силы в отношении заключенных. Знает — и молчит, как молчало все эти годы, отписками отвечая на жалобы сидельцев по поводу нечеловеческих пыток.

Кстати, Забодалов, в этом видео докладывающий начальству о примененных пытках, в течение этого года уже засветился на другой пыточной записи из ярославской ИК-1, также опубликованной на сайте «Новой».

Однако до сих пор уголовное дело против него не возбуждено.

P.S.
Заключенные колонии, бывшие и нынешние, помогли «Общественному вердикту» и «Новой» опознать участников этого мероприятия. Кроме упомянутого Игоря Забодалова, по свидетельству заключенных, на видео присутствуют:

Скороход Кирилл Игоревич — зам замначальника отдела безопасности (как мы можем предположить, участвовал еще в одной пытке, видеозапись которой также опубликована «Новой газетой»);

Александр Михайлович — сотрудник отдела безопасности;

Антон Владимирович — замначальника отдела безопасности;

Чириков Александр Иванович — сотрудник отдела безопасности;

Саныч (Собровец, Гном) — сотрудник отдела безопасности;

Сотрудник в синей форме с майорскими звездами — не опознан, возможно, представитель УФСИН по Ярославской области;

Оперативник в гражданском, также не опознан.

Мы надеемся на скорейшее возбуждение уголовных дел в отношении упомянутых лиц.


https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/07/17/81269-vyhodili-ot-nas-s-siney-zhopoy-i-nichego?utm_source=yt

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7520
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #8 : 05 Января 2020, 07:07:19 »
В Хабаровске полиция под расистские лозунги устроила избиение мигрантов
23 декабря 2019

    Мария Чернова

В Хабаровске полиция в ходе очередного рейда доставила в отделение больше сотни мигрантов, работающих водителями у частного предпринимателя.

По словам мигрантов, в отделении их били около трех часов, в том числе ногами, а после заставили лежать на полу до утра. Большая часть задержанных – 80 человек – родом из Кыргызстана, но уже с российским гражданством или разрешением на работу в России. Подробности – в материале сайта Сибирь.Реалии.

Московская правозащитница, руководитель некоммерческой организации по поддержке мигрантов "Тонг Жахони" Валентина Чупик, получившая от пострадавших фото и видеоподтверждение травм, опасается, что дело "спустят на тормозах", поскольку после огласки мигрантам уже начали угрожать депортацией и возбуждением уголовных дел из-за подброшенных наркотиков.

– Мне позвонили ребята, водители одного частного предпринимателя из Хабаровска – Назарбек, бригадир группы из 80 водителей, и водитель Жыргалбек. Они рассказали о том, что ночью 12 декабря их избили сотрудники полиции. Приехали большой группой на автобусах и их забрали, сообщив, что надо уладить какие-то простые формальности, а после всех быстро отпустят. Поэтому ребята – их было 103 человека – добровольно вошли в автозак. Но потом их, конечно, никто не отпустил. Их увезли с автобазы в какое-то не очень понятное помещение по улице Воронежской. Нет, на обычное отделение полиции оно не было похоже, но форма на людях была полицейская. Они согнали ребят в один большой зал, где стали срочно завешивать камеры. Потом крикнули им ложиться на пол лицом вниз, кто сразу не лег на пол, избили особенно сильно. Всех остальных, кто сразу лег, тоже стали очень сильно бить дубинками полицейскими и битами. Избивали и кричали: "Узкоглазые, надоели! Убирайтесь отсюда, чтоб вас здесь больше не было!" Вот в этом духе все. Били их три часа, потом крикнули лежать и не двигаться – выпустили только утром.

Я попросила этих ребят прислать мне поименные списки всех потерпевших, точный адрес места событий и так далее. Я говорила с двумя из них по очереди, они оба пересказывали одни и те же события. Выслали мне фотографии со следами побоев – своими и других пострадавших, выслали видеосъемку травм. Но спустя несколько часов после того, как история стала резонансной в СМИ, они перестали выходить на связь. Я им звонила, они не брали трубку, а в понедельник в два часа ночи по Москве получила от каждого из них сообщение примерно об одном и том же – что им начали через начальника, владельца этой автобазы, угрожать полицейские. Требовали забрать заявления об избиениях, иначе грозились депортировать из России.

Бригадир Назарбек позже мне сообщил, что один из полицейских позвонил ему с угрозами, а на его вопрос, о какой депортации может идти речь, если он уже получил паспорт российский, у него тут семья, ответил, что тогда его "закроют" по делу о наркотиках, которые подкинут. Они очень напуганы, видимо, поэтому больше не хотят общаться ни с юристами, ни с журналистами.

Травмы задержанных в Хабаровске
Порвали документы и заставили жевать

На условиях анонимности редакции Сибирь.Реалии удалось поговорить с одним из тяжело пострадавших водителей. "Задержали всех, потом отобрали документы, а после избили. Нет, паспорт мне не вернули, не знаю, где документы. При мне миграционные документы одного из тех, кто не лег сразу на пол, разорвали на клочки и заставили жевать. Утром нас выпустили, и сначала скорая меня забрала, сказали, похоже, что ребро сломано. Но по дороге, когда узнали, что травмы получил в полиции, – высадили и уехали. Сейчас лежу дома", – сообщил один из жителей Хабаровска.

Валентина Чупик после жалоб сразу обратилась в Кыргызстан к партнерам-правозащитникам и к послу Кыргызстана в России.

– Валентина, кто-то вам еще подтвердил эти жалобы? Например, посол?

– Да, в посольстве сказали, что действительно есть такой случай, избиение. Сначала ребята общались со всеми, а потом, как появились первые сообщения в прессе, их стали, видимо, запугивать, и они перестали говорить открыто.

Я же и в УМВД по Хабаровскому краю дозвонилась: говорю, ко мне обратились такие ребята, знаю вот такие имена, есть видео, такие-то фотографии. У меня это все приняли, попросили выслать и обещали принять меры. Вот сразу после этого один из этих ребят и позвонил, признался, что их пугают.

Валентина Чупик подтвердила слова одного из пострадавших, сообщив, что скорая помощь отказывалась госпитализировать мигрантов из-за отсутствия документов.

Травмы задержанных в Хабаровске

– Скорая отказалась госпитализировать под предлогом того, что у них нет паспортов. Там были пять человек самые тяжелые, их сначала скорая вроде собралась увозить, а когда узнали подробности, откуда у них эти травмы, – этих "тяжелых" просто на дороге высадили: "Нет паспортов, госпитализировать из-за этого не можем". Хотя, конечно, это бред сивой кобылы.

– У всех задержанных отобрали документы?

– Я знаю только про граждан Кыргызстана – это 80 человек из 103 задержанных. От граждан других стран ко мне жалобы не поступали. Верю, что они поступали к другим, но у меня этих жалоб не было, поэтому я не могу это обсуждать. У них отобрали документы. Одному человеку изорвали в клочки российский паспорт. Многим изорвали миграционный учет. Ребята подчеркивают, что все они находятся в России абсолютно легально, и ни у одного из них нет проблем с документами. Много лет они легально работают в России. У кого-то уже и вид на жительство есть. То есть к документам вообще никаких претензий быть не должно. Да их и не было: их документы никто не проверял, у них документы просто отобрали, палками, что называется, выбили эти документы.

    Правозащитниками теперь быть страшно – затравили


– Протоколы задержания им выдали?

– Нет, ничего. Сказали: "Убирайтесь отсюда. Надоели узкоглазые". Какие документы?

– Валентина, а в самом Хабаровске нет правозащитника, который бы лично с ними общался?

– Нет. Правозащитниками теперь быть страшно – затравили. Раньше были там люди, которые занимались правозащитной деятельностью, но уже перестали.

– Ранее в городе было что-то подобное, незаконные избиения, массовые задержания?

– Бывало, что приезжали на стройку, абсолютно легальных рабочих забирали, держали много часов без объяснений. Или говорили: "Скажите спасибо своему работодателю, он должен был с нами договариваться, когда вас брал". Такое было, но достаточно давно. Но чтобы они носили такой характер – похищений и избиений — никогда!

– А что в других регионах России?

– Сейчас из многих регионов почти одновременно подобные жалобы поступают. Не столь массовые случаи, но с избиениями мигрантов полицией правозащитники стали встречаться регулярно. А массовые незаконные задержания – это чуть ли не ежедневно. В прошлую пятницу задержали 107 человек в Северном Тушино, держали от 4,5 до 7 часов без еды, воды, туалета и объяснения причин. Неделю назад в поселке городского типа Алексеевский (Татарстан. – Прим. С.Р.) задержали больше 100 человек, избили автоматами, нескольким мигрантам скулы сломали, руки, ребра, сотрясения мозга сделали, тоже 5 часов держали и скорую вызвать не давали.

– В этой ситуации кто бы смог помочь?

– Вообще, это работа консула – оказывать защиту консульскую и помощь правовую своим гражданам. Но я не уверена, что он с такой работой в принципе справится. Сейчас МИД Кыргызстана вышел с требованием к российскому МВД с объяснениями этой истории. И спасибо МИДу Кыргызстана, что он не побоялся, потому что очень часто трусят такие вещи делать сотрудники дипломатических служб.

Кроме того, пострадавших мигрантов должна защищать прокуратура российская. Только ни черта они делать не будут. Я так подозреваю, они будут изо всех сил изображать, что мигранты сами виноваты, что правильно их отлупили. Потому что сейчас по всем федеральным СМИ проходит информация – мол, полицейские хотели их проверить, а они сопротивлялись, пытались убегать. А там же не было ни малейшего сопротивления, никто не пытался убегать, потому что они не понимали, что их ждет. А они в автозак строем пошли и добровольно в отдел полиции зашли. Не понимали, что сейчас будет.

В пресс-службе УМВД по Хабаровску заявили, что полицейские провели рейд "Нелегальный мигрант", "выявив 73 граждан, не имеющих при себе документов, удостоверяющих личность".

Консул Кыргызстана в Хабаровске Кадырбек Мырзабаев подтвердил, что от 17 граждан Кыргызстана в консульство поступили жалобы на жестокое избиение:

– Я направил ноту в МВД, прокуратуру и Федеральную службу безопасности. Ответ должны прислать на следующей неделе. Мы будем разбираться в ситуации. Обратились 17 граждан. Некоторые принесли медицинские справки, другие – показали свои травмы. Пострадавшие заявляют, что их избили сотрудники ОМОНа. Мы сейчас уточняем эту информацию.


https://www.sibreal.org/a/30330823.html
« Последнее редактирование: 12 Апреля 2020, 05:51:58 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7520
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #9 : 12 Апреля 2020, 04:23:57 »
В Иркутской области произошел бунт в колонии
10.04.2020



В ходе беспорядков в исправительной колонии № 15 города Ангарска Иркутской области заключенные подожгли цех деревообработки, находящийся на территории учреждения.

В исправительной колонии № 15 города Ангарска Иркутской области, где вечером 9 апреля произошел бунт, при разборе завалов после пожара было обнаружено тело заключенного 1989 года рождения, сообщил 11 апреля агентству "Интерфакс" уполномоченный по правам человека в Иркутсткой области Виктор Игнатенко. По его словам, это единственная жертва, и речь идет о "насильственной смерти", в частности, мужчина мог быть убит заключенными. "Одна из версий, что он сотрудничал с администрацией. Это все следствие проверяет", - продолжил омбудсмен.

Версии причин бунта заключенных, о которых сообщают некоторые российские СМИ, отличаются от официальной информации, распространенной пресс-службой ГУФСИН России по Иркутской области.

Так, согласно официальному пресс-релизу, "вечером 9 апреля один из отрицательно характеризующихся осужденных, содержащийся в помещении штрафного изолятора за нарушение правил внутреннего распорядка, отказался от проведения личного обыска, толкал сотрудников учреждения, нецензурно выражался, призывал других осужденных к противоправным действиям".

Осужденные из соседних камер ШИЗО разбили стекла камер видеонаблюдения и осколками нанесли себе порезы предплечий, говорится в документе. При этом "в ходе противоправных действий было совершено нападение на сотрудника учреждения", который был впоследствии госпитализирован.

"В колонию незамедлительно прибыла группа сотрудников ГУФСИН России по Иркутской области. После проведения беседы и разъяснения причин произошедшего осужденные отказались от противоправных действий. В настоящий момент обстановка в учреждении контролируемая", сообщает пресс-служба ГУФСИН России по Иркутской области.

Было ли произошедшее в колонии Ангарска бунтом

Слово "бунт" в официальном пресс-релизе не упоминается. Вместо этого сообщается, что "в результате инцидента следственными органами было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 321 УК РФ (дезорганизация деятельности исправительного учреждения)".

В дополнительном сообщении для прессы, опубликованном на сайте ГУФСИН России по Иркутской области 10 апреля, указывается также, что "отрицательно характеризующиеся осужденные попытались дестабилизировать работу учреждения, совершив поджог нескольких объектов на промышленной зоне колонии".

Пожог деревообрабатывающего цеха в колонии Ангарска

По данным "Новой газеты", речь идет об устроенном заключенными поджоге цеха деревообработки, находящегося на территории колонии. Ссылаясь на собственные источники в Ангарске, издание сообщает, что администрация колонии имела "негласный договор" с криминальными авторитетами, которые "негласно управляли колонией" и обеспечивали бесперебойную работы промзоны.

По информации газеты, вечером 9 апреля сотрудник колонии "избил осужденного, пользующегося определенным авторитетом в криминальном мире". "На призыв избитого "вскрыться" (нанести порезы в районе запястья), откликнулись 17 человек", - пишет издание.

По версии "Новой газеты", бунт в колонии и сопровождавший его поджог деревообрабатывающего цеха произошли после того, как руководство колонии и регионального управления ФСИН решило уладить конфликт силой.

Беспорядки в колонии Ангарска подавлял спецназ

О пожаре в трех зданиях, в которых были расположены деревообрабатывающие цеха колонии, сообщает также информагентство ТАСС со ссылкой на источники в правоохранительных органах. По информации агентства, в подавлении беспорядков в колонии участвовали бойцы спецназа.

Сообщается, что площадь пожара, устроенного во время беспорядков осужденными исправительной колонии в Ангарске Иркутской области, составила около 30 тысяч квадратных метров.

В свою очередь пресс-служба ГУФСИН России по Иркутской области заявила вечером 10 апреля, что в настоящий момент обстановка в колонии снова находится под контролем.

https://p.dw.com/p/3alQk
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7520
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #10 : 03 Апреля 2021, 05:28:44 »
"Это коллапс". Зачем люди жалуются в ЕСПЧ, если Россия не исполняет его решения?

    Анна Пушкарская
    Би-би-си, Петербург

1 апреля 2021

Комитет министров Совета Европы (СЕ) отчитался о том, как входящие в совет страны исполняли постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) в 2020 году. Россия не исполняет намного больше решений, чем другие страны. Сотни из них, в том числе 147 прецедентных не исполняются уже более пяти лет, но число жалоб в Страсбург продолжает расти.

Неисполнение под усиленным надзором

К концу 2020 года не исполненными российскими властями за 20 лет подсудности ЕСПЧ оставались 1789 решений. Это треть общего числа дел, выигранных в Страсбурге против государств - членов Совета Европы, решения по которым власти не исполнили. Россия в этом антирейтинге - безусловный лидер.

Всего в отчете говорится о 5233 постановлениях ЕСПЧ, в той или иной степени не исполненных властями разных стран. 1258 таких дел - примерно четверть их общего количества - считаются ведущими. Это значит, что они связаны с наиболее вопиющими нарушениями прав человека, уникальными случаями и новыми правовыми проблемами, с которыми ЕСПЧ ранее не сталкивался. На таких решениях основывается дальнейшая практика суда.

По данным отчета, под усиленным контролем Комитета министров Совета Европы, отвечающего за исполнение страсбургских решений, находится 18% ведущих дел: о незаконных действиях силовиков и задержаниях, нарушениях права на жизнь, пытках и жестоком обращении, условиях содержания и медицинском обслуживании заключенных, а также о судебной волоките.

Комитет следит за тем, как власти государств - нарушителей Конвенции по защите прав человека восстанавливают нарушенные права заявителей, выплачивают компенсации и в ряде случае принимают общие меры - проводят реформы, для того, чтобы нарушения не повторялись.

Только Комитет (в него входят министры иностранных дел 47 государств - членов Совета Европы) может снять дело с контроля Совета Европы и признать, что все необходимые действия по решению ЕСПЧ национальные власти завершили.

Это не мешает властям тянуть с их исполнением более пяти лет. На такой срок зависло уже 41 постановление ЕСПЧ против Украины и 40 - против России. За ними следуют Турция (25) и Румыния (15). Причем это только прецедентные решения "под усиленным контролем": по стандартным российским делам волокита более пяти лет касается уже 107 ведущих решений. А с учетом повторяющихся дел, которые в отчете не отражены - их сотни, сказали Би-би-си опрошенные юристы.

