Автор Тема: Ингушетия в составе России  (Прочитано 772 раз)

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Ингушетия в составе России
« : 08 Февраля 2020, 05:29:18 »
Руслан Йоулой
11 августа 2020

1770 год и год 1810. В сознании неопределенного количества ингушей это два важнейших года в истории нашего народа. В эти два года была принесена присяга ингушей российской империи.
Но эти "великие даты" вообще не фигурируют в Кавказском календаре на 1846 год, изданного от канцелярии кавказского наместника.
Они не нашли своего места в "хронологическом показании ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫХ СОБЫТИЙ" этого календаря





#РАЗДВОЕННОЕ_СОЗНАНИЕ_ИНГУШЕЙ

1. ПРИМЕР ОТЦА МАГОМЕДА КУРКИЕВА

«Кути Куркиевич Сагов был простым крестьянином, он слыл умным, авторитетным и влиятельным на селе человеком. Здесь нельзя не сказать и о других его родственниках.

В середине 70-х годов XIX века у России создалась конфликтная ситуация с Турцией, явно ведущая к войне. Для укрепления боевой мощи своей армии царская администрация решила создать полки из кавказских горцев. В 1876 году в Терской области развернулась работа по созданию Терско-Горского конно-регулярного полка. МНОГИЕ ИНГУШИ, В ТОМ ЧИСЛЕ КУТИ И ЕГО БРАТЬЯ ГАЙРБЕК И ЭСКАРХАН, ПОДАЛИ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЕМЕ ИХ В ИНГУШСКИЙ ДИВИЗИОН ЭТОГО ПОЛКА.

ВОЙНА С ТУРЦИЕЙ НАЧАЛАСЬ В АПРЕЛЕ 1877 ГОДА. С САМОГО НАЧАЛА И ДО КОНЦА (1878 Г.) КУТИ УЧАСТВОВАЛ В ЭТОЙ ВОЙНЕ. ЗА ПРОЯВЛЕННУЮ ХРАБРОСТЬ В БОЯХ КУТИ БЫЛ ПРОИЗВЕДЕН В УРЯДНИКИ И НАГРАЖДЕН ЗНАКОМ ОТЛИЧИЯ. По окончании войны он вернулся домой и продолжал жить сельской жизнью.

Кути имел небольшую, по меркам того времени, семью: два сына и две дочери. При своей неграмотности ему очень хотелось, чтобы его сыновья получили образование. СТАРШЕГО СЫНА БЕКМУРЗУ ОН УСТРОИЛ В ЕДИНСТВЕННУЮ В ИНГУШЕТИИ ДВУХКЛАССНУЮ ГОРСКУЮ НАЗРАНОВСКУЮ ШКОЛУ (РУССКУЮ), А МЛАДШЕГО (АРТАГАНА) В МУСУЛЬМАНСКОЕ МЕДРЕСЕ……»

Писатель, лингвист Салман Исмаилович Озиев во вступлении к книге Магомеда Куркиева "ОДОЛЕНИЕ ПАЛИЦ НОВОВВЕДЕНИЙ,ВЫХОДЯЩИХ ЗА ПРЕДЕЛЫ СУННЫЗАКОНОДАТЕЛЯ"

=============================

2. ПРИМЕР АДИЛЬ-ГИРЕЯ ДОЛГИЕВА

Из исторических документов хочется привести копию докладной майора Адиль-Гирея Долгиева, которую он написал на имя начальника Терской области 9 октября 1869 года:

«...Принадлежа происхождением фамилии Долгиевых и гордясь воспитанием в Павловском кадетском корпусе, я всегда осознавал в службе моей признательность русского правительства и СОСТОЯЛ БОЛЕЕ 22 ЛЕТ НА ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ СЛУЖБЕ, ПРОВЕДЕННОЙ БОЛЬШЕЮ ЧАСТЬЮ В БОЕВОЙ ЖИЗНИ, А ИМЕННО В ТУРЕЦКОЙ КАМПАНИИ и на правом фланге до покорения абадзеков, где служба моя удостоена личного внимания Его Императорского высочества Главнокомандующего Кавказской Армией…»

М. Аушев
газета «Ингушетия». 1995, 21 декабря
___________________________________

Вот так и живём, из поколения в поколение, раздвоенные. Поры бы определить, однако, свой вектор...

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2409525215944383&id=100006607831755


=================================



3. ПРИМЕР ГАИРБЕКА МАЛЬСАГОВА
«1840 г. УЧАСТВОВАЛ ВОЛОНТЕРОМ В ЭКСПЕДИЦИЯХ ПРОТИВ ГОРЦЕВ. В 1842 г. поступил на службу в лейб-гвардии Кавказско-Горский полуэскадрон, после 1846 г. состоял в армейской кавалерии и командиром горцев Собственного Его Императорского Величества Конвоя.
Юнкер – 8 августа 1845 г.
Корнет – 7 октября 1846 г.
Поручик – 30 марта 1852 г.
Штаб-ротмистр – 19 марта 1853 г.
Ротмистр – 15 апреля 1856 г.
Подполковник – 22 июня 1857 г. (с переводом на Кавказ из Собственного Его Императорского Величества Конвоя).
Награды:
серебряная медаль «За храбрость» на георгиевской ленте – 1840 г.;
ЗНАК ОТЛИЧИЯ ВОЕННОГО ОРДЕНА - ГЕОРГИЕВСКИЙ КРЕСТ – 1841 Г. ЗА УЧАСТИЕ 6 АПРЕЛЯ 1841 Г. В ОТРАЖЕНИИ НАПАДЕНИЯ ШАМИЛЯ НА НАЗРАНОВСКОЕ УКРЕПЛЕНИЕ;
орден Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом – 24 сентября 1660 г.; денежное вознаграждение (609 руб. 50 коп. серебро) – за участие в походе против венгров в 1848 – 1849 гг.
Суммарное жалованье в 1690 руб. серебром в год.
Умер в 1866 г. от полученных ран.
После смерти подполковника Гаирбека остались жена Фатима, сын Хаджимурад, братья Баты и Шами.
Такова короткая, но славная биография нашего земляка и МЫ СЕГОДНЯ ДОЛЖНЫ ГОРДИТЬСЯ, ЧТО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО БЛАГОДАРЯ ТАКИМ ЛЮДЯМ ИНГУШСКИЙ НАРОД ДАЖЕ В САМЫЕ СЛОЖНЫЕ ВРЕМЕНА ПОЛЬЗОВАЛСЯ ЗАСЛУЖЕННЫМ АВТОРИТЕТОМ У ЛЮБОЙ ВЛАСТИ, КОТОРОЙ ОН ПРИСЯГНУЛ НА ВЕРНОСТЬ».

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2413480822215489&id=100006607831755


====================================


История ингушского народа.

Глава 4.
§ 2. Российско-ингушские отношения

Переселение на равнину

С конца XVII в. начинается процесс возвращения ингушей на равнину. Миграция шла по нескольким направлениям: по рекам Фортанга, Асса, через Тарское и Дарьяльское ущелья. Это переселение не было массовым. Вне гор господствовали кабардинские князья, и у ингушей в этот период еще не было сил, чтобы противостоять им.

В предгорьях, в бассейне реки Фортанга, из первых переселенцев с гор складывает новое общество (шахар) — Орстхоевское (Орстхой шахьар), получившее в русских источниках название Карабулак (тюрк, «черный источник»).

В верховьях реки Камбилеевки, по свидетельству грузинского географа царевича Вахушти Багратиони, на территории современного Пригородного района уже с конца XVII в. существовал аул Ангушт (Онгуште), по названию которого народ и получил позднее русское название «ингуши». Вахушти писал свой труд в начале 40-х гг. XVIII в. по материалам, собранным им в Грузии до 1724 г., когда он переселился в Россию. Об Ангуште он сообщает:

«Речка страны, вытекает из срединного между Пшавией и Глигви Кавказа и идет от юга к северу... На этой речке находится Ангусти, селение большое; и ущелье это со строениями и селениями... А жители Ангусти похожи на черкесов, по вере они магометане, сунниты».

Судя по данному сообщению, в окрестностях Ангушта находились еще более мелкие хутора ингушей.

В XVIII в. переселение на равнину принимает более массовый и организованный характер. Документы свидетельствуют о том, что во второй половине XVIII в. на территории современного Пригородного района уже имелась густая сеть ингушских поселений. Переселенцы с гор жили небольшими хуторами. Наиболее крупными населенными пунктами являлись Ангушт, Шолхи и Заурово (Зоур-Ков).

Сохранилось свидетельство дивизионного квартирмейстера Л. Штедера, в 1781 г. объехавшего Ингушетию:

«Я следовал берегом реки Сунжи через равнины, и поля ингушей почти до гор. По ту сторону (Сунжи) на 4 версты восточнее лежали под лесистым отрогом 3 или 4 деревни ахкиюртовцев, представляющих смесь ингушей и карабулаков... Через 5 верст к западу мы попали у реки Камбилеевки к ингушам или кистам, расположенным при выходе ее из лесистого предгорья... В недавнее время колония ингушей, называемая Шалха, расположилась у нее, под горами... Одна лишь эта колония, благодаря ее мужеству и силе нации, могла держаться, сбрасывая при каждой попытке кабардинцев налагаемое ярмо, причем недавно погиб один из знатнейших князей. На левом берегу Камбилеевки расположено у самых гор около 200 фамилий. Перед собой они имеют глубокую ложбину и берег реки для защиты».

Во время переселения на равнину ингуши вели тяжелую борьбу с кабардинскими князьями, которые претендовали на эти земли. Часто при переселении на новое место ингуши арендовали земли у кабардинцев за определенную плату, которую многие исследователи выдавали в дальнейшем за дань, выплачиваемую ингушами кабардинским князьям. После того как ингуши обосновывались на новом месте к ним подселялись новые группы ингушей с гор. Они отказывались платить за аренду, что зачастую приводило к вооруженным столкновениям с кабардинцами.

В середине XVIII в., прочно обосновавшись на территории современного Пригородного района, в верховьях рек Сунжи и Камбилеевки, ингуши начинают продвижение к Назрани. По свидетельству того же Л. Штедера, к 1781 г. пастбищные и сенокосные участки ингушей продвинулись до реки Кенч (район современных селений Али-Юрт, Сурхахи и Экажево).

Кабардинцев, около двух веков контролировавших территорию равнинной Ингушетии, постоянно беспокоили нападения горцев. Еще в конце XVII в. кабардинцы покинули свое поселение на р. Яндаре и продвинулись на запад и на север в район современной Назрани. Около 1730 г. кабардинцы поселились в районе современных селений Пседах, Инарки, Сагопши, Кескем.

Л. Штедер отмечал, что на протяжении полувека после ухода кабардинцев Назрановская долина оставалась никем не заселенной.

В 1781 г. Л. Штедер застал в Назрановской долине ингушский пост:

«Назран представляет собой маленькую речку, текущую к северо-востоку и окруженную болотистой почвой, тростником и кустарниками; она имеет чистую родниковую воду, но при болотистом дне, и потому непроходима нигде, где нет брода. Трудности переправы, возвышенности и сама Сунжа, протекающая в лежащих к востоку лесистых горах, образуют здесь крепкое, узкое дефиле, у которого ингуши обыкновенно держат охрану».

В ингушском фольклоре также зафиксированы такие посты:

«Раньше, когда наши отцы жили в горах, эта равнина была в руках богатых князей. Князья не только отбирали друг у друга добычу, но по их приказанию собирались отряды, которые возглавляли сыновья князей и их сподвижники. В те далекие времена они чинили разбой, производя всюду опустошение... Чтобы отбивать их нападения, лучшие мужчины ставили у подножия гор свои посты».

Согласно фольклору, ингуши не только отбивали нападения подобных отрядов, но и сами устраивали набеги на соседние народы:

«Обнаружив шайку, они отбивали награбленное ею, бродячему не давали прохода, сами брали набегами добычу, так и жили».

Продвижение России на Кавказ

Путь на Кавказ для русских оказался открытым после завоевания Россией в 1552 г. Казанского и в 1556 г. Астраханского ханств. С середины XVI в. Русское государство начинает вести на Кавказе более активную политику.

Первая русская крепость в устье Сунжи появляется в 1567 г., правда, через некоторое время ее пришлось снести в результате похода на Северный Кавказ войска Крымского хана. В конце 80-х гг. XVI в. в устье Терека была построена крепость Терки. В крепости постоянно находился воевода, подчинявшийся астраханскому воеводе, стоял гарнизон из стрельцов, терских казаков и крещеных горцев.

С XVIII в. начинается более чем двухсотлетний период присоединения Кавказа. В результате Каспийского похода Петра I в 1722-1723 гг. на непродолжительное время (до 1735 г.) западное и южное побережья Каспийского моря вошли в состав России. В дальнейшем в результате ряда успешных войн с Турцией (в 1735-1736 гг., 1768-1774 гг., 1787-1791 гг.) Россия вплотную подошла к Кавказу.

В XVIII в. горцы не раз поднимали восстания. В октябре 1725 г. это сделали кумыки. Была разорена столица Тарковского шамхальства с. Тарки, а сам шамхал сослан в Архангельскую губернию. В июле 1732 г. восстали чеченцы, против них была послана экспедиция генерала графа Дугласа. В 1747 и 1757 гг. нападения чеченцев на кумыкских и кабардинских князей были пресечены русскими войсками. В 1758 г. вновь была организована военная экспедиция под командованием генерала Фрауендорфа против чеченцев, изгнавших кумыкских и кабардинских князей. В 1770 г. был совершен поход русских войск под командованием генерала графа де Медема в Чечню. В 1774 г. войсками под командованием генерала Якоби было подавлено восстание чеченцев против кумыкских князей. В марте 1783 г. имела место войсковая операция под командованием полковника Коха в Чечне и под командованием майора Рика в Ингушетии. В октябре 1783 г. произошло сражение между чеченцами и русскими войсками под командованием генерала Потемкина в Ханкальском ущелье. Многочисленные столкновения регулярной армии с местным населением происходили также в Дагестане и на Северо-Западном Кавказе. 1785-1791 гг. отмечены борьбой горцев Северного Кавказа под руководством шейха Мансура (Ушурмы) против окончательного присоединения к России. Горцы потерпели поражение.

Российско-ингушский договор 1770 г.

Впервые ингуши принесли присягу на верность России в 1589 г. Присягу принес старшина с. Ларе Султан-мурза.

С 1756 г. устанавливаются связи непосредственно между ингушами и российской администрацией. В 1758 г. делегация ингушей из 9 человек явилась к коменданту Кизляра Фрауендорфу и принесла присягу на верность России.

В 1762 г. в Кизляр прибыло ингушское посольство с целью добиться принятия ингушей в подданство России. В том же году императрица России Екатерина I издала указ о праве переселения ингушей с гор на равнину.

В 1769 г. к кизлярскому коменданту обратились представители ингушей с просьбой принять их в русское подданство. Вести переговоры с ингушами было поручено кизлярскому коменданту.

16 февраля 1770 г. в Кизляр прибыли ингуши Гарей Чопанов и Сурхо Мирзаханов. Кизлярский комендант генерал И. Неймич сообщал в Правительствующий Сенат, что «они присланы от всего народа их общества с изъявлением их усердного желания поступить в вечное подданство» России. По указанию правительства, И. Неймич направил в Ингушетию архимандрита Порфирия и капитана гусарского полка Дегостодия с поручением принять «тамошний народ в подданство».

В марте 1770 г. 24 представителя ингушей в местечке Барта-бос («Склон согласия») вблизи Ангушта подписали присягу о принятии ингушами российского подданства. Кизлярскому коменданту И. Неймичу ингушами было послано письмо, в котором сообщалось:



--------------------------------------------

№ 74

1770 г. не ранее января. — Письмо ингушских старшин, И. Д. Неймчу о принятии Ингушетией русского подданства

/л. 1226/ ПЕРЕВОД С ПИСЬМА ГРУЗИНСКОГО, ПИСАННОГО В СЛЕДУЮЩЕМ СОДЕРЖАНИИ ВЫСОКОРОДНОМУ ГОСПОДИНУ ПОЛКОВНИКУ И КИЗЛЯРСКОМУ КАМЕНДАНТУ ИВАНУ ДАВЫДОВИЧУ НЕИМЧУ ОТ ВСЕХ КИСТЕТИНСКИХ СТАРШИН И НАРОДОВ

ДОНОШЕНИЕ

Приехал сюда в нашу землю архимандрит Порфирий, при котором ко усердию и в подданство ея императорскаго величества присягали, при сем же к государственному интересу оной архимандрит добропорядочный принял труд и нам по обычаю христианскому истинной .путь показал, как прежде сего известны были и слышали его доброе житие, так и ныне очами своими видели и желаем, чтоб оной архимандрит имел жительство с нами и от него наставление принять христианской веры, и просим отеческой вашей милости, куда надлежит представить,, чтоб оной архимандрит учителем к нам определен был для того мы, кистетинской народ под сим подписались.

У подлиннаго письма подписаны имяна их тако:

Мисос Зчуков
Карт Зауров
Жанай Завров
Гарс Чопанов
/л.1227/ Таштариуф Гогиев
Сурхай Мирзаев
Мисост Хайшов
Муцал Хайшев
Бехо Минполадов
Мойсом Кариев
Али Гернов
Хасполад Шедиков
Бимирха Мйрзаханов    Тотур Филмов [209]
Таштемур Махмудов
Астерур Измайлов
Чаги Урсбиев
Таштарука Гарсков
Беиг Бузуртев
Арщинтан Келов
Надира Кадуев
Мирзабек Мирзаханов
Темур Итесов
Жаямурза Казбегов

АВПР, ф. Осетинские дела, оп. 128/II, д. 1, лл. 1126-1127. Копия.



---------------------------------------------


При подписании договора присутствовал академик И. Гюльденштедт, который в своем труде «Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа» описал это событие.

Ингуши присягнули на верность России, дали аманатов (заложников). Россия в свою очередь брала на себя обязательства обеспечить им внешнюю безопасность и содействовать их переселению на равнины.

В 1771 г. принесли присягу на верность России восточные ингуши (орстхойцы).

«Они,- докладывал капитан Дегостодия генералу И. Неймичу, - при первом случае доказали себя всеми образы доброжелательными, прося старшины и народ, чтобы, приняты были в вечное е.и.в. подданство, обещаясь дать от себя аманат».

В следующем 1772 г. большая часть орстхойцев переселилась на плодородные предгорные равнины.

В 1771 г. еще четыре ингушских старшины принесли присягу на верность Российскому престолу.

Некоторые исследователи считают подобные договоры актами присоединения того или иного народа к России, что, на наш взгляд, не совсем верно. Подобные договоры подписывались для извлечения сиюминутных выгод и вскоре, после достижения поставленных задач, о них забывали.

Начиная с XVI в. подобные договоры с представителями российской администрации на Северном Кавказе по несколько раз подписывали представители всех без исключения народов Северного Кавказа.

Кабардинцы принимали присягу на верность России в 1557, 1578, 1769, 1779 гг.; адыги - в 1557, 1614-1615, 1634 гг.; абазины - в 1634 г.; ногайцы - в 1557, 1564 гг.; кумыки - в 1567, 1610, 1614, 1616, 1627, 1718, 1720, 1793 гг.; аварцы - в 1614, 1629, 1727, 1753, 1892, 1828 гг.; андийцы - в 1603, 1731, 1757 гг.; различные народы Дагестана - в 1602-1603, 1614, 1616-1653, 1658, 1812 гг.; осетины - в 1774, 1809 гг.; каракайтагцы - в 1733, 1635, 1799 гг.; табасаранцы - 1806 г.; абхазы - в 1810 г.; кубачинцы - в 1831 г.; чеченцы-аккинцы - в 1588 г.; чеченцы - в 1645, 1658, 1733, 1768, 1778, 1781, 1807 гг. Здесь приведены не все даты присяг представителей северокавказских народов. Это тема для отдельного исследования.

Несмотря на неоднократные присяги и договоры о вхождении того или иного народа в состав России, до конца Кавказской войны все эти народы оставались вне сферы влияния российской администрации.

Историк Кавказской войны, ее современник, В. Потто писал:

«Все наши сношения с мелкими кавказскими владениями носили характер каких-то переговоров и договоров».

Историк А. В. Фадеев, рассматривавший принятие подданств некоторыми дагестанскими владетелями, пишет:

«Совсем вне сферы административно-политического контроля царского правительства оставались владетели Дагестана, несмотря на их неоднократные присяги «на верность престолу всероссийскому (такова была традиционная формула подобных клятвенных обещаний)».

То, что принятие горскими народами «подданств» не является на самом деле актом их действительного вхождения в состав России, понимали и русские цари. В инструкции императора Александра I главнокомандующему русскими войсками на Кавказе говорится:

«Единственный способ, могущий быть действительным и полезным против горских народов, состоит в том, чтобы, довольствуясь наружными знаками их подданства, стараться держать их в блокаде».


----------------

 История ингушского народа. Глава 5. ГЛАВА 5 ИНГУШЕТИЯ В XIX В. § 1. Ингушетия в первой половине XIX в. Основание Назрани

ГЛАВА 5
ИНГУШЕТИЯ В XIX В.
§ 1. Ингушетия в первой половине XIX в.

Основание Назрани

В начале XIX в. происходит массовое переселение ингушей в Назрановскую долину. Представители нескольких родов - Таргимхоевы, Эгиевы, Хамхоевы, Цикмабуховы (Оздоевы), Евлоевы и Картоевы - объединившись, выселились в Назрань. Возглавлял переселение Карцхал, сын Орцха, потомок Малсага из рода Таргимхоевых. В ингушском фольклоре сохранились многочисленные данные об этом переселении.

Ингуши переселились в Назрановскую долину с территории современного Пригородного района. Энгельгард, побывавший в 1811 г. в районе Камбилеевских хуторов, отмечал, что на их месте остались только «пустые дома некоторых из нынешних обитателей Назрани».

Переселение в Назрань состоялось в 1810 г. В рапорте от 13 июля 1810 г. генерал Дельпоцо докладывал генералу Булгакову: «...войдя в теснейший союз с кабардинцами и чеченцами, ингуши переселились все на место, именуемое Назран, в расстояние отсель (от Владикавказа) за 32 версты».

Согласно фольклору, переговоры о переселении ингушей в урочище Назрань вел Карцхал, сын Орцха, с кабардинским князем и неким Магомедом-Хаджи (кумыкский шамхал), возглавлявшим отряд горцев, приходивший с востока.

Карцхал заручился поддержкой обеих сторон. Но все же в дальнейшем переселение ингушей привело к столкновению с отрядом горцев, состоявшим из чеченцев, представителей различных горских народов Дагестана, кумыков.

Согласно приведенному выше рапорту от 13 июля 1810 г., ингуши пропустили чеченскую партию к Владикавказской крепости, «но когда чеченцы, не воспользовавшись чаемою добычею, возвратились обратно в их деревни, и, убив пастуха их бараньего стада, хотели отогнать баранов, тогда сделалась между ними и чеченцами ссора, а следствием оной дошло и до известного между ними сражения». Сражение это состоялось 5 июня 1810 г. Именно тогда поселение Назрань впервые упоминается в официальном документе.

Согласно преданию «О прошлом Назрани», нападавшие увезли из-под Назрани убитых и раненных на 180 арбах. По документам, войско нападавших состояло из 600 человек, в сражении под Назранью они потеряли убитыми 51 человека, 23 человека было пленено и ингуши захватили «лошадей здоровых и раненых до 100».

Российско-ингушский договор 1810 г.

Опасаясь нового нападения, руководители назрановцев обратились к военной администрации Владикавказской крепости с просьбой выделить им «одно орудие и несколько канониров с зарядами, чтобы могли для страха хищникам по утрам и вечерам выстрелы чинить и тем устрашать».

В том же июне 1810 г. в Назрань был командирован отряд под командованием подполковника Фирсова (200 рядовых, 150 казаков, три орудия).

Вскоре после прибытия отряда Фирсова войско из представителей различных народов Чечни и Дагестана вновь напало на Назрань. В рапорте генерала Булгакова генералу Тормасову говорится: «28-го июня разных горских народов толпы, простиравшиеся более 5000 человек, пришли для отмщения ингушам за смерть известных их смельчаков, коих он, Фирсов, с помощью нескольких ингуш, напав, поразил и обратил в бегство». Вооруженная помощь назрановским ингушам была оказана русскими военными властями с условием принятия ими российского подданства.

22 августа 1810 г. во Владикавказе представители шести родов, проживавших в Назрани, подписали акт о вступлении в российское подданство. Акт подписали по 10 представителей от каждого рода — от Таргимхоевых, Хамхоевых, Цикмабуховых (Оздоевых), Эгиевых, Картоевых, Евлоевых. Среди подписавших от Таргимхоевых третьим стоит имя Карцхала.

В результате сложившейся обстановки назрановские ингуши были вынуждены пойти на подписание этого договора.

Согласно договору, назрановцы обязаны были выставлять для борьбы с врагами России полностью экипированное войско в составе 1000 человек, которое должно находиться на довольствии России; «всех врагов России считать своими врагами»; при обнаружении попыток враждебных России групп организовать набеги на русские позиции, донести об этом властям и, в случае необходимости, отбивать эти набеги вместе с русскими войсками; тех ингушей, которые будут связаны с врагами русских, передавать в руки последних; того из ингушей, кто убьет солдата, купца или другого российского подданного, вместе с семейством также необходимо передать русским властям; как с врагами России будут поступать русские власти с ингушами, допустившими пропаганду и введение мусульманских законов и строительство мечетей; без согласия русского начальства ингуши не имеют права переселяться в другое место; ингуши обязуются принять в свое селение русское войско и возить для него провиант из Владикавказа на своих подводах, «дрова доставить к их жилищу, больных солдат отвозить в крепость Владикавказскую»; «для построения жилищ оному войску доставить строевой лес и прочие потребности»; ингуши обязуются прислать 6 аманатов (заложников) по выбору русского командования в залог исполнения всех обязательств; в случае нарушения данных обязательств они становятся «изменниками и бунтовщиками», и русское командование вправе поступить с ними как с неприятелем.

Рис. 58. Назрановская крепость. Современный вид.

После подписания акта о принятии российского подданства назрановскими ингушами военная администрация решила построить у Назрани крепость. Она была построена осенью 1810 г. В дальнейшем (1817 и 1832 гг.) крепость перестраивалась и усиливалась.

Кавказская война и Ингушетия

К началу XIX в. к России было присоединено почти все Закавказье. Но непокоренными еще оставались народы, населяющие северные склоны Кавказского хребта. Начало Кавказской войны было связано с назначением в 1816 г. генерала А. П. Ермолова главнокомандующим русских войск на Кавказе. Историк Г. К. Мартиросиан писал: «Ермолов придерживался той точки зрения, что покорение горцев возможно только при условии решительных военных действий, причем последние он мыслил проводить постепенно, но твердо». Цели войны предельно емко были обозначены императором Николаем I в письме к генералу И. Ф. Паскевичу: «...смирение навсегда горских народов или истребление непокорных». В конце 20-х гг. XIX в. национально-освободительное движение горцев возглавил имам Гази-Мухаммед Гимринский. После его гибели в бою в 1832 г. при взятии аула Гимры русскими войсками имамом был избран Хамзат-бек. Хамзат-бек погиб от рук кровников в 1834 г., после чего его место занял имам Шамиль. По национальности все три имама были аварцами. При Шамиле национально-освободительное движение горцев Северо-Восточного Кавказа достигло наибольшего размаха. При нем сложилось государство горцев, которое в научной литературе обычно называют Имаматом Шамиля. Главной задачей этого государства была борьба за независимость Северного Кавказа. Основные военные события развернулись в Чечне и Дагестане. На Северо-Западном Кавказе восстали адыгские народы. На Северо-Восточном Кавказе война закончилась взятием последнего оплота Шамиля высокогорного аула Гуниб 25 августа 1859 г. Шамиль сдался в плен. На Северо-Западном Кавказе война продолжалась до 1864 г.

В научной литературе распространено мнение, что ингуши не участвовали в Кавказской войне. Это не совсем верно. Документы свидетельствуют об участии ингушей, как и многих других народов Северного Кавказа, в этой кровопролитной войне.

Рис. 59. Огнестрельное оружие горцев XIX в. (кремневые пистолеты, кремневое ружье, пороховницы, пулелейки).

Активно участвовали в войне жители Восточной Ингушетии - орстхойцы (карабулаки). Некоторое время существовали два вилайета (района) государства Шамиля — Арштинский и Галашкинский.

Из документов можно сделать вывод, что многие ингуши участвовали в войне на территории Чечни и Дагестана. Так, в донесении генерала Головина графу Чернышеву от 3 октября 1840 г. говорится:

«В настоящем положении дел на левом фланге Линии Чечня в особенности обращает на себя внимание, ибо там, кроме коренных ее жителей, гнездятся теперь все беглые карабулаки, назрановцы, галгаевцы, Сунженские и Надтеречные чеченцы и по призыву предводителя их Ахверды-Магомы, сподвижника Щамиля, собрать могут значительные силы, хорошо вооруженные, вблизи Военно-Грузинской дороги».

В рапорте генерала Граббе от 30 марта 1840 г., приводятся следующие сведения:

«Вся Большая Чечня к нему (к Шамилю) передалась, равно как мичиковцы и ичкеринцы и многие ауховцы; качкалыковцы. удерживаются в повиновении только присутствием нашего отряда. Некоторые из карабулакских, и ингушевских деревень, все галгаевцы и кистинцы также в большом волнении и содействуют тайно или явно возмутителю».

На западе Ингушетии находились две крупные российские крепости - Владикавказ и Назрань - с многочисленными военными гарнизонами, что сдерживало местное население от открытого выступления против России. Подобные районы, расположенные вблизи российских крепостей, были и в Чечне и в Дагестане.

Рис. 60. Холодное оружие горцев XIX в.

(кинжал, сабли)

В 1825 г. были совершены экспедиции русских войск в орстхойские аулы, лежащие по рекам Фортанга и Асса. В том же году было подавлено восстание ингушей селения Яндаре.

В июле 1830 г. в Горную Ингушетию двинулись русские войска под командованием генерала Абхазова. В результате этой экспедиции были разорены многие ингушские аулы, особенно пострадало селение Эбан, жители которого оказали войскам существенное сопротивление,- башни Эбана были взорваны.

В июле 1832 г. русские войска вновь вошли в Горную Ингушетию. Причиной этой экспедиции стало убийство жителями с. Хули пристава Константинова. В русское войско входили отряды осетин и горных грузин. Командующий барон Розен так объяснял нахождение горцев при своем войске: «Сходно с высочайшим соизволением употреблять горских жителей одних против других для укрепления взаимной ненависти их, находятся при моем отряде осетины, живущие близ Владикавказа, и милиция из горцев, обитающих по Военно-Грузинской дороге от Ларса до Пасанаура, принадлежащих Грузии, под названием горских народов».

В следующем 1833 г. вспыхнуло восстание во главе с Джанхотом Азаматовым в с. Яндаре. В июле того же года было подавлено. Дома Джанхота Азаматова и его родственников были сожжены. Уничтожение всего селения было остановлено из-за заступничества назрановских ингушей.

Назрановское восстание 1858 г.
....



Принятие основной массой ингушей Ислама

Первые сведения о том, что среди ингушей имеются мусульмане, относятся к концу XVII в. Вахушти Багратиони сообщает, что жители Ангушта исповедуют Ислам суннитского толка. По всей вероятности, Ислам проник к ингушам со стороны Кабарды. В конце XVIII — начале XIX вв. Ислам начинает проникать к ингушам со стороны Дагестана и Чечни. Ислам принимали отдельные жители равнинной части Ингушетии.

В донесении генерала Ивелича генералу Тормосову от 28 июня 1809 г. говорится:

«Ныне же оным обращают весь ингушевский народ к басурманской вере с обрезанием, кои по безумию своему из принуждения принимают ныне мулл и делают угождение чеченцам и стали строить мечети около р. Сунжи, чрез кое должны принять присягу быть врагами противу великой России...»

Горцы до середины XIX в. в основной своей массе оставались язычниками.

Массовое обращение ингушей в Ислам связано с деятельностью проповедника Кунта-Хаджи, сына Киши, из чеченского селения Илсхан-Юрт. Кунта-Хаджи проповедовал среди чеченцев и ингушей Ислам в форме кадырийского тариката суфизма.

Термин «суфизм» происходит от арабского слова «суф» - «грубая шерсть»; в шерстяную одежду одевались суфии. Суфизм - это мистико-аскетическое течение в Исламе, возникшее в арабских странах в начале IX в. Его возникновение было вязано с реакцией части духовенства и низов общества Арабского Халифата, ревностных поборников Ислама, на извращение Исламской идеи власть имущими. Основатели суфизма требовали от своих приверженцев строго подражать образу жизни пророка Мухаммеда, аскетической жизни, отчужденности от всего, что считалось запретным. Учение суфизма основывалось на том постулате, что истину или знание о Боге можно постигнуть только интуицией и любовью, в отличие от точки зрения ортодоксальных богословов, согласно которым истину можно постигнуть, опираясь на силу логики.

Постижение истины (Бога) происходит, по мнению суфиев, путем радения - зикра, с помощью которого суфии входят в экстаз и достигают озарения. Зикры в различных тарикатах суфизма различаются по способу радения на громкий зикр (джахрия) и молчаливый, созерцательный зикр (хуфийя). Зикр состоит из бесконечных повторений формулы единства Бога - «нет бога, кроме Аллаха» («ля иллаха илялляха»). Среди суфиев этих двух направлений велись споры о том, какой из ритуалов радения богоугоден. В дальнейшем эти споры привели к размежеванию между суфиями - последователями громкого зикра и суфиями - последователями молчаливого зикра. Громкого способа радения зикра придерживались последователи кадырийского тариката, названного так по имени его основателя Абд аль-Кадыра Гиляни из Багдада, жившего в XII в. Молчаливого созерцательного зикра придерживались последователи накшебендийского тариката, основанного Бахауддином Накшбенджи из Бухары, жившего в XIV в. Накшбендийский тарикат был распространен в Дагестане и Чечне с конца XVIII в. Проникновение кадырийскoro тариката на Северо-Восточный Кавказ было связано с деятельностью Кунта-Хаджи.

Кунта-Хаджи выступил с проповедью нового для Северо-Восточного Кавказа учения - кадырийского тариката - во второй половине 50-х гг. XIX в. по возвращении из паломничества в Мекку.

Кунта-Хаджи проповедовал мир между людьми, выступал против войны с превосходящим противником, требовал от своих последователей отказа от роскоши, уважительного отношения ко всем людям, строгого выполнения норм шариата. Ему приписывают следующие слова:

«И если скажут, чтобы вы шли в церкви, идите, ибо они только строения, а мы в душе мусульмане. Если вас заставят носить кресты, носите их, так как это только железки, оставаясь в душе мусульманами. Но! Если ваших женщин будут использовать и насиловать, заставлять забыть язык, культуру и обычаи, подымайтесь и бейтесь до смерти, до последнего оставшегося!»

Вскоре имам Шамиль пресек его деятельность, так как деятельность Кунта-Хаджи подрывала усилия Шамиля по мобилизации населения для борьбы с властями. Кунта-Хаджи вынужден был покинуть Кавказ и вновь отправиться в Мекку.

После падения Шамиля в 1859 г. Кунта-Хаджи, вернувшись на родину, продолжил свою деятельность. Именно в этот период основной массой ингушского народа был принят Ислам. Он словом сделал то, чего Шамиль не смог сделать мечом. Последним в Ингушетии Ислам принял в 1861 г. аул Гелате (Гвилети), расположенный на Военно-Грузинской дороге. Некоторые ингуши (особенно в горах) еще долгое время продолжали поклоняться древним языческим богам.

В 1864 г. Кунта-Хаджи был арестован и сослан в Новгородскую губернию.

После высылки Кунта-Хаджи его учение на Северном Кавказе было под запретом. Но движение мюридов, ушедшее в подполье, все больше ширилось. В начале 1880-х гг. образовываются новые мюридские общины, отпочковавшиеся от кунтахаджинской общины. В Ингушетии широкое распространение получили общины Бамат-Гирея-Хаджи Митаева из чеченского селения Автуры и Батал-Хаджи Белхароева из селения Сурхахи.

=========================================


Ингуши первыми на Северном Кавказе вошли в состав России

18.03.2004

Хотим восстановить справедливость

В годы советской власти считалось, что все народы были завоеваны царем. В бытность Чечено-Ингушетии чеченцы и ингуши рассматривались как жители единой республики. Между тем у ингушей своя богатая история, в которой расставлены далеко не все точки над «I».

- Работа над установлением точной даты вхождения ингушей в состав России ведется ингушскими учеными уже давно. Мы обратились с инициативой к президенту республики Мурату Магометовичу Зязикову, после чего деятельность по установлению даты стала более интенсивной, - рассказал нам профессор Ингушского госуниверситета, директор НИИ гуманитарных исследований Ибрагим Дахкильгов. - За все предыдущие годы дата воссоединения Ингушетии с Россией никогда не отмечалась. Более того, этот вопрос даже не поднимался. С восстановлением ингушской государственности назрела необходимость восстановить и историческую справедливость. После революции в сознание народных масс активно внедрялся постулат о том, что Россия была тюрьмой народов, вела колонизаторскую политику. Тем не менее, ингуши добровольно вошли в «верноподданическое состояние Всероссийскому государю императору». И с тех пор мы ни разу не нарушили воли своих предков.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Президент Ингушетии Мурат ЗЯЗИКОВ:

- Изоляционный путь развития был бы губителен для ингушского народа. Это понимали наши предки, сделавшие мудрый выбор в пользу России. 1770 год - дата значительная. Приняв однажды пророссийскую ориентацию, ингуши никогда не предавали Россию. Сегодня мы связаны с россиянами крепкими узами и хотим дальше держаться этого направления. Без опоры на Россию, без распространения российской культуры ингуши, не смогли бы возродить свою государственность, экономику, науку культуру. Вместе с тем это важно не только для Ингушетии, но и всего Северного Кавказа, всей России.


«Ингушами снисхождение оказывается русским»

Первая документальная запись дружеских контактов русских и ингушей сделана в 1567 году, когда Иван Грозный начал прокладывать дорогу на Кавказ. В течение последующих лет наблюдается стремление ингушских предводителей к единению с Россией, а с ее стороны благосклонное к этому отношение. Ингуши искали в сильной империи покровительства и защиты. Окруженные другими народами, численно превосходящими их, они вынуждены были постоянно отражать набеги и остро нуждались в союзе на взаимовыгодных условиях (к этому времени отношения с Грузией почти распались, а союз с Турцией грозил этническим геноцидом). Россия тоже искала надежного союзника, нуждалась в закреплении своих окраин и возможностях продвижения в Закавказье, куда путь пролегал через земли ингушей. Однако документального закрепления обоюдное стремление не нашло из-за яростного противодействия со стороны Ирана и Турции. К тому же после кончины Ивана Грозного на Руси настало смутное время.

ДОСЛОВНО

«Как горная лавина, обрушился ингушский полк на германскую дивизию. В истории русского Отечества не было случая атаки конницей вражеской части, вооруженной тяжелой артиллерией. Менее чем за 1,5 часа железная дивизия перестала существовать. Передайте от имени царского двора и русской армии братский привет отцам, матерям, сестрам, женам и невестам этих храбрых Орлов Кавказа, положивших бессмертным подвигом начало конца германской орде».

Из телеграммы царя Николая Второго, 25 августа 1916 года.

«Ингушетия географически, исторически и юридически всегда была в составе России, ее важным стратегическим форпостом на южных рубежах Российского государства, реальным центром пересечения геополитических интересов Европы и Азии».

Рой Медведев. «Владимир Путин: четыре года в Кремле».

Второй этап объединения начался во времена Петра I, но неожиданная смерть императора вновь затормозила процесс. В 1744 году Екатерина II повелела «всячески способствовать единению с Россией ингушей и осетин как наиболее лояльных и ищущих ее покровительства». В 1747 году царское правительство распорядилось принимать ингушей в подданство. Тем не менее в 1756 году ингушские старшины обратились с ходатайством к русской администрации в Кизляре (Дагестан) за подданством и принесли присягу России. И хотя этот акт тоже не был оформлен юридически, исторические документы свидетельствуют о том, что за несколько лет до заключения договора в России относились к ингушам как к «своему» народу. Современник тех событий, академик Российской Академии наук Иоганн Гюльденштедт в 60-е годы XVIII века отмечал: «Ингушами, сравнительно с другими народами, большое снисхождение оказывается русским». В 1768 году во время войны с Турцией ингушские отряды воевали на стороне России.

СПРАВКА «КП»

С 50-х годов XVIII века за героические подвиги в войнах на стороне России ингушские полки получали Георгиевские штандарты. В числе ингушей более 30 полных Георгиевских кавалеров, шестеро царских генералов, есть Герои Советского Союза и Герои России.

Ни разу не нарушили клятвы

В феврале 1770 года ингушские старшины прибыли в Кизляр для окончательного решения вопроса о вхождении в состав Российского государства. Присягу представителей ингушского народа в «вечном добровольном подданстве России» в присутствии главы Северокавказской духовной миссии архимандрита Порфирия принимал уполномоченный гусарского полка капитан Дегостий. Процедура проводилась 4, 5, 6 марта (15, 16, 17 марта по новому стилю) вблизи крупного аула Ангушт на большой поляне, позже названной народом Барта босе (Склоном Согласия). На народном сходе присутствовал и академик Гюльденштедт, возглавлявший российскую экспедицию. В дневниках ученый зафиксировал принятие присяги и тот факт, что ингуши первыми из северокавказских народов официально соединились с Русью. На опубликованных картах России начала 70-х годов XVIII века из всех народов Кавказа, находящихся в составе России, названы только ингуши.

КСТАТИ

Когда в начале 90-х годов распался Советский Союз, в Ингушетии прошел всенародный референдум: 97% жителей республики выразили желание остаться с Россией.

Сам же договор 1770 года, подписанный от имени всего ингушского народа, в настоящее время хранится в Архиве внешней политики Министерства иностранных дел РФ.

МЕЖДУ ТЕМ

В Назрани состоялась научно-практическая конференция на тему вхождения Ингушетии в состав России. Было отмечено, что российско-ингушская дружба стала залогом дальнейшего развития республики. К 235-летию объединения в селении Ангушт решено установить монумент, символизирующий дружбу русского и ингушского народов. Участники конференции обратились к Правительству РФ с просьбой внести в общероссийский каталог знаменательную дату.

- Российско-ингушский союз, заключенный более двух веков назад, прошел проверку временем, - говорит Ибрагим Дахкильгов. -Крепостная Россия в тот период, при всех ее минусах, стояла на пути прогрессивного развития. Перед ингушами была дилемма: восточные деспотии или покровительство русских. Наши предки выбрали путь, сохраняющий их этническую самостоятельность и самобытность. Причем пошли в подданство не по принуждению, а добровольно. И с 1770 года, как свидетельствуют исторические документы, ни разу не нарушили союзнической клятвы.

С.ЕМЕЛЬЯНОВА, «Комсомольская правда», 18.03.2004 г., №50 (23237)


=========================================


На Склоне согласия 242 года тому назад предки ингушей завещали своим потомкам быть навеки с Россией
18.03.2012

В Театре юного зрителя состоялось праздничное мероприятие, посвященное 242 годовщине вхождения Ингушетии в состав Российского государства. На мероприятии присутствовали представители Администрации Главы и Правительства Республики Ингушетия, Народного Собрания, ученые, видные общественные деятели, представители министерств и ведомств, духовенства, студенчества, курсанты Горского кадетского корпуса, спортивной общественности и молодежи.

В фойе Театра юного зрителя была подготовлена экспозиция тематических картин художников Ингушетии, организованная Музеем изобразительных искусств республики, выставка материалов отражающих историю взаимоотношений Ингушетии и России из фондов Музея краеведения им. Т.Мальсагова, а также книжно-иллюстративная выставка «Нерушимое государство», подготовленная сотрудниками ЦБС М/О г. Назрань.

Началось праздничное мероприятие с яркой, красочной театрализованной постановки Русского государственного музыкально-драматического театра, в которой был показан исторический момент – подписание судьбоносного договора о воссоединении Ингушетии с Россией.

Ведущий мероприятия Ильяс Евлоев, приводя историческую справку, отметил, что 17-19 марта 1770 года вблизи селения Ангушт на обширной поляне с названием «Барта босе» («Склон согласия») произошло историческое событие - подписание важного для нашего народа документа, свидетельствовавшего о добровольном вхождении Ингушетии в состав государства Российского. В силу того, что это было значимым политическим, общественным шагом для всех ингушей, в этом процессе участвовали представители всех ингушских тайпов, что свидетельствует об осознанном, консолидированном решении народа, - сказал И.Евлоев.

Перед заполненным зрителями залом, выступила доктор исторических наук, автор и составитель книги «240 лет Ингушетии» Зейнеп Дзарахова, которая совершила небольшой исторический экскурс в прошлое и рассказала о зарождении дружественных отношений Ингушетии и России еще до принятия прадедами ингушей судьбоносного решения о вхождении в состав России.

З.Дзарахова рассказала о связях Древней Ингушетии и Древней Руси, свидетельствующих о многочисленных русско-ингушских лексических параллелях, встречающихся в древнерусской поэме «Слово о полку Игореве», которому было посвящено исследование лингвиста профессора Дошлуко Мальсагова «О некоторых непонятых местах в «Слове о полку Игореве». Выводы ингушского языковеда, подчеркивавшие глубокие связи русского и ингушского языков, прослеживаемые еще в периоде сложения Древнерусского государства, имели широкий резонанс в научном мире и получили высокую оценку ведущих лингвистов России, - отметила в своем выступлении З.Дзарахова.

Министр культуры республики Марет Газдиева поздравила всех жителей республики с Днем единения Ингушетии с Россией. Подчеркивая важность этого события в судьбе ингушского народа, она отметила, что деятели культуры и искусств республики повсеместно проводят в этот день праздничные мероприятия: играют спектакли, устраивают выставки, выступают с концертными программами и т.д.

Масштабное концертно-театрализованное представление с участием актеров Русского государственного музыкально-драматического театра и Театра эстрадных миниатюр «Барт» включало в себя отрывки из театральных постановок. Кроме того, под бурные аплодисменты зрителей на сцене выступили Казачий хор ст.Нестеровской, Детский ансамбль танца «Сунжа» Республиканского Дома народного творчества, артисты Государственной филармонии им. А,Хамхоева, Государственного ансамбля народного танца «Ингушетия», а также солисты Студии эстрады и Творческого объединения «ЗОКХ».

В завершении праздничного мероприятия с участием всех участников мероприятия Роза Ахциева исполнила песню «Мой салам тебе, Ингушетия!»

Пресс-служба Министерства культуры РИ

http://www.ingushetia.ru/news/015873/

=========================================


На вечные времена нас объединила судьба
26.03.2004

28 февраля текущего года в ГДК г.Назрань состоялась научно-практическая конференция по теме: «Единение Ингушетии с Россией -историческая необходимость».

В материалах конференции подчёркивалось, что ингуши не раз обращались в своей истории к России с просьбой о единении. В этом процессе сближения и добровольного вхождения народов Северного Кавказа в состав России решающую роль сыграл великий русский народ, оказавший огромную и многообразную помощь северокавказским народам, в том числе ингушам.

В 18 веке Кавказ стал играть более значительную роль во внешнеполитических планах России, чем в предыдущее время. В 1733г. в контакт с Россией пытались вступить горные общества ингушей. В Коллегию иностранных дел России поступило сообщение, что «знатные правители, именуемые кисть, дзурдзуки (одно из грузинских наименований горных ингушей) да галгаи со всеми обывателями просят, чтобы приняты были в протекцию и под высокую державу Е.И.В. (Документы по взаимоотношениям Грузии с Северным Кавказом, составитель В.И. Гамрекели, Тбилиси, 1968, с 119-120). Но русское правительство не могло в тот момент (сложная международная обстановка) вынести определенного решения о принятии их в подданство.

Таким образом, в течение первой половины XVIII в. взаимоотношения Ингушетии с Россией намного расширились, ориентация на Россию стала преобладающей.

В то же время в конце 50-х г. 18 века был достигнут прогресс в русско-ингушских связях. Нуждаясь в защите от нападений соседних народов, испытывая острую нехватку в соли, железе, обуви, одежде, кремне, ингуши неоднократно просили «чтоб под протекцию Е.И.В. приняты были» (Архив Северо-Осетинского НИИИЯЛ, Ф.16, ОП. 1.д.1, №48).

Так, в 1756-1757гг. ряд ингушских старшин от имени своих обществ принесли первые присяги на подданство России. В начале 1758г. в Кизляр приехала делегация в составе 9 ингушских старшин, которые присягнули в подданстве России и обещали коменданту Фрауендорфу помощь в действиях российских властей на Северном Кавказе.

Несколько подробнее пишет по этому вопросу профессор Н.П. Гриценко. Он считает, что «ингушский народ, будучи трудолюбив и покоен», в 1769г. был « по собственному их желанию принят в Российские подданства» (Н.П. Гриценко, 1961).

П.Г. Бутков в «Материалах для новой истории Кавказа» пишет, основываясь на данных Гюльденштедта: «Народ ингуши, известный также под именем кистов или киштинцев, обитающий между рек Терек и Сунжа, в 1770 году российский офицер принимал от ингушей присягу верности и аманатов».

В условиях начавшейся русско-турецкой войны Северному Кавказу отводилось особое место как важному военно-стратегическому району. Высказывалось мнение о чрезвычайных выгодах политического союза России с Ингушетией, в противовес неустойчивой позиции отдельных северо-кавказских народов. Поэтому, в 1770 году русское правительство удовлетворило просьбу ингушей о принятии в подданство.

Как указанные в данном материале, так и другие источники свидетельствуют, что никогда и никем ингуши не были присоединены, что они искали союза с Россией и на законодательной, основе окончательно обрели его в 1770 году.

Таким образом, приведённые источники свидетельствуют о добровольном и устойчивом тяготении ингушей к установлению взаимовыгодных отношений с Россией. В течение первой половины ХУШ в. ориентация на Россию превращается в основную внешнеполитическую ориентацию ингушских обществ. Процесс закрепления отношений с Россией охватывает основные районы Ингушетии, что являлось выражением искреннего стремления горцев к дружбе и союзу с русским народом и Россией.

Изучение истории взаимоотношений Кавказа с Россией остается актуальной проблемой исторической науки. Одним из спорных её аспектов является вопрос о времени присоединения народов Северного Кавказа к России.

Официальное донесение о принятии представителями Ингушетии присяги полковник И.Неймич послал в святейший Синод «особым доношением» 3 апреля 1770 года. Материалы об этом событии Коллегия иностранных дел 12 июля 1770 года заслушала и одобрила их.

Еще в 1930 году о присоединении Ингушетии к России писал Б.В. Скитский. Это событие он относил к 1770 году (Б. В. Скитский. Назрановское возмущение 1858 года, Владикавказ, 1930, стр. 1-2). Автор не приводил своей аргументации, однако нельзя думать, что эта дата была случайной. Известно, что в 1770г. в Кизляр явилось ингушское посольство в составе 24 старшин во главе с Гарс Чопановым и Сурхой Мирзаевым, которое как «присланные от всего народа» заявило кизлярскому коменданту о решении поступить в вечное Е.И.В. подданство. По просьбе того же посольства в Ингушетию были направлены русские чиновники и духовные лица, чтобы «и тамошний народ склонили в подданство и к присяге привели». (Вопросы истории, 1970, №7)

В истории каждого народа есть свои знаменательные даты. Для Ингушетии такой исторической датой является 1770 год. Во всей ее дооктябрьской истории это было поистине важнейшим событием, способствовавшим сохранению национальной целостности народа, его духовной жизни и культуры

16 февраля 1770 года ингушские старшины Гарс Чопанов, Сурхой Мирзаев и другие прибыли в Кизляр для окончательного решения вопроса о вхождении ингушского народа в состав Российского Государства.

Нельзя не обратить внимание на то, что делегация ингушей прибыла в Кизляр в составе 24 старшин. Старшины, представлявшие все 24 важнейших населенных пункта, выражали волеизъявление почти всего ингушского народа.

Знаменательно и то, что в составе ингушской делегации были такие представители, как Мирзабек Мирзаханов, Жанмирза Казибеков и некоторые другие, которые еще в 1761 г. и в последующие годы вели об этом переговоры с комендантом Кизляра, генерал-майором А.А.Ступишиным и его приемником.

Во время переговоров в Кизляре, куда старшины прибыли с «доношением», в котором отмечалось, что они направлены от «всего народа и имеют усердное желание поступить в вечное подданство», представители ингушских обществ просили прислать «чиновного», «мочного» человека, то есть представителя, получившего от высшей власти полномочия и установить место и время проведения акта присяги. Русское правительство поручило кизлярскому коменданту провести с Ингушетией переговоры о подданстве.

- Присягу представителей всех ингушских обществ в «вечном добровольном подданстве России» принимал уполномоченный гусарского полка капитан Дегостий, имевший на руках ордер «открытый лист» на принятие присяги в присутствии главы Северо-Кавказской духовной миссии архимандрита Порфирия.

Процедура принятия присяги ингушскими старшинами на верность России происходила 4,5,6 марта 1770 года вблизи аула Ангушт на обширной поляне с символическим названием «Барт босе», что значит «Склон согласия». В те весенние дни, а это, между прочим, были воскресенье, понедельник и вторник, где собралось свыше 800 человек от разных обществ, присутствовал и академик И. А. Гюльденштедт. Он был свидетелем и участником этого важного исторического акта

Заслуживает внимания и то, что Гюльденштедт не случайно оказался в те дни в гуще исторических событий. Записи в дневнике исследователя не оставляют сомнения в том, что он заранее знал о предстоящем акте вхождения ингушей в состав России и с определенным расчетом отправился к месту действий.

Вот запись из его дневника: «2 марта 1770г. я направился из Моздока к жителям гор, называемым галгаями или кистами... 9 марта я вернулся из своего путешествия в горы».

Гюльденштедт зафиксировал, что галгаи называют себя еще и по-русски «ингушевцами», подчеркивая давность их сношений с русским народом, а также заметил, что сами себя называют попеременно кисты, галгаи, ингушевцы и одно название вместо другого употребляют.

Академик И.А. Гюльденштедт воочию убедился в горском гостеприимстве, и не случайно писал, что горцы имеют «очень большое уважение к законам гостеприимства и мало примеров его нарушения». Он же подметил их давнее чувство приязни к русским людям и записал в своём дневнике, что горцы «никакой нации не оказывают столько снисхождения, как к россиянам».

В результате целенаправленной деятельности ингушских представителей и русских властей в 1770 году (17 марта по новому стилю) Ингушетия добровольно вошла в состав России. Это событие было обусловлено исторически и бесспорно являлось прогрессивным.

И.А. Гюльденштедт обратил внимание на общественный строй горцев и на неравномерность развития у них социальных отношений. Касаясь социальных отношений у ингушей или кистов, Гюльденштедт указывал на отсутствие в их среде князей и фиксировал существование института выборных старшин.

Приняв подданство России, ингушские старшины сообщили об этом событии кизлярскому коменданту. Их коллективное послание начиналось так: «Высокородному полковнику и кизлярскому коменданту Ивану Давыдовичу Неймичу всех кищтинских старшин и народов доношение. Приехал сюда в нашу землю архимандрит Порфирий, при котором ко усердию и в подданство присягали...»

Официальное донесение о принятии представителями Ингушетии присяги полковник И. Неймич послал в святейший Синод «особым доношением» 3 апреля 1770 года. Материалы об этом событии Коллегия иностранных дел 12 июля 1770 года заслушала и одобрила их.

Принимая в подданство ингушей, русское правительство брало на себя обязательство обеспечить их внешнюю безопасность. Чтобы гарантировать это условие, правительство направило в Ингушетию «для охранения их от неприятелей» отряд гребенских казаков из 10 человек во главе с хорунжим Иваном Федоровым.

Документы, относящиеся к русско-ингушским отношениям, позволяют утверждать, что в 18 веке в Ингушетии развивалось движение, направленное на сближение с Россией и добровольное присоединение к ней. Как указанные в данном материале, так и другие источники свидетельствуют, что никогда и никем ингуши не были присоединены, что они искали союза с Россией и на законодательной основе окончательно обрели его в 1770 году.

Таким образом, многократные и длительные переговоры представителей Ингушетии закончились их добровольным вхождением в состав России.

В результате целенаправленной деятельности ингушских представителей и русских властей в 1770 году (17 марта по новому стилю) Ингушетия добровольно вошла в состав России. Это событие было обусловлено исторически и бесспорно являлось прогрессивным.

234 года назад наши предки не только рассудком, а и всем сердцем поняли историческую важность акта, связавшего их с русским народом на вечные времена. Мы в неоплатном долгу перед ними...

Из донесения в святейший Правительствующий Синод кизлярского коменданта Неймича о желании ингушей оформить официальное вступление в подданство России (1770 год) и о принятии присяги.

«... А прошедшего февраля 16 числа явились ко мне... Ингушевского уезда старшины Гарий Чопанов и Сурхови Мирзаханов, присланные от всего народа их общества с изъявлением их усердного желания поступить в вечное Е.И.В. подданство с тем, что они желают все генерально креститься и просили, чтоб для принятия от них присяги послан был с ними в уезд чиновный человек и реченный архимандрит Порфирий, которого они довольно знают и почитают. А чтоб они святого крещения сподоблятца могли, для того определить к ним искуснаго священника, изъявляя притом, что они во всем уезде церковь сами построить имеют. Почему он, архимандрит, по собственному сво на то соглашению, да гусарского полку капитан Дегостодий и посланы и там по принятии от них присяги возвратились... ».

АПВР, ф. Осетинские дела, оп. 128-11, д.1., л. 1224 (выявлено М.М.Блиевым). Из «доношения» кизлярскому коменданту Неймичу «от всех киштинских старшин и народов» (перевод с грузинского); (1770 год).

«Приехал сюда в нашу землю архимандрит Порфирий, при котором ко усердию и в подданство Е.И.В. присягали. При сем же к государственному интересу оной архимандрит добропорядочный принял труд и нам по обычаю христианскому истинной путь указал... Мы, кистинский народ, под сим подписались.

У подлинного письма подписаны имена их тако:

Мисос Зчуков, Астерур Измайлов, Мойсом Кариев, Жанай Завров, Чаги Урсбиев, Хасполад Шедиков, Таштарнуф Гогиев, Таштарука Гарсков, Татур Филмов, Мисост Хайшоф, Бенг Бузуртев, Арцитан Келов, Бехо Минполадов, Карт Зауров, Надира Кадцев, Али Гернов, Гарс Чопанов, Мирзабек Мирзаханов, Бимирза Мирзаханов, Сурхай Мирзаев, Темур Итесов, Таштемур Махмутов, Муцал Хайшев, Жанмурза Казбеков». АПВР, ф. Осетинские дела, оп. 128-11, д.1., л. 1226-1227 (выявлено М.М.Блиевым).

Р.Ш. Албагачиев, депутат Народного Собрания, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный врач России, действительный член-корреспондент РАМТН, газета «Сердало», 25.03.2004 г., №32 (1151)

http://ingushetia.ru/news/001820/



=========================================



17 марта 2015, 23:59
Исторические документы свидетельствуют о добровольном вхождении Ингушетии в состав России


Ингуши приняли присягу России в 1770 году на добровольной основе, заявили историки в 245-ю годовщину вхождения Ингушетии в состав России. Ингуши присягнули России в присутствии 24 старейшин, отмечается в копии договора от 1770 года.

В марте 1770 года Ингушетия вошла в состав Российской империи, отмечается в опубликованной на "Кавказском узле" справке "Общие сведения о Республике Ингушетия". 22 августа 1810 года представители шести ингушских родов также подписали "Акт присяги шести ингушских фамилий с Россией", в том же году была заложена крепость Назрань. При этом ингуши принимали участие в Кавказской войне на стороне имама Шамиля, особенно активно участвовали орстхойцы (жители восточной части Ингушетии).

Боков: от торжеств отказались из-за экономической ситуации в стране

Власти республики сегодня провели праздничные мероприятия, посвященные 245-й годовщине добровольного вхождения Ингушетии в состав России.

"В рамках этого события в Магасе состоялось открытие сквера, сопровождавшееся концертом, организованным городской студией искусств. На площади перед Башней Согласия молодежный комитет республики провел флешмоб", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" пресс-секретарь главы республики Шамсудин Боков.

Также к праздничной дате приурочено открытие нового детсада, отметил Шамсудин Боков.  "18 марта в Долаково откроется новый детский сад, который полностью решит проблему двухсменки в этом населенном пункте. Его открытие приурочено к праздничной дате", - рассказал Шамсудин Боков.

Вместе с тем, по его словам, от проведения масштабных торжеств пришлось отказаться "с учетом нынешней экономической ситуации в стране".

"Было принято решение совместить празднование этой даты с празднованием Дня республики, который будет отмечаться летом в Государственном Кремлевском дворце в Москве", - сказал Шамсудин Боков.

В марте 2004 года в Ингушетии пересмотрели дату вхождения республики в состав России. "Считать март 1770 года датой окончательного единения Ингушетии с Россией и принять обращение", - данное решение приняли участники республиканской научно-практической конференции, прошедшей в Назрани. Как заявили участники конференции, "единение Ингушетии с Россией произошло не в 1810 году, а в 1770 году".

Дзарахова: ингуши присягнули на верность России на Склоне Согласия

К юбилейной дате была приурочена презентация книги "Россия-Ингушетия 245", которая прошла сегодня в Ингушском НИИ гуманитарных наук. Ее провела заместитель директора института, доктор исторических наук Зейнаб Дзарахова.

Копии документов предоставлены"Кавказскому узлу" руководителем Госархива Ингушетии Магометом Картоевым."В сборнике представлены научные материалы ингушских ученых о наших взаимоотношениях и контактах с Россией, имевших место с давних времен. О том, какую роль сыграли ингуши в судьбе российского государства. У нас настолько все интегрировано", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Зейнаб Дзарахова.

По ее словам, о том, что в 1770 году ингуши приняли присягу на верность России, писали историк Марк Блиев и другие российские ученые.

"Факт принятия присяги зафиксировал естествоиспытатель и путешественник Иоганн Гюльденштедт – он был на Кавказе в это время. На этом событии присутствовали 24 старейшины, которые представляли 24 больших населенных пункта. Они озвучили решение народа, который стоял за ними, людей, которые их делегировали. Ингуши присягнули на верность России на Склоне Согласия. Три дня ингуши праздновали это событие. Так праздновали только самые большие праздники", - сообщила Зейнаб Дзарахова.