При этом Украина и Турция все же исполняли решения ЕСПЧ активнее России. Украина окончательно завершила в 2020 году исполнение 108 решений, а Россия только 92 - на 70 решений меньше, чем за год до этого.

Политический мотив и дела Навального

Редкие и особо серьезные решения ЕСПЧ говорят о нарушении статьи 18 Европейской конвенции. Она запрещает властям преследовать и наказывать граждан по политическим мотивам и ограничивать их права в целях, не предусмотренных законом.

Такие постановления ЕСПЧ выносил по делам о преследованиях активистов, правозащитников и политиков c целью заставить их прекратить неудобную для властей деятельность. Они касаются арестов, содержаний под стражей и в ряде случаях - обвинительных приговоров критикам правительств, активистам, правозащитникам и политикам, объясняет старший юрист правозащитного центра "Мемориал" (внесен в России в список иностранных агентов) Татьяна Глушкова.

Россия, говорится в отчете, не исполнила уже два решения, в которых установлена политическая цель преследования оппозиционного политика Алексея Навального. Дело "Ив Роше" (по нему Навальный сейчас отбывает срок в колонии) ЕСПЧ в 2014 году политическим не признал. Но после его отправки в колонию при рассмотрении его новой жалобы на это есть все шансы, говорили Би-би-си эксперты.

Сейчас на контроле у Комитета министров Совета Европы находится еще десяток таких неисполненных решений с нарушением 18 статьи - шесть дел против Азербайджана, два - против Украины и по одному против Грузии и Турции.

Механизма принуждения у Комитета министров Совета Европы нет, а радикальные меры - наиболее жесткой из них может быть исключение из организации - ее межправительственный орган почти никогда не предпринимает.

"Успехи в российской судебной системе"

В год пандемии Россия оставалась главным поставщиком новых решений ЕСПЧ, исполнение которых только недавно передано на контроль Комитета министров. Каждое пятое из принятых в 2020 году решений суд в Страсбурге выносил против России - их список увеличился на 2018 дел.

Победа в Страсбурге после неудач в российских судах демонстрирует, что добиться справедливости в России заявителям по-прежнему не удается.

Но в отчете говорится об "успехах в российской судебной системе". Комитет признал исполненными и снял с контроля группу дел о неспособности властей России уведомить стороны о назначенных судебных заседаниях.

Комитет доволен и внедрением ИТ-инструментов в российскую судебную систему: в Страсбурге сочли завершенным исполнение группы дел об отсутствии открытого доступа к полному тексту судебных решений. Российские суды начали публиковать полные тексты решений на своих сайтах, а их копии стали доступны в судебных реестрах по запросу, говорится в отчете.

Между тем, как убедилась Би-би-си только на примере дела Навального и дел о протестах в его поддержку, из решений судов при публикации нередко исчезает информация, не имеющая отношения к персональным данным, которые по закону должны быть обезличены. А, например, в марте 2021 года в картотеке московских судов общей юрисдикции вообще не появилась информация о назначении к слушанию дела Тимура Салихова - участника протестов в поддержку Алексея Навального. О том, что Тверской райсуд приговорил его к трем годам колонии по обвинению в насилии в отношении полицейского, стало известно лишь из письма самого осужденного из СИЗО.

"Обращения отчаяния"

Комитет министров отметил по итогам 2020 года рост числа решений, по которым возникают наиболее серьезные проблемы с исполнением. Кроме нарушений статьи 18, это межгосударственные споры и решения по индивидуальным жалобам, связанные с вооруженными конфликтами.

"Россия не предпринимает мер, чтобы установить судьбу множества людей, похищенных во время второй чеченской войны (группа дел "Хашиев и Акаева против России"), не исправляет законодательство о свободе собраний (группа дел "Лашманкин и другие"), не выплачивает 10 миллионов евро, присужденных Грузии в 2014 году по делу о массовой депортации грузин в 2006 году после ареста в Грузии российских офицеров, обвиненных в шпионаже, перечисляет Глушкова.

Власти России, согласно отчету, не решили системные проблемы, связанные с неэффективным расследованием пыток или смерти по вине властей, правом на выражение мнений, свободу собраний.

Во всем этом, по мнению Татьяны Глушковой, нет ничего удивительного - с учетом принятых в прошлом году поправок к Конституции и существующего с 2015 года полномочия Конституционного суда объявлять постановления ЕСПЧ неисполнимыми.

К системным проблемам, с решением которых у многих государств возникают сложности, Комитет министров относит также плохие условия содержания под стражей, нарушение прав на свободные выборы и отсутствие независимости и беспристрастности судебной системы, однако рекомендации России по таким делам в отчете за 2020 год не упоминаются.

"Одновременно с этим Россия третий год подряд держит пальму первенства по числу жалоб, ожидающих рассмотрения ЕСПЧ, - отмечает Глушкова. - Получается своеобразный парадокс: постановления ЕСПЧ Россия не исполняет, однако жалуются в ЕСПЧ россияне более чем активно, и темп подачи жалоб не снижается".

Глава международной практики правозащитной группы "Агора" Кирилл Коротеев считает неисполнение российскими властями решений ЕСПЧ "DDoS-атакой" на систему защиты прав человека в Страсбурге.

"Комитет собирается четыре раза в год. За одну сессию он может рассмотреть, например, три ведущих дела или группы дел, где объединены десятки или даже сотни постановлений, то есть 12 дел в год, - пояснил он Би-би-си. - Это значит, что на контроле у Комитета скопилось столько ведущих российских дел, помимо стандартных, что на рассмотрение вопроса об их неисполнении российскими властями требуется почти 20 лет. Это коллапс".

Татьяна Глушкова вспоминает, что бывший председатель ЕСПЧ Гвидо Раймонди ранее объяснял рост жалоб "доверием россиян европейскому механизму прав человека".

"Мне же кажется, что эти жалобы следовало бы назвать обращениями отчаяния, - говорит она. - В отсутствие какого-либо иного органа, который хотя бы рассмотрит дело человека основываясь на законе, важность приобретает само признание факта нарушения права, даже если постановление суда никогда не будет исполнено".

Выплат становится меньше

В федеральном бюджете России на 2021 и плановый период до 2023 года на выплату компенсаций по решениям ЕСПЧ ежегодно выделяется 540 млн рублей. Это 6 млн евро - вдвое меньше, чем присудил ЕСПЧ в 2020 году. Заявители за прошлый год добились в Страсбурге присуждения выплаты 11,46 млн евро по российским делам - Россия здесь на втором месте после Румынии (37,46 млн евро). В то же время присужденная сумма выплат по российским делам существенно снизилась по сравнению с предыдущим периодом (28, 5 млн евро).

Редактор информационно-аналитического "Бюллетеня ЕСПЧ" Юрий Берестнев объясняет снижение сумм, которые присуждались к выплатам по российским делам тем, что ЕСПЧ рассмотрел в 2020 году меньше дел о нарушениях прав человека в Чечне, по которым ранее присуждались крупные компенсации по 30-60 тысяч евро большим группам заявителей.

Тем не менее, по состоянию на 31 декабря 2020 года в России скопилось 750 дел с неподтвержденными выплатами, в 620 из них выплаты задержаны более, чем на полгода. Это помимо того, что Россия официально отказалась выплачивать самую крупную сумму, присужденную когда-либо ЕСПЧ - 1,9 млрд евро бывшим акционерам ЮКОСа.

https://www.bbc.com/russian/news-56600084
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7520
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #11 : 10 Апреля 2021, 00:57:34 »
В России сидят долго и дешево. Совет Европы отчитался о тюремной статистике

    Анна Пушкарская
    Би-би-си

8 апреля 2021


Комитет Совета Европы по уголовным делам опубликовал отчет с анализом ежегодной статистики исполнения наказаний в 47 странах Совета Европы по данным на начало 2020 года. В России не только больше всего сидельцев по сравнению с показателями других стран Совета Европы, но также самая высокая нагрузка на одного охранника и самые низкие расходы на одного заключенного.

По данным ФСИН, на фоне уменьшения в России числа заключенных в колониях общего режима и колониях-поселениях, количество осужденных на зонах с наиболее строгим режимом растет. За первые два месяца 2021 года в колониях для пожизненно осужденных стало больше на 4 человека, а в тюрьмах, которые предназначены для тех, кто совершил особо тяжкие преступления, в том числе связанные с терроризмом, число заключенных увеличилось на 33.

При этом тюрем в России построено много - их заполняемость в среднем ниже, чем в Европе.

Кто и что считал для Совета Европы

Отчеты о ежегодной статистике уголовных наказаний в 47 странах Совета Европы составляет Лозаннский университет. Объектами его исследований являются учреждения 52 тюремных администраций (аналогов российской ФСИН). В некоторых государствах с высоким уровнем автономии ряда территорий - например, в Великобритании и Испании - таких администраций несколько.

Исследователи проанализировали данные, которые к началу 2020 года представили 48 из 52 тюремных администраций. Не ответили на вопросы для отчета Украина и три администрации Боснии и Герцеговины. Однако ключевые показатели - общее количество заключенных в этих странах и данные о наполняемости тюрем - были получены из других источников и фигурируют в статистике.

В отчете не собирались данные по территориям с проблемным статусом или ограниченным суверенитетом - Крыму, Приднестровью, Абхазии, Южной Осетии, Нагорному Карабаху, северной части Кипра, а также Дании (Фарерским островам) и "коронным землям" (зависимым заморским территориям) Соединенного Королевства (Гибралтар, Гернси, остров Мэн и Джерси).

Сколько заключенных сидели в России и других странах

В России по данным на 1 января 2020 года за решеткой содержались около 520 тысяч человек - не только в тюрьмах и колониях, но также в СИЗО, изоляторах временного содержания, медицинских и других учреждениях.

Это примерно треть от 1,5 млн заключенных, контролируемых полусотней тюремных администраций, и вдвое больше, чем в следующей за Россией Турции (297 тысяч). Далее следуют Великобритания (92 тысячи), Польша и Франция - там более 70 тысяч заключенных. В тюрьмах Украины сидели около 53 тысяч человек.

Абсолютное число лишенных свободы могло объясняться масштабами страны. Однако при пересчете на душу населения такое объяснение уже не работает.

В России этот показатель за 2019 год снизился на 7,8%, но все равно оставался почти в 3,5 раза выше среднеевропейского. В странах Совета Европы на 100 тысяч жителей приходилось 103,2 заключенных, а в России (356) - почти столько же, сколько в занимавшей первое место по этому показателю Турции (357). За ними следовали Грузия, Литва и Азербайджан.

Меньше всего людей среди стран с населением более 300 тысяч жителей сидели в Исландии (45 заключенных на 100 тысяч человек), Финляндии (50), Нидерландах (59) и Норвегии (59).

В среднем по Европе в тюрьмы за 2019 год поступили 150 и освободились 120 человек на каждые 100 тысяч жителей. В России их было соответственно 218 и 182.

Всего из российских тюрем за год выпустили около 259 тысяч заключенных.

Смертность в тюрьмах

Средний уровень смертности в тюрьмах стран Совета Европы составил на 10 тысяч заключенных 27 смертей, в России этот показатель намного больше - около 47 смертей.

Примерно пять человек из 10 тысяч заключенных в странах Совета Европы, в том числе в России, совершили самоубийства - в российских тюрьмах за год было 274 таких случая. Самый высокий уровень самоубийств - на Мальте, в Армении и в Дании.

Сколько людей охраняли заключенных

В странах Совета Европы в начале 2020 года в среднем приходилось 1,6 заключенных на одного члена тюремного персонала.

Россия данные об общей численности сотрудников пенитенциарных учреждений не предоставила. Однако по другим источникам этот показатель был выше, чем у всех остальных стран - 9,1 заключенных на одного тюремщика.

В Турции и Грузии нагрузка на охранников была почти вдвое меньше (4,8 и 4,1 соответственно). В Греции, Сербии, Молдове и Польше на единицу тюремного персонала приходилось 2,6 заключенных.
Как заполнялись тюрьмы

Россия лидирует в Европе по количеству тюремных "посадочных мест" - в 2020 году их насчитывалось более 755 тысяч. Так что средняя плотность пенитенциарных учреждений оказалась ниже европейской - около 69 человек на 100 мест.

В тюрьмах Европы на каждые сто мест в среднем приходилось около 90 человек. Но в четырнадцати администрациях тюрьмы были переполнены: больше всего в Турции (127 заключенных на 100 мест), Италии (120) и Бельгии (117).

Впрочем, усредненные показатели не отражали ситуацию в переполненных изоляторах Москвы и других мегаполисов, о чем ежегодно напоминали правозащитники. УФСИН столицы только в мае 2020 года впервые добился сокращения числа заключенных в СИЗО до 9029 - ниже предела наполняемости в 9214 человек.

Еще в начале пандемии в марте 2020 года в московских СИЗО сидели 9570 арестованных, а 2017 году изоляторы были переполнены по официальным данным на 23%, а по данным правозащитников - на треть.

Правозащитники отмечали, что власти при расчете среднего показателя учитывают как заполненные места в пустующих (например, из-за ремонта) изоляторах и менее заполненных, чем камеры, тюремных больницах.

В феврале 2021 года после акций протеста в поддержку Алексея Навального переполненными оказались спецприемники, куда свозили арестованных. В восьмиместной камере изолятора в Сахарове, где сидел главный редактор "Медиазоны" Сергей Смирнов, вместе с ним находились 27 человек.

Сколько женщин и детей сидели в тюрьмах

Россия входит в пятерку стран с наибольшей долей женщин-заключенных - их в 2020 году было более 42 тысяч. Это почти половина от более 87 тысяч всех сидевших в странах Совета Европы женщин.

В процентном отношении женщины стабильно составляют 8,1% от общего числа сидельцев в России. Такой же показатель был зафиксирован и в отчете 2017 года. В странах Совета Европы он с тех пор снизился с 5,2 до 4,9%.

Резко сократилось в российских тюрьмах число несовершеннолетних. Сидели за решеткой только подростки мужского пола, их было 1,06 тысячи, в то время как еще год назад - 2,3 тысячи.

У более 2 миллионов детей в Европе один из родителей находится в тюрьме.

В 37 тюремных администрациях стран Совета Европы (которые предоставили такие данные) было 1608 детей, чей родитель отбывает наказание. В России за решеткой жили 423 российских ребенка. Как и еще в двадцати администрациях, детям в российских тюрьмах разрешено находиться с матерью до трехлетнего возраста.

Почти вдвое больше детей (803) в местах лишения свободы жили в Турции, там они могут оставаться с матерями до шестилетнего возраста.

В семи странах такая практика предусмотрена только в отношении младенцев в возрасте до года.

В каком возрасте сидели

Российские власти насчитали у себя около 52 тысяч заключенных в возрасте до 25 лет и более 334 тысяч в возрасте от 25 до 55 лет. Около 29 тысяч сидели в возрасте от 56 до 60 лет, 9 тысяч российских заключенных были еще старше.

Средний возраст всех заключенных по странам Совета Европы составлял в начале 2020 года 36 лет, 15% сидели в возрасте старше 50 лет, а 2,5% - 65 лет и старше.

Преступников старшего возраста больше всего в тюрьмах Италии - там 26% заключенных было за 50, почти 9% - старше 65 лет. Более 20% сидельцев старше 50 лет - среди обитателей тюрем Португалии, Северной Македонии, Бельгии и Испании. По числу заключенных старше 65 лет за Италией следовали Албания, Англия и Уэльс, Литва, Норвегия и Португалия.

Много ли сидело иностранцев?

Число иностранцев в европейских тюрьмах растет - в 40 странах их более 15%.

В пяти странах иностранцы составляли в местах лишения свободы большинство - здесь лидировали Люксембург (73,9%), Швейцария (69,6%) и Греция (57,8%), за ними шли Австрия (53,1%) и Мальта (51,5%).

Еще в шести администрациях - испанской Каталонии, Бельгии, Эстонии, Италии, Дании и Норвегии доля иностранцев составляла от 46% до 29% соответственно.

Меньше всего иностранцев (1-2%) сидело в Румынии, Молдове и Польше.

Россия не предоставила Совету Европы данных о том, сколько иностранцев сидело к началу 2020 года в ее тюрьмах.

Сколько сидело до и после приговоров?

Россия занимала второе место по наименьшей доле заключенных, находившихся под стражей до приговора суда - их всего около 10%, меньше только в Чехии (8,5%).

В Европе средняя доля содержащихся под стражей до суда в начале 2020 года составляла 22% от общего числа заключенных.