Гадиев: присяга на верность Ингушетии России была предсказуемой

Договор от 1770 года стал итогом тесных торгово-экономических и политических связей, рассказал Умалат Гадиев, заместитель руководителя Археологического центра Ингушетии, автор дипломной работы о присоединении Ингушетии к России.

"Существует множество материалов, в том числе и археологических, которые фиксируют факт наличия контактов между ингушскими средневековыми обществами и древней Русью XX-XII века. В археологических памятниках Ингушетии археологи очень часто находят религиозные изделия, предметы быта, изготовленные на территории древней Руси: кресты, иконки, нательники, дневники", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Умалат Гадиев.

Торгово-экономические и политические связи "предсказуемо оформились в присягу на верность Ингушетии России", считает Гадиев.

Подписание договора произошло 17-19 марта 1770 года вблизи селения Ангушт на равнинной местности под названием Барта босе, что переводится с ингушского как Склон Согласия, а 12 июля 1770 года Договор о добровольном вхождении Ингушетии в состав России, подписанный ингушскими старейшинами, был одобрен Коллегией иностранных дел России, отмечают ингушские историки.  "Приехал сюда в нашу землю архимандрит Порфирий, при котором ко усердию и в подданство Ея Императорскаго Величества присягали. При сем же к государственному интересу оной архимандрит добропорядочный принял труд и нам по обычаю христианскому истинной путь указал. Мы, киштинский народ, под сим подписались", - говорится в копии договора от 1770 года, предоставленной "Кавказскому узлу" руководителем Госархива Ингушетии Магометом Картоевым.

Арутюнов: ингуши не принимали активного участия в борьбе с царизмом

Кавказские народы входили в состав России не единовременно, даты для празднования юбилеев берутся достаточно произвольно, считает этнограф, член-корреспондент РАН, заведующий отделом народов Кавказа Сергей Арутюнов.

"Это всегда было сочетанием добровольного вхождения и каких-то военных действий – завоевания или покорения. Не было такого случая, чтобы интересы всех слоев совпали, и все радостно пошли и вошли в состав России. Чаще всего трудящиеся массы достаточно охотно приветствовали вхождение в состав России, потому что это означало уменьшение их эксплуатации. Позиция знати зависела от каких-то конкретных интересов. Одни усматривали в этом вхождении для себя выгоду, другие считали, что выгоднее иметь дело с другими покровителями", - рассказал ученый.

При этом, по его словам, ингуши не принимали "активного участия в борьбе с царскими войсками" во время Кавказской войны.

"Дело в том, что ингуши довольно много страдали от жесткой теократической структуры государства имама Шамиля. Они не принимали активного участия в борьбе с царизмом, с царскими войсками, которое выказали чеченцы, которые в большинстве своем до конца поддерживали Шамиля. У ингушей не было знати. Впрочем, и у чеченцев в это время уже не было знати, но у чеченцев был "верхушечный слой", который был заинтересован в борьбе с дагестанскими феодалами. А феодалы как раз были скорее, на стороне царской власти. Так что Шамиль истреблял феодалов", - считает историк.

Сергей Арутюнов также заметил, что Ингушетия вошла в состав России добровольно. Вместе с тем он подчеркнул, что были "какие-то силы, которые этому противостояли". "Да, Ингушетия по большей части добровольно вошла в состав России, хотя и там были какие-то силы, которые этому противостояли. И кто-то даже принимал участие в Кавказской войне. Но, относительно чеченцев, не много. При этом не нужно рассматривать вхождение Ингушетии в состав России как всеобщее ликование и одобрение. Но преимущественные тенденции в ту или иную сторону можно отметить", - заявил историк.

Руководитель Госархива Ингушетии Магомет Картоев также предоставил "Кавказскому узлу» копию документа XIX века, в котором говорится о льготах, дарованных ингушам за преданность России в период Кавказской войны.


"Общество Назрановских Ингушъ, являясь ко мне, прошли подтверждение прав, данных им прежним Начальством. Имея ввиду всегдашнюю покорность их к Правительству, исполняю сим желание их с тем, что общество си сохранит права, предоставленные оному до тех пор, покуда пребудет нам верно и покорно, и если всегда будет исполнять требования Начальства, с готовностью, могущою служить доказательством преданности их Правительству нашему. Лагерь при речке Гойты. Августа 19 дня 1832 года", - говорится в документе (орфография автора, командира отдельного Кавказского корпуса,  сохранена).

По утверждению Сергея Арутюнова, существует "миф о всеобщем и интенсивном принятии Ислама, о том, что Ислам был давно родственен и близок ингушской психологии. "Это вовсе не так, потому что на территории Ингушетии есть несколько выдающихся христианских храмов, несколько языческих святилищ. Причем, языческие и христианские культы иногда переплетаются, что трудно сказать об Исламе. Ислам очень нетерпим к проявлению языческих культов. Вот это – миф", - привел свою точку зрения Арутюнов.

Вместе с тем Сергей Арутюнов обратил внимание на то, что сейчас чеченцы утверждают, что "вся вайнахская культура является их культурой, а ингуши заимствовали что-то у них".

"На самом деле это все переплетено настолько тесно и неразрывно, что определить - что чеченское, а что ингушское – довольно сложно. Существуют мифы о многотысячелетней культурной истории чеченцев и ингушей, чего, конечно, не может быть. Потому что до позднего Средневековья чеченцев и ингушей вообще, как отдельных народов, не существовало. Существовали разнородные нахские племена, которые трудно отождествить с ингушами и чеченцами. Сами названия этих народов восходят к самым крупным селам: Чечен - в равнинной части Чечни, и Ангушт - на месте нынешней станицы Тарской Пригородного района Северной Осетии. О существовании этих сел можно достоверно говорить с восемнадцатого века. В семнадцатом веке были поселения, но под иными наименованиями", - рассказал ученый.

https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/259042/
« Последнее редактирование: 01 Сентября 2020, 02:12:15 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #1 : 11 Февраля 2020, 07:07:01 »
Национальный праздник или народная трагедия? (Обращение «Мехк-Кхел» к ингушскому народу)
24.03.2012 09:37
http://ri-online.ru

Ингушетия отметила 242-ю годовщину т.н. единения с Россией. Ранее многие годы нас уверяли в «добровольном вхождении в состав России».
Но как бы не упражнялись в формулировках, подтекст их один: перейдя в подданство Российской империи договором от 17 (19) марта 1770 года, ингушский народ проявил не только редкую мудрость, но и обрел великое счастье, масштабы которого всем поколениям ингушей невозможно оценить ничем. Это – пропагандистская оболочка и идеологическая начинка того исторического и в немалой степени судьбоносного для всего Кавказа факта.
Но так ли это?
Нет сомнения, акт вхождения в состав России (или «единения» с ней) является важным и определяющим событием в истории и судьбе ингушского народа, игравшего тогда немаловажную роль в географическом центре Кавказа, в том числе и для России, усиленно стремившейся навечно закрепиться в этом регионе, создав здесь свой плацдарм для продвижения далее на Юг. Поэтому, нужно говорить больше не о выгодах ингушей от этого акта, а о выгодах самой России.
Известно, что из всех народов Северного Кавказа только ингуши по настоящему добровольно и по обоюдному согласию, на основании подписанного договора с империей, вошли в ее состав. Даже осетины, столь «рьяные россияне» в последние времена, смогли стать её подданными только четырьмя годами позже – в 1774 году. Но даже у них нет подписанного договора с империей. И только после укрепления своих позиций через ингушей, российская администрация заложила на нашей земле, близ поселения Заур-ков (или урочище Заурово) крепость Владикавказскую – в 1784 году, как свой форпост на южных рубежах. И только после этого царская администрация, усилиями князя Потемкина, начала политику подселения к крепости осетин из ближних гор.
Такова правда истории. И она подтверждена не только памятью нашего народа, но и точными, многочисленными архивными документами.
Но что в итоге? Какие реальные последствия дал нашему народу этот, названный в последствии официальной пропагандой «эпохально мудрым», важный шаг наших предков, которым всех нас каждый раз, в течение последних десятилетий, призывает гордиться власть?
Место, где состоялось то действительно историческое событие, наш народ назвал «Барта босе», то есть «Склон согласия». Для ингушского народа это место стало поистине священным. Ингуши до сих пор продолжают свято хранить это в памяти, передавая из поколения в поколение. Таким же священным «ореолом» мы одарили селение Ангушт, близ которого это событие состоялось. А оно – Ангушт – на несколько веков старше Владикавказа.
От названия этого селения русские наделили наш народ этнонимом «ингуши», чем мы тоже безмерно гордимся и не видим себя иначе. Это то, вокруг чего формируется наше самосознание, цементирует нашу культурно-этническую общность, как состоявшийся самостоятельный народ.
Это всё – мы.
А что по отношению к нам?
Мы постоянно доказываем себе и остальному миру, что с момента заключения того договора, наш народ всегда остаётся ему верен, и никогда, даже в самые страшные лихолетья, не отходил от него, не нарушал однажды данное нашими предками слово верности России, что мы преданно и верно продолжаем оставаться быть россиянами, и не видим себя иначе. Но до кого доходят эти наши заклинания? Кто проявляет в ответ нам понимание? Кто и как выполняет условия того договора по отношению к нам?
Суровая правда жизни показывает, что каждый раз мы «убеждаем» только самих себя, а другие, кого мы хотим убедить, просто глухи к нашим заверениям. Разве не так?
Тогда, давайте разложим эту правду жизни по фактам.
Где до сего дня «Барта босе»? Где Ангушт? Какие права сегодня и весь прошедший век на них имел и имеет наш народ, и какие названия они носят всё это время, какое отношение эти названия имеют к нашему народу? Кто за прошедшее столетие был и остаётся до сих пор там хозяином? А где мы, наш народ?
Мы никого не призываем к каким-то действиям против кого-то или ради чего-то, мы только приглашаем подумать и задуматься. Выводы должен сделать каждый сам.
Но «Мехк-Кхел» считает себя вправе так задать каждому ингушу выше приведённые вопросы. Ответив на них честно, каждый откроет для себя только жестокую правду, это – предательство! Говоря о предательстве, мы не имеем в виду наших предков, наверняка на тот исторический момент принявших единственно разумное и правильное для себя решение, а имеем в виду тех, кому они поверили, и кто, как показала история, обманул их, их потомков – до нас с вами.
Благодаря доверчивости и, возможно, мудрости наших отцов, Россия в XVIII веке основательно закрепилась в центральном районе Северного Кавказа. А после этого:
1) 1865 год – ссылка наших соотечественников (т.н. мухаджирство), как и других северо-кавказцев, в Турцию.
2) 1867 год – полная колонизация нашей Родины путём создания казачьих чересполосиц и вселением казаков на наши самые плодородные земли, в наши дома и селения, преобразуя их в станицы, изгоняя оттуда коренное население, то есть наших с вами предков, что лишило их не только нажитого имущества, собственности, плодородных земель и обрекла на тяжёлое, голодное существование, лишило их и элементарных человеческих прав. Таким образом, ставшие знаковыми «Барта босе» и Ангушт впервые, после их основания ингушами, перестают быть таковыми, превратившись в казачью станицу Тарскую. Так это остаётся и по сей день, за исключением краткого периода восстановления в отношении нас справедливости после установления советской власти – с 1920-го по 1944-й годы, когда нам вернули наши земли, организованно переселив оттуда казаков в район Пятигорска. С 1944 года они снова у нас отняты, но уже в пользу осетин.
3) 1944 год – геноцид в форме поголовной депортации в Казахстан и Среднюю Азию, с повальными грабежами и уничтожением нашей Родины, имущества, артефактов тысячелетней истории, материальной и духовной культуры, и т.д.
4) Конец 1950-х – начало 1960-х – под предлогом восстановления республики, вопреки воле народа, 40% исторической Ингушетии – Пригородный район, г. Владикавказ – центральная власть «дарит» Северной Осетии, а все последующие десятилетия блокирует права и возможности сосланных оттуда ингушей вернуться и жить на своей Родине хотя бы наравне и рядом с теми же осетинами. Результатом всей этой политики явилась очередная кровавая трагедия осени 1992 года.
5) С конца октября 1992 года – очередной акт государственного преступления против ингушского народа, результатом чего снова оказалось изгнанным из родины ингушское население, погромы и уничтожение нажитого имущества после возвращения из мест депортации, снова уничтожение практически всех ингушских населенных пунктов в Пригородном районе и в городе Владикавказ, включая те же Ангушт с «Барта босе». Сотни убитых и пропавших без вести ни в чем не повинных ингушей. Хотя только полным абсурдом можно назвать в данном случае категорию «без вести пропавшие», когда известны все их насильники. И уже 20 лет продолжения этого беззакония и издевательств. Упорное нежелание именно государства исправить собственные преступления против нашего народа, признать наше право, наравне с другими народами, как и осетинским, на справедливость, равное защиту Закона и Конституции, на все гражданские права, на свою исконную Родину.
Как, если не предательством по отношению к нашему народу, можно назвать всё перечисленное?
Власть ежегодно и помпезно организует у нас массовые праздники в честь даты подписания договора о единении с Россией, организует различные пропагандистские мероприятия и публикации, восхваляющие это событие и его прогрессивную значимость для нашего народа. Но нам не позволяют даже посетить то место, где это событие состоялось, не говоря даже о том, чтобы закрепить и увековечить его на том месте, в «Барта босе» близ Ангушта, каким-нибудь памятником или монументом. Нынешнее Российское государство, правопреемник прошлых российских империй, отказывается даже вернуть этим историческим и знаковым, в том числе и для самой России, местам их исконные ингушские наименования. Даже столь славное своими знаковыми событиями в российско-кавказской истории селение Ангушт, в честь которого сами русские и стали называть нас ингушами, до сих пор вынуждает нас официально именовать по-прежнему только колонизаторским названием – Тарское. И нам постоянно диктуют: смиритесь!
Говоря простым языком, нас из поколения в поколение вынуждают не считаться со своей историей, а фактически с тем, что связывает нас с Россией. Приходится делать вывод о том, что Россия на самом деле не желает, чтобы мы ценили те «нити», которыми мы «привязаны» к ней, стремится, чтобы мы скорее забыли об этом. Так, о каком патриотическом чувстве к такой стране можно говорить, на каких правдивых примерах, на каких исторически верных фактах можно прививать этот патриотизм к России у подрастающих поколений, если сама она упорно пытается этого из нас выбить?
С учётом всего изложенного выше, как иначе можно назвать то событие 1770 года для ингушей, если не трагической? Что, кроме беспрерывной цепи трагедий, боли и унижений, оно нам дало по большому счёту?
Разве эту дату можно отмечать праздниками? Она заслуживает только траурных мероприятий. И до тех пор, пока нынешняя Россия не изменит своё отношение к ингушам, как своим равноправным со всеми иными народами гражданам, пока она не повернётся к нам открыто лицом соучастия и понимания, пока не исправит свои чудовищные преступления против нашего народа, не искоренит последствия предательств своих политических режимов в отношении нас, у нас нет оснований считать эту дату позитивной и праздничной. Мы считаем, что до тех пор она может считаться у нас только траурной.
Иначе, в чём смысл нашей односторонней верности тому договору наших отцов, когда другая сторона его давно топчет грязными и кровавыми сапогами? Иначе, какой смысл вообще нашего пребывания в таком государстве?
РОД РИ «Мехк-Кхел»
« Последнее редактирование: 06 Сентября 2020, 01:43:12 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #2 : 17 Февраля 2020, 07:25:33 »
ДОКУМЕНТ № 1.

Канцелярии Кавказского комитета

По просьбе Назрановского и части Карабулакского обществ об оставлении за ними занимаемых ими земель и о других нуждах. Здесь  же Высочайшее распоряжение  об  освобождениивсех покорных Кавказских горских племен от  платежа, податей и повинностей, и по предмету обращения их в православие.

 

Началось 24-го Июля 1842 года.

На 32 листах.

 

Копия

Его Сиятельству Военному Министру Господину Генералу от Кавалерии Генералу-Адъютанту  Князю Александру Ивановичу Чернышеву.

Выбранных от Назрановского Общества и части Карабулаков поверенных в конце значущихся.

 

ПРОШЕНИЕ *

 

В 1810-м году мы Ингушевский. народ вольный и ни от кого независимый поселясь около урочища Назрана (от [которого] приняли название Назрановцов) по приглашению. Российского Генерал Майора Дель Поццо чрез посредство почетнейших Старшин наших решились добровольно и единодушно вступить в подданство Российского Императора.

Присягнув в том же году на верноподданство Его Величеству  как отцы наши так и мы сами стараемся с тех пор сохранять обет нами данный пред Всемогущим Богом, зная с одной стороны сколь велика сила Русской Империи, и сколь неисчислимы милости .Государя Императора нашего, с другой какою участью мы пользуемся в сравнении с единоземцами нашими, которые в ослеплении своем еще не потягают выгод повиновения справедливой законной власти.

Живя более 30 лет на рубеже владений Российской Империи с непокорными горцами, мы несмотря ни на какие смутные времена, ни на какие угрозы, нападения, и опустошения делаемые в земле Назрановской, нашими общими неприятелями — непокорными горцами, остаемся верными присяге однажды нами произнесенной, проливали неоднократно кровь свою за верность Престолу, сражались не раз с своими родственниками и при помощи Великого Бога, Русского оружия и верность в справедливости принятой нами стороны оставались всегда победителями. Так в 1812-м году возмутитель Кабардинский Князь Албахсит Мулдаров и Уздень его Албахсит Абаев в числе до 30,000 нападали на нашу землю три раза, имели намерение напасть на Владикавказ, то были прогнаты Назрановцами которое при этом случае убили у неприятеля 80-ть взяли в плен 60 человек и 88 лошадей, в том числе убили самого Князя и его Узденя а скопище преследовали до реки Оссы.

Неприязненные нам горцы Чеченцы, Кабардинцы и другия племена раздраженные нашею победою, а еще более тем что мы одни остались верны Престолу при общем восстании, чрез три месяца после этого дела опять собрались более 30,000 и напали на Назрановцов; бой продолжался три дня с упорным ожесточением и однако же Назрановцы несмотря на превосходство сил неприятеля восторжествовали потеряв 38 человек убитыми 99 раненными а неприятель разбитый увез убитых и раненных на 300 арбах. Осенью того же года неприязненные народы нападали на Назрановцов, неоднократно имели с  ними дела мы потеряли еще 80 человек убитыми а со стороны неприятеля потеря составила до 200 человек. Таким образом начиная с 1812 года до сих пор Назрановцы или сами дрались, защищая свою собственность и приделы нового своего отечества, или под знаменами Русскими в звании Милиционеров, участвовали при усмирении непокорных Горцев, и находились в восемнадцати сильных сражениях под предводительством разных Командиров отрядов; проливая кровь для пользы Правительства, нигде не заслужили порицания, а более удостаивались милостивого внимания Начальства, и щедрых наград Великого Нашего Монарха за отличную храбрость оказываемую народом нашим в делах против Горцев.

Наконец в прошлом 1841 году когда Чеченцы, Карабулаки и другие соседи наши обманутые льстивыми обещаниями возмутителя Шамиля отложились от подданства Русской державе, мы непоколебимы, и ревностью продолжаем служить Государю Императору, 6, 7 и 8-го апреля сам возмутитель Шамиль с огромным скопищем окружил землю Назрановскую тщетно старался он обольстить нас разными обещаниями, напрасно; видя нашу твердость разорил наши жилища, уничтожил хлеб наш и наконец решась открыть сражение направил на нас друзей и родных наших Карабулаков, и несмотря на это Шамиль не мог восторжествовать, дружба родство, все было нами забыто при мысли о долге присяги; 3 дня под Начальством любимого нами начальника Полковника Нестерова сражались мы брат против брата, не щадя жизни, и хотя со значительной потерею однако одержали верх.

Но если Назрановцы одушевленные преданностью Монарху, чувствуя пользу соединения с Россиею, и оказали некоторые мужества, то и милости щедрого Великого Государя превзошли все наши ожидания, общество наше удостоилось получить награду, которой завидуют все горские народы знамя. Слишком 60 человек более других отличившихся, удостоились получить чины, кресты, деньги и медали, мы чувствуем благость Государя Императора, чувствуем что награждены слишком сверх заслуг наших, и вот почему обращаемся к Вашему Сиятельству с всепокорнейшею просьбою: доставить нам случай самим в лице избранных нами 8-ми почетных Старшин принести в С.Петербург Великому Монарху изъявление нашей верноподданической признательности за те милости которые изливались на нас до сих пор от щедроты Его Величества, мы сохранили глубокозапечатленными в сердцах наших Священные слова изреченные Государем Императором в проезде Его Величества чрез Владикавказ; что если кто осмелится изменить своему долгу тот лишится навсегда Великой Его милости. Прошедшие дела наши ручаются Вашему Сиятельству за то, что мы еще не лишили себя счастья пользоваться милостями Государя, в будущем, хотя будущее известно одному Богу, надеемся что те же чувства будут одушевлять нас и детей наших. И если мы удостоимся счастья предстать пред лицом любимого Монарха, то мы просим ходатайства Вашего Сиятельства в пользу нашу, что вы за все бедствия, за все потери претерпленные нами в продолжении 30 лет, от беспрерывных войн с хищниками соседями нашими, Государь Император воззрел на нашу бедность в которой Ваше Сиятельство лично сами изволите удостовериться, чтобы за кровь пролитую нами в это долгое время, мы Назрановцы и Карабулаки оставшиеся верными своей присяге были на будущее время освобождены от платежа податей, в случае если таковые будут налагать на нас или потомков наших. Чтоб занимаемую нами теперь землю Правительство утвердило за нами и родом нашим на вечные времена, чтобы избавили нас от ответственности за открытие следов хищников проходившим мимо аулов с которыми мы не знаемся и которых мы всегда не можем укараулить как они пробираются в ночное время в Русские пределы и к соседям нашим Осетинам, и наконец чтобы родственники наши высланные из отечества в Россию за маловажные проступки были возвращены по рассмотрению справедливого нашего Начальства в этом всем заключается прошение наше которое представляет милостивому вниманию Вашего Сиятельства Назрановский и часть Карабулакской народы теперь всем обществом чрез почетных Старшин своих.

 

Назрановские Старшины

Прапорщики Гайты Мальсагов

Ганжибей Мальсагов

Чамик Марзабеков

Джанход Бриков

Арапхан Зауров

Батырмурза Чириков

 

 

Неимеющие чинов

Дошлуко Гамурзов

Абат Абаев

Этги Марзабеков

Черно Амирханов

Орусхан Мальсагов

Аба Чеджев

Тор Ханиев

Бурсук Мальсагов

Дудур Добриев

Дотга Джантигов

Аксак Гуриев

Калимет Ведзишев

Бирляч Дидигов

Ахмет Добриев

Олмаз Газгиреев

Хусейн Нальгиев

Бузуртан Итиев

Дош Цукуев

Арсамак Дудыров

Гантимир Битиев

Гачит ШишботовКулбиш Дзамурзиев

Дзагик Хашельгов

Антимир Экажев

 

Карабулакские Старшины

Прапорщик

Седи Даурбеков

 

Неимеющие чинов

Кумык Темиров

Тузурук Надзыгов

Баташ Булгучев

Алажуко Цугов

Умур Бугучев

Плаз Чорильгоев

Эльмурза Наурузов

РГИА. Ф.1268.,Оп.1.,д.ЗП6. ЛЛ.1-8.

ДОКУМЕНТ № 2.

Канцелярия. Отделение 1-е.

26-го Июня 1843

№ 5565

Милостивый Государь, Князь Петр Михайлович

25 сего июня депутация от Назрановского общества, состоя­щая из трех почетнейших старшин прапорщиков: Гаи­ти Мальсагова и Чамилк  Хашильгова и не имеющего чина Этти Мурзабекова, в ведении помощника Пристава горских народов, корнета Есенова, удостоились счастия быть представленною Государю Императору в Петергофе, Его Императорскому Величеству благоугодно, чтобы Депутаты эти находи­лись на Петергофском празднике 1-го июля. В следствие сей Высочайшей  воли имею честь покорнейше просить Вашу Светлость приказать сделать зависящее с Вашей стороны распоряжение об отво­де им нужного помещения и об отпу­ске необходимого в это время довольствия.

Примите Милостивый Государь, уве­рение в совершенном моем почтении и  преданности Вам.

 

Подписал:  Князь А.Чернышев.

 

 

ДОКУМЕНТ № 3.

9-го Июля 1843 г.

 

ИЗЪЯВЛЕНИЕ  ПРОСЬБЫ  ИНГУШЕВСКОГО  ОБЩЕСТВА                                                      ГОСУДАРЮ  ИМПЕРАТОРУ.

 

1-е. Сначала подданства нашего Вашему Императорско­му Величеству, жившие в горах мы имели веру языческую, и потом вскоре   перешедш[ее] на занимаемую ныне нами плоскость при урочище Назрана, более сорока лет, предки наши и мы исповедывали мусульманскую веру и исполняя обряды оной были также  верными Престолу Вашего Величества, и бес­прекословно, всегда с полным усердием исполняли все возлагаемые на нас Начальством поручения, и сами были спокойны и довольны. Но в 1833-м году, Осетин­ской Духовной Комиссии Член Протоиерей Шиодвалишвили; при содействии бывшего Пристава нашего  Сот­ника (что ныне Войсковой Старшина) Гайтова, не зная из каких видов нарушили наше спокойствие продолжавшееся столь долгое время, начали обращать все племя наше в Христианскую Веру против желания нашего, говоря, что это есть Воля Вашего Императорского Величества, но мы твердо убеждены, что для Вашего Величества терпимы исповедания всех вер, везде, даже и внутри самой России, лишь бы подданные были верными Правительству, — кто противился этой насильной воли Крещения, того наказывали казачьими плетьми или розгами жестоко, или привязывали к столбу обливая водою как преступников и вместе с этим издеванием надевали силою Крест, и записывали в список крещеных, — даже и те семейства были внесены в Список которые совер­шенно не крестились, и те члены семейств, кои в то время не были даже и в своих домах; — в это время одна женщина по имени Салет, когда ее хотели крестить сама себя зарезала, другая женщина ударила грудного дитя своего об землю, которое сделалось от того изувечен­ным, несколько семейств бежали в Чечню, но однако не смотря ни на что насилие продолжалось, но преданность наша Правительству нимало не поколебалась, потом разделили общества на приходы и приставили Священников из Грузии, которые не понимают наше­го языка, как равно и мы их. Тогда же мы двукра­тно жаловались бывшему Владикавказским Комен­дантом Полковнику Широкому, который ныне в отставке Генерал-Майором и убеждали его дове­сти до сведения Высшего Начальства, выставляя ясные причины, что мы не хотим быть Христианами, хотя нас и обращают насильственно, и что для Правитель­ства из того пользы никакой не будет, но удовлетвори­тельного ответа не получили: чрез таковое насильное Крещение произошло расстройство в обществе нашем, и даже в кругу семейств не стало никакого миролюбия и не в одном согласии, усилилась вражда, ненависть, родные сделались друг против друга врагами, потому, что в одном семействе некоторые стали носить имя креще­ных, а другие остались в своем Законе, и должны были разделиться отец от сына и брат  от брата, пи­тая друг к другу чрез перемену Закона негодование, одна всегдашняя скорбь заменила место спокойствия, и до тех пор не искоренится все это, пока не освобо­дят нас от христианства, и не повелят исповедывать прежнюю Мусульманскую Веру которая нами не забыта. Старшины наши защищавшие племя наше, и исповедываемую нами веру, от такого беззаконного притеснения, — по наговору Пристава Гайтова были до восемьнадцати человек арестованы в Владикавказ­ской Крепости, и изнуряемы голодом более месяца, из числа коих первейший Старшина Али Мурза Мальсагов, находясь под арестом сам себя зарезал, а пять человек именно; Жамбулат Мальсагов, Джой Албагачов, Акий Бойзгов, Ташил Пугульгов, Ахмат-хан Бейгов сосланы были в Крепость Анап под пре­длогом будто бы за возмущение Крещеных Ингуш, и пото[му] окрестили их семейства с обещанием возвра­тить сосланных: — из числа их Мальсагов при возвратном пути помер, Пугульгов и Бейгов возвраще­ны в свои дома, а Албагачов и Бейгов по сию пору оста­лись не возвращены.

Воззрите Ваше Императорское Величество на излагаемые нами обстоятельства, десять лет тяготя­щие нашу душу, Повелите освободить нас и единоплеменников наших от Христианской веры, неиспове­дуемой  и  не понимаемой нами, тем даровать всему обществу нашему спокойную и миролюбную жизнь, и благословлять Благочестивейшего Монарха до конца дней наших, и нашего племени, ибо мы до сего времени как заблудшие овцы лишены исповедания всякой веры. Мы полагаем, что казна понесла ущерб при обращении нас в Христианскую веру, сколько же настоящее  нам хотя и не известно, но мы очень хорошо знаем, что тогда на крещенное семейство выдавалось Протоиреем и приставом по пятьдесят копеек  серебром, и то не всем а большая часть и того не получили, всего же Крещеных Ингуш полагаем не более семисот семейств, то мы согласны возвратить казне все на крещение нас употребленное, — а с теми лицами, кои самовольно осмелились нарушить наше спокойствие как видно только из интереса нашего, и наград от Правительства, а между тем обманули оное, посту­пить как Воле Вашего Императорского Величества угодно будет. Притом осмеливаемся доложить Ва­шему Императорскому Величеству, что во время путешествия Вашего Величества по Кавказу в 1837 году мы горели нетерпением принести об этом предмете лично просьбу нашу, но не были допущены к тому Комендантом и Приставом.

2-е. Пространство земли от Владикавказа, меж­ду реками Тереком и Камбилеевкою до кургана Кременчуга, сначала принадлежали нам, на что имели мы кроме доказательства Акт, от быв­шего Владикавказского Коменданта Генерал-Майора  Дельпоцо, ныне же эта земля от нас на­чальством отобрана и пользуются оною асетины, а потому мы всеподданнейше просим возвратить   нам то пространство земли no-прежнему в вечное владение; с тем, что тот участок, которым поль­зуются Русские войска и жители Владикавказа, и нами в свою пользу употребляем не будет, а предоста­вляем занимать оной им по прежнему.

3-е. Снабдить нас Грамотою на потомствен­ное владение землею на пространстве ныне нами занимаемом, а на землю которая Милостью Вашего Императорского Величества нам отдана будет повелеть выдать другую грамоту.

 

4-е. Освободить нас как в настоящее время, так и на будущее навсегда от всех казенных повин­ностей и налогов и снабдить на это Грамотою

5-е. Все преступления и дела, случающиеся меж­ду нашим обществом и другими соседственными Горскими народами, предоставить нам право су­дить и разбирать по существующим у Горцев обы­чаям, — если же преступления будут учинены против Правительства и вообще против Русских, то винов­ных предавать суждению Российских Законов.

6-е. Значущихся в представляемом при сем Списке назрановских жителей сосланных в Россию за разные преступления всеподданнейше просим Вашего       Императорского Величества возвратить нам в отечество.

7-е. За прогнание чрез землю нашу табунов, равно и скота хищниками, или доведения следов близ на­ших аулов, не подвергать нас ответственности, -потому что мы занимая довольно большое простран­ство и имея границу и дороги неприязненных Гор­цев, не можем усмотреть проезда хищников и прогнание уворованного ими скота и лошадей, ибо и у нас самих не редко делают они разные воров­ства и злодеяния; но если нам известны будут намерения хищников или заблаговременно узнаем о прорыве их в наши пределы; то мы всеми силами будем стараться не щадя  самих себя преследовать их, и истреблять оружием сколько будет возможности. К сему поверенные от Ингушского Общества Стар­шин подписуемся, а за неумением грамоте при­кладываем перстней своих знаки.


Прапорщики:

Гайты Малсагов,

Чамик Марзабеков,

Орасхан Малсагов,

Джанхот Бриков.

Старшины:

Итти Марсабеков,

Абат Абоев,

Дашлука Гамерзиев,

Дош Цуков,

Ахмет Хабриев,

Бурсук Малсагов,

Ахтемир Екижев,

Гарс Майров,

Тейзик Марзабеков,

Тор Ханиев.

 

 

 

 

Депутация Назрановского племени состоит из:

Прапорщики:     Гайти Мальсаг[ова], Чамика Хошилькова.

Не имеющих чинов:    Этти  Мирзы Бекова.

Переводчики:  Тотик Ускова.

 

При сей депутации находится в качестве переводчика, служивший

в Собственном конвое Его Величества, Корнет Эссенов.

РГВИА.Ф.405. оп.6., д.6463, л.16. 1845 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

При изложении материала в  основном сохранены некоторые особенности орфографии, пунктуации и стилистики текста-оригинала, а также техника оформления текста.

 
* Прошение это препровождено к Генералу Головину при предписании Военного Министра от 24 июля  1842 .   № 110 с которого копия доставлена М. Анненковым 29 апреля 1843.



==========================================



Военно-статистическое обозрение Российской империи : Т. 16 : Кавказский край : Ч. 1 - 10. - 1851-1858.  Ч. 1 : Ставропольская губерния. - 1851.

В описании ВЛАДИКАВКАЗСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА, стр. 135:

Милиция. По совершенной покорности и преданности  Осетинских и Ингушских племен,  живущих в пределах  Владикавказкого округа, все они охотно  выставляют милицию, смотря по требованию начальника Владикавказкого военного округа. Но обыкновенно, вне чрезвычайных обстоятельств, от них ежегодно для наблюдения  внутри населения каждого племени, собирается  приблизительно следующее число милиции:

От Тагаурцев, Джераховцев, Кистинцев, Цоринцев и Галгаевцев пешей и конной…..232

От  Куртатинского и Алагирского обществ………………………………………………47

От  Карабулаков и мирных чеченцев, состоящих в ведении начальника Верхне-Сунженской  линии ………………………………………………………………………..137

От Назрановского и Камбилеевского обществ…………………………………………..137

Всего………………………………..553.





стр. 137:

К племени Ингушей, занимающих плоскость и котловины кавказских гор с правой стороны Терека до верхних частей Аргуна и до течения Фартанги, принадлежат: 1) Назрановцы с Комбулейским обществом, 2) Джераховцы, 3) Карабулаки, 4) Цоринцы, 5) Ближние Кистинцы с небольшим обществом Малхинцев вновь покорившимся, 6) Галгай , 7) Галашевцы и 8  ) дальние Кисты; первые три народа совершенно покорны, из других трех только большая часть аулов нам покорны и управляются приставом, другие же находятся только в мирных отношениях. Галашевцы только в прошлом году покорились нам  и еще не успели показать  своей преданности. Дальние же Кистины нам совершенно не покорны, но однако не враждуют с нами, а более находятся в дружественных отношениях.



стр 139
Джерахи. Небольшое [ингушское – К.М.] общество, занимают пространство по правой стороне р. Терека, по ущелью р. Кистинки; считается  давно нам покорным и отбывает подводную и милиционерскую повинность.




Стр. 140
[Цоринцы]
Они нам совершенно покорны и не разу не восставали против русского правительства.



 [...]

Ближние Кистинцы, Малхинцы и Галгаевцы. Они живут в ущелье р. Кистинки, управляются как и  прочие Ингуши. На преданность Кистинцев и Малхинцев можно положится; все они христиане православного вероисповедания, кроме милиционерской никакой повинности не исполняют; Галгаевцы даже и этой не несут. Последние преимущественно язычники, магометан весьма мало. Галгаевцы нам преданы менее всех прочих  Ингушей.




И через абзац:

Дальние Кистины. Галгаевцы граничат с дальними Кистинами  совершенно нам не покорными, управляющимися независимо своими старшинами; они занимают верховья Аргуна. Дальние Кистинцы разделяются на несколько небольших обществ. Племя это вообще воинственное и с нами находятся в дружественных сношениях; занимая неприступные горные котловины, они запирают проходы неприязненным Чеченцам через свои земли, если бы те думали делать нападение на военно-грузинскую дорогу.



стр 141
Они не платят нашему правительству никаких податей и только доставляют милицию в 137 человек для внутреннего полицейского надзора; в случае надобности они могут выставить до 1,000 хорошо вооруженных воинов. Милиция их очень хороша и надежна для боя. Назрановцев можно считать самым преданным народом из всех других, живущих в округе, и они, своим положением на Сунже, доставляют важную выгоду, описываемой нами части Кавказкой линии, упрочивая безопасность восточных ее пределов.

« Последнее редактирование: 07 Марта 2020, 22:57:40 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #3 : 03 Марта 2020, 14:33:22 »
Процесс добровольного единения детально описывал офицер Фёдор Фёдорович Торнау: "Мы прошли мимо одного пустого аула и, сделав несколько более десяти верст, остановились возле второго, также покинутого селения. Галгаевцы побросали свои жилища и бежали с семействами и стадами в малоприступные расселины снегового хребта, откуда по мере нашего приближения уходили все выше. Для наказания их нам оставалось только разорять аулы и косить их скудные посевы, обращавшиеся на прокорм наших лошадей. Уничтожить аул было не легко; сакли, сложенные из плит и крытые шифром, представляли мало пищи для огня; поэтому приходилось их раскидывать, работая ломом и киркой. Кроме того, почти в каждом большом селении встречались высокие башни так прочно сложенные из тесаного камня, что наша горная артиллерия оказалась против них вовсе недействительною. Эти башни можно было уничтожать лишь взрывом, но закладка мин стоила неимоверного труда по причине каменистого грунта, на котором они стояли. [...] В этот день раздались первые неприятельские выстрелы. Галгаевцы завязали перестрелку с осетинами, расположившими свой лагерь слишком близко к лесной опушке, и ранили у них двух человек. Зассу было приказано с двумя ротами поддержать осетин и выгнать неприятеля из лесу".


=========================================


ТОРНАУ Ф. Ф.

ВОСПОМИНАНИЯ О КАВКАЗЕ И ГРУЗИИ


Часть I.


Владикавказ, главный стратегический пункт в центре Кавказской Линии, оборонявший Военно-Грузинскую дорогу при выходе ее из ущелья Терека на Кабардинскую равнину, долженствовавший удерживать в повиновении Большую и Малую Кабарды, осетин и мелкие кистинские общества, занимавшие северную покатость хребта, слыл повсюду сильною крепостью, но в сущности не оправдывал своей репутации. Земляные насыпи по нужде только могли противиться горцам, не имевшим тогда еще артиллерии и действовавшим без общей связи, после решительного удара нанесенного Ермоловым Большой Кабарде в 1821 году. Но тут вмешался в наши кавказские дела новый фактор. Гимринский уроженец, Кази-Мегмет явился в 1830 году проповедником мусульманского учения, на котором [168] Шамиль основал в последствии свое продолжительное могущество, взволновал Дагестан и Чечню и с помощью мюридов быстро стал распространять свое владычество над горцами левого фланга Кавказской линии. Несколько удачных набегов на нашу границу, в особенности, разграбление Кизляра, доставили ему высокое значение в глазах вояк, преимущественно бьющихся из-за добычи; горцы признали его «шихом» — святым, «имамом» — пророком, и под его предводительством готовы были, не жалея головы, идти на «казват» — священную войну против гяуров. Все это не имело бы особой важности, если бы в то же время Кази-Мегмет, равнявшийся умом и предприимчивостью своему преемнику Шамилю, не принялся всеми способами направлять горцев к одной общей цели, заключавшейся в единодушном сопротивлении русской силе. Этого не ожидали и к этому не были приготовлены.

...нечего удивляться, если слух о прибытии в Чечню Кази-Муллы и о замыслах его на Военно-Грузинскую дорогу смутил некоторым образом владикавказское начальство, которое даже очень встревожилось, когда он с тремя тысячами чеченцев обложил Назрановское укрепление, отправил сильную партию лезгин подчинить своей власти галашевцев, галгаевцев, кистинцев и хевсурцев, и в то же время послал тайных переговорщиков к кабардинцам, с поручением убедить их присоединиться к восстанию. [169]

По первому слуху, владикавказский гарнизон был усилен одним батальоном из Грузии. Крепость принялись чинить напоследях, и не малого труда стоило привести в порядок тяжелую артиллерию, давно брошенную на произвол судьбы. Из форштатов переселили в крепостную ограду детей и женщин с имуществом, какое они успели захватить на скорую руку, а мужчин, способных носить оружие, заставили оборонять оставленные дома и сады вместе с осетинскими и кабардинскими милиционерами, на преданность которых полагались слишком мало, чтобы поручить им, наравне с солдатами, защиту самой крепости. Осетинские и ингушевские семейства, укрывавшиеся во Владикавказе из окрестных селений, помещали в вагенбурге, построенном из повозок нашей оказии. В крепость вводили, однако, детей и жен людей имевших вес в народе, чтобы помощью этого залога уберечь их от измены.

Кази-Мегмет, как выше было упомянуто, обложил Назрановское укрепление накануне нашего прихода во Владикавказ; поэтому мы попали в самый разгар тревоги. Слух и зрение всех Владикавказцев были обращены к стороне осажденного русского укрепления, обороняемого двумя слабыми ротами; каждый думал только об одном об участи их и о последствиях, если им не удастся устоять против неприятеля. С первою удачей Кази-Мегмета под Назраном, все бы поднялось вокруг Владикавказа, сообщение с Грузией было бы прервано, и положение самой крепости сделалось бы весьма затруднительным. Из Назрана не имели никакого уведомления; неприятель прервал всякое сообщение с ним. Комендант, офицеры и даже солдаты, свободные от службы, не сходили с бруствера, напрасно стараясь что-нибудь разглядеть или расслышать. Туман не позволял видеть далее гласиса, а до слуха долетал лишь слабый гул отдаленных пушечных выстрелов — и ничего не объяснял. Осетины и казаки, посылаемые в разъезд, возвращались без положительных известий; однажды они столкнулись в упор с сильною неприятельскою партией и, вместо новостей, привезли обратно несколько тел своих убитых товарищей
...
На другой день пушечные выстрелы продолжали раздаваться; на третий день сильная канонада послышалась с рассветом, потом повторилась часу во втором пополудни, а к вечеру совершенно умолкла. Все испугались: не взято ли укрепление? Комендант послал немедленно значительную партию осетин к стороне Назрана, и в то же время, за большие деньги, отправил тайком двух лазутчиков разведать в чем дело. До свету еще лазутчики прискакали обратно с радостною вестью: укрепление цело, русские роты отбили два приступа, после второго штурма назрановские ингуши бросились неожиданно на бегущих чеченцев и принялись их добивать, перед вечером Кази-Мулла ушел за Сунжу; поэтому и перестали палить из пушек.

В то же утро все в крепости зашевелилось, обрадованные жители стали перебираться в свои покинутые дома, нас отпустили в дорогу. До Дарьяла нам следовало еще, против обыкновения, ехать шагом, в сопровождении пехотного конвоя, потому что галгаевцы и кистинцы отказали в повиновении. Хевсурцы, напротив того, со стыдом прогнали от себя Кази-Мегметовых лезгин.


Часть VI.

(Как я понял, события развиваются в 1832 году, а пишет он о них 25 леть спустя)

Почти отвесная стена неизмеримой вышины рисуется светлосиними оттенками на прозрачном полотне недальнего горизонта, подпирая небо фантастически вырезанными зубцами; это гранитный хребет Гай. От подножья его лесистые горы темно-зелеными волнами спускаются к берегам Терека и ко Владикавказу. Над зубчатым венцом воздымаются, блистая девственною белизной вечных снегов, великаны главной цепи, отделенной от параллельного с нею Гайского хребта глубокими ущельями, образующими ложе верховых притоков Ассы и Фартанги. В этих ущельях и на высоте крутых отрогов снегового хребта обитали галгаевцы, небольшое общество кистинского племени, приставшие к Кази-Мулле, когда он весной появился в окрестностях Владикавказа. В довершение своей измены, они убили пристава, поставленного над ними от нашего правительства, и двух русских священников-миссионеров и стали спускаться для грабежа на Военно-Грузинскую дорогу. Такого рода неприязненные поступки требовали примерного наказания. По причине малочисленности и [216] крайней бедности галгаевцев нельзя было считать опасными противниками, и приведение их в покорность должно было обойтись без большого кровопролития; но места, которые они занимали в самых высоких и крутых горах, считались у горцев совершенно недоступными для русских войск. Упираясь на это укрепление, галгаевцы дерзко отвергали все предложения покориться добровольно и выдать головой разбойников, убивших пристава и священников.

Необходимость уничтожить веру горцев в силу их притонов и доказать им примером, что для русского войска нет неприступных мест и непроходимых дорог, была очевидна; поэтому Корпусной командир решился с небольшим отрядом в три тысячи пятьсот человек лично идти для наказания галгаевцев, хотя по всем показаниям в земле их существовали одни тропинки, не всегда удобопроходимые даже для пешего человека.

За Балтой, верст пятнадцать вверх по Тереку, нас ожидали назначенные в состав отряда два батальона Эриванского карабинерного полка, батальон Тифлисского пехотного и батальон 41 егерского полков, двести линейских казаков Моздокского полка, пятьсот человек осетинских конных и пеших милиционеров и четыре горные орудия. ...

Не далеко мы ушли колонной, недолго провезли на колесах наши легонькие трехфунтовые единороги; уже на четвертой версте [217] оказались опасные косогоры, дорога сузилась, и войска были принуждены растянуться в нитку; орудия пришлось поднять на вьюки. Несмотря на свою малочисленность отряд занял весьма большое протяжение: от головы до хвоста колонны можно было насчитать до пяти верст. Первый день обошелся самым мирным образом. Мы прошли мимо одного пустого аула и, сделав несколько более десяти верст, остановились возле второго, также покинутого селения. Галгаевцы побросали свои жилища и бежали с семействами и стадами в малоприступные расселины снегового хребта, откуда по мере нашего приближения уходили все выше. Для наказания их нам оставалось только разорять аулы и косить их скудные посевы, обращавшиеся на прокорм наших лошадей. Уничтожить аул было не легко; сакли, сложенные из плит и крытые шифром, представляли мало пищи для огня; поэтому приходилось их раскидывать, работая ломом и киркой. Кроме того, почти в каждом большом селении встречались высокие башни так прочно сложенные из тесаного камня, что наша горная артиллерия оказалась против них вовсе недействительною. Эти башни можно было уничтожать лишь взрывом, но закладка мин стоила неимоверного труда по причине каменистого грунта, на котором они стояли. По способу каменной кладки и по кресту, высеченному на каждой башне, постройка их принадлежала к тому времени, когда грузинские цари господствовали в горах с одиннадцатого по конец тринадцатого столетия и когда знаменитая царица Тамара, обращая в христианство осетин и соседних с ними кистинцев, принуждена была в нагорных аулах возводить подобные башни для грузинских гарнизонов, имевших задачей удерживать новообращенных христиан в повиновении и в страхе Господнем. В 1832 году кроме этих каменных остатков между горцами центрального Кавказа не сохранилось другого следа христианской веры. Магометанство к ним не проникло, и поэтому они находились в состоянии совершенного безверия. Бедно и дико жили они в своих заоблачных аулах, лепившихся по скалам подобно орлиным гнездам; редкий из них доживал до старости — грабеж, разбой, тайные убийства и канла укладывали одного за другим в раннюю кровавую могилу.

-------------------------------
Вставка. Тазила Дзаурова: Тропа в горной Ингушетии, которая носит название "Солтий некъ" (Солдатская дорога), по словам старожилов была проложена русскими солдатами именно во время этой экспедиции.



----------------------------------------

[...] Пешие осетины шли в голове отряда, указывая дорогу. Их легкое вооружение, одежда и обувь, совершенно приноровленные к горной жизни, позволяли им шутя пробираться через самые опасные места и не хуже диких коз прыгать по скалам, на которых они родились. Но можно ли оставить без внимания ту спокойную уверенность, с которою русский, на плоскости взрощенный солдат, с тяжелым ружьем на плече, провиантом за спиной, в длиннополой шинели и в неуклюжих сапогах, прошел по галгаевским тропинкам и вскарабкался на скалы, до тех пор считавшиеся доступными для одних туров да кавказских горцев?
[...]

На пятые сутки мы дневали на верховье Ассы, близ селения Зоти. ...

В этот день раздались первые неприятельские выстрелы. Галгаевцы завязали перестрелку с осетинами, расположившими свой лагерь слишком близко к лесной опушке, и ранили у них двух человек. Зассу было приказано с двумя ротами поддержать осетин и выгнать неприятеля из лесу. Прикомандированный к Зассу граф Цукато и я, более из любопытства чем по обязанности, сочли долгом не отстать от авангардного командира. Галгаевцы, подпустив к опушке, дали по нашим людям несколько выстрелов и после того обратились в бегство. Часа три гнались мы за ними, сперва по лесу, потом по скалам и наконец по снегу, где нас накрыло таким густым туманом, что в десяти шагах нельзя было разглядеть человека. Поняв бесполезность погони в снегу и в облаках за нашим легконогим неприятелем, мы пошли обратно, отхватив у него только двух усталых, в снегу брошенных ослов.

[...]

Небольшое число волов, следовавших за колонной, были съедены в первые пять дней, а неприятельских стад, на которые рассчитывали для продовольствия отряда, мы в глаза не видали. Это было не совсем приятно, но мы довольствовались и тем, что погода нам не изменяла. Ярким светом обливало июльское солнце волнистые луговые горы, по которым мы с сотней казаков и сотней конных осетин далеко впереди главной колонны открывали дорогу к селению Цори, лежавшему перед нами за крутым отрогом горы Гай. Корпусной командир намеревался примерно наказать цоринцев за их грабежи на Военно-Грузинской дороге, то есть выкосить поля и не оставить в ауле камня на камне. На половине дороги нас догнали два осетина и какой-то очень оборванный горец с запиской от начальника штаба на имя полковника Засса следующего содержания: «Галгаевцы, как доносят лазутчики, спасли свои семейства и скотину на высоту горы Гай, где намерены защищаться. По приказанию господина Корпусного командира, прошу ваше высокоблагородие, пользуясь оплошностью неприятеля, занять с авангардом означенную гору. При сем препровождается к вам для указания дороги кистинец, знающий местность».

В этой записке все было ясно и положительно, кроме одного пункта — оплошности неприятеля. В чем заключалась эта оплошность? Лазутчики могли видеть неприятеля за ночь, когда мы находились от него довольно далеко, и ему нечего было нас бояться. Разве вчерашняя беспечность не могла сегодня, с приближением отряда, перейти в зоркую бдительность?

Наши глаза обратились на Гай-гору.

...

Засс поморщился, погладил длинные рыжеватые усы; но вдруг приосанился на седле — он был молодец на лошади и отлично знал кавказские порядки — и спросил своим обычным, полушутливым, полуироническим тоном у присланного кистина:

— Где дорога на гору?

Кистинец разразился потоком гортанных звуков. Переводчик осетин стал перелагать на русский язык. [223]
[...]

— Много ли на горе галгаевцев? Лайдаки, говорят, спят.

— Много ли, сказать не могу. В Галгае наберется ружей шестьсот, но не все на горе спят там, когда русские так близко, кажись, не время. Мы их не видим, а они видят, все что мы делаем. Ружье бы не беда, — прибавил кистинец, — а вот что худо. — и указал на камни. -Станут на нас кидать.

Действительно, камень, пущенный с высоты, какая находилась перед нами, мог наделать порядочной беды и стоил любого ядра.
[...]

Осетины наткнулись на неприятельский караул; наше движение было открыто. На мгновение мы приостановились, прислушиваясь и вглядываясь в туман, в котором едва могли видеть своих собственных рассыпанных по косогору казаков; нетерпеливо хотелось узнать, что будет дальше.

Недолго продолжалось наше неведение. Над нами послышался резкий свист, и мимо пролетел камень, прыгая по крутому скату горы; вслед за ним летели другие камни.

«В гору, казаки! Живо вперед, молодцы», — закричал Засс и, ковыляя раненою ногой, цепляясь ногтями, стал карабкаться на крутизну; Цукато и я едва поспевали за нашим хромоногом командиром. В это мгновение гора дрогнула, громовой удар разразился над нашими головами, камни посыпались градом; обломки скал, рикошетируя по скату, бороздили землю, дробились и сыпали во все стороны свои смертоносные осколки. В тумане раздались крики и стоны. Недалеко от нас камень огромной величины налетел прямо на казака, дал рикошет, и на том месте, где прежде был живой человек, осталась в землю врытая масса крови и мяса. Десять шагов дальше не было видно, кто ранен, кто убит. Гром усиливался, камни ложились около нас все гуще да гуще, Засс не переставал кричать: «Вперед!» Люди лезли на гору. Графа Цукато ударило осколком в плечо, он упал, сшиб меня с ног, и мы стремглав покатились под гору, напрасно стараясь уцепиться за гладкую почву. Я ободрал себе все ногти. К счастию, ниже находившиеся казаки, перерезав дорогу, остановили наше падение. Засс, увидевший как мы оба разом упали, счел нас убитыми и так был поражен этою мыслью, что у него, как он признавался позже, совершенно невольно вырвалось приказание: «Казаки, стой! За скалу!» Вправо от нас шпилем торчал высокий камень, имевший шагов двадцать в основании. Во мгновение ока сплотилась за ним [225] человеческая масса, унизавшая на поверхности лохматыми шапками и ружьями, торчавшими во все стороны подобно ежовой щетине. Под камнем был мертвый угол, укрывавший от ударов, посылаемых сверху шагов на восемь. На этом пространстве прижалось нас человек шестьдесят. Пятерых, сколько помню, не досчитались. Несколько казаков, несмотря на опасность, поползли отыскивать подшибленных. Положение наше и за скалой было не совсем приятно. В густом тумане, между небом и землей, вдали от всякой помощи мы тянули время в томительном ожидании неотразимого неприятельского нападения. Против нашей полусотни неприятель мог выставить несколько сот ружей; все выгоды были на его стороне, он знал местность и владел неприступною высотой. Куда девались осетины, нам было неизвестно.

Тем временем камни продолжали валиться с горы, свист и грохот оглушали нас; случалось, огромный гранитный обломок ударял в вершину нашей спасительной скалы и она, вздрогнув, начинала покачиваться: того и гляди накроет на вечные времена. У всех лица повытягивались; даже Засс перестал шутить и трунить, кажется, он шептал про себя молитву; казаки, те молились громко, и каждый призывал на помощь святого, к которому в чувстве душевного смирения он привык обращать свое упование.

Опыт доказал совершенную невозможность продолжать наступление: не много бы нас дошло до верху, да и тех неприятель мог встретить на узкой тропинке и одного за другим сбросить с высоты; оставаться за скалой было опасно и ни к чему не вело; отступить без приказания Засс не хотел. Я предложил избрать средний термин: написать к начальнику штаба записку с просьбой о подкреплении или разрешении отступить сегодня с тем, чтобы завтра возобновить атаку. Засс согласился на мое предложение, и через десять минут два казака побежали под гору с категорическим объяснением нашего положения.

Пока мы ждали ответа, камни не переставали валиться с горы, то по одиночке, то засыпом, напоминавшим первые моменты нашей атаки. При каждом новом каменном урагане, заставлявшим колебаться скалу, за которою мы скрывались, проводник кистинец морщился, издавая какие-то непонятные звуки.

— Что бормочешь? — спрашивали через переводчика.

— Что бормочешь! Станешь бормотать, когда смерть близка. Много я воевал в горах, а такой страшной беды не видал. Не сдобровать нам! Пожалуй, в тумане и не доглядишь, как набегут галгаевцы [226] да станут стрелять со всех сторон; а они бьют метко и очень злы: никого не пощадят. Зачем было идти так мало? Позади много солдат и ничего не делают.

Касательно беды я был готов согласиться с кистинцем. За год перед тем два дня сряду гул варшавских батарей и свист польских ядер раздавались в моих ушах; но гром стоорудийных батарей рассылавших под Варшавой гибель в наши и в неприятельские ряды можно было признать довольно сносною музыкой сравнительно с отвратительным, душу потрясающим грохотанием гранита, летевшего на нас с высоты Гай-горы.

Тем временем, не далее двух ружейных выстрелов осетины также сидели на полугоре за скалами. Местность выдалась таким образом, что все камни, бросаемые с вышины, минуя их, летели к нам. Кроме того, туман, прояснившись со стороны, открыл им вершину горы. Они видели, что на ней происходило, и о каждом посылаемом к нам гостинце предупреждали нас криком: «дур-дур» — берегись.

Осетинское «дур-дур» так глубоко врезалось в память имевших удовольствие 19-го июля просидеть на Гай-горе, что долгое время спустя, услышав «дур-дур», нередко пущенное на воздух с целью над ними позабавиться, они невольно вздрагивали и бросались в сторону, полагая что камни снова летят к ним на голову.

Часа полтора мы уже прождали, а ответа еще не было.

Изредка пролетал мимо нас камень, как бы пущенный только в ознаменование того, что на горе не дремлют. Неожиданно нарушилось это бездействие. Гора заходила ходнем, загудели камни, засвистали осколки. Наклонив головы, прижавшись к скале, просидели мы около двадцати минут, не слыша собственного голоса от страшного шума и не понимая почему неприятель так расходился, когда мы сами и не думали трогаться с места. После того Гай-гора совершенно замолкла; это был последний акт представления, в котором судьба заставила нас разыграть довольно незавидную роль. Ротмистр Всеволожский, прибывший к нам скоро после того с приказанием отступить, разъяснил причину последней грозы, разразившейся над нами с такою неожиданною силой. Владимир Дмитриевич Вольховский лично двинулся подкрепить нас одним егерским батальоном, но был встречен таким густым градом камней, что немедленно остановил движение, убедившись в невозможности занять гору при настоящих обстоятельствах, вследствие чего и поручил ему отыскать и привести обратно в лагерь нашу слабую команду. Пока успели наступить сумерки. Пользуясь темнотой и взяв предосторожность идти один за другим не [227] ближе пяти шагов, на случай, если бы неприятель вздумал преследовать нас каменьями, мы отступили без всякой потери на обратном пути. В лагере все без исключения радовались счастью, позволившему нам отделаться так дешево. Кроме потери, о которой я уже сказал, у осетин оказались еще двое раненых и несколько подбитых казачьих лошадей. Рана графа Цукато была не опасна. Камень ударил вскользь, вырвал мясо, но не повредил кости. Это угомонило на несколько дней его воинственные порывы, потому что он имел привычку кидаться повсюду, где только раздавался выстрел.

После этого утомительного дня нам не удалось даже отдохнуть как следует. На другое утро барабан разбудил нас далеко до рассвета. Отдано было приказание с восходом солнца атаковать гору разом тремя колоннами: пехоте по нашей вчерашней дороге, осетинам и двум сотням спешенных казаков правей, по подъемам, на которые указывал наш проводник. Утро было прекрасное. Зубчатая вершина Гай-горы, чистая от облаков, ярко освещалась лучами восходящего солнца. На верху чернелись люди.

По сигнальному пушечному выстрелу, войска полезли на гору. Озадаченный неприятель пустил в них без вреда несколько огромных камней и потом исчез; он истощил накануне весь запас камней, заранее приготовленных им на гребне горы, и теперь не надеясь на одну ружейную оборону, бросился спасать свои семейства.

[...] На половине спуска чернелся сквозь туман покинутый жителями аул Гай. Пока я с помощью моего топографа расставлял войска, несколько казаков и осетин отправились пошарить в ауле и при этом случае открыли свежий след многочисленного стада, которое галгаевцы, уходя от нас, погнали вниз по Фартанге. По первому известию об этом важном открытии полковник Засс, всегда решительный в подобных обстоятельствах, не дожидаясь приказания от высшего начальства, схватил две ближайшие роты егерей и побежал [228] с ними под гору, приказав в то же время сотне линейцев его догонять. [...]  Усталые, голодные, поддерживаемые одною надеждой добыть поживу, мы гнались таким образом более двадцати верст.

Под конец ущелье расширилось, лес прекратился, и перед нами явилась волнистая местность усеянная небольшими селениями, из которых слышался лай собак. Мы забежали к галашевцам, обществу гораздо сильнее и воинственнее Галгая; а нас было всего не более трехсот пятидесяти человек. Не оставалось тут времени задумываться. [229]

В двух ружейных выстрелах перед нами пестрела на высоком холме рогатая добыча, ради которой мы так сильно себя измучили. «Скотина!» — крикнули казаки и солдаты, и откуда взялись прыть и сила. Обгоняя один другого, люди мигом обогнули холм для того, чтоб отрезать у стада дорогу в лес, затрещали ружья, пули зажужжали в воздухе, и вся наша ватага без удержу рванулась на высоту. Неприятель бежал в лес, пуская в нас на уходе безвредные выстрелы и побросав на лугу кадки и ведра со свеженадоенным молоком, с медом, мешки с просом, и другие пожитки. Голодные солдаты горстями глотали муку, руками и фуражками черпали молоко, которым и мы с Зассом не побрезгали после двадцативерстной гоньбы.

Около трехсот коров, несколько десятков коз и десять ешаков, достояние большей половины галгаевского населения, попались в наши руки. Они были разорены в конец.

Таков закон войны: сила была на нашей стороне, поэтому им следовало голодать, а нам принадлежало право набивать себе желудок их добром.