Вдвое выше cреднего этот показатель был у Армении, Албании и Люксембурга (около 45%), более 40% составляли такие лица в Нидерландах и Швейцарии.

Средний тюремный срок сидевших в Европе - около 8 месяцев.

В России он в четыре раза выше, она занимала третье место по длительности сроков лишения свободы - в среднем 29 месяцев (почти 2,5 года).

Опережали Россию Азербайджан (33 месяца) и Португалия (30 месяцев). Чуть меньше, чем в России, сидели в Молдове (26), Чехии (23), Румынии (22).

29 209 человек в странах Совета Европы сидели по приговорам к пожизненному заключению. В процентном отношении их было больше всего в Северной Ирландии (около 16%), Греции (12%), Ирландии (11%).

В России на начало 2020 года пожизненно сидели 5 571 человек, какую долю от общего числа заключенных они составляли, российские власти не указали.

Более 148 тысяч российских заключенных отбывали наказания по приговорам к сроку от 5 до 10 лет, 88 тысяч - от 3 до 5 лет, 80 тысяч - от 1 до 3 лет, 60 тысяч заключенных - от 10 до 20 лет.

Один и тот же показатель - примерно по 20 тысяч заключенных - зафиксирован при подсчете приговоренных как к сроку от 20 лет и больше, так и к сроку менее 1 года.

Таким образом, более 80% осужденных в России были приговорены к реальному сроку лишения свободы более, чем на 5 лет.

За что сидели

Количество заключенных по обвинительным приговорам в странах Совета Европы с 2013 года снизилось перед пандемией на 20%. По словам профессора Марсело Эби, руководителя исследовательской группы SPACE из Университета Лозанны, частично это произошло за счет сокращения количества краж и грабежей.

Одновременно выросло количество случаев кибермошенничества, но такие преступления реже приводят к обвинительным приговорам, поскольку преступники часто находятся за пределами государства, где они действовали, и их сложнее привлечь к ответственности.

В России 120 тысяч заключенных были осуждены за преступления, связанные с наркотиками; почти 85 тысяч за убийство; около 65 тысяч за кражу; 25 тысяч за нападения и побои; 21 тысяча - за изнасилование; 20 тысяч за грабеж, 815 человек за экономические и финансовые преступления. 87 тысяч сидели за другие преступления.

Самые распространенные преступления, за которые сидели в Европе, также связаны с наркотиками (17,7% от общего числа заключенных). Больше всего их было в Латвии (44,2%), Исландии (34,6%) и Италии (31,5%).

Далее следовали кражи (13%) - здесь лидировали Латвия (44%), Словения (29,2%) и Турция (28,3%). Чуть меньше (12%) сидели за убийства (лидеры - Албания, Литва и Румыния).

Четверо из каждых десяти сокамерников в европейских тюрьмах были осуждены за преступления, связанные с насилием (убийство, нападение и избиение, изнасилование и другие сексуальные преступления, а также грабеж).

Около восьми из каждых 100 заключенных сидели за изнасилование или другие виды сексуальных преступлений - всего за решеткой в странах Совета Европы находилось более 81 тысячи таких заключенных.

Трое из каждых 100 заключенных отбывали наказание за нарушение правил дорожного движения.

В собранных данных фигурируют 30,5 тысяч осужденных за террористические преступления. Подавляющее большинство из них сидят в Турции (29 827), за ней следуют Франция (292) и Испания (209).

Около четырех из каждых 100 сокамерников в Европе находились в тюрьме за экономические и финансовые преступления, больше всех их было в Словении, Германии и Грузии.

Сколько денег тратили страны на своих заключенных

Стоимость тюремного заключения к началу 2020 года выросла в среднем за год на 5% до 27 млрд евро по данным 42 тюремных администраций, предоставивших эту информацию.

Средняя сумма расходов на одного заключенного в день в 2019 году составила 64,4 евро. Дешевле всех арестанты обходились России - 2,8 евро на заключенного в день, дороже - примерно до 300 евро - Швеции и Норвегии.

В целом Россия потратила на заключенных больше всех - 4,2 млрд евро. За ней следуют Великобритания (4 млрд евро), Германия (3,5 млрд евро), Италия и Франция (2,9 млрд евро).

Тюрьмы и пандемия

По данным еще одного доклада Совета Европы "Тюрьмы и заключенные в Европе во время пандемии: оценка краткосрочного воздействия Covid-19 на тюремное население", уже в марте 2020 года, когда началась пандемия, коронавирус был обнаружен и среди заключенных, и среди персонала в ряде европейских стран, включая Россию.

Почти половина государств Совета Европы к 15 апреля 2020 года освободила часть заключенных в качестве превентивной меры против распространения пандемии.

Турция, которая до того времени была второй по численности заключенных в Европе, пошла еще дальше -хотя и после 15 апреля, но сократила численность заключенных на треть, освободив 102 944 человека.

Всего в 20 государствах-членах Совета Европы были освобождены более 128 тысяч заключенных. Данных о таких мерах в России Совет Европы не получил.

Впрочем, в целом численность заключенных с начала 2020 года к 15 апреля в России сократилась на 1,3%.

Значительно сократили численность сидельцев Нидерланды и Шотландия - на 8,9% и 9,6% соответственно, причем Шотландия прямо отметила, что "быстрое сокращение числа заключенных может быть связано с сокращением числа судебных дел из-за Covid-19".

С другой стороны, в ряде стран численность заключенных даже выросла, в том числе в Швеции, которая не вводила карантин - более чем на 4%, а в Греции - на 3,7%. Шведская тюремная служба выявила 127 подтвержденных случаев Covid-19 среди заключенных, 115 из них полностью выздоровели.

Материал подготовлен при участии Оксаны Чиж

https://www.bbc.com/russian/news-56674300
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7520
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #12 : 20 Апреля 2021, 21:06:39 »
Поиски «секретной тюрьмы» ФСБ

Фигуранты громких дел о терактах говорят, что из них выбивали показания под пытками. Кто и где это делал?
Илья Рождественский 24 июля 2017

Вечером 4 апреля Аброр Азимов, которого ФСБ считает одним из организаторов теракта в Санкт-Петербурге, вышел из метро на юго-западной окраине Москвы и сел в машину, найденную с помощью сервиса BlaBlaCar. Азимов планировал уехать на Украину, а оттуда в Турцию или в Сирию, но примерно через час, около 23:00, автомобиль остановили на трассе сотрудники полиции и сказали ехать в отделение Наро-Фоминска – этот город был совсем рядом.

До ОВД фигурант дела о теракте не добрался: по дороге его высадили, обыскали, заковали в наручники, надели на голову черный мешок, пересадили в другую машину и примерно 40 минут везли в неизвестном направлении. Затем его снова вывели из автомобиля и на этот раз спустили в подвал. Мешок с головы сняли только через неделю, и тогда Азимов понял, что находится в настоящей камере.

В течение почти двух недель неизвестные держали его в «секретной тюрьме» и пытали, добиваясь показаний. В жалобе, поданной Азимовым в Главное военное следственное управление (ГВСУ) СКР, он приводит жуткие подробности своего заточения и утверждает, что был в руках оперативников ФСБ. Никаких других подтверждений этому нет, но нам удалось найти в общей сложности истории шести заключенных, пять из которых в разное время рассказывали о похищениях и пытках, происходивших до официального задержания. Они направляли жалобы в Европейский суд по правам человека или в российские правоохранительные органы, и содержащиеся в этих документах описания камер, подробности жестокого обращения и применявшихся для пыток предметов, а также детали похищения позволяют утверждать, что речь идет об одном объекте – том же самом, куда Азимова привезли в ночь на 5 апреля.

Второй смертник

Теракт в петербургском метро, унесший жизни 16 человек (еще более ста пострадали), произошел в понедельник 3 апреля, в разгар рабочего дня. Смертник Акбаржон Джалилов оставил взрывное устройство на станции «Площадь Восстания», после чего подорвал себя в вагоне с пассажирами; перед терактом он звонил Аброру Азимову, своему предполагаемому наставнику. По версии следствия, в организации теракта участвовал также старший брат Азимова Акрам – он, как утверждается, получал деньги от некоей «международной террористической организации». Реакция правоохранительных органов на теракт была стремительной: уже 7 апреля в Петербурге и Москве были задержаны восемь подозреваемых – в основном, знакомых смертника. Но история братьев Азимовых разворачивалась отдельно.

Акрама Азимова в день, когда произошел теракт, в России не было – 27 марта он улетел из столичного аэропорта Домодедово рейсом авиакомпании S7 в Ош (у Republic есть копия посадочного талона). Через пару недель, 13 апреля, он обратился в местную клинику «Хосият» с жалобами на здоровье. Врачи диагностировали у него острый гнойный гайморит, а 15 апреля прооперировали. И в тот же день его забрали из больницы трое сотрудников Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Киргизии, не предоставив, по словам врачей, никаких документов, кроме удостоверения личности. «Угрожали врачу, говорили: хочешь, и тебя заберем?» – вспоминает дежурный врач клиники. (В ГКНБ отказались комментировать эту информацию, переадресовав все вопросы в ФСБ и СКР. В ФСБ и СКР, куда мы отправляли запросы по всем эпизодам, упоминающимся в этой статье, также не ответили.)

После того как спецслужба забрала Азимова из больницы в Киргизии, он неожиданно появился в российской столице – 19 апреля ФСБ сообщила о его задержании на территории Новой Москвы. Отец Азимова уверен, что самостоятельно добраться до России его сын не мог: при госпитализации у него не было с собой денег на билет. Адвокат Ольга Динзе, которая защищает фигуранта дела, рассказывает, что обвиняемого привезли в Домодедово обычным рейсом в тот же день, когда забрали из клиники, и примерно в десять часов вечера вывели из самолета, пока остальные пассажиры сидели и ждали. Затем его провели через паспортный контроль и служебный выход и около часа везли в неизвестном направлении в наручниках на руках и ногах и с опущенной на глаза шапкой. Так Акрам Азимов оказался в том же подвале, что и его младший брат: в жалобе Аброра указано, что он слышал голос Акрама.

Аброр Азимов пишет в своем заявлении, что видел еще одного заключенного. Это случилось через неделю после задержания: Аброра тогда вывели из камеры и пристегнули к батарее в коридоре. К этой же батарее был пристегнут парень, который утверждал, что его держат в «тюрьме» уже четыре недели: «Он сказал, что приехал из Сирии и является смертником, а теперь он здесь, и через его аккаунты сотрудники сидят в интернете». О ком именно идет речь, неизвестно.

«Сапсан» и убийство Буданова

Если трое человек, судя по показаниям, оказались в одной и той же «тюрьме», то, возможно, там побывали и другие фигуранты громких уголовных дел? Republic проанализировал жалобы в Страсбургский суд, которые были поданы к России в связи с пытками, и нашел еще как минимум трех человек, которые, по всей видимости, содержались в том же месте: это Ислам Хамжуев и Мансур Эдильбиев, осужденные за попытку подрыва скоростного поезда «Сапсан» в июне 2011 года, и Юсуп Темерханов, признанный виновным в убийстве полковника Юрия Буданова. Их истории напоминают то, что говорят задержанные по подозрению в совершении теракта братья Азимовы.

Хамжуева забрали 2 июля 2011 года в Москве около шести часов вечера недалеко от хостела в районе Арбата: к нему подошли несколько человек в гражданском, он почувствовал укол в затылок и потерял сознание. Очнулся Хамжуев на полу микроавтобуса. Эдильбиева схватили рядом с его домом на улице Берзарина на северо-западе Москвы 5 июля того же года около одиннадцати утра. «К нему подошли неизвестные люди, порядка пяти-шести человек (трое-четверо подошли спереди, еще двое-трое сзади), и окружили его. Назвав заявителя по имени, они скрутили его, при этом кто-то нанес удар по голове сзади, – говорится в жалобе в ЕСПЧ. – Его привезли к отдельно стоящему зданию, по тишине вокруг заявитель понял, что его увезли из Москвы».

Темерханова, как следует из его обращения в Страсбург, похитили около десяти вечера 19 августа 2011 года. Такси, в котором он ехал в столичную гостиницу «Украина», остановил сотрудник ДПС, это произошло на улице Пудовкина в районе Воробьевых гор: «В это же время к машине подбежали несколько человек в масках. Двое из них силой вытащили заявителя из такси. Они надели на него наручники и шапку из эластичного материала черного цвета, из-под которой он почти ничего не видел. Его подвели к микроавтобусу черного цвета, припарковавшемуся вплотную сзади к машине такси. У двери стоял третий человек, который направил на заявителя пистолет. Его усадили в микроавтобус, где положили на сиденья. Голову поверх шапки обмотали клейкой лентой, поверх туловища заявителя набросили куртку».

Темерханова, как он утверждает, везли около двух часов. Как и Эдильбиев, он предполагает, что «тюрьма» была за городом: «Заявителя привезли к зданию, которое, как ему показалось, находилось на окруженной лесом территории. Его сразу завели в здание и провели вниз по лестнице, ему пришлось переступить через два порога. В помещении Темерханова пристегнули к тонкой трубе, которая проходила примерно в метре от пола». Там его держали до 25 августа, то есть пять дней.



Пытки электричеством

То, что происходило после похищений, описано в заявлениях очень подробно – и в части, где речь идет об истязаниях и допросах, и в описаниях места, в котором оказались арестанты.

Так, всем пяти фигурантам надевали на голову мешок или шапку, которые обычно заматывали скотчем, а на руки – наручники. Затем их бросали в машину, некоторые обвиняемые говорят о минивэне (предположительно, Volkswagen, указал Эдильбиев). «Секретную тюрьму» похищенные описывают одинаково: располагается в подвальном помещении, выше уровня колен – труба, к которой пристегивали заключенных. Аброр Азимов и Хамжуев пишут, что камеры были от шести до восьми квадратных метров. Из других показаний следует, что камер было как минимум две. Сопоставив обращения в ЕСПЧ и в ГВСУ СКР, можно сделать вывод, что в одной камере стены были обиты железными листами темно-синего цвета, а пол бетонный; во второй камере на полу лежала плитка, а стены были серые. Четверо из пяти упоминают, что их отводили в душевую кабину. Аброр Азимов и Юсуп Темерханов утверждают, что наверху располагалось еще одно помещение, где были охранники.

Аброра Азимова один раз осматривал врач. Кроме того, он пишет, что в тюрьме был туалет. Его брат, правда, отмечает, что пользоваться туалетом не давали: «Можно было ходить только в бутылку, там их было много, и все наполнены фекалиями. Когда я увидел бутылки с фекалиями, я подумал, что больше я отсюда не выйду».

Всех пятерых фигурантов пытали электричеством. Для этого, по словам Аброра Азимова, Эдильбиева и Хамжуева, использовали аппарат, похожий на старый радиоприемник или динамо-машину: по площади как лист формата А4, а в высоту около пяти сантиметров; на корпусе ручка, катушка и две кнопки. Провода подсоединяли к пальцам рук и ног, к мочкам ушей и к половым органам. «Следующие несколько часов (порядка десяти) его пытали, в том числе током, применяя так называемую “динамо-машину”. Провода прикрепляли к большому пальцу ноги и уху. К нему подходили разные люди, судя по голосам; ему на голову надевали пакет с газом, заставляя дышать им. От этого газа дыхательные пути сильно жгло», – указано в материалах ЕСПЧ по Эдильбиеву.

«Ко мне пришел сотрудник и надел провода на мизинец левой руки, второй конец прикрепил к пальцам левой ноги. Начали опять пытать током, задавая вопросы относительно моей поездки [предположительно, в Турцию] и предметов, которые я передавал. Все вопросы и ответы сопровождались пытками. Мужчины боялись, что я могу не выдержать, а соответственно, били меня осторожно», – говорится в жалобе Аброра Азимова.

Его также пытали водой: держали за руки и за ноги и лили воду на лицо, на котором лежала тряпка. Обвиняемый захлебывался и терял сознание. Когда его перевели в другую камеру, он обнаружил там различные приспособления для пыток: помимо электроприборов были кусачки, ремни для подвешивания и биты. Бита фигурирует и в жалобе его брата Акрама: «Напряжение делали то сильнее, то слабее, при этом задавали вопросы. Если ответ был отрицательный, то напряжение тока повышали. Пытки продолжались до 19 мая. Чтобы я не кричал, мне затыкали тряпкой рот. Я не мог дышать носом после перенесенной операции. Мне надевали на голову пакет и перекрывали подачу воздуха. Все это происходило одновременно. Еще меня раздевали, намазывали дубину финалгоном и говорили, что будут меня насиловать».