Однако не позволительно было долго мешкать на месте, имея за собой длинное, тесное и лесистое ущелье, а перед собой галашевцев в соединении с галгаевцами, которые, опомнившись от первого испуга, легко могли пересчитать нашу силу, и вследствие этого перечета через меру ободриться. По аулам уже стали раздаваться сигнальные выстрелы. Дав людям отдохнуть полчаса и утолить первый голод молоком и чем попало, Засс приказал идти обратно. Одна рота пошла впереди, за нею погнали скотину, в ариергарде остались другая рота и пятьдесят линейцев. Уморившись донельзя и износив в этот день подошву у моих единственных сапогов, я отправился в обратный путь на отбитом ешаке, без седла и без узды, пользуясь для управления его длинными ушами. Трудно было справиться: уши скользили в моих руках и он, наклонив голову, упорною мелкою рысцой бежал обратно в свою конюшню. Напрасно солдаты, которых мы опережали, старались его остановить, хватая за уши и за хвост: он урывался от них с непреодолимым упрямством. Едва успели мы войти в лес, как скотина, почуя дух родного стойла, смяла передовую роту, меня сбила с ешака, к счастью еще не под свои ноги, и густою фалангой пустилась пробивать себе дорогу к Гай-горе. Страшная сделалась суматоха: люди кувыркались под гору, — правда не высоко, мы находились в начале ущелья — кричали, обороняясь от рогов и от копыт домолюбивых животных, и многие были порядочно помяты; но это нас не смущало: скотина не могла потеряться, она [230] бежала прямо в отряд. Вся забота Засса была обращена на ариергард, откуда нам грозила более действенная опасность. Скоро наступила ночь, и в глубоком лесу нас застигла такая темнота, что мы принуждены были остановиться, попытавшись сперва пройти некоторое время, придерживаясь один за шинель другого, чтобы не растеряться. Собраться было невозможно, солдаты легли на землю, сбившись в отдельные кучи. Ночевали без огней, опасаясь неожиданного неприятельского нападения, и от этого не раз поднималась тревога. Караулы, выставленные от куч, не видя перед собой ни зги и стреляя по кавказскому обыкновению на шорох, беспрестанно открывали огонь друг против друга и только перекликнувшись позже узнавали, что имеют дело не с неприятелем, а со своими. Благодаря их лежачему положению пули, перелетая через голову, не наделали беды. Завернувшись в бурку, я лег на голыши высохшего ручья и заснул так крепко, что поутру меня долгое время качали и обливали водой, пока заставили раскрыть глаза. Вместо привычного чая, мне поднесли еще сонному ко рту кусок горячей жареной телятины и стакан ключевой воды; с нами не было ни хлеба, ни вина, ни водки.

Лагерь мы застали в густом тумане. Скотина была вся захвачена и частию уже роздана войскам на порцию; благодарность их заставила нас помириться с темною стороной нашей экспедиции.
[...]
Осетины, после долгого искания, нашли способ перебраться через гору в аул, лежавший за башней, по крутизне дозволявшей пройти человеку освобожденному от ноши. Отряд не мог следовать этим путем с лошадьми и вьюками; к тому же вопрос заключался теперь не в том как миновать башню, а каким способом ее можно взять и наказать горцев, имевших дерзкую мысль загородить нам дорогу.

Прежде всего окружили башню, переправив через гору две роты эриванцев путем, найденным осетинами. Стрелковую цепь уложили за камнями и в ближайших саклях, проделав бойницы к стороне неприятеля. Из башни, не взирая на дальнее расстояние, стреляли так метко, что солдат не смел показать ни головы, ни руки, ни клочка своей шинели без страху тотчас быть пронизанным пулей. Потом сделали попытку разбить двери артиллерией, но скоро пришли к убеждению, что против них наши трехфунтовые гранаты совершенно бессильны. Остался последний и самый верный способ — взорвать башню на воздух, но и тут встретилось сильное затруднение. Скала, на которой стояла башня, не позволяла ни провести минной галереи, ни заложить колодца; пробивать гранит у нас недоставало инструмента и времени. Чтобы не терять людей без проку, представлялось одно средство: провести блиндированный ход к основание башни, пробить стену и заложить мину в погребе. Лес, потребный для крытого хода, отыскали в ауле, на веревках перетащили через гору и принялись за работу. На третьи сутки пять пудов пороху, заколоченного в крепкий, железом окованный ящик, лежали в погребе, несмотря на все усилия неприятеля остановить работу. Он пробил даже свод погреба и стрелял в сапер работавших в нем над закладкой мины. Несколько раз предлагали осажденным сдаться, но каждый раз они отвергали наше предложение. Когда все было приготовлено ко взрыву, добрый, человеколюбивый барон Григорий Владимирович еще раз послал сказать галгаевцам, чтобы пожалели себя, и в случае сдачи обещал им жизнь и даже размен. Они согласились наконец выйти из башни, попросив два часа сроку на очистку двери от камней, которыми был завален выход. В назначенное время весь штаб съехался к башне, одна рота стала в ружье для приема пленных, двери распахнулись, сперва вылетели с полдюжины ружей, потом спустились по веревке два оборванные, грязные галгаевца, которые, скрестив руки на груди и глядя на нас исподлобья, ждали своей участи.

— Где же остальные, отчего они не выходят? — спросили у них через переводчика. [234]

— Нас только и было!

Через десять минут в нашем виду из-под башни поднялся высокий столб дыма, раздался глухой гул, масса камней с треском рухнулась на землю, и когда ветер разнес густую пыль, на месте ее оставалась одна груда старых развалин. Для утверждения истины христиане строили в горах крепкие башни; для восстановления порядка такие же христиане принуждены были их уничтожать. Обыкновенное противоречие в потребностях прошедших веков и настоящего времени.

В эту знаменитую осаду мы потеряли: убитыми трех, ранеными одиннадцать человек. Подобные случаи не раз бывали на Кавказе и в прежние времена. Осетины во время восстания заключались в башнях человек по сорока и больше и нередко защищались в них до последней крайности, предпочитая сдаче верную смерть от взрыва. Но подобную оборону можно было встретить у одних галгаевцев, в первый раз видевших в своей земле русские войска и незнакомых еще со всеми способами разрушения, которыми обладает европейское военное искусство.

На другой день, разорив Цори до основания, мы выступили в Шуани, где нас ожидали наши палатки, платье, чистое белье и съестные припасы, в которых мы крайне нуждались. ... Посреди карабинер шли два пленные защитника цоринской башни, одетые в лохмотья и покрытые дырявыми, поношенными бурками. Их вели солдаты на длинных веревках с туго за спину связанными руками. Поравнявшись с Григорием Владимировичем, в котором они еще накануне имели случай узнать главного начальника, галгаевцы принялись знаками и голосом о чем-то молить. Жалобные лица их растрогали барона.

— О чем просят бедняги? — спросил он у возле стоявшего Гойтова.

— Жалуются на холод. Руки связаны так крепко, что они не в состоянии придерживать бурки. Просят, чтобы веревку ослабили.

— Распустить веревки! — приказал барон.

— Опасно, пожалуй убегут, — заметил кто-то из числа штабных офицеров.

Барон оглянулся, как бы отыскивая глазами нечеловеколюбивога критика своих распоряжений. [235]

— Бегут из средины батальона? Как? Куда? Чистые пустяки! — и повторил приказание.

Пленным ослабили веревка до такой степени, что им можно было, скрестив руки на груди, закутаться в свои бурки. По окончании операции батальон пошел своею дорогой.

Час спустя у Эриванцев поднялась сильная суматоха. Офицеры засуетились, горны протрубили «налево» и «прямо вперед», солдаты ощупью стали спускаться под гору, ничего не видя перед собой кроме густого тумана, в котором глухо звучали клики: «Нет, не сюда, иди правей, иди левей, тут кручь, гляди, оборвешься!» Долго мы не могли добраться толку, для чего это делается, наконец загадка объяснилась. Галгаевец пропал и вместе с ним исчез карабинер. Проходя над крутым обрывом, он неожиданно бросился с горы и увлек за собой унтер-офицера, неосторожно обвязавшего конец веревки, которою были спутаны его руки, вокруг своего пояса, что и послужило к его гибели. Дело произошло в виду ближайших солдат так быстро, что они не успели помочь своему товарищу. Долго отыскивали без всякого прока несчастного карабинера и сколько ни жалели о нем и как ни рвались вернуть пленного, а все-таки были принуждены уйти, покинув их на произвол судьбы. В последствии мы узнали от лазутчиков, что галгаевец, хорошо зная местность, выбрал для бегства удобный пункт, съехал без вреда до известного ему уступа горы, там окончательно освободился от ослабленной веревки, а солдата, ошеломленного падением, столкнул в пропасть.

...

[236]

Следует добавить, что пока мы по вершинам гор стяжали довольно бесплодную славу неутомимых ходоков, осетинские милиционеры, оставленные в Шуани, побуждаясь более практическим взглядом на вещи, отыскали и, не потеряв ни человека, отбили до трех тысяч галгаевских баранов, которые и были отданы им в бесспорное владение. Таким образом кончилась 28-го июля галгаевская экспедиция, теперь совершенно забытая, а в свое время наделавшая на Кавказе не мало шуму.

В Владикавказе собрались тем временем все остальные войска назначенные для чеченской экспедиции, долженствовавшей составить второй период военных действий 1832 года. Пока мы были в Галгае, командовавший войсками на Кавказской Линии генерал-лейтенант Вельяминов ходил с небольшим отрядом обращать в покорность отложившихся галгаевцев, в чем и успел без большого труда и кровопролития.



=========================================



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------




----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------



----------------------------------------------------

« Последнее редактирование: 11 Августа 2020, 03:11:59 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #4 : 07 Апреля 2020, 04:24:29 »
Военно-статистическое обозрение Российской империи : Т. 16 : Кавказский край : Ч. 1 - 10. - 1851-1858.  Ч. 1 : Ставропольская губерния. - 1851. стр. 134-143



В описании ВЛАДИКАВКАЗСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА, стр. 135:

Военные средства, находящиеся в распоряжении начальника Владикавказкого военного округа и постоянно располагающиеся  здесь  части  для охранения края и для наступательных действий суть следующая:

Местное вооруженное население.

В описываемой нами части Кавказкой линии, в весьма недавнее время поселены казачьи станицы, а именно  1  Сунженского линейного казачьего полка на Верхне-Сунженской линии, начавшие образовываться с 1845 года и  4 станицы Владикавказкого полка: Владикавказкая,  Ардонская и Николаевская  с 1838 года.

Служащих казаков всего:

В 1 Сунженском,  в  5  станицах……………………………………………………1,124

В 4  станицах Владикавказкого полка …………………………………………….. 678

Всего………………………………..1,802




=====================================


КРИМИНАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ НА ЦЕНТРАЛЬНОМ И СЕВЕРО-ВОСТОЧНОМ КАВКАЗЕ В ГОДЫ РЕВОЛЮЦИЙ 1917 Г. И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Текст научной статьи по специальности «История и археология»
Клычников Юрий Юрьевич


В конце июля 1917 г. чеченцами был уничтожен хутор Сорохтиновский. Повергся обстрелу пассажирский поезд, проходивший через станцию Джалка. В свою очередь казаки станиц Карабу-лакской, Троицкой, Слепцовской устроили нападения на ингушские селения, а ингуши сожгли станицу Фельдмаршальскую [6, 154].
...
Не без сарказма противостояние описывал начальник Туземного конного корпуса П.А. Половцев: «Картина борьбы между ними получается такая. Обыкновенно в воскресенье казаки, подвыпив... выкатывают пушку и начинают угощать шрапнелью ингушские аулы, а затем мирно заваливаются спать. В понедельник ингуши проводят мобилизацию, переходят в энергичную контратаку на казаков, вторник идет война, а в среду заключается перемирие. В четверг происходят дипломатические переговоры, в пятницу заключается мир, в субботу разъезжаются после торжественных клятв. а в воскресенье вся история начинается снова» [6, 154-155].
...
Нападения из засад вообще учету не подлежали, т.к. происходили ежедневно. Особенно доставалось Владикавказу, ставшему «объектом еженочных грабительских атак ингушей» [6, 160].
...
На 3-м съезде трудовых народов Терека принимается решение переселить казаков из станиц Сунженской, Аки-Юртовской, Тарской и Фельдмаршальской [10, 331]. Это спровоцировало погром станицы Тарской ингушами.
...
В воспоминаниях А.И. Деникина имеются весьма резкие и лишенные эвфемизмов характеристики и других горских народов, в частности, ингушей. Генерал отмечал, что «наименьший по численности и наиболее спаянный и сильный военной организацией народ оказался, по существу, вершителем судеб Северного Кавказа. Моральный его облик определен был давно уже учебниками географии: «Главный род занятий — скотоводство и грабеж.» Последнее занятие достигло здесь особого искусства. Политические стремления исходили из той же тенденции. Ингуши стали ландскнехтами советской власти, ее опорой, не допуская, однако же, проявления ее в своем крае. Одновременно они старались завязать сношения с Турцией и искали турецкой помощи из Елиса-ветполя, немецкой — из Тифлиса. В августе, когда казаки и осетины овладели Владикавказом, ингуши своим вмешательством спасли Терский совет комиссаров, но при этом жестоко разграбили город и захватили государственный банк и монетный двор. Они

грабили всех соседей: казаков и осетин во имя «исправления исторических ошибок», своего малоземелья и чересполосицы; большевиков — в уплату за свои труды и службу; кабардинцев — просто по привычке и владикавказских граждан — за их беспомощность и непротивление.

Их ненавидели все, а они занимались своим «ремеслом» дружно, широко, организованно, с большим размахом, став наиболее богатым племенем на всем Кавказе» [20, 139].

Ему вторит и другой участник Гражданской войны — А.Г. Шкуро. По мнению атамана, обиженные прошлой властью ингуши не имели достаточного количества земли, а потому «жили грабежом и набегами на казачьи земли. Еще в мирное время пограничные с Ингушетией терцы не выезжали в поле без винтовок. Не проходило дня, чтобы не было где-нибудь стрельбы и кровопролития» [21, 203]. Правда, «белый партизан» оказался плохим знатоком истории, приписав ингушам активное участие в «Кавказской войне», но его свидетельства о ситуации на Тереке в 1919 г. весьма красноречивы и показательны.

...

По словам С.И. Кавтарадзе, «Терская область представляет собой оригинальнейшее явление. Здесь национальная борьба почти совпадает с классовой. Ингуш борется с казаком не потому, что он казак, а потому, что ингуш безземелен, обездолен, а казак владеет землею. И правильна политика советской власти, если она опирается. на ингушей и чеченцев. В этом не виноват ни ингуш, ни казак. Это последствие проклятой царской политики, которая из казаков устраивала здесь свои баррикады» [8, 152]
...

Не без помощи советской власти с 1918 г. чеченцами и ингушами было разорено 11 станиц, в которых находился 6661 двор, многочисленные хозяйственные постройки, сады и т.п. Однако на «зачищенное» от казаков место вселилось лишь 750 горских хозяйств [28, 147-148].

Зато с избытком хватало других сведений. В августе 1922 г. на имя Народного комиссара внутренних дел был отправлен рапорт «О массовых разбоях и грабежах в Сунженском округе со сто-

роны жителей чеченцев и ингушей», содержащий следующие факты: «Грабежи осуществлялись как ночью, так и днем в станицах Слепцовской, Троицкой, Фельдмаршальской, Ассиновской, Сер-новодской, хут. Давыденко.

За время с 15 июня по 1 августа 1922 г. было уворовано 14 лошадей, 4 коровы и бык, а с 1 августа по 1 сентября было уворовано 149 лошадей, 23 коровы и быка, 23 улья с пчелами, убито 3 человека, ранено 2 человека, взято в плен 4 человека, избито прикладами — 2 человека, изнасилована женщина. Было разграблено 4 молотильные машины, забрано 5 фургонов, ограблено 58 млн. рублей. В Серноводской милиции похищено 20 шт. винтовок, 1800 шт. патрон, 25 человек раздето наголо» [29, 162]. И это далеко не исключительный факт, а один из многих документов, характеризующих ситуацию на Северном Кавказе в рассматриваемое время.

======================



Вопрос с Чечней и Ингушетией не было оснований считать вопросом внутренним.15
15Лобанов В.Б., Михайлов В.В. Периодизация борьбы за власть на Северном Кавказе // Военно-исторический журнал. 2016. № 9. С. 36.

По словам терского казачьего представителя, чеченцы и ингуши не были приспособлены к гражданской жизни. Чеченцы сами считали себя на 90 % разбойниками, и еще больше это относилось к ингушам.

...

Комиссия по ингушскому вопросу разбирала грабежи. Атаман Г. А. Вдовенко напомнил генералу И. Г. Эрдели, что ингуши сдавали только старое негодное оружие, а хорошее продавали на базарах по аулам. Далее в районе Слепцовской, Фельдмаршальской, Нестеровской, Ассиновской, Михайловской, Самашкинской отмечались действия красных партизан. В районе Романовской были зафиксированы нападения со стороны ингушей, местные жители просили атамана дать им  оружие.


==================


Другая группа осталась в местности Чемулха, и куда угнала награбленное, не установлено. В это же самое время, выехавший на тревогу начальник Ачхоевской самообороны с четырьмя всадниками в двух верстах от речки Фартанки подвергся обстрелу из кустов, мимо которых комиссия прогнала скот, и когда начальник самообороны стал окружать кусты, из них стреляли, по два верховых успели скрыться, а двое были задержаны, обезоружены и спешены, каковые оказались ингушами-бамутцами. Цель обстрела ясна - это задержание-засада грабителей выиграть время для угона ограбленного скота.


===========================================


ТЕРСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ В 1917 Г
Текст научной статьи по специальности «История и археология»
Кулумбекова А.К.

Ингушский народ отличался от родственного чеченского отсутствием большого количества шейхов, более крепким внутренним единством. У ингушей почти не было собственной буржуазии и крупных землевладельцев, что также усиливало сплоченность этого народа в его действиях. Вместе с тем ингуши, как и чеченцы, считали своими главными врагами соседей-казаков в частности и российскую власть вообще. Именно поэтому с весны 1917 г. начались нападения горцев на соседние станицы в верхнем и среднем течении Сунжи. Следует отметить, что изначально после революции в Назрановском округе ингуши приняли активное участие в формировании новой власти, в результате чего именно ингуш В. Джа-багиев стал руководителем Назрановского окри-сполкома, а затем был назначен комиссаром округа. Постепенно нападения на русских, грабежи и убийства проезжающих стали доминировать в межнациональных отношениях на Сунже. Ситуация так осложнилась, что 28 июня съезд делегатов от станиц Сунженского и Кизлярского отделов постановил прервать сообщение с горцами «...ввиду усилившихся убийств, разбоев и грабежей вообще в области и в особенности в

станицах по Сунже и Ассе», а нарушителей этого постановления по истечении 7 дней со дня решения «считать как разбойников» и «поступать как с таковыми» [13, с. 192]. Однако и в последующие дни в прессе появлялись сообщения о жалобах сунженцев на опасность работы в полях.

Летом 1917 г. происходит обострение положения в Терской области, связанное с возвращением с Кавказского фронта дезорганизованной и деморализованной солдатской массы. В июле 1917 г. во Владикавказе произошли погромы ингушей, основным действующим лицом в которых выступили солдаты. Ингуши, узнав о трагедии, стали ожесточенно готовиться к кровной мести. Администрация стремилась предотвратить такую перспективу, тем более что после погрома 6 июля соседствующие селения осетин и ингушей

- Ольгинское и Базоркино - сразу опоясались окопами в предчувствии неминуемого столкновения. В этот момент действительно образец смелости показали большевики во главе с С.М. Кировым, которые выехали в Базоркино для переговоров. Киров выступил перед ингушами и в полной мере продемонстрировал свои ораторские и дипломатические способности, в результате чего столкновение было предотвращено [14]. Между тем ингуши решили самостоятельно обсудить создавшееся положение, и в конце июля в Назрани состоялся общеингушский съезд [13, с. 191], результатом работы которого явился раскол собравшихся на два лагеря - сторонников мирного сожительства с казаками в рамках России (лидер - В. Джабагиев) и откровенных сепаратистов, стремившихся к независимости Ингушетии. По мере усиления роли шейхов влияние «джабагиевцев» неуклонно падало среди ингушей.

Благодаря усилиям всех заинтересованных в мире политиков с 5 по 8 августа во Владикавказе прошел общий съезд ингушей, казаков Сунженского отдела и иногородних, живших на территории этого отдела и Назрановского округа, под председательством кабардинца П. Коцева. Съезд принял решение судить разбойников по шариату (в том числе убийц за кровную месть), образовать капиталы для удовлетворения потерпевших (но лишь при отделах), создавать смешанные комиссии по каждому случаю преступлений (по двое представителей от казаков и ингушей) [13, с. 192-193].

Однако положение не изменилось: межэтнические столкновения еще более усилились. Архивные документы изобилуют сообщениями о непрекращающемся абречестве, убийствах и грабежах. Сентябрь 1917 г. - столкновения между казаками станиц Карабулакской, Троицкой, Слепцовской, Фельдмаршальской и ингушскими селами (Плиево, Мужичи, Галашки). 15 сентября во Владикавказе по инициативе властей состоялся объединенный съезд казаков и ингушей, на котором было принято решение заключить «перемирие» до конца года [1, с. 49], возместить убытки казакам Фельдмаршальской и даже организовать смешанную охрану от разбоев. Но взаимное недоверие сторон было столь сильно, что эта мера осталась на бумаге, и столкновения продолжались. Таким образом, ингушский народ к осени 1917 г. находился в состоянии межнациональной войны с терскими казаками Сунженского отдела, а также с осетинами. Этому способствовала пропаганда фанатично настроенного духовенства, резко отрицательное отношение основной массы ингушей к российской власти и широкое развитие абречества, неизменно усиливавшегося по мере ослабления государства. Как и в Чечне, миротворческие усилия политиков оставались почти безуспешными.
...
Происходили нападения абреков даже на города. 24 сентября 1917 г. произошел набег абреков из Ингушетии на центр Владикавказа [9, с. 237].
...

Крайне сложная обстановка сохранялась на верхней и средней Сунже по линии ингушско-казачьего соприкосновения. 14 ноября казаки напали на аулы Плиево и Яндырка, после чего установился многодневный фронт, окруживший всю Ингушетию. Была сожжена станица Фельдмаршальская [1, с. 49].


1. Цуциев А.А. Осетино-ингушский конфликт (1992): его предыстория и факторы развития. Историкосоциологический очерк. - М.: «Российская политическая энциклопедия», 1998.

9. Дунюшкин И.Е. Терское казачество в межнациональных отношениях на Северном Кавказе (1905-1917гг.) //Дисс. ... канд. ист. наук. - Екатеринбург, 1996.


13. Мартиросиан Г.К. История Ингушии. - Орджоникидзе: Изд-во «Serdalo», 1933.

14. Разгон И.Э. Орджоникидзе и Киров в борьбе за власть Советов на Северном Кавказе. - М., 1941. С. 59.


==========================================


К. Попов
ВОСПОМИНАНИЯ КАВКАЗСКОГО ГРЕНАДЕРА

Впервые опубликовано: попов к. Воспоминания Кавказского гренаде­ра. Белград. 1925.

1918 год
...
"Из Моздока мы двинулись на станицу Вознесенскую, где нам пред­стояло усмирить непокорных ингушей, но, простояв два дня в первой за Моздоком станиgе, мы получили приказание вернуться обратно в Моздок"


618 Попов Константин Сергеевич, р. в 1893 г. Георгиеncкий кавалер. Окончил Тифлисское военное училище (1913). Штабс-капитан В-го грена­дерского полка, курсовой офицер Тифлисского военного училища. В Добро­вольческой армии и ВСЮР; с декабря 1918 г. в Сводно-гренадерском баталь­оне, в начале 1919 г. курсовой офицер Кубанского Алексеевского военно­го училища, до 1 апреля 1919 г. в роте своего Сводно-гренадерского полка, затем помощник командира в 1-й роте 2-го Сводно-гренадерского полка, с 10 сентября 1919 г. командир батальона, с 1 октября 1919 г. командир ба­тальона в Сводном полку Кавказской гренадерской дивизии. Эвакуирован из Новороссийска на Кипр. Капитан. В эмиграчии во Франчии. член правления Союза Инвалидов. Военный историк. Умер 20(24) марта 1962 г. в Монмо­ранси (Франчия).





Доклад Лазарева (не позднее декабря 1918 года)



------------------------------------------------------



==========================================


№ 165

СТАТЬЯ Н. Б[АСИНА] В ГАЗЕТЕ «ДАГЕСТАН» О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ ГОРСКИХ НАРОДОВ КАВКАЗА С КАЗАКАМИ
12 марта 1919 г.
... В самом деле: ингуши, разорванные на две половины, на плоскостных и горных, казачьими станицами, поставлены были в безвыходное положение. Горные аулы не могли прожить своими хлебами, а должны были спускаться с гор и приобретать его у плоскостных ингушей. Загнанные в горы, они были лишены возможности заниматься земледелием, а за недостатком пастбищных угодий,не могли развивать скотоводство. Сжатые в горах ингуши, затаив злобу против поработителей и, видя, как цветут казачьи станицы, на местах аулов их отцов, стали грабить пришельцев и всячески мешать их мирной жизни. Создалась обстановка вечной войны, в которой гибли ежегодно сотни невинных жертв. На стороне казаков была сила — Закон Российского государства, каравший туземца края за убийство смертной казнью, что породило абречество, так как убийца не мог рассчитывать на милость и предпочитал вечное скитание в абреческих шайках позорной смерти на виселице.

Источник документа: Союз объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана (1917-1918 гг.) и Горская Республика (1918-1920 гг.): Документы и материалы. — Махачкала: ИИАЭ ДНЦ РАН, АЛЕФ, 2013.

=====================================



Письмо дипломатического представителя Горской Республики при правительстве Азербайджанской Республики и министру иностранных дел Горской Республики о необходимости отражения агрессии деникинских войск на территории Республики. 11 апреля 1919 года

В боях с ингушами в селениях Кантышева, Долакова и Базоркина наступивший противник потерял до 2500 человек по признанию самого генерала Ляхова. У Долхан-юрта и Алхан-юрта противник потерял 700 убитыми.

Дипломатический Представитель Республики Союза горцев Кавказа при Правительстве Азербайджанской Республики — А. (подпись неразборчива)


ЦГА РД. Ф. 621-р. Оп. 1. Д. 18. Л. 16 — 17. Копия.






Шкуро Андрей Григорьевич об ингушах (1919 год)

Шкуро Андрей Григорьевич

"ЗАПИСКИ БЕЛОГО ПАРТИЗАНА"

Глава 19

Наиболее единодушной и целиком большевистской была Ингушетия. Еще со времен покорения Кавказа отчаянно защищавшие свою независимость, храбрые и свободолюбивые ингуши были частью истреблены, а частично загнаны в бесплодные горы. На принадлежавших им прежде плодородных землях расселили терских казаков, основавших на врезавшемся в Ингушетию клине свои станицы.

Лишенные возможности зарабатывать свой хлеб честным путем, ингуши жили грабежом и набегами на казачьи земли. Еще в мирное время пограничные с Ингушетией терцы не выезжали в поле без винтовок. Не проходило дня, чтобы не было где-нибудь стрельбы и кровопролития. Считая казаков угнетателями, а казачьи земли по-прежнему своими, ингуши беспощадно мстили терцам. Отношения создались совершенно непримиримые; дальнейшее сожительство было немыслимо. Нужно было либо уничтожить ингушей, или выселить казаков с бывших ингушских земель, вернув таковые их прежним владельцам. [204]

Большевики, по занятии ими Северного Кавказа, созвав во Владикавказе съезд представителей ингушей и казаков четырех терских станиц, приказали последним в месячный срок выселиться. Впоследствии, по очищении Северного Кавказа от большевиков, терцы вновь вернулись в свои станицы, но после неудачи Деникина были опять изгнаны.

Передо мною стояла задача утихомирить Осетию и Ингушетию. Я предполагал разрешить дело миром начиная с Осетии, а позднее, овладев Владикавказом, созвать в этом городе съезд представителей ингушей и вести с ними переговоры.

(...)


Глава 20

Около 24 января  [1919 - Й.Р.] я подошел к Владикавказу. Предварительно нужно было овладеть осетинским селением Муртазовым, занятым красными ингушами, а также молоканской большевистской Курской слободой. Молокане, несмотря на их непротивленческую религию, оказались людьми весьма кровожадными. Хозяйничали вместе с ингушами во Владикавказе, грабили жителей, принимали участие в обысках и даже расстрелах. Горожане страстно ненавидели молокан и жестоко отомстили им впоследствии.

Выслал я парламентеров в Муртазово с предложением сдать селение без боя, однако они были обстреляны ингушами. Тогда я послал генерала Геймана с пластунской бригадой вступить в Ингушетию и по овладении рядом аулов занять столицу ее — аул Назрань. Задача Геймана была чрезвычайно трудной, ибо каждый клочок территории, каждый хутор и аул защищались с мужеством отчаяния и стоили большой крови.

Атаковав аул Муртазово, я взял его после чрезвычайно упорного и кровопролитного боя. Один ингуш-пулеметчик [206] стрелял до последнего момента и был изрублен казаками лишь после того, как выпустил последний патрон.

Едучи верхом, я видел, как два казака вели пленного старика-ингуша. Выхватив внезапно шашку у одного из конвойных и полоснув ею его по голове, старик бросился в кусты. Его настигли и хотели изрубить. Однако я не позволил убивать и объяснил казакам, что патриотическое и геройское, с его точки зрения, поведение старого ингуша должно служить примером для казаков. Спасенный мною ингуш проникся ко мне бесконечной благодарностью; воспользовавшись этим его настроением, я послал его в Назрань, чтобы он предложил своим единоплеменникам прекратить напрасное кровопролитие и войти со мной в переговоры. Миссия старика увенчалась успехом. Назрань сдался Гейману без боя, и Ингушетия вступила со мной в переговоры.

Первая атака, поведенная мною против Курской слободы, была отбита после горячего боя. Однако 28 января, после вторичного, чрезвычайно упорного боя слободу мы взяли. Наши войска вступили во Владикавказ. Большевики бежали по Военно-Грузинской дороге. Я бросил конницу в преследование их.

Не зная границ нового Грузинского государства, казаки вторглись в Грузию верст на 40 и изрубили множество большевиков. Грузинское «храброе воинство» также бросилось бежать от казаков без оглядки. Однако я получил телеграмму из Ставки, что войска мои перешли границу и чтобы я вернул их и сосредоточился в районе Владикавказа для дальнейшего движения на Грозный, где дивизия Покровского потерпела неудачу.

Тем временем население Владикавказа и осетины горячо принялись за молокан. Ввиду того что пример этот деморализующе действовал на войска, я ввел порядок, а вслед за тем вывел войска из города и запретил без разрешения начальников частей въезд в город не только казакам, но и офицерам. Затем я проехал на бронепоезде «Генерал Алексеев» {208} в Назрань, где меня встретили представители ингушского народа. Побеседовав с ними обстоятельно и [207] тихо, я получил от них обещание жить далее в мире и не воевать с Добрармией. Ингуши жаловались мне на терцев, вернувшихся вновь в свои четыре станицы и выселивших из них ингушей. Объяснив представителям несвоевременность поднятия этого вопроса теперь, я обещал в будущем созвать съезд для мирного разрешения его.

(...)

Глава 21

...Назначенный командующим войсками Кавказа генерал Эрдели {231}, воспитанник Петербургских салонов, не имевший понятия о кавказских взаимоотношениях и обычаях, не сумел довести до конца удачно начатое мною умиротворение Ингушетии и Чечни. ...