Похитители в отставке

С кем пришлось иметь дело людям, угодившим в «секретную тюрьму», они могут только догадываться. В трех случаях похитители были в гражданской одежде. Нельзя утверждать, что пытавшие работают в ФСБ: напротив, несколько из них в разговоре с похищенными говорили, что вышли в отставку. Однако четырех заключенных они передавали действующим оперативникам спецслужбы, которые и проводили официальные задержания, – если верить показаниям фигурантов уголовных дел, это указывает на то, что, кем бы ни были организаторы похищений, свои действия они координировали с ФСБ.

Аброр Азимов в своей жалобе подчеркнул, что его истязали мужчины в возрасте 25–30 лет, но один раз к нему в камеру зашел человек в балаклаве; он сказал, что ему 70 лет и у него «куча ранений»: «Он отдал распоряжение снять с меня мешок и сказал посмотреть ему в глаза». Неизвестный начал угрожать предполагаемому террористу, что его и его отца могут скормить свиньям на свиноферме. Также угрожали Акраму Азимову: «Во время пыток мне говорили, что мою жену будут пытать и насиловать на моих глазах. Еще мне говорили, что скормят меня свиньям и я никогда не попаду в рай. Это для меня как для мусульманина одно из самых страшных наказаний».

В своей жалобе Акрам Азимов смог описать только одного человека – остальных он не видел, поскольку его глаза были замотаны скотчем. По словам фигуранта дела, после трех дней пыток в камеру зашел мужчина «худощавого телосложения, волосы темно-русые, короткие, рост примерно 180 см, большие темные глаза, славянской внешности, нос прямой, немного выпирающая вперед челюсть, возраст примерно 40–45 лет, одет в спортивный костюм темного цвета и светлые кроссовки». «В тот момент он приподнял мне шапку и размотал скотч», – указал Азимов. Неизвестный сказал, что давно не является оперативным сотрудником, поскольку вышел в отставку, и назвал себя Абу-Хатибом, пояснив, что это означает «Отец Ада». («Абу» с арабского действительно переводится как «отец»; однако слово «хатиб» имеет другие значения, в том числе «оратор» и «жених».) Визитер угрожал изнасилованием и унижал Азимова, после чего тот, как он сам утверждает, сказал, что готов подписать любые показания.

Похитителей запомнил и Эдильбиев: уже после задержания, когда его привели в квартиру, где шел обыск, он узнал двоих оперативников – на них была та же обувь, как и на двух мужчинах, участвовавших в истязаниях. Темерханов пытавших его людей не видел, поскольку их лица скрывали маски. Однако в своей жалобе он указал: некоторые из них утверждали, что «они из военной разведки, двое говорили, что они – “Белая стрела”». В нескольких российских фильмах и сериалах так называлась тайная организация, боровшаяся с преступностью.

Итогом пыток и угроз, как утверждают фигуранты уголовных дел, стали их признания в совершении преступлений. Хамжуев под пытками согласился дать нужные показания, а Эдильбиев, как он говорит, по указанию пытавших нарисовал схему с местом закладки взрывного устройства, которым пытались подорвать «Сапсан». Эта схема использовалась как доказательство в судебном процессе. От Темерханова якобы требовали сделать заявление, что убийство Буданова он совершил по заказу чеченского лидера Рамзана Кадырова. Темерханов отказался давать такие показания, а на суде его адвокаты неоднократно говорили о пытках, однако СКР, проведя проверку, счел, что фигуранта дела никто не похищал и не избивал. К такому же выводу пришли правоохранительные органы, проверяя жалобы Эдильбиева и Хамжуева.

У Аброра Азимова неизвестные спрашивали про его поездку в Турцию, добивались, чтобы он дал показания на своего знакомого из этой страны как на пособника террористов. От него также добивались признания, что на записи разговоров, которая есть в деле, слышен голос Аброра. Акрам, как указано в его жалобе, под пытками заявил, что его брата вербовал лидер некоей террористической ячейки (амир) Ахмад. В его показания также были включены несколько имен «сторонников Ахмада». Наконец, Акрам Азимов сказал, что его брат был сторонником террористической группировки «Джебхат ан-Нусра».

Инсценированные задержания

После пыток заключенных, по их словам, отводили в душевую, отдавали либо их одежду, либо приносили новую и затем увозили, чтобы инсценировать задержание.

ФСБ опубликовала видеозапись задержания Аброра Азимова 17 апреля – оно происходило недалеко от железной дороги в Одинцовском районе Подмосковья. Сам фигурант утверждает, что в тот день его вывели из камеры, переодели, натянули на голову капюшон, обмотали скотчем, довезли до места задержания и инсценировали поимку. «Мужчины, которые снимали постановку с моим участием, были другими, не теми, кто меня пытал», – указывает Азимов. Затем его вновь погрузили в машину, вынудили оставить отпечатки пальцев на пистолете Макарова, который ему вложили за пояс, и после этого доставили к следователю, у которого уже был напечатан протокол допроса.

Еще через два дня ФСБ сообщила о задержании Акрама Азимова. На обнародованной записи видно, что предполагаемого террориста ловят на остановке: Азимов сидит с опущенной головой на скамейке, к нему подбегают двое оперативников ФСБ, выворачивают руки, после чего крупным планом показывают, что в поясной сумке у задержанного лежит боевая граната РГД-5. Азимов утверждает, что сумку ему «надели перед тем, как приказать сесть на скамейку». «После этого ко мне подъехал минивэн, выбежали сотрудники, один из которых снимал на видеокамеру, и изобразили мое задержание. Только тогда я увидел, что в сумке, которую мне повесили на пояс, находилась граната», – пишет Азимов в своей жалобе. Если верить его словам и заявлению спецслужб, то как минимум 30 секунд Азимов находился среди обычных прохожих с настоящим оружием. Сейчас братья содержатся в изоляторе «Лефортово».

Задержание брата предполагаемого организатора теракта в Санкт-Петербурге
https://www.youtube.com/watch?v=itmwJz5e5yE

Осужденного за попытку подрыва «Сапсана» Эдильбиева официально задержали 8 июля 2011 года. Когда его везли из «тюрьмы», машина долго ехала по бездорожью. Несколько раз микроавтобус останавливался на пару минут: «Заявитель сделал вывод, что они едут через территорию некоей военной части. По дороге его похитители с кем-то созванивались, уточняя маршрут. Они въехали в подмосковную Балашиху и остановились. Через некоторое время ему на плечо надели сумку, которая была с ним в момент похищения, приказали выйти и идти прямо по улице, пообещали застрелить, если он дернется». Эдильбиеву дали пройти несколько метров, после чего у ближайшего дома затормозил автобус, откуда выскочили люди в камуфляже и задержали его.

Темерханова, осужденного за убийство Буданова, поймали в ночь на 26 августа 2011 года: его доставили в парк Тропарево-Никулино, где пристегнули наручниками к дереву. Из парка Темерханова забрали сотрудники уголовного розыска. В ходе доследственной проверки в связи с заявлением о пытках полицейские утверждали, что вычислили фигуранта дела по биллингу его телефона; из документов проверки также следовало, что телефон был недоступен до этого пять дней – столько же, сколько Темерханов, предположительно, провел в «тюрьме».

Темерханов, Эдильбиев и Хамжуев предстали перед судом и были признаны виновными. Они отбывают назначенные им сроки в исправительных колониях. Повреждения, полученные ими при пытках, зафиксировали врачи, копии осмотров приложены к жалобам в ЕСПЧ. Братьев Азимовых медики не осматривали.

Вероятное местоположение

Можно ли определить, где именно находится место, куда привозили будущих фигурантов громких дел, и что это за объект?

В том, что он существует, похоже, нет сомнений. По крайней мере два наших собеседника, знакомые с расследованием различных уголовных дел о терроризме, утверждают, что знают о «секретной тюрьме». Отвечать на вопрос о ее местонахождении они отказались; по словам одного из источников, «тюрьмой» пользуются только сотрудники ФСБ, а основной «контингент» – уроженцы Средней Азии.

Если сравнить время, которое потребовалось похитителям, чтобы доставить фигурантов дел или увезти их обратно, то можно предположить, в каком примерно районе располагается «тюрьма».


Методика подсчета: Аброра Азимова около 40 минут везли на машине из Наро-Фоминска, его брата Акрама – примерно час из аэропорта Домодедово, а Эдильбиева от его дома на улице Берзарина – без остановок около получаса. Поскольку Азимовых похитили в вечернее время, а Эдильбиева везли на большой скорости, для расчетов была выбрана средняя предположительная скорость автомобиля 80 км/ч. Хамжуев не смог вспомнить, сколько его везли, а машина с Темерхановым долгое время ездила по городу, поэтому их показания не использовались в расчетах.

Со статусом этого объекта сложнее. Официально Федеральная служба безопасности лишилась собственных тюрем и изоляторов в январе 2006 года – по рекомендации Парламентской ассамблеи Совета Европы, все подобные учреждения были переданы ФСИН, которая подчиняется Министерству юстиции. (Хотя, по признанию высокопоставленного собеседника Republic в руководстве столичного управления ФСИН, СИЗО «Лефортово», с 1936 года находившееся в ведении контрразведки, неформально так и осталось изолятором ФСБ.)

У ФСБ в указанном на карте районе есть несколько объектов, информацию о которых можно обнаружить в Едином государственном реестре налогоплательщиков. Так, в Теплостанском проезде располагается комплекс Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ (юридически он оформлен как войсковая часть №34435; за забором института – здание ФСО, от дорог и жилых домов здание отделено лесопарком); в районе Очаково-Матвеевское находится одно из подразделений погранслужбы ФСБ, а в подмосковном Голицыне – пограничный институт спецслужбы. Как следует из данных Росреестра, на этих объектах есть строения с подвальными помещениями.

Впрочем, здание, где держали похищенных, может не иметь отношения к спецслужбе. Наш источник, знакомый с ходом расследования дела о петербургском теракте, отмечает, что, помимо тотальной проверки связей предполагаемых террористов (результатом чего стало быстрое задержание восьми человек), оперативники пошли на «крайние меры». Он не исключает, что для похищения братьев Азимовых привлекались вышедшие в отставку сотрудники правоохранительных органов и спецслужб, которые затем передали подозреваемых ФСБ.

***

Следствие по делу о теракте в Санкт-Петербурге еще не завершено, материалы в суд не переданы. Обращение, которое адвокаты братьев Азимовых – Ольга и Дмитрий Динзе – подали в ГВСУ СКР, принято, и его рассматривают в 51-м военном следственном отделе СКР. Тем временем к самим Азимовым, по словам их отца, в изолятор стали приходить сотрудники ФСБ и требовать, чтобы те отказались от своих защитников и воспользовались услугами адвокатов по назначению.

Дмитрий Динзе говорит, что давление оказывалось и на родственников братьев, которые живут в Киргизии: их посещали местные оперативники и просили жену Акрама Азимова написать мужу записку со словами «Встретимся в раю». Делать это супруга обвиняемого отказалась.


https://republic.ru/posts/85167


========================================================

Что думают экс-сотрудники спецслужб о "секретной тюрьме" ФСБ

24 июля 2017

Под контролем ФСБ находится секретный объект, на котором под пытками добиваются признательных показаний от подозреваемых в терроризме, утверждает российское издание Republic. Адвокаты обратились в прокуратуру с требованием проверить данные о пытках. В ФСБ комментировать публикацию не стали.

В расследовании журналиста Ильи Рождественского говорится о шести заключенных, которые в разное время содержались в "секретной тюрьме" в Подмосковье: пять из них направляли жалобы в Европейский суд по правам человека или российские правоохранительные органы.

Среди тех, из кого, согласно материалам расследования, выбивали показания на секретном объекте, - обвиняемые по делу о теракте в метро Санкт-Петербурга братья Аброр и Акрам Азизов, осужденные за попытку подрыва "Сапсана" Ислам Хамжуев и Мансур Эдильбиев, а также Юсуп Темерханов, признанный виновным в убийстве полковника Юрия Буданова.

По словам пострадавших, после задержания им на голову надевали мешок или шапку, на руки - наручники, какое-то время везли на машине до места содержания, а затем спускали в подвал, где пытали, добиваясь признательных показаний.

Русская служба Би-би-си поговорила с бывшими сотрудниками спецслужб и спросила их о том, возможно ли существование секретного объекта для проведения незаконных методов дознания в системе ФСБ.

Александр Михайлов, генерал-майор ФСБ в запасе, член совета по внешней и оборонной политике:

Это чушь собачья. Я понимаю, это не парламентское выражение, но иначе это охарактеризовать нельзя. Дело в том, что на сегодняшний день Федеральная служба безопасности и другие правоохранительные органы России невероятно прозрачны: они контролируются не только прокуратурой, иными структурами, но еще и финансовыми органами.

Любых незаконных трат на что-либо, кроме прописанного в законе, просто по определению быть не может. Поэтому даже с точки зрения экономической, речь идет о финансировании неких закрытых тюрем, для которых еще и нужно найти некий бюджет. Это [необходимость финансового обеспечения - Русская служба Би-би-си] уже полностью исключает какие-либо "узилища".

В последнее время такие истории сопряжены с тем, что предлагается версия, которую невозможно проверить. Я говорю с позиции человека, который прослужил большое количество времени в системе органов безопасности. Мы все время сталкиваемся с такими фейками.

Есть, конечно, какие-то изоляторы, есть Лефортовский изолятор [до 2005 года СИЗО Лефортово официально находился в ведении ФСБ], но говорить о каких-то тюрьмах, куда надо возить… Если бы такая тюрьма была, о ней бы все знали в том месте, в том поселке, где она имеет место быть.

Нелепо говорить о вещах, которые по определению быть не могут.

Геннадий Гудков, политик, в прошлом зампред комитета ГД по безопасности, бывший сотрудник ФСБ-КГБ СССР:

Секретная тюрьма может быть только в фигуральном выражении: тюрьма - большой объект, сложный в инженерном отношении, там должно работать много людей. Зачем вкладывать деньги, если можно отгородить часть какого-то изолятора и там делать то, что ты хочешь, а ФСИН закроет глаза?

Либо это может быть какой-то оперативный объект - допустим, кирпичный барак, в котором сделаны самодельные камеры, в которых содержатся заключенные без суда и следствия. Но это будет небольшой объект, не имеющий отношения к слову "тюрьма" - просто какой-то самодельный "зиндан", в котором будут выбивать показания.

Но, честно говоря, я не понимаю, зачем строить секретный объект, если желающих использовать силу, полномочия власти и получить от этого кайф внутри самой ФСИН и МВД более чем достаточно. Достаточно поместить в какие-то зоны, где над заключенными начнут особенным образом измываться, без всякого строительства специальных объектов.

[Для ФСБ такая "тюрьма"] очень большой риск утечки информации - будет большой скандал. Это можно сделать, но крайне рисково. Готово ли ФСБ пойти на такой риск?

В [полноценную] "тюрьму" я точно не верю, может быть, это часть следственного изолятора, либо это действительно по "беспределу" какой-то секретный объект в зоне особого режима, где могут измываться над задержанными до официальных процессуальных действий.

Договориться с ФСИН, взять часть изолятора, сделать несколько камер, допросных, защищенный блок, изолированный от всех остальных - это будет намного проще, дешевле, эффективнее и понятнее - и риска меньше намного.

Пытки электричеством

Адвокаты Дмитрий и Ольга Динзе, представляющие интересы фигурантов дела о взрыве в петербургском метро, обратились в генпрокуратуру с требованием проверить данные о пытках на секретном объекте, в котором предположительно содержались их подзащитные.

Теракт в петербургском метро 3 апреля 2017 года унес жизни 16 человек. По версии следствия, незадолго до взрыва смертник звонил Аброру Азимову, которого ФСБ считает одним из организаторов преступления. Его брата Акрама правоохранительные органы также считают причастным - по их данным, он получал деньги от "международной террористической организации".

Аброр Азимов был официально задержан 17 апреля.

Как утверждают в своем обращении адвокаты (документ есть в распоряжении Русской службы Би-би-си), предшествующие официальному задержанию две недели - с 4 по 17 апреля - обвиняемый содержался в "секретной тюрьме" ФСБ. Там же, по словам защитников, с 15 по 19 апреля удерживали второго фигуранта дела - Акрама Азимова.

Согласно приведенным в документе показаниям Аброра Азимова, после того как он попал в камеру, "неустановленные сотрудники специальных служб" приковали его к железной трубе и стали бить по голове, в область живота и почек.

"Сняли обувь, носки и привязали к левой ноге провод, а к пальцу правой ноги прицепили прищепку и начали бить током, задавая вопросы по следующей схеме: задавался вопрос про события, в случае, если правдивый ответ не устраивал - опять начинали бить током", - приводят слова обвиняемого адвокаты.

Его брата Акрама Азимова тоже пытали электричеством, надевали на голову пакет и перекрывали доступ воздуха, а также угрожали изнасилованием, говорится в обращении.

Отец братьев Азимовых, Ахрал Азимов:

Мы с Аброром регулярно созванивались по телефону - раз в два-три дня: спросить, как дела, как здоровье. Последний раз говорили 1 апреля. А потом он несколько суток не выходил на связь. Я обеспокоился и позвонил в полицию. […] В отделении мне сказали узнать на работе. А на работе сообщили, что сын уволился и уехал на родину. Ну я успокоился.

15-го апреля я вышел из дома на работу примерно в 4:20. Мимо проехала полицейская машина, потом остановилась гражданская машина, вышли люди, посадили меня в нее и сказали, что поедут ко мне домой обыскивать. После чего меня отвезли в участок, там допрашивали, задержали на два дня - выпустили 17-го.

Когда я вышел, мне позвонили из дома, мол, "твоего сына Акрама забрали прямо из больницы". Ему 14-го числа делали операцию из-за гайморита, его я сам отправил на родину, там хоть мать и жена будут ухаживать. Я удивился: куда забрали, зачем?

Я не знал, куда идти и где искать. А потом показывают по телевизору моего младшего - Аброра - как будто его ловят под Москвой с гранатой. А на следующий день показывают сюжет, как старшего сына с больничной койки забирают.

Я нашел адвокатов Динзе - их около месяца не допускали к моим детям. Потом уже на первой встрече с ними сын рассказал, что 4-го числа он ехал на Украину, хотел там работать, по дороге его машину остановили, надели ему на голову мешок и увезли в неизвестном направлении.

Вот 4-го его забрали и до 18-го, как он говорит, его током били, оказывается, сверху воду наливали, чтоб не дышал, заставляли признаваться в тех делах, которых он не делал.

Я эту информацию давал разным СМИ - никто даже не реагировал. А адвокат, которого сыну дали по назначению, говорил, чтобы я тихо ходил, не рыпался, чтобы не навредить себе и детям.

Другие заключенные

Аброр Азимов настаивает, что в месте, где его содержали, он видел еще одного заключенного.

Издание проанализировало жалобы на пытки, которые были поданы в Страсбургский суд, и нашло еще как минимум трех человек, которые могли содержаться в том же месте, что и братья Азимовы.

Речь идет о Исламе Хамжаеве и Мансуре Эдильбиеве, которые были осуждены за попытку подрыва поезда "Сапсан", а также Юсупе Темерханове, осужденном за убийство полковника Буданова.

Их истории напоминают то, что говорят задержанные по подозрению в совершении теракта братья Азимовы, пишет Republic.

"Тюрьма" на юго-западе

Информацию о "секретной тюрьме" подтверждают два источника издания, знакомые с расследованием дел о терроризме. По словам одного из них, объектом пользуются только сотрудники ФСБ. Содержатся в "тюрьме" в основном уроженцы Средней Азии, сказал собеседник Republic.

Издание подчеркивает, что о непосредственной причастности действующих сотрудников ФСБ к пыткам говорить нельзя: по словам фигурантов дел о терроризме, некоторые из пытавших в разговоре с ними говорили о том, что вышли в отставку.

Сравнив время, в течение которого фигурантов дела о терроризме везли до места содержания, Republic предполагает, что "секретная тюрьма" может находиться на юго-западе Москвы.

ФСБ и СКР не ответили на запросы издания.

http://www.bbc.com/russian/news-40707432

=============================================

О секретной тюрьме ФСБ сообщили в Генпрокуратуру РФ адвокаты

https://www.youtube.com/watch?v=Gk_n3m4Mg7E


=============================================

https://novayagazeta.ru/articles/2021/02/23/89336-tut-konechno-kryt-uzhe-nechem
« Последнее редактирование: 24 Января 2022, 22:13:57 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7520
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #13 : 16 Января 2022, 04:29:23 »
"Ты на войне, здесь нет адвокатов". Как российские силовики используют пытки и угрозы

    Амалия Затари
    Би-би-си

13 января 2022

Пытки током, избиения, угрозы изнасилованием и запугивание родственников - неполный список методов, которые российские силовики используют, чтобы добиться нужных им показаний. По крайней мере, так говорят осужденные и их близкие. Би-би-си рассказывает, как это происходит.

Осенью Максиму Иванкину, получившему 13 лет колонии по делу "Сети" - организации, которая была признана в России террористической и запрещена - предъявили обвинение по делу об убийстве в 2017 году под Рязанью Артема Дорофеева и Екатерины Левченко. Иванкин в октябре заявил, что явку с повинной по делу об убийстве у него выбили силой, и отказался от признательных показаний. Другой фигурант дела "Сети" Дмитрий Пчелинцев рассказал, что следователь по рязанскому делу угрожал ему пожизненным заключением, если он не даст показания на Иванкина.

На примере этого дела Би-би-си рассказывает, как в резонансных делах могут появляться нужные для следователей показания.

Предупреждение: текст содержит описание сцен насилия и изображения следов его применения
"Воплотили угрозы в жизнь"

В октябре Максим Иванкин, осужденный на 13 лет по делу "Сети", рассказал, что другие заключенные силой заставили его написать явку с повинной по делу об убийстве под Рязанью жителей Пензы Артема Дорофеева и Екатерины Левченко.

Ранее, 5 сентября, жена Иванкина Анна Шалункина сообщила, что ее мужа вывезли из чувашской колонии номер 9, где он отбывает наказание, в неизвестном направлении. Спустя месяц адвокаты нашли Иванкина в СИЗО-1 в Рязани. Там он рассказал им, что по дороге из Чувашии в Рязанскую область его привезли во Владимир, в тюремную больницу при владимирской ИК-3 - эта колония среди заключенных имеет репутацию "пыточной".

В больнице Иванкина, по его словам, "красные" заключенные (то есть те, кто сотрудничает с администрацией учреждения) били по затылку и почкам, заставляя признаться в убийстве Дорофеева и Левченко. "Когда с меня требовали подписать заявление, я был за отказ от подписания поставлен на растяжку, и меня били в этом положении", - рассказал он адвокату Светлане Сидоркиной, писала "Новая газета".

Как рассказал Иванкин, заключенные в больнице заставили его подписать отказ от оповещения родственников, а следователь в присутствии вызванного адвоката по назначению впоследствии заставил его подписать отказ от его собственного адвоката Карташова. В результате он согласился дать признательные показания - "из опасения за свою жизнь и здоровье".

По его словам, он сообщил оперативникам, что не причастен к убийству Дорофеева и Левченко, но тех не устроила такая позиция, и его заставили переписать от руки написанную ими явку с повинной. Сведения, изложенные в ней, соответствовали версии об убийстве под Рязанью, изложенной в статье "Медузы" (издание включено в реестр СМИ-иностранных агентов) в феврале 2020 года, сказал Иванкин.

"Активисты заставили меня выучить содержание явки с повинной наизусть. До тех пор, пока я им дословно не пересказал, меня не отпускали спать. Приехал следователь и оформил протокол принятия явки с повинной. Проводилась проверка показаний на месте совершения преступления. Все было фарсом, поскольку я не знаю происходившего", - рассказал адвокату Иванкин.

После этого его отправили в Рязань, где с ним стали проводить проверку показаний на месте убийства. По словам Иванкина, он не знал, где оно было совершено, поэтому дорогу к месту преступления ему показывал следователь: "Он мне показывал направление и включал видеозапись, а я повторял его слова".

Когда Иванкина посетили адвокаты, он отказался от признательных показаний. Тем не менее теперь он находится в статусе обвиняемого по делу об убийстве под Рязанью. Ему предъявлено обвинение по части 2 статьи 105 уголовного кодекса, максимальное наказание по которой - пожизненное лишение свободы.

Давление на Иванкина в связи с делом об убийстве под Рязанью силовики начали оказывать еще в прошлом году. В марте 2020 года его адвокат Константин Карташов рассказал "Новой газете", что следователи дважды приходили к Иванкину, который на тот момент находился в СИЗО, и требовали признаться в убийстве.

"Пояснили, что у них есть возможность добраться до Иванкина, пока он находится в местах лишения свободы, в любом месте на территории РФ", - рассказал адвокат.

"Собственно, ожидания оправдались. Как они планировали, так они и сделали. Воплотили свои угрозы в жизнь", - резюмировала в разговоре с Би-би-си жена Иванкина Анна Шалункина.

Убийство под Рязанью

Материал "Пошли четверо в лес, а вышли только двое" был опубликован на "Медузе" 21 февраля 2020 года. В нем говорилось о возможной причастности некоторых пензенских фигурантов дела "Сети" к убийству под Рязанью и наркоторговле. Статья строилась на словах знакомого подсудимых Алексея Полтавца - он утверждал, что вместе с Иванкиным якобы убил 21-летнего Артема Дорофеева и 19-летнюю Екатерину Левченко по указанию Дмитрия Пчелинцева. 3 марта издание также опубликовало монолог Полтавца, в которой он излагает свою версию событий более подробно.

"Получится пожизненное"

Приговор пензенским фигурантам дела "Сети " Приволжский окружной военный суд вынес 10 февраля 2020 года. Дмитрий Пчелинцев получил 18 лет колонии строгого режима по обвинению в создании террористического сообщества и хранении боеприпасов. Илья Шакурский - 16 лет колонии строгого режима по аналогичным статьям.

Остальных пятерых фигурантов дела суд признал виновными в участии в террористическом сообществе. Андрей Чернов получил 14 лет колонии строгого режима, Максим Иванкин - 13, Михаил Кульков - 10. Василия Куксова приговорили к девяти годам колонии общего режима, Армана Сагынбаева - к шести. Чернова, Кулькова и Иванкина также признали виновными в покушении на сбыт наркотиков, Куксова - в хранении оружия.

Суд посчитал доказанным, что подсудимые - антифашисты и анархисты - входили в межрегиональное террористическое сообщество "Сеть", члены которого собирались с оружием в руках поддержать массовые протесты против власти. В ожидании подходящего для этого момента, считает ФСБ, они тщательно готовились: приобретали оружие и проводили в лесу тренировки, на которых обучались тактике нападений. При этом о подготовке какого-либо конкретного нападения или теракта в деле, фигуранты которого получили до 18 лет лишения свободы, речи не идет.

Сами осужденные категорически отрицали свою вину. Согласно их позиции, террористического сообщества "Сеть" никогда не существовало, а все дело было построено на признательных показаниях, данных под пытками, и фальсификациях со стороны ФСБ; нелегальное оружие им было подброшено силовиками, а тренировки в лесу, которые ФСБ выдает за подготовку к нападениям, были обычными походами и страйкбольными играми, которые снимали на видео сами же участники.

На Пчелинцева давление в связи с материалом "Медузы" началось по прибытии в СИЗО Кирова, куда его привезли перед отправкой в кировскую ИК-27, говорит его мать Светлана Пчелинцева.

"Его уже там начальник СИЗО встретил со статьей "Медузы". Сказал, мол, привет, мы про тебя все знаем. Во время нахождения Димы в СИЗО его посещали члены ОНК. Они пообщались с Димой, он сказал, что в целом все у него нормально, спокойно. Но тем не менее он прекрасно понимает, для чего ему это говорят, и готов к любому повороту событий", - рассказала она Би-би-си.

"Он мне начал угрожать тем, что если я не дам показания против Максима Иванкина, то они придумают и мне какое-нибудь обвинение. Намекал на то, что если сколько угодно к моему сроку прибавить, то получится пожизненное. Что все остальные, кто дает показания, дадут показания против меня, и они смогут сфабриковать любые доказательства. И что дело "Сети" должно было научить меня тому, что они это умеют и этого стоит бояться", - рассказал он Би-би-си (во время интервью со Светланой Пчелинцевой сын позвонил ей из колонии, и корреспондент Би-би-си смог побеседовать с ним по телефону).

"Мы любое дело легко сляпаем"

По словам Пчелицева, следователи сказали ему, что собираются сначала "работать с Иванкиным", а потом - "работать точно так же" и с ним: "Я спрашиваю: как - так же? И через месяц я понял, что они имели в виду, когда Максима вывезли [из колонии] и нашли во Владимире. Там он подписал все признательные показания, лишь бы прекратить насилие".

Пчелинцев также рассказал, что в середине ноября следователь передал ему свои угрозы через сотрудника колонии. "Он мне передал, что либо я даю показания на Максима добровольно, либо меня вывозят. Вывозят ясно для чего, потому что Максима вывезли и пытали. Естественно, это был намек на то, что меня вывезут и будут пытать", - рассуждает Пчелинцев.

15 июня следователь по делу об убийстве под Рязанью приехал в удмуртскую ИК-5 к Андрею Чернову. Следователь потребовал от Чернова "подумать, какие показания он будет давать на Иванкина", и угрожал, что если тот не придумает их к следующему приезду, то "пойдет подельником" и ему добавят срок, рассказал Би-би-си его отец Сергей Чернов.

По его словам, сын передал ему следующее высказывание следователя: "Ты же понимаешь, что 14 лет получил ни за что, понимаешь, что мы любое дело легко сляпаем". На вопросы следователя Андрей Чернов без адвоката отвечать отказался.

До этого, в мае этого года, следователь приезжал к Арману Сагынбаеву, который отбывает наказание в самарском ЛИУ-4. "Он его заставлял дать показания на Иванкина. А он ребят убитых вообще не знал. Следователь ему сказал: "Ты же знаешь, что сидишь ни за что по этому делу ["Сети"], и ты прекрасно знаешь, что мы можем еще на тебя повесить какие-то дела. Вывезем тебя в Пензу, и по дороге ты сам подпишешь, что было и чего не было", - рассказала Би-би-си мать Сагынбаева Елена Стригина.

Несколько месяцев назад врач сказал Сагынбаеву, что он вылечился от туберкулеза и что его скоро этапируют из ЛИУ в обычную колонию, рассказывает его мать. Но сама она не верит в то, что сын поправился: "Он еще болен, и вид у него ужасный. Почему, куда его собираются увозить, - непонятно. Запросила копию медкарты - не дают".

"Мы опять ждем, что наших детей будут пытать"

"Самое страшное - мы опять живем в ожидании того, что наших детей будут пытать, а с Максимом Иванкиным это уже случилось. Повторяется все то же, что было в деле "Сети", по примеру которого мы знаем, что доказать пытки в России невозможно, за исключением лишь тех случаев, когда видео пыток становится достоянием общественности", - говорит Светлана Пчелинцева.

"Они [следствие] всеми своими действиями показывают, что они будут выбивать [показания], будут добиваться их любыми способами: через пытки, через шантаж, через угрозы. И нет уверенности, что кого-то ещё из пацанов так же, как Макса, не вывезут и не подвергнут всему этому. Сидим все, как на иголках, и ждём, что будет завтра", - говорит Сергей Чернов.

Дело "Сети" называют одним из самых известных "пыточных" дел в России. Почти все подсудимые как в Пензе, так и в Петербурге (там по делу "Сети" были осуждены трое - Игорь Шишкин, Виктор Филинков и Юлий Бояршинов), заявляли, что к ним применялись пытки, в результате которых им пришлось оговорить себя и друг друга. Пчелинцев, Шакурский, Сагынбаев и Филинков заявляли, что для того, чтобы выбить из них нужные показания, силовики пытали их электрическим током. Почти все подсудимые позже от своих показаний отказались.

Василий Куксов - единственный из фигурантов, кто отказался давать признательные показания и воспользовался 51-й статьей Конституции, несмотря на избиения и угрозы, о которых он позже заявил в суде. "Когда я услышал, что в соседнем кабинете звучат Васины стоны от боли, я не мог в это поверить, потому что готов был увидеть в тот день среди задержанных кого угодно, но только не его", - вспоминал Шакурский в своем открытом письме, которое опубликовало издание "7х7".

"Вася заплатил огромную цену за свою честность и платит ее до сих пор, оставляя свое здоровье в заключении (в заключении у Куксова диагностировали открытую форму туберкулеза, вылечился он совсем недавно - прим. Би-би-си). Я считаю, что он является одним из тех, кто снова доказывает всем, насколько важно оставаться человеком в любой, даже самой непростой ситуации", - писал Шакурский.

Шакурский - самый молодой фигурант дела "Сети". Его задержали одним из первых в октябре 2017 года, когда ему был 21 год. Его мать Елена Богатова увидела сына первый раз после задержания в ноябре - в здании пензенского управления ФСБ. Тогда, по ее словам, она поняла, что сына пытали. Богатова до сих пор не может вспоминать события четырехлетней давности без слез.

"Я как раз первый раз его тогда увидела. Я вошла, и мне сразу все понятно стало по его глазам. Что там действительно что-то произошло. Боль и страх. Его взгляд тогда - он обо всем говорил. Больше ничего не надо", - рассказывает она.