=====================================


ПРЕДПИСАНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО ГРУППОЙ КРАСНЫХ ПОВСТАНЧЕСКИХ ВОЙСК ТЕРСКОЙ ОБЛАСТИ Н. Ф. ГИҚАЛО ПРЕДСТАВИТЕЛЮ ШТАБА ГРУППЫ В ИНГУШЕТИИ МОРДОВЦЕВУ О МОБИЛИЗАЦИИ СИЛ ДЛЯ ЛИЛКВИДАЦИИ БЕЛОГВАРДЕЙЦЕВ
17 марта 1920 года
Сегодня нами получены точные сведения, что белые оставили г. Грозный и эвакуировались на Петровск. Власти в городе нет, охрану несет самооборона. Часть гарнизона не пожелала выезжать и осталась в Грозном.
Имеются достоверные сведения, что в станицах Сунженской линии власть перешла в руки фронтовиков. Мы выступаем завтра утром по направлению на Грозный. Вместе с окончательным развалом Добрармии возникает серьезная опасность, что озлобленные ингуши и чеченцы, несмотря на переворот в станицах, сделают попытку разгромить таковые. У нас есть определенные данные по этому поводу, чтобы опасаться осложнений на почве национальных трений.
Предлагаем Вам принять все меры к тому, чтобы не разгорелась национальная бойня. Воздействуйте на все организации убеждениями, приказами, все силы должны быть брошены на окончательную ликвидацию белогвардейских банд и на устранение национальной вражды. Если к моменту получения сего письма Владикавказ еще будет занят, приложите все усилия на то, чтобы отряды Красной Армии скорее проникли в глубь Ингушетии. Все, ранее отправленные Вам приказы, остаются в силе. Требуйте точного и бесприкословного исполнения. Вам необходимо будет перебраться в район Назрани, чтобы быть ближе к месту действий и чтобы скорей ориентироваться в развертывающихся событиях.
В случае, если найдете необходимым оставить при себе кабардинский отряд, сделайте это от нашего имени. Он может оказать Вам громадную помощь, как дисциплинированная, организованная военная часть.

Не забывайте поддерживать регулярную связь с нами, освещая положение во всех мелочах. Сейчас самое главное: связь, связь и связь.
Командующий группой Н. Гикало. ЦГА ЧИ АССР, ф. 96, оп. 1, д. 4, л. 32. Копия.




========================================


ГАЗЕТНОЕ СООБЩЕНИЕ О ХОДЕ ПОЛЕВЫХ РАБОТ В ИНГУШЕТИИ

Газета «Коммунист», № 32, 13 мая 1920 г. (г. Владикавказ).

Когда Советская власть пришла во Владикавказ, она торжественно заявила, что земли казачьих станиц, ранее принадлежавшие трудовым ингушам, будут возвращены им же. Что же касается казаков, то им были отведены земли в Пятигогрском отделе, куда им было велено переселиться, при чем Советская власть, желая облегчить это переселение, ассигновала значительную сумму денег.

Советская власть проявила себя, как всегда, защитницей трудовых обездоленных горцев и в то же время оказалась достаточно великодушной к своим недавним противникам.

Но провокаторы принялись за свое черное дело. Они стали вести агитацию среди казаков, возбуждая их против Советской власти и, кроме того, среди городских жителей стали распространяться слухи, что с переходом земли горцам город Владикавказ обрекается на голод.

—  Ингуши дикари, они только будут грабить. Обрабатывать землю они не станут, — нашептывали провокаторы. И многие несознательные обыватели им верили.

И что же? Еще не успели прежние жители станиц доехать до новых мест, а уже земли Терской и других станиц почти сплошь почернели, испещренные бороздами, которые проведены новыми их владельцами трудовыми ингушами.

Горцы принялись за обработку земли с таким усердием и жаром, каких и в помине не было у прежних владельцев.

Горцы, волею нахлебавшиеся горя и лишений в диких и бесплодных скалах, доказали, что они знают цену кровью добытой земли и используют ее не хуже других. 

И это происходит, несмотря на недостаток плугов, скотины и другого имущества, которое было отнято у бедняков ингушей деникинцами в прошлом году. И мы уверены, что пройдет два-три года и горцы, поселившиеся на новых местах, смогут создать столь образцовые хозяйства и станут настолько культурны, что у них будут учиться даже те, кто недавно
незаслуженно презирал их.

Газета «Коммунист», № 32, 13 мая 1920 г.

(г. Владикавказ).




============================================

№ 118

СООБЩЕНИЕ ГАЗЕТЫ «КРАСНАЯ ИНГУШЕТИЯ» ОБ УЧРЕЖДЕНИИ НАРОДНЫХ СУДОВ В ИНГУШЕТИИ

17 июля 1920 года

В Назрановском районе открыто три народно-шариатских суда, которые находятся: первый —в крепости Назрань и обнимает селения: Насыр-Корт, Гамурзиево, Альтаево, Бурсуки,
Плиево, Яндырка, Сурохохи, Экажево, посел. Назрань, Далаково, Кантышево и Базоркино.

Второй — Ачалукский в селении Средние Ачалуки охватывает селения: Кескем и хутор Пеедах, Согопош, Нижние Ачалуки, Верхние Ачалуки и Средние Ачалуки.

Третий — в ст. Сунженской — суд горной полосы и с подведомственным ему районом: Комбнлеевские объедин. хутора: Шалки (Тар. хутор) Ахин-Юрт, Таузун-Юх, Мецхальское О-во, Джераховское О-во, Редантское О-во, Галашуи, Мужич, Два Алкуна, Два Датыха, Арштынское О-во, Хамхинское О-во, Царинское О-во.

Газета «Красная Ингушетия», № 8, 17 июля 1920 года.

(Грозный).



============================================


Из оперативно-информационной сводки секретно-оперативного управления ВЧК за 14 апреля 1921 г. 15 апреля 1921 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф.1. Оп.6. Д.384. Л.220—235. Подлинник.

Терская обл. (Телеграмма Теробчека, № 848, 11 апреля.)

1. На Суджанской линии настроение казачьего населения озлобленное ввиду злоупотребления продорганов при проведении разверстки,бесчинства войсковых частей, а главное грабежей и разбоев со стороны чеченцев и ингушей, принявших систематический характер.


--------------------------------------------------------------------------

14 апреля. Постановление Президиума ВЦИК по вопросу о наделении землей малоземельных и безземельных горцев в пределах Горской АССР

Подлинник, в выписке из протокола № 21 заседания Президиума ВЦИК от 14 апреля 1921 г.; гербовая печать: Российская Социалист. Федерат. Сов. Республ. Всероссийск. Центр. Исполн. Комитет Советов раб., крест., казач. и красноарм. деп. ГАРФ, ф. 1235, оп. 38, ед. хр. 24. л. 32. Печатается впервые.


   1. Доклад тов. Невского принять к сведению.

   2. Казачьи станицы не выселять.

   3.    Земельную нужду горцев удовлетворить путем уплотнения казачьих станиц Горской республики в порядке соглашения между казачьими исполкомами и исполкомами горцев (,чеченцев, осетин), обязав при этом горские исполкомы произвести правильное распределение среди горской бедноты земель как уплотненных, так и уже выселенных казаков.

   Выписка верна:

   Секретарь Всероссийского Центрального
   Исполнительного Комитета А. Енукидзе.

   11 апреля Малый Президиум ВЦИК назначил слушание доклада В. И. Невского о работах комиссии по наделению землей безземельных и малоземельных горцев в пределах Горской АССР на заседании Большого Президиума 14 апреля. На заседании 14 апреля Президиум ВЦИК принял публикуемое постановление; было также решено: «4) Произвести постепенное разоружение казаков и горцев.
Организовать беспощадную борьбу с грабежами, создав для этого милицию из северян (но не из местных людей) или, в случае необходимости, привлекая к делу наиболее устойчивые воинские части. 5) Осуществление п. 4 возложить на Реввоенсовет Кавфронта».

(см. Сборник губерний, уездов и волостей Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, Украинской Социалистической Советской Республики и Социалистической Советской Республики Белоруссии*. Госуд. издво, 1921, с. 86, 87).



=========================================



Спецполитсводка за 26 марта № 70/273. 28 марта 1923 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Oп. 1. Д. 782. Л. 84-90. Заверенная копия.

4. Среди крестьян недовольство вызвано неправильным распределением земли, налогами и развивающимся в области уголовным бандитизмом. Постоянные налеты бандитских шаек со стороны Чечни и Ингушетии мешают восстановлению сельского хозяйства казаков Судженского округа, увеличению посевплощади и угрожают полным разорением крестьянства. В Чечне и Ингушетии есть целые селения, стремящиеся уничтожить соседнее казачество за притеснения горцев в дореволюционное время.

Из-за недостатка работников политработа среди населения Судженского округа, несмотря на то, что большая часть населения русское, проходит слишком слабо. Во всем округе насчитывается всего 4 коммуниста и 18 кандидатов.

Недовольство среди населения Наханского округа (Ингушетия) вызывается хаотическим состоянием земельных органов, которые не в состоянии провести землеустройство, и налогами, которых они фактически не выполняют. Недовольство более сознательных ингушей вызывается абречеством, с которым местная власть не борется.

По той же причине имеет место недовольство среди населения Владикавказского и Дигорского округов.

Отношения горского населения к налогам отрицательно, что объясняется, с одной стороны, неправильным обложением, а также тем, что ингуши считают себя ярыми участниками в революционной борьбе за Советскую власть, почему с них будто бы не следует взимать налоги наравне с другими народностями, пока они восстановят свои хозяйства.

...
Начальник Информотдела ГПУ Ашмарин

Начальник госинформотделения Наймон



------------------------------------------------------------------------

==================================================

№ 42

Из земсводки информотдела ГПУ № 31 (199) за 26 и 27 марта 1923 г.
29 марта 1923 г.
...
...Юго-Восточный край

Горреспублика. (Госинфсводка, № 9, 18 марта). Среди крестьян недовольство вызвано неправильным распределением земли, налогами и развивающимся в области уголовным бандитизмом. Постоянные налеты шаек бандитов со стороны Чечни и Ингушетии мешают восстановлению сельского хозяйства казаков Сунженского округа, увеличению посев площади
и угрожают полным разорением крестьянства.

Недовольство среди населения Назранского округа (Ингушетии) вызывается хаотическим состоянием земельных органов, которые не в состоянии провести землеустройство. Также ингуши считают себя ярыми участниками в революционной борьбе за соввласть, почему с них будто бы не следует взимать налогов наравне с другими народностями, пока они восстановят свои хозяйства.
...

РГАЭ. Ф. 478. Оп. 15. Д. 8. Л. 27, 28, 29. Заверенная копия.

1* Номер отсутствует.




==============================================

Из земсводки информотдела ГПУ № 31 (199) за 26 и 27 марта 1923 г. 29 марта 1923 г.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 15. Д. 8. Л. 27, 28, 29. Заверенная копия.

Горреспублика. (Госинфсводка, № 9, 18 марта).

Среди крестьян недовольство вызвано неправильным распределением земли, налогами и развивающимся в области уголовным бандитизмом. Постоянные налеты шаек бандитов со стороны Чечни и Ингушетии мешают восстановлению сельского хозяйства казаков Сунженского округа, увеличению посевплощади и угрожают полным разорением крестьянства.

Недовольство среди населения Назранского округа (Ингушетии) вызывается хаотическим состоянием земельных органов, которые не в состоянии провести землеустройство. Также ингуши считают себя ярыми участниками в революционной борьбе за соввласть, почему с них будто бы не следует взимать налогов наравне с другими народностями, пока они восстановят свои хозяйства.





===============================================

Из госинформсводки информотдела ГПУ № 85 (614) за 14 и 15 апреля 1923 г. Не ранее 15 апреля 1923 г.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 750. Л. 94—95, 96—97, 98, Подлинник


...Горреспублика. (Госинфсводка, № 11, 1 апреля).

4. В деревне интенсивно проводится борьба с пьянством. Вследствие проведенной операции по разоружению ингушей настроение населения Владикавказского и Сунженского округов улучшилось. Часть населения Ингушетии, страдающая от бандитизма и абречества, встретила разоружение сочувственно. Продналога выполнено 49,4% задания.



=============================================

Из госинформсводки информотдела ГПУ № 205 (732) за 5 сентября 1923 г. 7 сентября 1923 г.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 785. Л. 625, 626, 627. Подлинник.

Горская республика. (Госинфсводка, № 29, 25 августа).

4. В некоторых селениях крестьяне не имеют до сего времени представления о сельхозналоге, Воздухофлоте и сельхозвыставке, ввиду отсутствия всякой политработы. Ингуши продолжают самовольные захваты земель русского крестьянства. В 1922 г. ими захвачено 1 тыс. дес. земли самой лучшей, в этом году — 630 дес. 18 августа население с. Кага-Мирзо-Юрт в количестве 50 всадников произвело захват земли у крестьян станицы Терской, где отрезали половину степной площади. Самозахватчики предложили станичникам убраться, угрожая убийством. Настроение крестьян подавленно.


===============================================

Из госинформсводки информотдела ГПУ № 205 (732) за 5 сентября 1923 г. 7 сентября 1923 г.

Горская республика. (Госинфсводка, № 29, 25 августа).

4. В некоторых селениях крестьяне не имеют до сего времени представления о сельхозналоге, Воздухофлоте и сельхозвыставке, ввиду отсутствия всякой политработы. Ингуши продолжают самовольные захваты земель русского крестьянства. В 1922 г. ими захвачено 1 тыс. дес. земли самой лучшей, в этом году — 630 дес. 18 августа население с. Кага-Мирзо-Юрт в количестве 50 всадников произвело захват земли у крестьян станицы Терской, где отрезали половину степной площади. Самозахватчики предложили станичникам убраться, угрожая убийством. Настроение крестьян подавленно.


===========================================


Из земсводки информотдела ОГПУ № 140 (307) за 14, 15 и 16 декабря 1923 г. 18 декабря 1923 г.



Горреспублика. (Госинфсводка, № 41, 3 декабря). 23 ноября происходил VI съезд советов Сунженского округа, на котором присутствовало 29 коммунистов и 23 беспартийных. Выступавшие с мест упрекали окружной исполком и всю власть Горреспублики в слабой борьбе с бандитизмом. Дебаты вызывали вопросы о самовольных захватах земли и леса чеченцами и ингушами. Отмечалось, что чеченцы захватывают землю с посевами, а население этих земель изгоняется. Все леса, захваченные горцами, уничтожаются, а казакам приходится платить довольно высокую плату за дрова, причем без охраны за дровами ехать нельзя. Крестьяне жаловались на большие налоговые ставки, уравнительные сборы и неработоспособность кооперации. Бедняки питаются одними зачерствевшими кукурузными лепешками.



=========================================


Обзор политэкономического состояния СССР за август 1924 г. Сентябрь 1924 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 2. Д. 752. Л. 88, 90-102 об. Заверенная копия.

Горреспублика. Вражда на почве земельных споров между ингушами и русскими нередко приводит к вооруженным столкновениям. Так, 12 августа на хут. Аки-Юрт Сунженского округа произошла стычка, в результате которой убито 4 ингуша и 2 казака.



=========================================


Записка начальника информационного отдела ОГПУ в ЦК ВКП(б) о политико-экономическом состоянии национальных областей Северного Кавказа. [Не ранее 13 апреля 1928 г.]  // РГАСПИ. Ф. 17. Oп. 67. Д. 460. Л. 32-59. Подлинник. Машинопись, подпись — автограф.

...

Земельные споры между Сунженским округом и Ингушетией.

Постановление краевого исполкома об отрезе из фонда госземзапаса Сунженского округа 10 000 десятин в пользу Ингушетии, вызвало сильное недовольство казачества, главным образом, хуторов «Новая Деревня», т.к. предполагаемая к отрезу земля заселена вышедшими из упомянутых хуторов казаками.На этой почве между казаками и ингушами обострилась вражда, в результате которой ингуши стали практиковать кражи скота, плугов, фургонов и другого сельхозинвентаря с полей «Новой Деревни». Казаки указывали, что близкое соседство с ингушами вынудит их бросить свои посевы и уйти с хуторов. Ингуши же заявляли: «Земля наша, и мы казаков все равно выгоним». В связи с создавшимся положением, а также тем что отрез земли от Сунжи создает для последней большие неудобства в землепользовании, и хутора окажутся запертыми с обеих сторон, Сунженский окружной исполком постановление краевого исполкома обжаловал во ВЦИК, до решения коего отрез земли решено не производить.




==============================================



Спецполитсводка за 19 марта № 64/267. 21 марта 1923 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 782. Л. 49-54. Заверенная копия.

4. Крестьяне Владикавказско-Дигорского округа выражают недовольство всякими налогами. Кроме того, со стороны крестьян плоскостной Осетии имеет место недовольство, вызванное переселением горных осетин в плоскостные места и выделением им земли. Население же нагорной и горной Осетии симпатизирует Советской власти, которая наделяет их землей. Недовольство же населения Ингушетии вызывается недостатком земли и неравномерным распределением ее. В связи с запутанностью земельного вопроса ингуши недовольны земельными органами. Местами среди ингушей раздаются даже угрозы по адресу Наркомзема. В общем приходится отметить, что 50% крестьян к РКП относятся недоверчиво. Кулаки к РКП относятся враждебно. Все население находится под влиянием мулл. Власти на местах нет. Конечно, во всех почти селениях имеются или Советы или один председатель, но они совершенно бездействуют.

5. Политнастроение красноармейцев бодро. Политработа в частях ведется нормально. Взаимоотношения между красноармейцами и комсоставом удовлетворительны.

8. Подавляющее большинство населения Ингушетии и части Осетии занимается уголовным бандитизмом (абречеством). Абречество самое тягчайшее зло в Ингушетии. Этим занимается 90% населения и никаких мер борьбы с абречеством не принимается. Абреками угнано у населения Сунженского округа 100 лошадей.
...

Начальник Информотдела ГПУ Ашмарин

Начальник госинформотделения Рабинович


=======================================





Из оперативно-информационной сводки секретно-оперативного управления ВЧК за 14 апреля 1921 г. 15 апреля 1921 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф.1. Оп.6. Д.384. Л.220—235. Подлинник.

Терская обл. (Телеграмма Теробчека, № 848, 11 апреля.)

1. На Суджанской линии настроение казачьего населения озлобленное ввиду злоупотребления продорганов при проведении разверстки,бесчинства войсковых частей, а главное грабежей и разбоев со стороны чеченцев и ингушей, принявших систематический характер.




=========================================



Спецполитсводка за 26 марта № 70/273. 28 марта 1923 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Oп. 1. Д. 782. Л. 84-90. Заверенная копия.

4. Среди крестьян недовольство вызвано неправильным распределением земли, налогами и развивающимся в области уголовным бандитизмом. Постоянные налеты бандитских шаек со стороны Чечни и Ингушетии мешают восстановлению сельского хозяйства казаков Судженского округа, увеличению посевплощади и угрожают полным разорением крестьянства. В Чечне и Ингушетии есть целые селения, стремящиеся уничтожить соседнее казачество за притеснения горцев в дореволюционное время.

Из-за недостатка работников политработа среди населения Судженского округа, несмотря на то, что большая часть населения русское, проходит слишком слабо. Во всем округе насчитывается всего 4 коммуниста и 18 кандидатов.

Недовольство среди населения Наханского округа (Ингушетия) вызывается хаотическим состоянием земельных органов, которые не в состоянии провести землеустройство, и налогами, которых они фактически не выполняют. Недовольство более сознательных ингушей вызывается абречеством, с которым местная власть не борется.

По той же причине имеет место недовольство среди населения Владикавказского и Дигорского округов.

Отношения горского населения к налогам отрицательно, что объясняется, с одной стороны, неправильным обложением, а также тем, что ингуши считают себя ярыми участниками в революционной борьбе за Советскую власть, почему с них будто бы не следует взимать налоги наравне с другими народностями, пока они восстановят свои хозяйства.

...
Начальник Информотдела ГПУ Ашмарин

Начальник госинформотделения Наймон

==============================================


Из земсводки информотдела ГПУ № 31 (199) за 26 и 27 марта 1923 г. 29 марта 1923 г.
РГАЭ. Ф. 478. Оп. 15. Д. 8. Л. 27, 28, 29. Заверенная копия.

Горреспублика. (Госинфсводка, № 9, 18 марта).

Среди крестьян недовольство вызвано неправильным распределением земли, налогами и развивающимся в области уголовным бандитизмом. Постоянные налеты шаек бандитов со стороны Чечни и Ингушетии мешают восстановлению сельского хозяйства казаков Сунженского округа, увеличению посевплощади и угрожают полным разорением крестьянства.

Недовольство среди населения Назранского округа (Ингушетии) вызывается хаотическим состоянием земельных органов, которые не в состоянии провести землеустройство. Также ингуши считают себя ярыми участниками в революционной борьбе за соввласть, почему с них будто бы не следует взимать налогов наравне с другими народностями, пока они восстановят свои хозяйства.




===============================================

Из госинформсводки информотдела ГПУ № 85 (614) за 14 и 15 апреля 1923 г. Не ранее 15 апреля 1923 г.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 750. Л. 94—95, 96—97, 98, Подлинник


...Горреспублика. (Госинфсводка, № 11, 1 апреля).

4. В деревне интенсивно проводится борьба с пьянством. Вследствие проведенной операции по разоружению ингушей настроение населения Владикавказского и Сунженского округов улучшилось. Часть населения Ингушетии, страдающая от бандитизма и абречества, встретила разоружение сочувственно. Продналога выполнено 49,4% задания.



=============================================

Из госинформсводки информотдела ГПУ № 205 (732) за 5 сентября 1923 г. 7 сентября 1923 г.
ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 785. Л. 625, 626, 627. Подлинник.

Горская республика. (Госинфсводка, № 29, 25 августа).

4. В некоторых селениях крестьяне не имеют до сего времени представления о сельхозналоге, Воздухофлоте и сельхозвыставке, ввиду отсутствия всякой политработы. Ингуши продолжают самовольные захваты земель русского крестьянства. В 1922 г. ими захвачено 1 тыс. дес. земли самой лучшей, в этом году — 630 дес. 18 августа население с. Кага-Мирзо-Юрт в количестве 50 всадников произвело захват земли у крестьян станицы Терской, где отрезали половину степной площади. Самозахватчики предложили станичникам убраться, угрожая убийством. Настроение крестьян подавленно.


===============================================

Из госинформсводки информотдела ГПУ № 205 (732) за 5 сентября 1923 г. 7 сентября 1923 г.

Горская республика. (Госинфсводка, № 29, 25 августа).

4. В некоторых селениях крестьяне не имеют до сего времени представления о сельхозналоге, Воздухофлоте и сельхозвыставке, ввиду отсутствия всякой политработы. Ингуши продолжают самовольные захваты земель русского крестьянства. В 1922 г. ими захвачено 1 тыс. дес. земли самой лучшей, в этом году — 630 дес. 18 августа население с. Кага-Мирзо-Юрт в количестве 50 всадников произвело захват земли у крестьян станицы Терской, где отрезали половину степной площади. Самозахватчики предложили станичникам убраться, угрожая убийством. Настроение крестьян подавленно.


===========================================


Из земсводки информотдела ОГПУ № 140 (307) за 14, 15 и 16 декабря 1923 г. 18 декабря 1923 г.



Горреспублика. (Госинфсводка, № 41, 3 декабря). 23 ноября происходил VI съезд советов Сунженского округа, на котором присутствовало 29 коммунистов и 23 беспартийных. Выступавшие с мест упрекали окружной исполком и всю власть Горреспублики в слабой борьбе с бандитизмом. Дебаты вызывали вопросы о самовольных захватах земли и леса чеченцами и ингушами. Отмечалось, что чеченцы захватывают землю с посевами, а население этих земель изгоняется. Все леса, захваченные горцами, уничтожаются, а казакам приходится платить довольно высокую плату за дрова, причем без охраны за дровами ехать нельзя. Крестьяне жаловались на большие налоговые ставки, уравнительные сборы и неработоспособность кооперации. Бедняки питаются одними зачерствевшими кукурузными лепешками.



Письмо Председателя Правительства Горской республики А.М. Чермоева Председателю Правительства Азербайджанской Республики о займе десяти миллионов рублей для оплаты текущих расходов правительства.

13 сентября 1918 г.

...
Ныне после благоприятного разрешения в важнейшей своей части земельного спора между казаками с одной стороны и чеченцами и ингушами с другой, путем удаления с территории этих народов наиболее неудобно расположенных станиц (в Грозненском округе - Кахановской, Барятинской и Ильинской и в Назрановском округе - Фельдмаршальской, Воронцово-Дашковской, Терской, Сунженской и Тарской хуторов) народы Республики получили возможность приступить к ликвидации анархии и советской власти.


=======================================


№ 103

Объяснительная записка председателя СНК ЗСФСР Ш.З.Элиавы в президиум ВЦИК о границах новых автономных образований бывшей Горской Республики

31 декабря 1924 г.

В Президиум ВЦИК.

Копии:

В Президиум ЦИК СССР и в Северо-Кавказский краевой исполком.

Объяснительная записка председателя СНК ЗСФСР Ш.З.Элиавы в президиум ВЦИК о границах новых автономных образований бывшей Горской Республики

Постановлением Президиума ВЦИК в конце октября текущего года на комиссию под моим председательством, в составе т. Фомина (член ЦИК СССР) и т. Толмачева (зампредседателя крайисполкома Северо-Кавказа), было возложено определение границ между четырьмя новыми административными образованиями бывшей Горской Республики (Владикавказский округ, Сунженский округ, автономная область Осетия и автономная область Ингушетия)1. Комиссия
приступила к работе 23 декабря текущего года в г. Владикавказе. Наша комиссия располагала материалами, представленными исполнительными органами новых образований в комиссию, члена ЦИК СССР, т. Извекова. Нам надлежало определить:

1)    административные границы между Владикавказским округом, включающим в себя г. Владикавказ и прилегающие к нему слободки, с одной стороны, и автономными областями Осетией и Ингушетией, с другой стороны;

2) границы между автономной областью Ингушетией и Сунженским округом;

3) границы между автономными областями Осетией и Ингушетией.

Границы между Владикавказским округом (городским), с одной стороны, и Осетией и Ингушетией, с другой.

Вопрос о границах между Владикавказским округом и автономными областями Осетией и Ингушетией занял в работах комиссии небольшое место. Владикавказский округ очень быстро пришел к соглашению, как с Осетией, так и Ингушетией, и границы Владикавказского округа (географического центра бывшей Горской Республики) были определены нами на основе согласительного акта, подписанного всеми заинтересованными сторонами и внесенного в комиссию. В начале обсуждения этого вопроса имело место незначительное препирательство сторон, быстро однако пошедших на взаимные уступки. В картах, взятых т. Фоминым для представления в Президиум, точно обозначены границы Владикавказского округа со смежными автономными областями Осетией и Ингушетией, и на картах имеются подписи представителей сторон, скрепленные подписями членов комиссии.

Границы между Сунженским округом и Ингушетией.

Вопрос об административных границах между автономной областью Ингушетией и Сунженским округом не удалось рассмотреть в заседании комиссии, так как на заседание комиссии не могли прибыть своевременно представители Сунженского округа. По невыясненным нами причинам, две телеграммы, отправленные мною из Владикавказа в станицу Слепцовскую, адресатам доставлены
не были. Я же вынужден был 25-го вечером выехать из Владикавказа и успел лишь переговорить в присутствии оставшихся во Владикавказе членов комиссии, тт. Фомина и Толмачева, с только что приехавшими представителями Сунженского округа. В этой беседе выяснилось, что между Сунженским округом и автономной областью Ингушетией существует, если не по всем без исключения вопросам пограничного характера, то по основным из них, соглашение,  о чем заявили нам до приезда представителей Сунжи представители автономной области Ингушетии. Оставшиеся во Владикавказе члены комиссии, тт. Фомин и Толмачев, уже без меня должны были окончательно установить границы Сунженского округа по смежеству* с автономной областью Ингушетией. Сообщения из Владикавказа от оставшихся товарищей о неудаче я не имею. Надо полагать, что между Сунженским округом и автономной областью Ингушетией достигнуто полное соглашение.

    Границы между Ингушетией и Осетией.

Наиболее тяжелым для разрешения оказался вопрос об установлении административных границ между автономными областями Осетией и Ингушетией. Двухдневные старания комиссии добиться между спорящими сторонами соглашения, хотя бы частичного, и представления в комиссию согласительного акта остались безрезультатными. Мы подробно ознакомились, как с письменными заявлениями сторон, представленными в свое время в комиссию т. Извекова, так и с дополнительными письменными заявлениями, внесенными в нашу комиссию. Вместе с тем на трех заседаниях комиссии мы выслушали очень пространные устные объяснения сторон.

    Изучив письменный материал и выслушав устные заявления сторон, комиссия вынесла следующее общее впечатление: 1) в основе спора между Ингушетией и Осетией лежит глубокое недоверие друг к другу двух смежных народностей. Недоверие это вытекает из взаимоотношений ингушей и осетин, начиная с эпохи господства на берегах Терека царского самодержавия, исключительно обостренных в эпоху революции и Гражданской войны. Несмотря на внешнюю близость руководящих работников Ингушетии и Осетии друг к другу, в каждой строчке представленных ими письменных документов, как и в каждой фразе устных заявлений, чувствуется сильная неприязнь их друг к другу; 2) в своих спорах о границе руководящие работники Ингушетии и Осетии исходят не из соображений простого административного размежевания своих областей и удобства администрирования и советского строительства, а рассматривают свою тяжбу, как тяжбу о политических границах между своими народами. Об этом свидетельствуют многочисленные ссылки этих товарищей на исторические документы и памятники прошлого; 3) при всей ясности решений комиссии, а также Президиума ВЦИК, эти натянутые отношения между соседними народами ликвидированы не будут и впереди неизбежны новые трения и новое обострение отношений, если, конечно, к их предотвращению не будут приняты решительные, радикальные меры с самого же начала, ибо комиссия пришла к глубочайшему убеждению, что при отсутствии какого бы то ни было соглашения между сторонами нельзя вынести решение, могущее удовлетворить обе стороны. Необходимо было вынести решение, целиком
отвергающее претензии одной стороны, а это открывает широкие возможности новых трений, если, конечно не будут приняты меры к их предотвращению.

   При внимательном изучении взаимных претензий осетин и ингушей комиссия убедилась, что территориальный спор между Осетией и Ингушетией, в основном, экономического значения не имеет и при кажущейся экономической важности спорных участков, в общем не превышающих нескольких сот десятин, политический момент в споре господствовал над всеми другими мотивами. Комиссия легко разрешила вопрос о небольших участках пахотной земли к северу от Владикавказа, в районе селения Ольгинское. Основной и жестокий спор между сторонами возник вокруг района, расположенного к югу от Владикавказа, с Редантского района до границы бывшей Горской Республики  с ССР Грузией. Расположенный на левом берегу реки Терека спорный район в эпоху самодержавия был включен в административные границы Владикавказского округа, населенного по преимуществу осетинами. Во время Гражданской войны, с 1918 года, район этот был театром военных действий, в которых главными действующими сторонами были добровольческая армия Деникина и революционные повстанцы Ингушетии. С момента организации Горской Республики по 1922 год включительно спорный район был включен в административные границы бывшего Назрановского округа — ныне Ингушетии. Лишь после 1922 года горским ЦИКом была установлена временная граница между Осетией и Ингушетией по течению реки Терека, со включением спорного района в административные границы Осетии — без редантских хуторов и земель, которые горским ЦИКом были оставлены в пределах Ингушетии,
причем население хуторов Редантского района — сплошь ингушское. Ныне, когда пришла пора установить новые границы, осетины и ингуши предъявили друг другу взаимно исключающие претензии. Так, автономная область Осетии потребовала передачи ей всех земель, начиная от границы с ССР Грузией по течению реки Терека со включением редантских хуторов, находившихся доныне в пределах Ингушетии. Автономная же область Ингушетия предъявила требование о передаче ей до сих пор находящихся в административных пределах Осетии земель к югу от редантских хуторов до границы с Грузией, с селениями Балта, Чми и Ларе.