"Если Илюшу на допрос привозили в ФСБ, я туда приходила. Стояла просто около забора. Если вдруг поведут его, чтоб хотя бы увидеть, - вспоминает Богатова, - В какой-то момент ко мне вышел оперативник и говорит: "Пусть подписывает [признательные показания], пока живой. Он живой же. А то его и изнасиловать могут, и все, что угодно может произойти". Кто-то может и сильней меня, а мне этих слов тогда хватило", - вспоминает Богатова.

В конце ноября или декабре (точную дату она не помнит), когда Богатова в очередной раз стояла возле здания спецслужбы, к ней вышли и пригласили внутрь. Помня про угрозы оперативника, она стала на коленях умолять сидевшего перед ней сына, чтобы он снова подписал признательные показания: "Я говорю: "Илюш, подписывай". Ревела, на колени упала перед ним. Он сам не выдержал, плачет. Говорит: "Мам, я же не виноват ни в чем". Я говорю: "Я знаю. Знаю, что не виноват. Я хочу, чтобы ты у меня живой был".

По мнению Шакурского, встретиться с матерью ему тогда разрешили специально - после встречи он понял, что сотрудники ФСБ могут сделать все что угодно не только с ним, но и с его родителями. "Потому что я видел, до какого состояния она [мать] была доведена", - позже объяснял он в суде.

После этой встречи Шакурский продолжил подписывать признательные показания, которые ему давали следователи. Он отказался от них в мае 2018 года.
Шакурский - открытка

Автор фото, Elena Bogatova/Personal Archive
Подпись к фото,

Открытка Шакурского из заключения маме на день рождения. Справа подарок - роза, вырезанная из дерева

В том же месяце от своих показаний, данных под пытками, отказался Дмитрий Пчелинцев. Но сделал он это не сразу. По его словам, после первого отказа от них он снова подвергся пыткам током, после чего на камеру отказался от заявлений о пытках и вернулся к первоначальным показаниям. Во время пыток ему в рот засовывали кляп, который он во время электрических разрядов настолько сильно сжимал зубами, что в результате они начали крошиться, говорил он.

Сагынбаев рассказал о пытках адвокату в конце мая 2018 года, но запретил юристу обнародовать эту информацию и подавать какие-либо заявления о пытках в правоохранительные органы.

Как рассказывает его мать Елена Стригина, после задержания у ее сына отобрали жизненно необходимые лекарства, которые ему нужно принимать каждый день (у Сагынбаева диагностирован ВИЧ - прим. Би-би-си). Стригина уговаривала сына не отказываться от показаний подольше - боялась, что ему снова перестанут давать лекарства.

Кроме того, по словам Стригиной, силовики угрожали Сагынбаеву, что придут в квартиру, где живет его маленькая дочь: "Ему конкретно называли адрес, где живет его дочь. Говорили: "Если ничего не подпишешь, то наведаемся туда".

Сагынбаев отказался от признательных показаний в сентябре 2018 года, когда его дочь вместе с бывшей женой покинула Россию.

На момент, когда в ноябре 2017 года в Пензе по делу "Сети" задержали слесаря-сборщика Андрея Чернова, его брат-близнец Алексей, с которым они вместе работали на одном предприятии, был в Москве. Их отец Сергей Чернов считает, что это и спасло его от ареста - если бы тот был в Пензе, братьев, по его мнению, задержали бы вдвоём.

"Мы думаем, что Алешку оставили именно как инструмент давления на Андрея. Оперативник ФСБ ему так и заявлял: не будешь с нами сотрудничать, не подпишешь, не согласишься - брат сядет рядом, - рассказывает Чернов, - А для Андрея Алёша - это все. Они с самого детства вместе, братья-близнецы".

О том, что после задержания его подвергали пыткам и избиениям, Чернов не сразу рассказал - не хотел, чтобы его мать переживала ещё и из-за этого, вспоминает Сергей Чернов: "Как Пчелинцева или Шакурского [током] Андрея не пытали. Хотя Андрей у нас просто такой, что не всегда обо всем рассказывает, жалеет мать. Он и про то, что его истязали и избивали, рассказал намного позже. Мне он раньше рассказал, но мы берегли маму и ее нервы".

Виктор Филинков при первой же встрече заявил своему адвокату Виталию Черкасову, что собирается отказаться от показаний и готов подать заявление о пытках в СК, вспоминает Черкасов.

"Когда я первый раз к нему пришел, то, зная о том, что к нему применялся электрошокер, я попросил его обнажить части тела, где были эти следы. И когда он это сделал - показал следы на бедре, на животе, на груди… Вы знаете, я непроизвольно встал и несколько минут ходил по кабинету. Я находился в шоке", - вспоминает адвокат Филинкова.

"Я многое повидал на своем веку, я видел многие телесные повреждения, причиненные сотрудниками правоохранительных органов. Но здесь я был в шоке, во-первых, от рассказа, что ему пришлось пережить, а во вторых - от этих следов. Я видел следы и понимал, что его просто жарили этим шокером, длительно, чтобы сломить его волю к сопротивлению, запугать его до такой степени, чтобы он повторил все, что от него требовалось на тот момент", - продолжает юрист.

По словам Черкасова, Филинков рассказывал ему, что за признательные показания силовики обещали ему "более-менее приемлемый срок в приемлемых условиях", а за отказ их давать угрожали ему, что создадут ему невыносимые условия отбывания наказания - и по более серьезному сроку.

"То, что произошло с Виктором после того, как он прибыл в ИК-1 Оренбурга, дает мне право полагать, что такое предупреждение ему действительно было", - замечает Черкасов.

Филинков, осужденный по делу "Сети" на семь лет общего режима, прибыл в оренбургскую колонию 12 августа после полутора месяцев этапа. В колонии его сначала две недели держали в одиночной камере на "карантине", а потом дали семь дисциплинарных взысканий подряд, из-за которых его фактически не выпускали из штрафного изолятора. После этого Филинкова еще на месяц поместили в ПКТ - помещение камерного типа.

"Не поверю, что сотрудники колонии по своей прихоти стали отслеживать каждый шаг Вити и каждую неделю подвергать его дисциплинарным взысканиям. Я допускаю, что они могут так действовать не по своей инициативе", - считает Черкасов.

"Смысла бодаться нет"

Главным свидетелем обвинения на процессе по делу "Сети" был одногруппник Шакурского Егор Зорин. Его первым задержали в Пензе в октябре 2017 года - по официальной версии, по делу о наркотиках. На допросе Зорин якобы решил рассказать полицейским о существовании террористического сообщества "Сеть" - его явка с повинной стала формальным поводом для возбуждения пензенского дела "Сети", а затем петербургского.

Именно Зорин первым дал показания на остальных фигурантов дела. После этого его отпустили из-под ареста и перевели в статус свидетеля по делу. Во время допроса в суде Зорин старался не смотреть в сторону аквариума, в котором сидели в том числе его друзья, против которых он дал показания. На одном из последний заседаний в суде Куксов рассказал, что однажды их вывозили на следственные действия вместе с Зориным, и тот во время личного разговора рассказал, что его тоже пытали током: "Я спросил его, почему он об этом не говорит, он ответил - "И ты никому не говори, иначе они снова придут".

Петербургских фигурантов дела "Сети" - антифашистов Виктора Филинкова, Юлия Бояршинова и Игоря Шишкина - задержали в январе 2018 года с разницей в несколько дней. Все они выбрали разные тактики. Виктор Филинков заявил о примененных к нему пытках и отказался от показаний. Юлий Бояршинов полностью признал вину. Игорь Шишкин признал вину и заключил сделку со следствием, в рамках которой дал подробные показания о роли каждого участника "Сети".

В результате Филинкова приговорили к семи годам колонии общего режима, Бояршинова - к пяти годам и трем месяцам, а Шишкин, которого из-за сделки со следствием судили отдельно от других, получил 3,5 года колонии. Летом 2021 года он вышел на свободу и сразу уехал из России, попросив политическое убежище в одной из европейских стран.

После отъезда из России Шишкин, никогда прежде публично не говоривший о том, что к нему применялись пытки, в интервью "Медиазоне" (внесена в России в реестр СМИ-иностранных агентов) подробно рассказал о том, как его пытали после задержания. По словам Шишкина, его отвезли в лес, где связывали "ласточкой" (то есть пристегивали наручниками ноги к рукам за спиной), били и подключали к нему провода, пуская по ним ток. "На этом этапе я сломался, потому что понял окончательно, что они будут делать со мной все, что угодно, так долго, как им потребуется", - рассказал он.

Шишкин - единственный фигурант дела "Сети", заключивший сделку со следствием. Сделать это он решил, когда взвесил все "за" и "против", рассказал он Би-би-си: "Понимая, что из всех уже выбили первоначальные показания, понимая, как в России устроена судебная и следственная система, понимая, что нас все равно закроют, и никакого смысла бодаться нет".

Свои признательные показания он подписал после того, как его привезли из леса. По его словам, происходило это следующим образом: "Тебя привозят из леса, следователь задает тупые вопросы, пишет ответы на них, которые ему нужны, это распечатывают и дают тебе подписать".

"Потом уже, когда заключали досудебку, я подтвердил эти показания чуть более развернуто, но ничего сверхнового в них уже не было. Это тоже был один из факторов того, почему я согласился [на сделку]. Потому что я уже дал эти показания, и они так и так будут учтены", - рассказал он.

Когда другие фигуранты дела стали заявлять о пытках, Шишкин, по его словам, сначала тоже думал так поступить, но в итоге решил придерживаться изначально выбранной стратегии: "Глупо было прыгать туда-сюда. Если уж выбрал такую тактику, то я ее придерживаюсь. Всем, кому было нужно, и так было понятно, что пытки были. Это без всяких заявлений было понятно из осмотра ОНК".

27 января 2018 года, через два дня после задержания Шишкина, его посетили в СИЗО члены ОНК Санкт-Петербурга Яна Теплицкая и Екатерина Косаревская. Именно они первыми зафиксировали следы пыток у фигурантов дела "Сети" и рассказали о них общественности. У Филинкова они зафиксировали многочисленные следы ожогов от электрошокера на бедре и в области грудной клетки, а также гематому на щиколотке. Филинков пояснил правозащитницам, что получил эти повреждения в машине, в которую его после задержания посадили сотрудники ФСБ.

У Шишкина члены ОНК зафиксировали большую гематому вокруг левого глаза (во время медосвидетельствования врачи диагностировали, что у Шишкина сломался кусок кости и застрял между глазницей и пазухой в запекшейся крови), синяк вокруг правого глаза, разбитую нижнюю губу, ожог на тыльной стороне ладони.

Во время следующего посещения через шесть дней Шишкин согласился, чтобы члены ОНК осмотрели его раздетым. В результате у него зафиксировали многочисленные ожоги на всей поверхности спины и на бедре - "предположительно от электрических проводов", заключили Теплицкая и Косаревская. Шишкин тогда объяснил членам ОНК, что гематомы получил "на тренировке", а на вопрос, откуда взялись многочисленные ожоги на его теле, ответил, что не помнит.

В июне 2018 года, когда почти все фигуранты "Сети" уже заявили о примененных к ним пытках, российский омбудсмен Татьяна Москалькова посетила в петербургском СИЗО-3 Шишкина, которому заявить о пытках не позволяла сделка со следствием. "Я ей сказал: "Я вам ничего не могу сказать. Поговорите с другими ребятами из нашего дела", - вспоминает он их встречу. Однако Шишкин остался единственным фигурантом "Сети", к кому приезжала Москалькова.

В интервью "Медиазоне" Шишкин рассказал, что у него была возможность обсудить выбранные позиции с Филинковым, Бояршиновым, Пчелинцевым, Иванкиным и Сагынбаевым (с кем-то они вместе ехали на очные ставки, с кем-то - вместе по этапу): "Я выразил свою позицию, они - свою: шанс повлиять на гражданское общество, наша невиновность и прочее. Мы друг друга выслушали, я сказал, что не готов жертвовать еще больший кусок своей жизни и здоровья на эти эфемерные цели, мы обнялись, поддержали друг друга, и продолжили общение на другие темы. Претензий от них я никаких не услышал".

"Ребята получили свои сроки из-за своих показаний, из-за своих действий, из-за моих показаний в том числе. Ребята получили такие сроки, потому что выбрали такой путь, как помягче сказать, путь героизации. Это их право и их же ответственность. Если рассматривать с моральной точки зрения, то это субъективный выбор каждого. Не мне их судить, и не им судить меня. Мы этого и не делаем. Мы в нормальных отношениях и все друг друга понимаем. Насчет всех я не уверен, так как со всеми я давно не общался", - сказал Шишкин Би-би-си, добавив, что поддерживает сейчас связь с некоторыми фигурантами дела.

"Слишком поздно заявил об очевидном"

По словам Шишкина, у него все еще есть возможность официально заявить о том, что к нему применялись пытки: "Следы от электрошокера хранятся несколько лет. Плюс есть заключение ОНК. Но кому это надо? Мне писал [адвокат Филинкова Виталий] Черкасов, хотел эту тему как-то раскачать, но потом посоветовался со своими коллегами, и сказал что ничего не выйдет. Если они решили, что нечего здесь ловить, то я не хочу этим заниматься, если честно. Не вижу смысла просто никакого".

Черкасов объяснил Би-би-си, что как адвокат Филинкова он заинтересован в том, чтобы как можно больше фигурантов "Сети" заявляли о примененных к ним пытках. Он связался с Шишкиным после того, как прочел его монолог на "Медиазоне", в котором тот рассказал о пережитых пытках, и предложил ему пройти тот же путь, который они уже прошли со своим подзащитным - подать заявление о пытках в российские следственные органы, получить от них отказ, обжаловать его и подать затем жалобу в ЕСПЧ.

"Шишкин сказал, что он готов. Получив его согласие, я стал консультироваться с юристами, которые имеют опыт работы с ЕСПЧ по такого рода делам. Они мне сказали, что да, можно затратить время на подачу заявления, на обжалование отказов в возбуждении дела, пройти на национальном уровне судебные органы. Но у Европейского суда же есть прецедентная практика по такого рода делам, и уже есть прецеденты, когда ЕСПЧ не принимал жалобу к рассмотрению, потому что заявитель несвоевременно, слишком поздно стал восстанавливать свои права. А в случае с Шишкиным именно это и произошло", - объяснил Черкасов.

"К сожалению, слишком поздно Шишкин заявил об очевидном, хотя это изначально было понятно, что он больше всех пострадал из фигурантов петербургского дела, - продолжил Черкасов, - Но он избрал такую тактику на период предварительного следствия и судебного разбирательства, что он не будет сообщать об этом".

Когда Теплицкая и Косаревская посетили Шишкина в СИЗО, они поняли, что он не против, чтобы они осмотрели его и сами увидели на нем следы пыток, хоть и не мог прямо о них рассказать, вспоминает Теплицкая: "Он, конечно, давал это понять. Не хотел бы - не раздевался. Он балансировал между тем, чтобы не обидеть ФСБ и сотрудников ФСИН, но при этом дать нам то, что он может дать".


У петербуржца Ильи Капустина - статус свидетеля по делу "Сети". По его словам, во время допроса он получил порядка 40 ударов током. Следственный комитет отказал ему в возбуждении дела о пытках, заявив, что следы на его теле вызваны кожными заболеваниями или укусами клопов

"Понятно, что в случае с Шишкиным были два фактора: и возможность того, что прокуратура скажет, что он не соблюдает свою сторону сделки со следствием, и опасения, что то, что с ним делали, могут повторить", - продолжила Теплицкая, - Он не рассказывал конкретно, как он получил эти раны, но охотно их продемонстрировал, когда такая возможность появилась. Был эпизод, когда мы ему показали распечатку "Медиазоны" с описанием пыток Пчелинцева, и он каким-то способом дал понять, что с ним происходило примерно это. Показал палец и сказал, что надеется, что люди на воле понимают, что он выбрал такую позицию из-за вот этого".

Люди в СИЗО и колониях полностью находятся во власти силовиков и в большинстве случаев не делают того, что им может не понравиться из чувства страха, говорит Теплицкая. Поэтому, по ее словам, очень редко членам ОНК удается зафиксировать свежие следы пыток. Причина этого проста - люди не раздеваются. Когда члены ОНК впервые посетили Филинкова, они тоже сначала не нашли на нем следов пыток. Все следы от электрошока на нем были под одеждой, и он решился показать их правозащитникам, только когда они посетили его повторно. "Сколько людей мы видели со следами под одеждой и не знали, что они там есть, неизвестно", - замечает Теплицкая.