   После продолжительной дискуссии представители автономной области Осетии сняли свои претензии на Редантский район, населенный ингушами, но продолжали упорно настаивать на включении в административные пределы Осетии селений Балта, Чми и Ларе, расположенных на левом берегу реки Терека со всеми землями, площадью до 8000 десятин, простирающимися до горного хребта, который отделяет населенные пункты Осетии (районы Саниба и Кобани) от спорного района, причем высота этого хребта в некоторых местах, не спускаясь ниже, превышает 8000 футов.

   В населении спорного района, т.е. селений Балта, Чми и Ларе, ни осетины, ни ингуши большинства не имеют. В селении Балта самой многочисленной группой населения, превышающей в отдельности и ингушское, и осетинское население, являются грузины. Такая же точно картина и в селении Ларе. Только в селении Чми, очень небольшом по численности населения, живут исключительно осетины. Из 8000 десятин земли, расположенной в спорном районе, лишь около 800 десятин пригодны для выгона и отчасти для покосов. Как утверждали обе стороны, этими выгонами и покосами обычно пользовались ингуши и осетины. Дорог, связывающих указанные выше населенные пункты Осетии со спорными селениями, за исключением горных троп по ущельям, не круглый год открытых для движения, не имеется, что, конечно, исключает возможность непрерывного администрирования в спорных селениях со стороны высших органов власти Осетии. Между тем спорный район совершенно открыт со стороны правого берега реки Терека, населенного исключительно ингушами. От них к спорным селениям вдут кратчайшие пути через Терек, что в значительной степени облегчает административное управление спорными селениями со стороны Ингушетии. В окончательных заявлениях представители автономной области Ингушетии категорически настаивали на передаче Ингушетии селения Балта и условно — в зависимости от волеизъявления населения — селений Чми и Ларе — отказались от них. При такой постановке спорных вопросов со стороны представителей Осетии и Ингушетии комиссия должна была принять решение, максимально обеспечивающее в будущем, как мирные отношения между спорящими сторонами, так и удобства управления и советского строительства в спорных областях и охрану спокойствия по части стратегической Военно-Грузинской дороги, пролегающей по левому берегу реки Терека в спорном районе.

    Как Вы усмотрите из кратких формулировок наших решений, комиссия не сочла возможным удовлетворить требование Осетии и не могла стать на путь, предлагаемый Ингушетией. Мы вынуждены были разрешить вопрос о передаче одной из спорящих сторон целиком всего района. Исходя же из создавшейся в эпоху Гражданской войны исторической обстановки, из того неоспоримого соображения, что экономическое значение спорного района слишком ничтожно для обеих сторон, а также из соображений административно-технических, комиссия пришла к единодушному выводу о необходимости включения спорных районов в административные границы Ингушетии. Если принять во внимание еще нарочито подчеркиваемые представителями Ингушетии обвинения по адресу осетинских работников в их усиленной работе за последние два года по подготовке населения спорных селений против Ингушетии, а также большую активность ингушских масс по сравнению с осетинскими, и большую частоту случаев бандитизма со стороны ингушей, комиссия не могла придти к другим выводам, чем те, к которым она пришла. Свое единодушное решение о включении спорного района в административные границы Ингушетии комиссия обусловила рядом конкретных предположений, осуществление которых должно способствовать предупреждению возможных осложнений в отношениях между Осетией и Ингушетией. Важнейшим из этих конкретных предположений комиссия считает ассигнование правительством РСФСР небольшой суммы денег на проведение колесных дорог протяжением в 12 и 9 верст из населенных пунктов Осетии к Военно-Грузинской дороге. Комиссия считает также очень важным организацию исполнительных органов в селениях спорного района с обязательным включением в эти исполнительные органы работников всех трех национальностей — осетин, ингушей и грузин. На решение комиссии представители Осетии заявили решительный протест.

    Я считаю — в полном согласии с членами комиссии, тт. Фоминым и Толмачевым — целесообразным и необходимым заслушать в заседании Президиума ВЦИК, на котором будут обсуждаться наши решения, представителей осетин и ингушей, чтобы иметь возможность проверить наши решения путем получения непосредственных впечатлений. Непосредственные впечатления помогут Президиуму решить вопрос о возможности исправления решений комиссии и установления в спорном районе двоевластия и паритетной ответственности осетин и ингушей.

                                                                                 Ш.Элиава.

    31 декабря 1924 г.

    г. Тифлис


    P. S. Я полагаю, что при наличии достаточно богатого литературного материала по этому вопросу и т. Фомина, ознакомившегося непосредственно с делом, а также моей телеграммы и настоящей объяснительной записки, мое присутствие на заседании Президиума при рассмотрении вопроса об административных границах между автономными областями бывшей Горской республики
не необходимо.

                                                      РГАСПИ. Ф. 85. On. 25. Д. 527. Л. 8-11 об.

                                                    Подлинник. Машинопись, подпись — автограф.

1 См. примеч. 1 к док. № 93 и док. № 76, 101.











============================================


Сводка № 4 материалов информотдела ОГПУ по землеустройству в национальных восточных республиках и автономных областях на 15 ноября 1925 г. 21 ноября 1925 г. // РГАЭ. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1805. Л. 617—627. Подлинник.

.....

Сунженский округ. Со стороны казаков ст. Нестеровской наблюдается враждебное отношение к иногородним из-за земельного недостатка, высказываются за окончательное выселение иногородних из пределов округа. В данный момент последним отказано в земле впредь до проведения землеустроительных работ. Со стороны иногородних в такой же мере проявлена враждебность к казакам и недовольство на соввласть за допущение подобных мероприятий со стороны казачества. (Сводка 15 октября).

Ненормальности в земельном распределении

Среди граждан ст. Асинской наблюдается недовольство ингушами хутора Чумуга, указавших при разделе земли вместо 102 душ (фактических) — 174, на каковых получена земля полностью.

Недовольство земельными органами

Со стороны граждан ст. Карабулакской проявлено сильное недовольство на земельные органы своего округа и Ингушетии за допущение отрезки земли ингушам до окраин станицы, вследствие чего казаки не могут спокойно работать.






====================================================


ОБЗОР ПОЛИТИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ СССР за июнь 1926 г.

31 июля 1926 г.

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

Национальный антагонизм. Наблюдаются непрекращающиеся столкновения на почве земельно-пастбищных споров между представителями различных национальностей. Наибольший процент и наиболее резкие столкновения падаютна взаимоотношения русских и горцев. На границе Сунженского округа и Чечни чеченцами убиты русские милиционер и два административно арестованных.На границе с Ингушетией произошло столкновение между 100 ингушами и 50 казаками.





Обзор политического состояния СССР за июнь. 31 июля 1926 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 439. Л. 151-183. Заверенная копия.
СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ

60. Сунженский округ. 26 мая казаки стц. Асиновской в количестве 50 человек,выехавшие на покос травы на пограничную черту с ингушским сел. Бамут,были окружены ингушами в числе до 100 человек с требованием следовать за ними. Часть из казаков разбежалась, а оставшиеся 11 человек были пленены и отведены ингушами в с. Бамут, где им было предъявлено обвинение в покосе травы, принадлежащей ингушам. При обращении с пленными ингушами допускались крайние грубости и избиения плетьми. Один из подростков был сильно избит. Прибывший на место происшествия начпоста после долгих уговоров ингушей освободил казаков. При осмотре места покоса выяснилось незначительное количество скошенной казаками травы и невозможность точно установить границы владения покосами и угодьями, так как эти границы отсутствуют совершенно. Пленение казаков и грубости, допущенные к ним со стороны ингушей, вызвали поголовное возмущение населения станицы.

1 июня чеченцами хут. Маковкино, расположенного на территории Сунженского округа, убиты милиционеры и два административно-арестованных,выехавших на покос фуража в районе указанного хутора. До убийства между чеченцами хут. Маковкино и казаками соседних станиц отмечались трения напочве выселения чеченцев (14 хозяйств), как самовольно захвативших этот участок в 1918-1919 гг., систематических потрав хлебов коллективных казачьих хозяйств, производимых чеченцами. Настроение жителей станиц подавленное.Опасаясь повторения убийств, казаки не выезжают на свои участки и последние используются чеченцами под пастбища. Казаки совершенное чеченцами убийство рассматривают как попытку воздействия на них к прекращению земельного продвижения казаков в этом районе.


==================================================

Обзор политического состояния СССР за сентябрь. 27 октября 1926 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 4. Д. 439. Л. 258-293.

21.   Ингушетия. 9 сентября было приступлено к работам по проведению земельных границ с Кабардой со стороны хут. Кусово (Ингушетия). Перед началом работ представителями Ингушетии было разъяснено населению о необходимости беспрепятственного пропуска проведения границы, с чем население, однако, не согласилось. Во время работ крестьяне ингуши хуторов Кусово, Базоркино, Ласково и Кескем в количестве 200 человек, вооруженные вилами, палками, шашками и кинжалами, произвели нападение на проводящих границу. Столкновение, однако, было предотвращено благодаря присутствию представителя обкома и исполкома Ингушетии Ханиева и вооруженных милиционеров. Представителям Ингушетии наносились всевозможные оскорбления и делались упреки в недостаточно энергичной защите интересов ингушей. Несмотря на проведение границы, настроение ингушей крайне напряженное и враждебное к кабардинцам254.


-------------------------------------------------------------------


23. Сунженский округ. В районе стц. Карабулакской усилился самочинный выкос кукурузы ингушами с. Яндырка. Земсторожа и сельисполнители бессильны бороться с захватчиками. Имелись случаи попытки со стороны ингушей к изнасилованию женщин казачек. 30 июля без всякой причины в собственном саду был избит старик казак. Подобные выпады со стороны ингушей создают натянутые отношения сторон и не исключают возможности аналогичныхвыходок со стороны казаков по отношению к ингушам.


===================================================


Обзор политического состояния СССР за май 1927 г. (по данным Объединенного государственного политического управления) // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 5. Д. 385. Л. 256-302. Заверенная копия.




67.   Сунженский округ. В стц. Нестеровской (казаки), где ощущается сильный недостаток в воде, постановлением общего схода было решено приблизить к станице русло речки Султанки. В связи с этим около 100 человек казаков явились на работу по очистке и проводке русла, которое должно проходить на протяжении трех верст по земле, принадлежащей ингушам с. Алхасты. Ингуши категорически запротестовали и не допустили казаков к очистке русла, мотивируя это затоплением речкой их участков. Среди казаков растет большое недовольство и они говорят: «Если б это сделали мы, то власть вступилась бы за ингушей. А теперь видно, что мы у советской власти являемся пасынками, а ингуши сынками».




==============================================


========================================


Ибрагимбейли Хаджи Мурат раскритиковал идею мирного сожительства между ингушами и казаками
9-10 сентября 1989 года
2 съезд ингушского народа

"2 съезд ингушского народа часть 3"

https://youtu.be/5ocGaf041A8


--------------------------------------------------------------




---------------------------------------------------------------

Сборник оперативных справок СОУ ОГПУ по отдельным районам Советского Союза. Не ранее 15 марта 1930 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 679. Л. 181-319. Подлинник.

К концу Уразы в мечети с. Ялхорой при большом стечении населения выступали мулла и бандитский главарь (оба ингуши) с открытой антисоветской агитацией, с призывом к организованному выступлению против русских. В результате собравшимися была принята присяга «Живыми русским не сдаваться, бороться до последней капли крови» (выступавшие мулла и бандит сообщили собравшимся, что якобы в Чечню и Ингушетию прибывают русские войска «для уничтожения мулл и всех мусульман»). Собравшиеся вооружились и выставили засады вокруг селения.

Спровоцированные ялхороевцы послали гонцов в соседние аулы с призывом присоединиться «для борьбы с русскими». В результате одновременно с Ялхороем приняли присягу 6 соседних сел, в том числе и Галанчож. Во всех селах, принявших присягу, сельсоветы распущены, руководят общественной жизнью бандглавари.

---------------------------------------------------------------------


Записка по прямому проводу начальника СОУ ОГПУ Е.Г. Евдокимова о политической обстановке в СКК. 23 марта 1930 г. // ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Оп. 8. Д. 257. Л. 145.

Второй район оперирования в Чечне, Галанчожский, на границе с Ингушетией. Здесь обстановка в ходе
операции сложилась значительно серьезнее. Район скотоводческий. Население крайне отсталое, религиозно фанатичное. Родовой уклад чрезвычайно сохранился. Местная власть находилась в руках кулаков, как и кооперация. Район малодоступный. Дорог нет. Внимание областных организаций к этому району было исключительно слабое. Земельные отношения дореволюционные. Много бедноты, граничащей с нищетой, находящейся в кабале у небольшой группы кулаков-ростовщиков. Район является традиционным местом укрывательства бандитов. К началу операции в аулах Ялхорой и прилегающих сосредоточились бандглавари Ингушетии, как уже отмечалось в сводках, которые пытались организовать массовое вооруженное выступление этого района. Сосредоточение наших частей происходило почти повсеместно с боевыми стычками, местами серьезными. Противник строил окопы, устраивая засады. Население из аулов почти полностью уходило. На сегодня основные аулы, в том числе Ялхорой (центр выступления), нами заняты. Бандитские ядра выбиты и концентрируются в районе хут. Хай, что юго-восточнее Владикавказа, в долине р. Асса, находящейся на территории Ингушетии, где ими и была взята в плен застава Ингушской милиции, разоружена и отпущена. На сегодня обстановка в этом районе меняется в нашу пользу. Намечается перелом в настроениях. Население возвращается в аулы. Ряд аулов, как Кий, Медьхосш и другие, в результате разъяснительной политической работы и агентурных мероприятий через секту Кунта Хаджи заявили о своей лояльности советской власти и отказываются от поддержки бандвыступлений. После наших оперативных мероприятий необходимо будет раз и навсегда принять меры хозяйственно-экономического порядка в отношении этого района и усиления соответствующего внимания к нему со стороны областных и краевых организаций. В Ингушетии за исключением пункта сосредоточения бандгрупп в районе отмеченного хут. Хай и мелких бандгрупп в южной части особых проявлений нет. Операция в связи с убийством т. Черноглаза, подчистка бандэлемента, изъятие заложников в известной мере нейтрализовали и северо-восточную часть Ингушетии. (Экажево, Сурхаки, Яндырка).



« Последнее редактирование: 06 Июня 2020, 00:58:19 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #5 : 26 Мая 2020, 00:45:23 »
ДИКАЯ ДИВИЗИЯ


18.03.2004
Ингуши первыми на Северном Кавказе вошли в состав России
...

«Как горная лавина, обрушился ингушский полк на германскую дивизию. В истории русского Отечества не было случая атаки конницей вражеской части, вооруженной тяжелой артиллерией. Менее чем за 1,5 часа железная дивизия перестала существовать. Передайте от имени царского двора и русской армии братский привет отцам, матерям, сестрам, женам и невестам этих храбрых Орлов Кавказа, положивших бессмертным подвигом начало конца германской орде».

Из телеграммы царя Николая Второго, 25 августа 1916 года.

С.ЕМЕЛЬЯНОВА, «Комсомольская правда», 18.03.2004 г., №50 (23237)

http://www.ingushetia.ru/news/001782/

=====================================

Вайнахским братухам от души - царь Колян. Фальшивая телеграмма Николая II.
24 марта 2019

Один из вариантов фальшивки вайнахских фолк-историков. Странно, а почему никто из сочинителей не додумался набрать её старорежимным шрифтом. Или, допустим на мгновение, что такая телеграмма существовала или существует в природе, - снять фото или ксерокопию с неё?




=====================================


Игорь Пыхалов
ДИКАЯ ЛОЖЬ О «ДИКОЙ» ДИВИЗИИ

Романтическая история о подвигах чечено-ингушской конницы в Первую мировую войну такое же враньё, как и сказка о сотнях вайнахов, отстаивавших Брестскую крепость.

ВАШ БРАТАН — КОЛЯН ВТОРОЙ

Вопреки завываниям либералов, дореволюционная Россия никогда не являлась «тюрьмой народов». Мало того, её нерусские подданные зачастую имели больше льгот и привилегий, чем русские. Одной из таких льгот было освобождение от воинской повинности. Не подлежали призыву в русскую армию и горцы Северного Кавказа.

Разумеется, такое положение дел нельзя было признать нормальным. Рассматривая законопроект «О величине контингента новобранцев в призыв 1908 года», комиссия Государственной Думы по государственной обороне справедливо отметила: «Несмотря на все особенности народностей, не несущих до сих пор высокой обязанности обороны государства, такое положение вещей не должно продолжаться, так как оно препятствует слиться всем этим народностям в одно прочное государство и несправедливо обременяет остальное население России в жертвах для обороны государства» (Сиднев. Призыв национальностей /  / Война и революция. 1927. № 5. С.116).

Увы, воинская повинность для горцев, как и для прочих «угнетённых нацменьшинств» была введена лишь при Советской власти. В царское же время дальше депутатской болтовни дело не пошло. Даже после начала 1 й мировой войны вместо призыва русским командованием была создана добровольческая Кавказская туземная конная дивизия, вошедшая в историю под неофициальным названием «дикая дивизия», состоявшая из шести конных полков, объединённых в три бригады: 1 я — Кабардинский и Дагестанский полки, 2 я — Татарский и Чеченский, 3 я — Ингушский и Черкесский.

До сих пор наряду с чечено-ингушской обороной Брестской крепости и сожжением бериевскими палачами аула Хайбах во время депортации 1944 года, одним из самых популярных сюжетов вайнахского фольклора является разгром ингушским полком «Дикой дивизии» «Железной дивизии» немцев:

«Отдельный эпизод фильма посвящён разгрому ингушским полком знаменитой немецкой «железной дивизии», которая считалась гордостью кайзеровской армии. В поздравительной телеграмме Николая II так описывалось это сражение: «Как горная лавина обрушился ингушский полк на германскую «железную дивизию». В истории русского Отечества… не было случая атаки конницей вражеских частей, вооружённых тяжёлой артиллерией… Менее чем за полтора часа перестала существовать «железная дивизия», с которой соприкасаться боялись лучшие войсковые части наших союзников… Передайте от моего имени, царского двора и от имени всей русской армии, братский привет отцам, матерям, жёнам и невестам этих храбрых орлов Кавказа, положивших своим бессмертным подвигом начало конца германским ордам» (Долгих И. «Дикая дивизия» крупным планом /  / Российская газета. 24 января 2006. № 12 (3978). С.7).

Сразу режет глаза «братский привет» Николая II. Последний император России — всё же не попавший на царский трон управдом Бунша из комедии «Иван Васильевич меняет профессию», со своим: «Очень приятно, царь…» Этикету Николай был обучен с детства и никогда не общался с подданными в таком панибратском стиле. Кроме того, он изучал и русскую историю, в которой отмечено немало случаев именно атаки конницей вражеских частей, вооружённых тяжёлой артиллерией. Например, 13 марта 1814 года в битве при Фер-Шампенаузе русская кавалерия, при некоторой поддержке прусской и австрийской конницы наголову разгромила два французских корпуса, потерявших 8 тысяч человек только пленными и 75 орудий из 84 имевшихся к началу боя.

ДЕЛЁЖКА ФАЛЬШИВОЙ СЛАВЫ

Рассказывая о феерическом подвиге «Дикой дивизии», ни один из авторов даже не пытается сослаться на дореволюционные газетные публикации или на архивы, что сразу наводит на мысль о фальшивке. Стеная о мифическом сожжении Хайбаха (И. Пыхалов «Местечковые страсти в чеченских горах», «Спецназ России» № 4, 2004 год), чеченолюбивые сказочники ещё могут отбрехиваться тем, что документы об этой «операции» наследники сталинских опричников прячут в какой нибудь особенно особой папке наисверхсекретнейшего архива, однако здесь такой номер не пройдёт. Подобная телеграмма Николая II, если бы она действительно существовала, мало того, что не являлась секретной, но и подразумевала обязательное публичное оглашение. То есть, была бы непременно опубликована в газетах того времени, а также отложилась бы в доступных исследователям архивных фондах. Но там ничего нет.

Мало того, внимательное изучение гуляющих по российским СМИ версий «царской телеграммы» позволяет проследить весьма забавную эволюцию мифа о подвигах «Дикой дивизии». В его первоначальном варианте, процитированном выше, речь идёт о подвиге одного лишь ингушского полка:

«Как горная лавина обрушился Ингушский полк (заметим, по известной причине, осетинского полка в Дикой дивизии не было — Прим. ред. «Ангушта») на Германскую Железную дивизию. В истории Русского Отечества, в том числе нашего Преображенского полка, не было случая атаки конницей вражеской части, вооружённой тяжёлой артиллерией: 4,5 тыс. убитых, 3,5 тыс. взятых в плен, 2,5 тыс. раненных, менее чем за полтора часа перестала существовать дивизия, с которой боялись соприкасаться лучшие войсковые части наших союзников, в том числе Русской Армии.… 25 августа 1915 года». (Крымов М. Вспомнит ли Родина подвиги своих сыновей? /  / Ангушт. Январь 2002. № 18).

Просто поразительно, сколько дел могут натворить несколько сотен ингушских всадников за неполных полтора часа! Понятно, что чеченцы тоже захотели свою долю славы и немедленно её получили.

«Как горная лавина, обрушился ингушский полк на германскую дивизию. Он незамедлительно был поддержан Чеченским смертоносным полком. В истории русского Отечества… не было случая атаки конницей врага, вооружённого тяжёлой артиллерией… 25 августа 1915 г.» (Брусиловский М. Ислам, который мы потеряли /  / Политическое православие. Стратегический журнал. № 2. М., 2006).

«Чеченский смертоносный полк» — это круто, но всё равно остаётся ощущение неправильности. Чеченский народ куда многочисленней ингушского. Не подобает младшему брату лезть вперёд старшего. В результате получается очередной вариант, вышедший в опубликованном «Мемориалом» сборнике сочинений, присланных старшеклассниками на проводимый этим обществом ежегодный Всероссийский исторический конкурс. Автором славной для обоих братских народов версии стала ученица 10 го класса школы № 1 села Гелдаган Курчалоевского района Малика Магомадова.

«По рассказам дедушки, Али Магомадова, у прадеда было много наград за проявленные храбрость и героизм. Магомед участвовал в разгроме вайнахскими полками Железной дивизии немцев. В архиве моей семьи хранится копия телеграммы Верховного главнокомандующего русской армии — царя Николая II — от 25 августа 1916 года, направленная генерал-губернатору Терской области господину Флеймеру. В ней говорится следующее: «Как горная лавина обрушился чеченский полк на Германскую железную дивизию. Он немедленно поддержан ингушским полком. В истории русского Отечества, в том числе и нашего Преображенского полка, не было случая атаки конницей вражеской части вооружённой тяжёлой артиллерии — 4,5 тысячи убитыми, 3,5 тысячи взяты в плен, 2,5 тысячи раненых. Менее чем за 1,5 часа перестала существовать «железная дивизия», с которой соприкасаться боялись лучшие воинские части наших союзников, в том числе и русской армии. Передайте от моего имени, от имени царского двора и от имени русской армии братский сердечный привет отцам, матерям, братьям, сёстрам и невестам этих храбрых орлов Кавказа, положивших своим бессмертным подвигом начало концу германских орд. Никогда не забудет этого подвига Россия. Честь им и хвала. С братским приветом, Николай II» (Быть чеченцем: Мир и война глазами школьников. М., 2004. С.77).

Вот теперь всё в порядке. Правда, генерал-губернатором Терской области носил фамилию Флейшер, а флеймер — это человек, попусту и не по теме болтающий в Интернете, но не стоит обращать внимание на такие мелочи. Главное, показан братский боевой союз чеченцев и ингушей при руководящей и направляющей роли чеченского народа. Обнаружился и «документ» — копия царской телеграммы в архиве Магомадовых. Желающие могут съездить в Курчалоевский район и лично с ней ознакомиться. Или хотя бы попросить родителей Малики надрать ей уши за враньё.

ВАЙНАХСКАЯ БАЙКА С ОДЕССКОГО ПРИВОЗА

Есть известный одесский анекдот. Встречаются на Привозе два еврея и один другому говорит: «Вы слыхали? Абрамович выиграл на бирже 20 тысяч». «Во-первых, не Абрамович, а Рабинович, — поправляет его собеседник. — Во-вторых, не на бирже, а в преферанс. В-третьих, не выиграл 20 тысяч, а проиграл 500».

Рассматривая разные версии сказочки о «Дикой дивизии» сразу вспоминаешь этот анекдот. Обратите внимание, как гуляет дата: то 1915 й год, то 1916 й. Встречается и 26 августа вместо 25 го. При этом авторов, датирующих телеграмму 1915 м годом, ничуть не смущает тот факт, что Брусиловский прорыв (во время которого якобы и произошёл этот «подвиг») состоялся год спустя!

Ещё смешнее получилось с «Железной дивизией»… Соединение с таким названием у немцев действительно было, но воевало оно в Гражданскую войну против частей Красной армии в Прибалтике. А в Первую мировую, в составе германской армии имелась 20 я пехотная брауншвейгская Стальная дивизия. Когда 17 (30) июня 1916 года немецкие и австро-венгерские войска начали контрнаступление против русского Юго-Западного фронта, 4 я австро-венгерская армия, усиленная 10 м германским корпусом, должна была прорвать центр 8 й русской армии фронтальным ударом. По странному совпадению немецкой Стальной дивизии противостояла 4 я стрелковая Железная дивизия будущего командующего белогвардейскими войсками на юге России генерал-лейтенанта А. И. Деникина. В течение пяти дней безуспешных атак 10 й корпус понёс тяжёлые потери, в его полках осталось по 300 400 штыков.

Полки Деникина основательно потрепали Стальную дивизию, но чеченцы с ингушами здесь совершенно не при чём. Во время Брусиловского прорыва «дикая дивизия» находилась совсем в другом месте, входя в состав 9 й русской армии. При этом в штурме вражеских позиций горцы вообще не участвовали:

«Каких либо особо выдающихся успехов за это время в действиях Туземной дивизии нельзя отметить» (Литвинов А. И. Майский прорыв IX армии в 1916 году. Пг., 1923. С.68).

Лишь 28 мая (10 июня), через 8 дней после начала русского наступления, одна бригада Кавказской туземной дивизии приняла участие в преследовании противника (две другие бригады оставались в тылу). А 30 мая (12 июня) в преследовании участвовали уже две из трёх бригад «Дикой дивизии», но результаты преследования оказались куда скромнее упомянутых в «телеграмме». Да и рубали горцы в основном уже разгромленных русскими войсками в беспорядке бегущих солдат австро-венгерской империи, которые часто сами только и мечтали побыстрей оказаться в плену.

В своё время, разоблачая фальшивку про якобы сожжённый Хайбах, я обратил внимание, что чеченский аул назван «местечком», что заставляет думать о появлении её автора на свет в черте осёдлости. Вот и тут складывается впечатление, будто сказку о «Дикой дивизии» сочинил какой нибудь гешефтмахер с Привоза. В самом деле: дивизия не Железная, а Стальная, потрепали её не вайнахи, а русские, да и в самой Кавказской дивизии чеченцы с ингушами составляли едва треть. В мае 1916 года перед началом Брусиловского прорыва дивизия насчитывала 4200 шашек. Всего за время войны через её ряды прошло около 7 тысяч горцев, из которых вайнахи составляли два полка из шести. Всего чеченцы с ингушами дали русской армии по тысяче с небольшим человек. Многие её бойцы действительно сражались храбро, но в целом роль «Дикой дивизии» была весьма невелика, особенно если вспомнить, что на фронте тогда с обеих сторон сражалось порядка двухсот дивизий.

«ТОЛЬКО СТЕКЛО РАЗБИЛ, А ОН УЖЕ КРИЧИТ!»

Личный состав «дикой дивизии» отличался низкой дисциплиной и любовью к воровству: «На ночёвках, и при всяком удобном случае, всадники норовили незаметно отделиться от полка с намерением утащить у жителей всё, что плохо лежало. С этим командование боролось всеми мерами, вплоть до расстрела виновных, но за два первых года войны, было очень трудно выветрить из ингушей их чисто азиатский взгляд на войну, как на поход за добычей. С течением времени, однако, всадники всё больше входили в понятие о современной войне, и полк к концу войны окончательно дисциплинировался и стал в этом отношении ничем не хуже любой кавалерийской части» (Марков А. В Ингушском Конном Полку /  / Военная Быль. Издание общекадетского объединения. Париж, 1957. № 22. С.9).

«Как уже упоминалось выше, первые два года войны было очень трудно внушить всадникам понятие об европейском способе ведения войны. Всякого жителя неприятельской территории они считали врагом, со всеми из этого вытекающими обстоятельствами, а его имущество — своей законной добычей. В плен австрийцев они не брали вовсе и рубили головы всем сдавшимся.

Поэтому редкая стоянка полка в австрийской деревне обходилась без происшествий, особенно в начале войны, пока ингуши не привыкли к мысли, что мирное население не является врагом и его имущество не принадлежит завоевателям.

Помню, как в один из первых дней моего пребывания в полку не успели мы, офицеры, расположиться на ужин на какой то стоянке, как по деревне понесся отчаянный бабий крик, как только могут кричать галичанки.

— Ра-туй-те, добры люди-и-и…

Посланный на этот вопль дежурный взвод привел с собой к командиру сотни всадника и двух дрожащих от страха «газду и газдыню». По их словам, оказалось, что горец ломился в хату, а когда его в неё не пустили, то он разбил окно и хотел в него лезть. В ответ на строгий вопрос есаула горец возмущённо развёл руками и обиженно ответил: «Первый раз вижу такой народ… ничего взять ещё не успел, только стекло разбил, а… а он уже кричит» (Марков А. В Ингушском Конном Полку /  / Военная Быль. Париж, 1957. № 23. С.5).

«Не лучше было отношение ингушей и к казённой собственности. Долгое время в полку не могли добиться того, чтобы всадники не считали оружие предметом купли и продажи. Пришлось даже для этого отдать несколько человек под суд, за сделки с казённым оружием. В этой области также дело не обошлось без бытовых курьёзов. Так, в одной из сотен заведующий оружием, производя ревизию, не досчитался нескольких винтовок из запасных. Зная, однако, нравы горцев, он предупредил командира сотни, что рапорта не подаёт, а приедет снова через несколько дней для новой ревизии, за каковой срок сотня должна пополнить недостачу. Сотня меры приняла и в следующий приезд заведующего оружием, он нашел десять винтовок лишних» (Марков А. В Ингушском Конном Полку /  / Военная Быль. Париж, 1957. № 24. С.6 7).

И ещё показательный факт. Во время формирования «дикой дивизии» никто из горцев не соглашался идти в обоз, считая службу там унизительной. В результате обозные команды пришлось составить из русских солдат. Оно и понятно. Для того и существует славянское быдло, чтобы выполнять зазорные для гордых джигитов хозяйственные работы.

ВКУС ВИРТУАЛЬНОЙ ХАЛВЫ

Вклад чеченского и ингушского народов в 1 ю мировую войну ничтожен, даже если рассматривать его относительно их численности. Это подтверждается и демографическими данными. Как известно, после тяжёлой войны вследствие потерь обычно наблюдается нехватка мужского населения. Однако в тогдашней Чечне мы видим прямо противоположную картину. Согласно переписи 1926 года, население Чеченской области насчитывало 159 223 лиц мужского и 150 637 женского пола (Основные статистические данные и список населённых мест Чеченской автономной области на 1929 30 год. Владикавказ, 1930. С.7).