"20-го декабря я ваш отдел поджигал"

В ночь на 20 декабря 2009 года (в этот день в России отмечается день работника органов безопасности - профессиональный праздник ФСБ, ФСО и СВР) группа молодых людей бросила несколько бутылок с зажигательной смесью в окно отдела ФСБ по Юго-Западному округу Москвы. На YouTube до сих пор можно найти видео с этой акции, в самом начале которого авторы издевательски поздравляют сотрудников ФСБ с профессиональным праздником. За 12 лет видео набрало меньше 20 тысяч просмотров и всего восемь комментариев. В здании на момент поджога никого не было. Как позже установят, ущерб от него составил 10 тысяч рублей - сгорели несколько стульев. Однако снявший акцию на видео и выложивший его в интернет Иван Асташин отсидел за нее 10 лет.

На тот момент Асташину было 17 лет. За три года до этого он увидел в московском метро листовку про резонансное убийство кавказцами двух местных жителей в Кондопоге и стал симпатизировать националистам, а позже даже вступил в Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ), которое тогда еще было легальным (ДПНИ было признано экстремистским и запрещено с 2011 года). Но уже к 17 годам его стала больше интересовать проблема противостояния человека и государства, нежели вопросы миграции, хотя он все еще продолжал считать себя националистом (причислять себя к ним Асташин перестал уже в колонии).

Идея акции с поджогом отдела ФСБ пришла Асташину на фоне общения с активистами НБП (партия признана в России экстремистской и запрещена), вспоминает он. "Но из нацболов никто не хотел участвовать именно в такой акции. Они считали, что "коктейлями Молотова" не надо ничего закидывать, что это слишком радикально. Они наверно понимали, что за это можно попасть в тюрьму на большие сроки. А мне было 17, я думал, что я неуловимый, и меня не поймают - я не нацбол, нигде не светился, меня эшники не пасут. Думал, что пойдем без телефонов, в масках, никто ничего не узнает", - вспоминает свои рассуждения Асташин. В итоге он провел акцию со своими знакомыми.

По факту поджога отдела ФСБ сначала возбудили дело о порче имущества - расследование по этой статье, согласно УПК, должно проводить МВД. Но Асташина и его подругу Ксению Поважную спустя 2,5 месяца после акции пришли задерживать сотрудники ФСБ.

"Сотрудники ФСБ обычно не представляются: "Это сотрудники ФСБ, откройте дверь". В нашем случае они позвонили в дверь и сказали: "Это участковый, ваши соседи жалуются, что у вас громко играет музыка". А мы в это время уже спали. Ксюша открыла дверь, я ничего не успел понять, и уже лежу лицом в пол, за спиной щелкают наручники, меня уже пинают, кричат что-то", - вспоминает он.

После этого его в наручниках вывели из дома и посадили в машину, натянув ему на глаза шапку. Какое-то время ехали молча, потом начались удары по голове, рассказывает Асташин: "Основной их вопрос был - где я был 20 декабря. Я сначала молчу, ничего не говорю, потом начинаю отвечать, что мне нужен адвокат. Они говорят: "Какой, ****** [к черту] адвокат?! Ты нам объявил войну, ты на войне, здесь нет адвокатов". Я понимаю, что какая-то жесть происходит, и прекращаю с ними разговаривать. Они продолжают меня бить".

Когда Асташина увезли, его подруга Поважная осталась в квартире. Позже он узнал, что оставшиеся с ней силовики били ее по голове бутылкой с маслом (в результате у нее зафиксировали сотрясение мозга) и угрожали.

Тем временем машина, в которой везли Асташина, остановилась. "Я сижу, ничего не вижу, потому что на глаза надвинута шапка, - рассказывает он, - Потом чувствую: что-то холодное в носки засовывают, как будто какие-то металлические пластинки. И ощущаю разряд тока в ноги. Такой прям ощутимый разряд, пробивало где-то по пояс. Но когда бьют в ноги - это достаточно жестко, шокирует, встряхивает, но терпеть можно".

Какое-то время его еще "побили в ноги", вспоминает он, а потом отсоединили провода от ног и присоединили к голове, под шапку: "В голову когда током бьют - это какой-то ад. Ощущение, что голова - это чугунный шар, и по нему бьют кувалдами. Голова просто раскалывается, это практически нереально терпеть. Ты даже вздохнуть не успеваешь между этими разрядами тока".

По словам Асташина, параллельно с этим его запугивали - угрожали, что будут пытать и изнасилуют его подругу, что поместят его в пресс-хату СИЗО, рассказывали про пытки, которые применяют против боевиков на Северном Кавказе, а также показывали фотографии.

"Я запомнил две пытки, [о которых они говорили]. Одну они называли "Звонок другу" - это когда один провод полевого телефона (по некоторым данным, для пыток током используют военно-полевой телефон ТА-57) прицепляют к члену, а другой - к уху. И ток проходит через все тело. А другую они называли "сходить в гости к другу" - это когда человека якобы сажают в одну клетку с волком", - рассказывает он.

"После головы они, кажется, собирались уже к половым органам ток подключать, и параллельно все эти угрозы шли. В тот момент я сдался и говорю: "Ладно, 20-го декабря я ваш отдел поджигал, давайте прекращайте это все", - вспоминает Асташин.

"Бессилие, безволие, и ты уже готов подписывать все"

Сначала Асташина и Поважную отпустили под подписку о невыезде, но вскоре снова задержали и арестовали, другие участники акции на тот момент уже сидели в СИЗО. Дело переквалифицировали со статьи о порче имущества на хулиганство. В изоляторе в то время также сидела группа молодых националистов, на счету которых было семь поджогов, в том числе поджоги нескольких торговых ларьков мигрантов и отдела полиции (все поджоги обошлись без жертв и пострадавших). Асташин говорит, что был знаком с некоторыми из них, и, когда еще они все были на свободе, проговорился им о проведенной акции с поджогом ФСБ.

"Они сначала задержали тех ребят, у которых семь поджогов было, а я им, грубо говоря, похвастался как-то. И они, видимо, тоже под пытками сказали, что я причастен к поджогу ФСБ", - рассуждает Асташин.

Другую группу тоже сначала обвиняли в порче имущества, через полгода переквалифицировали статью на хулиганство, а еще через полгода следователь стал по очереди вызывать всех обвиняемых к себе и переквалифицировать каждому обвинение на терроризм (статья 205 УК). Асташин стал морально готовиться к тому, что их группе тоже переквалифицируют обвинение за поджог отдела ФСБ.

"Так получилось, что меня следовательница вызвала самым последним, и вменила не просто одну 205-ю по этому эпизоду [поджога ФСБ], а восемь 205-х - то есть мой эпизод и семь эпизодов тех ребят. Дела объединили, все квалифицировали как ОПГ, а меня - как ее руководителя, - рассказывает Асташин. - Мне пришили те эпизоды, в которых я не участвовал и о которых знать не знал. О чем-то я читал в интернете, но про последние их похождения я вообще не знал. У них были поджоги и ментовок, и поджоги торговых точек мигрантов. Я даже не знал о них, а мне вменили организацию этого".

Так появилось "дело АБТО" - Автономной боевой террористической организации (запрещена в России), которой, по утверждению фигурантов дела, не существовало в реальности.

Асташин признал вину только в участии в акции против ФСБ, но не признавал по остальным пунктам обвинения. Другие участники акции тоже признавали свою вину по этому эпизоду, остальные фигуранты - по своим поджогам. Никто из фигурантов дела не признавал вину в терроризме и совершении террористических актов, а также факт наличия ОПГ, они требовали переквалифицировать обвинение на порчу имущества или хулиганство, рассказывает Асташин.

"У нас адвокаты поднимали практику по подобным делам - где были поджоги милиции, милицейских машин, в то время - в 2009-2010 годах - такого было достаточно много. Все такие поджоги квалифицировались либо как порча имущества, либо как хулиганство. По терроризму ничего не проходило", - говорит он.

Кроме того, Асташину вменили еще один эпизод, который, по его словам, был полностью выдуман силовиками, и явку с повинной по которому он написал под пытками во время повторного задержания - якобы он собирался устроить теракт на электростанции на шоссе Энтузиастов в Москве.

"Меня тогда везли в микроавтобусе, и по дороге говорят: "Ну, рассказывай". Я отвечаю: "А чего рассказывать? Поджег отдел ФСБ". Они говорят: "А про электростанцию ничего не хочешь рассказать?". А я вообще не понимаю, что за электростанция. Они объясняют: "Электростанция, которую вы хотели взорвать", - рассказывает он.

После этого его стали бить, душить и выкручивать суставы, а также снова угрожали изнасиловать его подругу, вспоминает Асташин. "Во второй раз было просто такое чувство бессилия, что ты у них в руках, и ничего не сможешь сделать. Бессилие, безволие, и ты уже готов подписывать все, что тебе дадут", - вспоминает он.

Большинство фигурантов "дела АБТО" получили длительные сроки лишения свободы. Асташин, которого суд признал лидером АБТО, сначала получил 13 лет лишения свободы, но позже апелляционный суд сократил этот срок до 9,9 лет колонии строгого режима. Ксению Поважную суд приговорил к восьми годам колонии общего режима, позже этот срок сократили до четырех лет. Асташина суд также признал виновным по статье 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды) за то, что выложенное на YouTube видео с акции он сопроводил той самой издевательской заставкой. По словам Асташина, многие фигуранты дела писали в жалобах на приговор о примененных к ним пытках.

"Не надо легитимизировать всю эту систему"

"Я, конечно, никого не осуждаю, кто под пытками признался в чем-то или дал показания на кого-то, - подчеркивает Асташин. - Потому что я не знаю, кем надо быть, чтобы выдержать пытки ФСБ. Но я считаю, что как только появляется первая возможность, надо заявлять о пытках и отказываться от показаний. Конечно, как правило, это не повлияет уже на дело. У нас такова судебная практика, что явки с повинной и показаний каких-нибудь засекреченных свидетелей достаточно для того, чтобы человека обвинить в чем угодно. Но не надо легитимизировать всю эту систему и подтверждать все это".

Асташин официально заявил о пытках в конце января 2011 года, на допросе спустя месяц после второго задержания. После 30-дневной проверки ему выдали отказ в возбуждении уголовного дела, в котором говорилось, что его заявление о применении к нему пыток было "полностью опровергнуто" сотрудниками уголовного розыска ГУВД по Москве и управлением ФСБ по Москве и Московской области.

Заявления фигурантов дела "Сети" о применении к ним пыток остались нерасследованными. В приговоре Приволжского окружного военного суда, который приговорил фигурантов "Сети" к срокам от 6 до 18 лет лишения свободы, говорилось, что "заявления подсудимых о применении к ним недозволенных методов ведения следствия являются надуманными, данными в соответствии с избранной защитой позицией".

После посещения Шишкина Теплицкая и Косаревская направили заявления о том, что на нем обнаружены следы пыток, в СК, прокуратуру и уполномоченным по правам человека, даже несмотря на то, что на пытки он не жаловался. Пытки в отношении него расследовать тоже не стали.

"В отличие от ЕСПЧ, который в той ситуации не стал защищать права Игоря, потому что не действуют против воли человека, мы [ОНК] можем действовать против воли человека, если считаем это правильным. И на мой взгляд, это достаточно важное право членов ОНК - действовать без заявления или без озвученного человеком желания", - говорит Теплицкая.

"В большинстве случаев мы, конечно, считаем, что людям виднее, и если нам говорят: "Не надо, мне это повредит", в большинстве случаев мы, конечно, не действуем против желания человека", - добавляет она.

"Есть много ситуаций, когда правила приличия требуют спросить мнение человека, но понимание того, что человек в заложниках, диктует противоположное: мы всегда говорим, что нас не интересует отказ человека общаться с ОНК, мы все равно будем с ним говорить, а он может молчать (нам часто приносят письменные отказы от встречи). Мы фиксируем телесные повреждения, которые видим, независимо от мнения человека и даже если он говорит, что упал сам", - рассуждала Теплицкая на эту тему в 2018 году.

В октябре 2019 года стало известно, что Теплицкую и Косаревскую не взяли в новый состав ОНК Санкт-Петербурга.

По словам Теплицкой, правозащитникам на данный момент пока что известно только об одном случае, когда сотрудник ФСБ был осужден за применение пыток при исполнении: в сентябре 2019 года суд в Петербурге приговорил к четырем годам колонии общего режима бывшего офицера ФСБ Илью Кирсанова, который во время обыска воткнул бизнесмену Игорю Саликову охотничий карабин "Тигр" в задний проход.

20 декабря в Госдуму внесли законопроект об усилении наказания за пытки, организованные представителями власти. В нем предлагается увеличить максимальную ответственность за них с восьми до 12 лет лишения свободы, переведя их таким образом в категорию особо тяжких.

Юрист "Комитета против пыток" (признан иностранным агентом) Дмитрий Казаков в разговоре с Би-би-си назвал законопроект "сырым и недостаточно проработанным" - "просто сделали, чтобы сделать".

По его словам, главные проблемы законодательства против пыток - не недостаточно суровое наказание за них, а неэффективное расследование жалоб о пытках и отсутствие неотвратимости наказания, и эти проблемы нельзя решить простым изменением уголовного кодекса. "Наказание эффективно и работает тогда, когда реализуется принцип неотвратимости наказания. Какой смысл в наказании до 12 лет, если дела не доходят до суда?", - говорит он.

В конце августа этого года "Комитет против пыток" выпустил доклад о том, как в России расследуются жалобы о пытках. По данным авторов доклада, 43% силовиков, осужденных за пытки, получили условные сроки, а средний реальный срок составил около четырех лет. По половине жалоб на пытки заявителей комитета возбуждения уголовного дела добиться не удалось. Сколько в России людей, которых пытали, но которые не стали заявлять о пытках и жаловаться на них, посчитать невозможно.

https://www.bbc.com/russian/features-59778079
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.

Онлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 7520
Re: Российский тюремный беспредел
« Ответ #14 : 15 Апреля 2022, 20:26:08 »
Порочный круг: что известно о пытках жителей Кавказа в колониях?
17 ноября 2021, 17:27

Правозащитный проект Gulagu.net опубликовал видеодоказательства насилия в российских колониях. Эти материалы свидетельствуют, что многолетние жалобы на пытки в местах отбывания наказаний – не преувеличение адвокатов и правозащитников. «Кавказский узел» собрал сведения о некоторых резонансных случаях насилия и пыток по отношению к уроженцам Кавказа в российских колониях.

Саратовское Гуантанамо

Среди заключенных саратовских колоний областная туберкулезная больница (ОТБ-1) известна с 2000-х годов как место «перевоспитания» для тех, кто доставляет неприятности начальству [«Швабру вставили в задний проход… Мам, продолжать?» // Новая газета, 7 октября 2021 года]. Действующий на тот момент сотрудник больницы Дмитрий Шадрин публично рассказал о регулярных избиениях заключенных еще в 2013 году [Саратовская тюрьма убивает // Радио Свобода, 12 августа 2013 года].

«О данном учреждении идет слава как о пыточном учреждении, его называют "кровавый синт". Туда в основном отсылают неугодных осужденных, жалобщиков, конфликтных людей. В целом туда везут заключенных не для лечения, к сожалению. Мне с 2012 года поступали жалобы на пытки от заключенных. Сейчас, после публикаций видео, я очень надеюсь, что ситуация изменилась», - рассказывает адвокат из Саратова Снежана Мунтян.

Первое интервью Сергея Савельева – об архиве с пытками, переезде во Францию и жизни в колонии
19 окт. 2021 г.
BBC News - Русская служба

https://www.youtube.com/watch?v=v7DzMNr_HlU

Областная туберкулезная больница №1, расположена по дороге на поселок Александровка. Она была создана в 1998 году на базе исправительно-трудовой колонии №1, рассчитана на 1100 коек, следует из информации на официальном сайте УФСИН России по Саратовской области.

Уроженец Дагестана Аким Мамиев* отбывал наказание с 2013 года в разных колониях в Пскове. В ОТБ-1 попал в 2020-м. «Я не болел, но меня привезли в тюремную больницу. Меня не любили, потому что я выступал против несправедливости, избиений и старался как-то порядок наводить. Вот почему меня недолюбливали и отвезли туда. Я каждую секунду ждал, что меня туда отвезут. Хотя я был здоров, вообще не болел ничем», – рассказал он. Два месяца его били и унижали. Ему удалось вернуться в колонию, так как вступились его братья с воли.

США открыли тюрьму «Гуантанамо» в январе 2002 года, которая с тех пор превратилась в настоящий символ пыточных условий содержания заключенных.

«Эта была целая пыточная система с этапированием осужденных, попавших в немилость, их встречей и последующим графиком пыток», - утверждает саратовский адвокат Аза Алиева. «По факту пыток и истязаний мной были поданы жалобы в Следком России, Генпрокуратуру России, прокуратуру по надзору за осужденными по Саратовской области, в Следком по Заводскому району, уполномоченному по правам человека. На все жалобы были отправлены ответы, что проведена проверка, нарушений не выявлено», - рассказывает Алиева.

В течение нескольких дней в апреле 2021 года подвергался пыткам в ОТБ-1 уроженец Азербайджана Эрик Арзоев*. «Его избивали группой, кидали под холодный душ, заламывали руки и ноги, вытворяли ужасные вещи, чтобы лишить собственного достоинства. Пытали до того момента, пока он себе живот не вскрыл», - рассказал брат заключенного. По его словам, Эрику Арзоеву отомстили за борьбу против пыток и издевательств. Срок заключения Арзоева истекает в 2022 году, сейчас он находится во Владимирском централе.

После публикации видео изнасилований и издевательств над заключенными в тюремной больнице из Управления ФСИН по Саратовской области уволили 18 сотрудников, сообщил исполняющий обязанности главы УФСИН по региону Антон Ефаркин. А 16 ноября генеральный прокурор России Игорь Краснов заявил о возбуждении по этим фактам 12 уголовных дел.

На пытки в саратовской тюремной больнице пожаловался и ранее отбывший наказание в Саратовской области сочинец Александр Мухортов. Он утверждает, что в больнице в колонии пытали как его, так и других осужденных. «Я видел, как пытали и убивали людей. Первое мое событие было – это убийство в колонии [заключенного] Данилы Путина», – заявил Мухортов. После выступления в СМИ о пытках заключенный пожаловался, что ему стали поступать угрозы.

Ярославская пыточная

Заключенный Важа Бочоришвили и сотрудники колонии. Кадр видео организации "Общественный вердикт"*


В марте 2021 года адвокаты сообщили о десяти фигурантах в деле о пытках кавказцев в ярославской колонии. Трое подозреваемых в избиении уроженца Чечни Абубакара Цагалаева (в 2016 году) и гражданина Грузии Важи Бочоришвили (в 2017 году) в ярославской колонии были арестованы. Еще двое находились под домашним арестом, но позднее суд постановил отпустить их на свободу под подписку о невыезде.

Уроженца Краснодарского края Руслана Вахапова в ярославской исправительной колонии №1 избивали и держали под постоянными взысканиями, заканчивающимися ужесточением режима. «Избиения в колонии — это повседневный быт», - говорит Руслан, а колонию называет истребительной, а не исправительной [«Били человека, пока не оторвали печень» // Медиазона, 10 июня 2018 года].

Действия собравшего и вынесшего с зоны пыточный видеоархив Сергея Савельева уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова назвала проявлением смелости при противостоянии «этому уродливому явлению» [Москалькова назвала действия программиста Савельева проявлением смелости // ТАСС, 25 октября 2021 года].

17 января 2020 года суд признал виновным бывшего инспектора отдела безопасности ярославской колонии Максима Яблокова приговорил к 3,5 года заключения. Обвинялся инспектор в избиении уроженца Чечни Хасдина Муртазалиева в 2016 году.

Других обвиняемых по пыточному делу - бывших сотрудников ИК-1 Дмитрия Никитенко и Сардора Зиябова - приговорили к трем и четырем годам колонии общего режима соответственно. Они в 2016 году заставляли Артура Гукасяна и других заключенных бегать по коридору, избивая их и крича «Суслики бегут» [«Ты там наказывай, кого надо, пожестче», Новая газета, 23 августа 2018 года].

11 ноября Заволжский районный суд Ярославля вынес решение по искам двух бывших заключенных ИК-1 и решил, что Хасдину Муртазалиеву будет достаточной компенсация в 65 тысяч, а Артуру Гукасяну - в 50 тысяч рублей.


(18+) «Учения». Заключенных избивают в коридоре ярославской ИК №1
23 авг. 2018 г.
Новая газета

https://youtu.be/CW8AF40JQcw

Инквизиторы Владимирской области

Уроженец Чечни Махарби Тосуев заявлял, что неоднократно подписывал признания в совершении преступлений под пытками. В 2006 году Верховный суд Чечни приговорил Тосуева к 14 годам лишения свободы. Свое наказание он отбывал в ИК-4 в Архангельской области. В 2017 году его перевели в ИК-7 во Владимирской области. Там заключенный признался в посягательстве на жизнь полицейского (статья 317 УК), после чего срок Тосуева увеличили до 17,5 года колонии, признав виновным в участии в вооруженном формировании и убийстве в 2002 году сотрудника Ногайского районного отдела МВД Дагестана.

Омбудсмен Москалькова сообщила о готовящемся законопроекте по фактам пыток в колониях. «Мы вместе с Советом федерации готовим сейчас законопроект о выделении отдельного состава по пыткам с соответствующими мерами наказания», - сказала она 14 октября [Москалькова сообщила о подготовке проекта о наказании за пытки в колониях // РИА Новости, 14 октября 2021 года].

После приговора Тосуева вернули в ИК-7, где летом 2019 года он сознался, что причастен к нападению в мае 2002 года на служебный автомобиль Шелковского РОВД Чечни. Не выдержав пыток, Тосуев воткнул себе гвоздь в живот, и его перевели в психиатрическое отделение ИК-3 во Владимирской области. «Там он находился около шести месяцев, причем в течение первого месяца был привязан к кровати и вновь подвергался пыткам и сексуальному насилию" [Махарби хочет сидеть вечно? // Сайт комитета Гражданского содействия, 21 июля 2020 года].

В июле 2021 года суд в Ростове-на-Дону признал Тосуева виновным в вооруженном мятеже, бандитизме, покушении на силовиков и убийстве, и увеличил ему срок заключения до 25 лет.

15 мая 2008 года Верховный суд Чечни приговорил бывшего сотрудника Службы безопасности президента Чечни Аюба Тунтуева к 24 годам колонии по делу о теракте в 2005 году. 2 августа 2017 года Тунтуев был признан Северо-Кавказским окружным военным судом участником нападения на псковских десантников в 2000 году, и срок его заключения был увеличен на 11 месяцев.

А в марте 2019 года его нашли мертвым во Владимирской ИК-6. Родные обнаружили на его теле кровоподтеки, а экспертиза установила отсутствие в теле почек и легкого. В отношении него неоднократно применялось насилие после перевода во владимирскую колонию в 2015 году. Так, сотрудники ИК избивали и пытали его током, пытаясь добиться признательных показаний и отказа от адвоката. Чтобы скрыть следы от тока, ему срезали кожу с пяток [«Лучше возьми на себя одну явку» // Медиазона, 23 июня 2016 года].

Весной 2016 года Тунтуева избили и заставили подписать 50 листов процессуальных документов, содержание которых он не знал. Кроме того, его вынудили отказаться от защитника [На неустановленных сотрудников ИК-6 завели дело о пытках бывшего охранника Ахмата Кадырова // Медиазона, 5 сентября 2016 года].

19 октября 2021 года пресс-секретарь президента России заявил, что до Путина доведена информация о пытках в российских колониях [Песков: Путин знает о пытках в колониях // Вести.Ру, 19 октября 2021 года].

[Акция протеста против пыток в Нижнем Новгороде. Фото Комитета против пыток



Один из осужденных рассказывал о пытках и сексуальном насилии в ИК-6 во Владимирской области. Он признался, что в 2018 году под давлением начальства колонии вместе с другими заключенными избил гражданина Армении Гора Овакимяна, который позже умер в тюремной больнице. Несмотря на зафиксированные телесные повреждения, официальная причина смерти Овакимяна — двусторонняя пневмония [«А что с ним случилось? Он упал» // Медиазона, 24 марта 2021 года].

На одном из заседаний Южного военного суда 12 сентября 2019 года уроженец Чечни Якуб Ибрагимов, ранее осужденный по уголовным статьям, заявил о пытках и самооговоре. «В 2018 году я прибыл в [исправительную колонию] строгого режима во Владимире... Там ко мне подошел [силовик] [...] Потом меня и еще нескольких заключенных вывели в его кабинет, там не было осмотра камер. Меня заставили раздеться до трусов, и он начал бить меня руками и ногами по почкам. Меня они били 30-40 минут, а может и больше часа. У меня из уха пошла кровь, я три раза падал. Затем нас всех ставили в растяжку и снова били», - рассказал Ибрагимов. Ибрагимов там же заявил, что силовики пообещали подбросить наркотики его матери, которая приезжала к нему в колонию на свидания, если он не подпишет признательные показания.

Владимир Путин отвечает на вопрос о пытках в колониях и реформе ФСИН
20 дек. 2018 г.

https://youtu.be/iUp_bcMVC38


Другие регионы

В марте 2017 года в лечебном исправительном учреждении №33 города Мариинска Кемеровской области был зверски забит чеченец Тимур Хасанов. Это тоже туберкулезное учреждение. Отправляли кавказцев и в кемеровскую туберкулезную зону №16. «Совершенно здоровый человек, если им что-то не понравилось и, если его не смогли сломить, они отправляли его в 16-ю колонию, где все болеют туберкулезом. Под предлогом, что заключенному требуется обследование, они отправляли непокорных туда», - рассказывал один из сокамерников Хасанова. По его словам, в 33-й колонии города Мариинска с 2003 года умерло большое количество кавказцев. «Меня зовут Али, я из Ингушетии. Я отсидел срок в ИК-41 три года назад. К нам у сотрудников тюрьмы было предвзятое отношение. Всегда это было, во всем проявлялось. Под всякими предлогами нас все время закрывали в штрафных изоляторах», - вспоминал другой заключенный [Живыми кавказцев из российских тюрем выпускают не всех // Эхо Кавказа, 31 марта 2017 года].

В 2019 году бывшего замначальника исправительной колонии № 54 в Новой Ляле Свердловской области признали виновным в насилии над тремя заключенными и посадили. Однако среди потерпевших не оказалось уроженца Краснодарского края Ивана Питько — больше пяти лет он и краснодарская правозащитница Ольга Голубятникова пытаются доказать, что в колонии его пытали и сделали инвалидом [«Либо ты берешь палку в руки, либо мы засунем ее тебе в задний проход» // Znak, 16 ноября 2021 года].

В 2012 году во время прибытия очередного этапа в колонию «Салын ИК-1» в Калмыкии, как сообщали родственники, было избито около 20 заключенных, выходцев из северокавказских республик. В разные годы были отдельные сообщения о пытках в исправительных учреждениях Пермского края, Мордовии, ХМАО-Югры, Карелии, Волгоградской и Омской областей [На пытки в омских колониях чаще всего жалуются кавказцы. Они же устраивают бунты // Сетевое издание "Om1.ru", 30 марта 2019 года], Красноярского края [Зеленая зона: кавказские заключенные в тюрьмах России // Open Caucasus Media, 1 октября 2018 года].

Когда кавказские регионы о пытках молчат

Жалобы на пытки и даже подтвержденные факты пыток на юге России широко известны, если речь идет о стадии задержания или предварительного заключения [«Факты пыток в Дагестане уже никто и не пытается]. Достаточно вспомнить о делах Цкаева и Джабиева в Северной и Южной Осетиях, пыточном центре «Э» в Ингушетии, многочисленные истории о пытках в Чечне ["Лидер по пыткам - Чечня" // Кавказ.Реалии, 30 сентября 2020 года].

Если же речь идет об уже осужденных, то даже жалобы на пытки в ЮФО и СКФО исчисляются единицами [Места лишения свободы в России // Проект «Если быть точным» - https://tochno.st/problems/prisons]. Причины этого адвокаты и правозащитники видят и в том, что исправительных учреждений на Кавказе мало (их нет в Ингушетии, а в Чечне всего одно), а также в том, что одни и те же религиозные и культурные традиции на Кавказе помогают избегать пыток, а в других регионах, наоборот, их провоцируют.

Также более уважительное отношение в местных исправительных учреждениях к заключенным «эксперты связывают с тем, что сотрудники колоний региона – местные жители. В случае применения насилия им грозят неприятности со стороны родных заключенных. Поэтому они не чувствуют своей безнаказанности», - уверена директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская ["Это терпилово, ад". С чем сталкиваются кавказские мусульмане в тюрьмах России // Настоящее время, 4 мая 2021 года].


Как россияне относятся к пыткам заключенных

Результаты опроса. Диаграмма "Кавказского узла" по данным Левада-центр*


В октябре 2021 года, уже после публикации части видео проектом Gulagu.net, аналитический центр Юрия Левады** провел опрос методом личного интервью об отношении к пыткам заключенных. Каждый пятый россиянин (20%) считает пытки допустимыми в крайних случаях.

12 ноября 2021 года российские спецслужбы объявили в розыск основателя проекта Gulagu.net Владимира Осечкина. Это его не удивило - не в первый раз, удивило другое – среди копий материалов одного из дел против него более «10 документов подписаны лично заместителем начальника Главного оперативного управления ФСИН Антоном Ефаркиным. Тем самым, которого директор ФСИН откомандировал на пост врио начальника УФСИН по Саратовской области» [https://www.facebook.com/vladimir.osechkin/posts/4426056640826061].

В исключительных случаях, когда это может спасти жизни невинных людей, пытки оправдывают 11% респондентов. Еще 9% опрошенных считают пытки допустимыми в отношении людей, совершивших тяжкие насильственные преступления. При этом две трети (66%) россиян не оправдывают применение пыток ни при каких обстоятельствах [Пытки // Левада-центр, 29 октября 2021 года].

По сравнению с опросом, сделанным три года назад, отношение к пыткам стало более нетерпимым. Тогда издевательства и избиения не допускали ни при каких обстоятельствах всего 57% россиян [Пытки заключенных // Левада-центр, 4 ноября 2018 года].

При этом Госдума отказалась от участия в расследовании силами «Единой России», заблокировав предложенный КПРФ вопрос о возбуждении парламентского расследования из-за публикации видеозаписи с пытками заключенных в российских колониях. Они мотивировали это тем, что уголовные дела уже возбуждены, а в этих условиях парламентское расследование повлияло бы на деятельность следствия и суда [https://www.facebook.com/100006267401969/posts/2929977913887760].

* Имя осужденного изменено по этическим соображениям

** внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции «иностранного агента»


=============================================

Заключенные в Димитровграде объявили голодовку после избиений уроженцев Северного Кавказа
15 апреля 2022, 08:56

Около ста заключенных в тюрьме Димитровграда объявили голодовку из-за избиений и унижений выходцев с Северного Кавказа, в том числе Ингушетии и Чечни, сообщили правозащитники.

Как писал "Кавказский узел", 2 апреля верующие на Северном Кавказе встретили месяц поста Рамадан коллективными молитвами, к началу Рамадана были приурочены культурные и спортивные мероприятия и благотворительные акции.

Рамадан — девятый месяц мусульманского лунного календаря, месяц поста, духовного и нравственного очищения, а также укрепления веры и воли. Во время Рамадана мусульмане должны воздерживаться от пищи и питья в течение светового дня, говорится в справке "Кавказского узла" о Рамадане.

В тюрьме Димитровграда Ульяновской области 13 апреля были избиты постящиеся заключенные, в основном выходцы из Чечни и Ингушетии. При этом были уничтожены принадлежащие им экземпляры Корана и молитвенные коврики, заключенных также оскорбляли и унижали "по отношению к их религии и национальности", сообщил сегодня правозащитный проект Gulagu.net.

"В знак протеста десятки заключенных [нанесли себе порезы] с целью документирования полученных травм и приглашения надзирающего прокурора и ОНК. Во время избиения постящихся, не имея возможности как-либо им помочь, то же самое сделали в знак солидарности против пыток и другие заключенные, не мусульмане, из других блоков тюрьмы. На следующий день 14.04.22 уже около ста человек объявили голодовку", - говорится в сообщении, размещенном в Telegram-канале проекта.

В числе пострадавших от избиения - Саид-Магомед Закаев, Тимур Матиев, Шахид Мочиев, Алибек Мирзеханов, Расанбек Бекмурзаев, Мухаммед Алиев, Магомед Забайраев и другие, чьи имена неизвестны, утверждают правозащитники. "Расанбека Бекмурзаева после полученных травм и увечий для оказания экстренной помощи вывезли спецэтапом под конвоем в ГКБ Димитровграда", - отмечается в публикации.

Правозащитники призвали УСБ ФСИН, следователей СКР и прокурора Ульяновской области организовать проверку и уголовное преследование виновных. "Также считаем важным проверяющим изъять видеоархив тюрьмы за 12-15.04.22, отсмотреть его и опросить всех указанных выше осуждённых, осмотреть на предмет наличия ссадин и гематом", - говорится в сообщении.

https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/375207/
« Последнее редактирование: 15 Апреля 2022, 22:19:50 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.