«Империалистическая и гражданская войны за период времени 1914 1920 г. довольно резко нарушивших почти повсеместно, стабилизировавшее в мирное время, соотношение полов, заметного влияния на половой состав населения Чеч. Области не оказали. Чечня не подлежала массовой мобилизации в империалистическую войну, а участие в Гражданской носило лишь эпизодический характер» (Там же. С.12).

При этом в соседнем Сунженском округе по данным той же переписи проживало 14 531 лиц мужского и 15 583 женского пола.

«Превышение женской части в населении Сунжи, состоящего исключительно из казаков, принимавших активное участие как в империалистической, так и в Гражданской войнах, вполне понятно» (Там же).

Но может быть, отважные джигиты толпами рвались на фронт, а зловредное царское правительство их не пускало? Отнюдь. Основная масса горского населения вовсе не спешила записываться в «дикую дивизию». За 1914 1917 гг. каждый из её полков получил по четыре пополнения. Однако уже третье пополнение начала 1916 года «не вполне удовлетворяло требованию», а набор затянулся из за недостатка добровольцев. При этом волонтёров давали в основном бедные горные общества, в то время как зажиточные плоскостные аулы их «почти не давали». В результате, как выразился заместитель командира кадра запаса дивизии подполковник Н. Тарковский, пришлось прибегнуть к «некоторому давлению»: вербовщики спускали горским обществам разнарядку, предоставляя местным старейшинам самим принуждать свою молодёжь «добровольно» вступать в ряды дивизии (Безугольный А. Ю. Народы Кавказа и Красная армия. 1918 1945 годы. М., 2007. С.30 31).

Попытка же призвать гордых сынов гор на оборонные работы и вовсе закончилась скандалом. Наместник Кавказа и командующий Кавказским фронтом великий князь Николай Николаевич-младший 9 (22) августа 1916 года поспешил отправить своему венценосному родственнику обширное письмо, в котором призывал Николая II отказаться от своего намерения. Привлечение горцев к принудительным работам, отмечал великий князь, «равносильно в глазах многих мусульман унижению их достоинства», поскольку противоречит национальным традициям местного населения, от веку воинственного (но почему то не спешащего на фронт. — И. П.) и презрительно относящегося к физическому труду. Дескать, уже имеются сведения о насмешках в адрес горцев со стороны армян.

По единодушному мнению губернаторов и начальников областей Северного Кавказа, в случае проведения такой мобилизации среди горцев начнётся массовое дезертирство мужского населения в горы, вооружённые мятежи, нападение на русскую администрацию, порча железных дорог, нефтепромыслов и тому подобный криминал. В результате вскоре мобилизация была приостановлена, и попытки её возобновить более не предпринимались. Интересно, что автор цитированной выше книги, господин Безугольный трактует действия царского правительства как итог «невежества и равнодушия военных властей в национальном вопросе», «грубый, сугубо практичный подход» (Там же. С.35), «полное пренебрежение к самолюбию горцев» (Там же. С.37).

То есть страна ведёт тяжёлую войну с внешним врагом, русские солдаты гибнут сотнями тысяч, а власти должны ублажать самолюбие отсиживающихся в тылу «горных орлов», не желающих ни воевать, ни работать на оборону! Зато пиарить липовые подвиги орлы и поддерживающая их прогрессивная интеллигенция — мастера. Вопреки известной восточной пословице, от многократного произнесения слова «халва» во рту всё таки появляется иллюзорный привкус сладкого. Массированная и наглая пропаганда исторических фальшивок приводит к тому, что они уже перешли в разряд «общеизвестных фактов», бездумно повторяемых российскими обывателями. Как это сделал год назад решивший блеснуть эрудицией бывший лидер партии «Родина» Дмитрий Рогозин:

«Я читал телеграмму государя императора губернатору Терской области по поводу разгрома Железной дивизии во время первой мировой войны ударами ингушского и чеченского полков Дикой дивизии. Для меня это было откровение! Наследники горцев, абреков, которые сначала 50 лет воевали против могущественной русской армии — победительницы Наполеона, и вдруг стали служить престолу, государю императору и великой стране, совершая подвиги во славу России. Почему об этом никто не говорит?» (Что мешает русским и кавказцам жить в мире и согласии? /  / Комсомольская правда. 10 июля 2007).

Не волнуйтесь, Дмитрий Олегович. Говорят. Ещё как говорят! Язык — он, как известно, без костей. А стыдиться своего невежества среди российской интеллигенции не принято.

http://www.specnaz.ru/article/?1307


=====================================

Этот эпизод также раскритикован в "Исторический маразм Кремля и «Болота» [Россией правят двоечники!]" Нерсесова Юрия Аркадьевича

"Дикая дивизия была ударной группой Брусиловского прорыва"

https://history.wikireading.ru/220814


=================================

Азамат Албаков
4 д.  ·
Прошло более двух месяцев с того момента, как вышло видео чеченского историка Амина Тесаева, с названием "крушение мифа: телеграмма царя ингушам".
Мотивом, толчком для создания ингушами этого мифа, как понимается из слов автора, послужила их зависть по отношению к героическим действиям чеченцев, произошедших в другой день. О которых, видимо, Амину не терпелось рассказать... Что-то связанное с Брусиловским прорывом.
Но вот незадача: ни в книге Базоркина, ни в телеграмме о нем - ни слова. И возникает вопрос: зачем, развенчивая ингушский миф, говорить о чеченском подвиге, который в этом мифе не фигурирует?
Вообще, думаю, Амину было бы целесообразнее -  да и честнее - просто напросто процитировать Игоря Пыхалова, который ещё в 2008 году разоблачил этот миф... за целых 12 лет до "разоблачения" Амина. Без всяких отсылок к Брусиловскому прорыву. И завершить своё видеоразоблачение словами благодарности Пыхалову.
Мы же вернёмся к военным действиям начала 21 века. Нам стало ясным, что основой обсуждаемого мифа явилась телеграмма Мерчуле, в которой он докладывал о подвиге ингушей в бою против немцев. А основой для истории в художественной (!) книге Базоркина явились как раз те же самые боевые действия ингушей, выбивших немцев из деревни Езераны.
Итак, приведём отрывок из архивного источника, чтобы у людей имелось представление о том, как там всё обстояло на самом деле....

«... В этот день было забрано сил 109 пленных при одном офицере, заколото свыше 230 и взято 5 тяжелых германских орудий. Пленные принадлежали к двум ротам 48 и 56 германских пехотных полков, обе эти роты по показаниям пленных были частью уничтожены Ингушами, остальные взяты в плен.
Ингуши потеряли: смертельно раненым командира 4-й сотни поручика Базоркина, ранеными прапорщиков Божко и Попова. Всадников убито 18, ранено около 36, лошадей выбыло около 60.
Это славное конное дело завершило успех достигнутый 41 корпусом в течение дня и разрушило последние надежды противника на возврат потерянных позиций, заставив его спешно отойти на его укрепленную позицию к востоку от Тлумача.»

      РГВИА.  Ф.3530. Оп. 1.  Д. 150. Лл. 392–395 с об.

Действительно, надо признать что не было никакой элитной, легендарной "Железной дивизии". И телеграммы царя тоже не было. Как и чеченцев, которые первыми пришли на выручку ингушам, когда те подверглись опасности быть уничтоженными. Ведь так было в книге Базоркина? Но на то она и художественная. Сам, Идрис Базоркин, по всей видимости, питал по отношению к чеченцам только хорошие чувства. Иначе, вряд ли бы обставил дело таким образом в своем произведении. Там, где в действительности ингуши разгромили немцев.

А теперь отрывок из книги "Из тьмы веков":

«Весь полк уже рубился.
Но к немцам, попавшим под удар, бежали роты и батальоны соседних полков. Они обходили конницу справа и слева, останавливаясь и стреляя. Над ингушами нависла угроза… Полки «дикой дивизии», стоявшие в лесу, видели все. Но команды не было.
— Чего же мы ждем? — крикнул, кто-то в рядах чеченцев. — Дать, чтобы их истребили?.. — И, выхватив саблю, человек вынесся из леса. За ним пошел весь полк. Новая лава всадников в золотистых башлыках ударила на врага.
По авангарду отступавшей «Железной дивизии», который пытался вернуться через мост к своим, прямой наводкой обрушили огонь батареи донских казаков, вставших на открытую позицию.
Земляные смерчи опустошали колонны противника. Дым и пыль заволокли небо. Боевые порядки немцев расстроились, командиры потеряли управление. И все же рассеянные пехотинцы вновь сбегались в группы и продолжали сопротивляться. К полю боя подошла конница Татарского и Дагестанского полков.»


Вот это сражение, по мнению Тесаева, главный сюжет книги ингушского писателя. В котором содержится описание разгрома ингушами самой элитной части немецких войск. Что значит "главный сюжет книги"? Может имелось ввиду сюжетная линия? Или то что сражение занимает центральное место в романе? Главное событие? И где самый разгром? В любом случае, видно, человек не то что книгу, он не удосужился прочитать даже 1-2 страницы. На крайняк, не прочитал даже описание в интернете.
Как итог, немного нелепое и претенциозное выступление.

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1339730836362892&id=100009779645700

https://youtu.be/5Z6kJ_IIH1k?t=264

Руслан Йоулой
Здесь Амин говорит, что еще во времена написания "Из тьмы веков", "ТЕКСТ ЭТОЙ ТЕЛЕГРАММЫ ходил в обществе и был актуален"
Но где там ТЕКСТ ТЕЛЕГРАММЫ??
« Последнее редактирование: 08 Сентября 2020, 18:07:06 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #6 : 10 Августа 2020, 23:24:29 »
О походе Абхазова















============================================


ПОТТО В. А. - "КАВКАЗСКАЯ ВОЙНА"
ТОМ V.


Задача, поставленная теперь перед Абхазовым, заключалась в обеспечении Военно-Грузинской дороги от разбоев соседних народов. Соображая взаимное положение между [147] собою этих племен, Абхазов решил устремиться сперва на восток, чтобы смирить ингушей, и затем уже обратиться к прочному покорению Осетии. Последнюю цель предполагалось хранить до времени в величайшей тайне, чтобы лишить осетин предлога помогать кистинам или джерахам. Но Абхазов смотрел на это дело иначе. Таугарские старшины приглашены были им во Владикавказ, и, когда в числе их явились даже такие лица, как Беслан Шанаев, — князь Абхазов с тем прямодушием, которое отличало все его действия, объявил, что русские войска, усмирив беспокойных ингушей, вступят и в их землю, но вступят не для стеснения их привилегий, а, напротив, чтобы ввести среди них гражданственность, порядок и обеспечить права и собственность каждого. Речь эта имела такой успех, что сорок осетинских старшин тут же вызвались участвовать с русскими войсками в походе. Это обстоятельство настолько подорвало противную партию, что она не решилась уже открыто стать на сторону наших врагов, но, тем не менее, на совещании у Беслана Шанаева постановила встретить русских на пороге своей земли оружием.

Обеспечив себя со стороны таугарцев и поручив назрановскому племени наблюдать за дальними ингушами, Абхазов 8 июля выступил из Владикавказа двумя колоннами: левая, под начальством подполковника Плоткина 12, (баталион пехоты, астраханская сотня и 4-ре орудия) пошла к галгаям; правая, при которой находился сам генерал Абхазов (два баталиона, сотня линейных казаков и также 4-ре орудия), — к Кайтукину посту, за которым начинались земли кистин и джерахов.

9 июля, как только колонна Абхазова перешла на правый берег Терека, тотчас же завязалась перестрелка. В джераховском ауле Калмикау засели кистины, [148] пришедшие сюда из своего ущелья, и между союзниками не замедлила произойти серьезная распря. Джераховцы хотели положить оружие, а кистины выгнали их вон из их же деревни и объявили, что будут защищаться одни. Абхазов приказали начать атаку. Но едва войска тронулись вперед — кистины бежали и были горячо преследуемы, как осетинами, так и линейными казаками, до тех нор, пока страшная крутизна гор не остановила кавалерию. Тогда конницу сменили егеря, и кистины окончательно рассеялись. Слабое сопротивление неприятеля показывало, что дух горских народов уже подорван. И, действительно, едва отряд вступил в Кистинское ущелье, как большая часть населения изъявила покорность. Только немногие из фамилии Льяповых, да жители Обина отказались дать аманатов, — и Абхазов решил наказать их оружием. 11-го июля войска, усиленные еще грузинскою милицией, пришедшей от Казбека и истребившей по пути фамильный замок Льяповых, стояли уже перед Обином.

Все окрестные высоты, были заняты неприятельскими скопищами. Но попытка кистин защищаться привела лишь к тому, что линейные казаки и осетины опять успели заскакать им в тыл, и неприятель, попав между двух огней, понес большие потери. Обин был сожжен, кистины смирились. В это самое время пришло известие, что левая колонна встретила сильное сопротивление у галгаев, и Абхазов немедленно двинулся туда на помощь. Слухи оказались однакоже преувеличенными. Дело заключалось в том, что Плоткин, встретив у д. Бахчатура сильное неприятельское скопище, состоявшее из галгаев, галашевцев, алхонцев и других племен, не решился к ночи переходить овраг, прикрывавший фронт неприятельской позиции, и отложил атаку до рассвета; 11-го же июля войска быстро овладели вершиной Сугулама, и галгаи тотчас выслали в лагерь своих аманатов. Плоткин привел их к присяге, [149] и теперь шел на соединение с правой колонной.
Легкость покорения ингушевцев превзошла самые смелые расчеты Абхазова; даже незначительные сопротивления, встреченные войсками при Калмикау, в Обине и на Сугуламе, не изменили общей картины этого счастливого для нас похода. Через неделю войска уже возвращались обратно на Терек. Погода до этого времени хорошая, теперь совершенно испортилась, начались туманы, пошли дожди, и дороги в горах так разгрязнились, что движение по скользким тропам, проложенным над кручами, сделалось крайне опасно. Войска шли медленно, небольшими переходами, принимая везде заявление покорности, — и если эта покорность не была чистосердечна и искренна, то все же она должна была надолго сдержать хищные инстинкты населения. Носились слухи, что где-то собираются шайки, но о них мало заботились, полагая, что несколько фанатиков не могут изменить общего настроения народа. Так дошли до Обина. Здесь был назначен привал; но еще войска не успели разбить бивуака, как из селения вдруг раздались ружейные выстрелы — и трое солдат были ранены. Рота Севастопольского полка, посланная с одним орудием очистить деревню, ничего не могла сделать горсти кистин, засевшей в крепкую башню. Тогда, не желая напрасно тратить людей, Абхазов приказал ночью подвести подкоп под самые стены, — и утром башня, вместе с своими защитниками, взлетела на воздух. Замечательно, что предводитель шайки Маркуст Бекаев, известный своими наездами на Военно-Грузинскую дорогу, был выброшен взрывом из башни и найден живым под грудами развалин. Этим эпизодом окончилась экспедиция в землю ингушевцев.



=====================================


ЧУДИНОВ В.

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ ПОКОРЕНИЕ ОСЕТИН


II.

ЭКСПЕДИЦИЯ В СЕВЕРНУЮ ОСЕТИЮ.


Причины экспедиции и обстоятельства их породившие. Жизнь и быт народа до 1830 г. Вооруженные силы. Стратегические пути. Цель экспедиции. Приготовления. Инструкция. Рекогносцировка. Состав отряда г. м. кн. Абхазова. Выступление. Действия правой колонны. Приведение к покорности джераховцев, кистин и галгаев. Действия левой колонны. Соединение колонн, и возвращение во Владикавказ. Приведение к покорности тагаурцев. Поиск к куртатинцам. Результаты экспедиции. Устройство страны. Наказание с. Кобани. Заключение.

...
Всеми хищничествами и беспокойствами мы преимущественно были обязаны тагаурцам, которые жили на запад от военно-грузинской дороги, по реке Гизельдону и ее притоку Геналдону. Но сведениям, представленным г. м. кн. Абхазовым, временно начальствовавшим в 1830 году «управлением владикавказского коменданта», они населяли до 27 деревень, в которых было 1100 дворов. По образу жизни они далеко опередили своих соседей: были богаче и имели некоторый гражданский порядок. Разделялись они на три сословия: 1) фамилии старшин, 2) фарсалаки или вольные люди и 3) кавдасарды или подвластные крестьяне. Земля принадлежала фамилиям старшин, которых считалось до 10-ти; фарсалаки отчасти имели собственные земли, но более нанимали их у старшин; кавдасарды были подвластны старшинам. Споры и междоусобия решались судом посредников, избранных от каждой стороны; в случае не решения спора, стороны были обязаны являться во Владикавказ к правительству. Но это редко случалось, потому что самоуправство и кровомщение не совсем заглохли. Тагаурцы с своими соседями куртагинцами и чемитинцами, обитавшими по реке Фиагдону, жили не совсем в согласии; но с джерахами делили деньги и другое достояние, отнимаемое у грузинских и армянских купцов на военно-грузинской дороге. Вера старшин была магометанская, а у остальных большею частью христианская, но заглохшая и номинальная. Фарсалаки были более расположены к нам, чем старшины, несмотря на то, что многие из [81] последних, для поощрения других, были произведены в офицеры. В 1820 году, когда персияне начали действовать на чеченцев при помощи Нох-хана, то последний, через своего агента муллу Магомета маюртунского, возмущал не только Чечню, но даже и осетин. Мулла служил хану усердно, распространял прокламации, ублажал народ обещаниями и всегласно восхвалял персиян за щедрость. Но в непродолжительном времени прежде всех других обществ открыли глаза ингуши, которые убедились, что мулла лгун и плут; они поспешили отвязаться от него и перешли на нашу сторону, но тагаурцы думали и действовали иначе. В декабре 1826-го года семь представителей их, и среди них главные возмутители, старшины Шенаевы и Тулатовы, отправились вместе с муллою к Нох-хану, были приняты с удовольствием, обласканы и, слегка поощренные персидским золотом, обещали хану возмутить всех остальных соплеменников. Последние, подстрекаемые этими бунтовщиками, тотчас усилили свои хищничества и районом их избрали, конечно, военно-грузинскую дорогу. Увещания владикавказского коменданта полк. Скворцова остались втуне, вследствие чего, опасаясь поголовного возмущения среди тагаурцев, а за ними, легко может быть, и других обществ, он составил команду охотников из 3-х унтер-офицеров и 60-ти рядовых и постоянно держал засады на всех выездах из гор, а также у мостов, которые, по слухам, осетины намеревались разрушить, усилил конвой проезжающих и т. д. (Донесение полковника Скворцова 31-го декабря 1826 г. № 2745.). Это сильно ограничило своеволие тагаурцев, и они волей-неволей в конце 1827-го года прислали своих старшин с испрошением прощения за свои прошлые проступки и обязались жить с [82] нами в мире и добром согласии. Некоторое время они, действительно, по возможности исполняли свое обещание, но с 1829 года...

… «в Осетии, после непродолжительного периода сравнительной тишины и спокойствия, вновь начались враждебные волнения против русской власти. Как в прежние годы, они обусловливались теми же причинами: в районе военно-грузинской дороги — у одних обывателей тягостями натуральных повинностей, у других стеснением хищничества и т. п. Даже осетины алагирского и куртатинского ущелий, бывшие до этого времени спокойными подданными русской власти, отчасти примкнули теперь к враждебному движению против нее своих соплеменников».

За свое вероломство тагаурцы прежде всего были лишены права изымать с проезжающих какую бы то ни было пошлину, а затем вызвали графа Паскевича и на более решительные меры.

Главными пособниками осетин были ингуши, жившие к востоку от военно-грузинской дороги, в верховьях рек Ассы, Сунжи, Камбилеевки, по большой Кистинке или Макалдону, впадающему против кайтукинского поста в р. Терек. По долине реки Ассы жили карабулаки, в верхнем течении ее — галгаи или дальние ингуши, а при выходе Ассы из гор — галашевцы и алхонцы. Карабулаки населяли 44 деревни, в которых считалось до 2500 дворов; галашевцев и алхонцев насчитывалось до 150 дворов, а галгаев 28 деревни, в которых было до 550 дворов. Джерахи, составлявшие семь деревень (свыше 50 дворов) и кистины пятнадцать деревень (до 809 дворов) населяли долину большой Кистинки. Джерахи происходили от смеси осетин с кистинами и говорили на осетинском и ингушском языках, а все остальные народы были кистинского племени и говорили на кистинском, т.е. ингушском языке. Из них карабулаки, [83] галашевцы и алхонцы принадлежали к колену арштхоев и жили по соседству с чеченцами. Самыми неспокойными и непокорными были собственно кистины, часть которых в начале июля 1827 года даже входила в состав скопищ дагестанцев, под предводительством Алдама-швили, предпринявшего набег на Тушетию через селения перикительского общества.

Из всех ингушских племен мы могли положиться лишь сколько-нибудь на назрановцев, населявших 100 деревень, в которых насчитывалось до 4000 семейств. Деревни эти расположены были от истоков реки Сунжи до Преградного Стана, а две из них — Бекоева и Абрекова (до 70 дворов) лежали по реке Камбилеевке. Назрановцы доказали приверженность свою нашему правительству, участвуя с нами в 1825-м году при усмирении чеченцев, с которыми до 1830-го года находились в сильной вражде.

Все эти племена жили в селениях малодоступных, — и притом только летом; селения же эти лежали в глубоких, тесных, скалистых и окруженных снеговыми горами ущельях. Сакли были построены из камня на извести; в каждой деревне находилась одна или несколько башен. В случае нечаянного нападения, часть жителей, укрывшись в башне, оборонялась до прибытия соседей. У галашевцев и карабулаков сакли были отчасти построены из дерева, а некоторые из них врыты в косогор и имели вид землянок. Джерахи, кистины и галгаи могли выставить до 1000 вооруженных людей, а галашевцы, алхонцы, акинцы и прочие племена могли им прислать в случае нужды еще другую тысячу. Гражданского устройства у них не было никакого, и члены одной и той же семьи, занимая обыкновенно одно селение, были все равны и независимы друг от друга. Вера — смесь [84] христианства с идолопоклонством; вместо священников народ имел волхвов и гадателей. Назрановцы, карабулаки и галашевцы исповедовали магометанскую веру омаровой секты — и то не строго.

Дороги, предстоявшие для движения нашего отряда, в 1830 году к джерахам, кистинам и галгаям, были следующие: первая вверх по реке Ассе. Эта дорога до жилищ алхонцев была удобопроходима для арб, но далее, за неимением мостов, весьма плоха. Долина Ассы по нижнему течению довольно широка, берега отлоги, покрыты густым лесом и имели отличные пастбища. От алхонцев ширина долины на расстоянии 25 верст не превосходила 100-300 шагов; кроме того, горы здесь высоки, покрыты лесом и идут по обеим сторонам реки; броды бывают только зимою. При входе в землю галгаев долина реки снова расширялась и образовывала огромную поляну. От Преградного Стана до галгаев считалось до 70-ти верст. Вторая дорога пролегала вверх по реке Сунже от назрановского укрепления до ее истоков (в 15-ти верстах от Владикавказа), и через высокие и крутые горы на Ассу к алхонцам, а от них по первой дороге в землю галгаев. От Назрана до галгаев считалось около 70-ти верст. Дорога представляла огромные затруднения при переходе из долины р. Сунжи в долину Ассы, почему доступна была только для легких вьюков. Третья дорога шла от Владикавказа вверх по камбилеевскому лесистому ущелью через деревню Бекоеву (10-12 верст от кр. Владикавказа) и мимо деревни Абрековой (15 вер. от кр. Владикавказа). До первой деревни она была удобна для арб; далее же, пролегая через голые горы к кистинским селениям Бешти (50 верст) и Лалаги и к галгаевскому селению Ахшхаль, весьма затруднительна, и удобна только для вьюков. Дорога эта длиною [85] около 50 верст. От Владикавказа вверх по правому берегу Терека пролегал четвертый путь, который возле нового редана поворачивал влево и через ущелье р. Конхур выходил на Тарскую долину к Абрекову хутору. Тарская долина орошалась ручьем, впадающим в Камбилеевку, и служила прекрасным лагерным местом. От Абрекова хутора дорога через камбилеевское ущелье шла к кистинским селениям Бешти и Косрахи и от того же хутора через урочище Бохчотур горами к галгаевскому селению Ахшхаль, возле которого спускалась к реке Ассе. Путь этот удобен был только для легких вьюков. От Абрекова хутора шла дорога в долину Ассы, к Преградному Стану. От кайтукинского поста вброд через Терек пролегал пятый путь, на протяжении 45 верст, в джераховское ущелье. Брод проходим был только летом и зимою. Этот путь был удобен только до с. Валакау, а оттуда до с. Лалаги пролегал труднопроходимою тропою и по косогорам вверх по ущелью; затем далее, до галгаевской деревни Ахшхаль, на р. Ассе, он был опять исправен и достаточно удобен, так что даже не затруднял движения горных орудий. К тагаурцам же вели две дороги: одна от Ларса и Чеми в верхний Саниб (15 верст), с малою разработкою удобопроходимая для арб; из Саниба через сел. Кани в сел. Даргавз; от него между селениями Ламардон и Какадур по голым возвышенностям на Фиагдон к селению Дзеваре-Кау (12 верст). Последнее пространство не представляло особых препятствий для прохода легких орудий. Вторая дорога — вверх по Гизельдону к селению верхнее Кобани была удобна для арб; от последнего через селение Даргавз (20 верст) и Какадур (17 верст) и через хребет гор она шла в трусовское ущелье; дорога эта требовала разработки даже для арб. [86] Кроме того, от Балты она шла к слиянию рек Гизельдона и Геналдона, откуда через селение Кобани, потом чрез небольшое ущелье и незначительный хребет выходила к сел. Гижи на р. Фиагдоне.

Несмотря на эти пути, во многих местах почти непроходимые для отряда, в особенности в тридцатых годах, гр. Паскевич не остановился в своей решимости относительно экспедиции, цель которой, по его всеподданнейшему донесению, состояла…

... «в обеспечении военно-грузинской дороги от грабительства и шалостей окрестных горных жителей, а именно — джерахов, кистин, галгаев и тагаурцев, и приведении их к должному повиновению, а также в учреждении между ними некоторого гражданского устройства; для узнания страны и обозрения условий местности, с целью убедиться, насколько они пригодны обеспечить большую дорогу от набегов».

Отряду, собранному во Владикавказе, под начальством г. м. кн. Абхазова, было предписано: усмирить сперва джераховцев, кистин и галгаев, привести их к покорности и устроить у них гражданский порядок, а потом сделать поиск в землю тагаурцев. Перед выступлением была отправлена к джераховцам, кистинам и галгаям прокламация, в которой объявлено, что войска идут в их страну не для войны, а для приведения ее в устройство, и приступят к военным действиям только тогда, если они сами дадут к тому поводы. Прежние их шалости прощались, так как правительство имело в виду, что их разбои и грабежи происходили от невежества и нужды. Правительство, по словам прокламации, вместе с тем желало узнать их быт, чтобы впоследствии, если они будут достойны, улучшить его. Добровольно покорившихся обещано было оставить нетронутыми; но тех, которые осмелятся взяться за оружие — истребить без пощады с их семействами и [87] имуществом. Каждый выстрел с их стороны, сказано в прокламации, «будет стоить жизни не только семейству, но и целой деревне», почему предложено было «непокорным смириться и остаться в своих домах, не подвергая себя наказанию». Прокламация эта была отправлена с благонадежным переводчиком. Тагаурцам же было объявлено, что для них настало время бросить шалости и обратиться к мирной и порядочной жизни; что одно гражданское устройство может обеспечить права и собственность всех и каждого, и что к этому будет приступлено с сохранением обоюдных польз правительства и их самих; что начальство, исполняя волю Монарха, прибегает в последний раз к кротким мерам, «чтобы сделать из них граждан истинно полезных и достойных счастья именоваться подданными русского Государя». Для обеспечения фланга и тыла отряда во время действий против джерахов и кистин были призваны во Владикавказ назрановские и тагаурские старшины. Через них была объявлена назрановцам благодарность за преданность русскому правительству и спокойствие, и дан им совет поступать так и впредь; велено им принять меры, чтобы не допустить чеченцев и арштхоев пробираться через их землю в пределы России, равно не принимать к себе беглецов, скрывающихся от руки правительства, и этим устранить от себя всякое подозрение в тайном с ними сношении и участии. На них же возложено было наблюдение за поведением алхонцев и галашевцев, с которыми они находились в родственной связи; всем отличившимся назрановцам была обещана награда. Так как некоторые из тагаурских старшин изъявили желание служить вместе с русскими войсками против неприятеля, то начальник отряда г. м. князь Абхазов допустил к тому 40 человек; другие [88] же, и в особенности Беслан Шенаев, выказав при том мнимую покорность, по уходе из Владикавказа тотчас приступили к сбору мятежников, чтобы не допустить отряд проникнуть внутрь тагаурского ущелья.

Одновременно с этим, для действий войск была преподана кн. Абхазову такого рода инструкция: отряд, оставив тяжести во Владикавказе и взяв 15-ти-дневное продовольствие отчасти на людях, отчасти на вьюках, и полное число патронов, должен выступить двумя колоннами, согласно указанному выше направлению. Первая должна была направиться к кайтукинскому посту, перейти Терек и войти в джераховское или кистинское ущелье; вторая же назначалась прикрывать ее движение с левого фланга и наступать из Владикавказа через Абреков хутор на с. Бошти. Обе колонны во время следования обязывались поддерживать связь и содействовать друг другу, а по усмирении джераховцев и кистин соединиться и обратиться на галгаев. Абхазову велено взять от всех селений аманатов, привести жителей к присяге, устроить у них гражданский порядок и, собрав сведения возможно полные о стране и дорогах, возвратиться во Владикавказ, где распустить войска. Чтобы развлечь внимание горцев, живущих по ущелью Кистинки (Макалдона), и заставить их ожидать наступления отряда с другой стороны, было предписано ген. ад. Стрекалову собрать в Казбеке небольшую милицию, которой впоследствии вступить в состав отряда. Милиция должна была угрожать кистинам со стороны гудошаурского ущелья, но не вступать в их землю. В действиях против горцев предписывалось князю Абхазову быть осторожным и не оставлять позади себя селений, не взяв от них аманатов; щадить добровольно покоряющихся; быть строгим с непокорными и возмутителями; располагать в тылу, где нужно, военные команды для [89] безопасности отряда и быть во всех действиях решительным. Кроме того, ему вменялось в обязанность сберегать людей и, где возможно, избегать действия оружием; при проходе через деревни соблюдать строжайший порядок и дисциплину. Люди во время похода должны были иметь на себе патроны и провиант и быть по возможности налегке, оставив ранцы с манерками, портупеи и штыковые ножки в штаб-квартирах, так как не приходилось далеко удаляться от Владикавказа. Для взрывов башен и каменных сакль был приготовлен порох, который предполагалось иметь при отряде на одном или двух вьюках. По невозможности прикомандировать к отряду сапер, было приказано образовать саперные команды из армейских солдат, выбрав знающих плотничное и столярное ремесло, и снабдить их шанцевым инструментом. Для облегчения движения солдат по горам отряд был снабжен 300-ми горными подковами и башмаками (Предписание генерала Емануеля князю Абхазову 21-го июня 1830 года за № 375.).

Между тем, князь Абхазов узнал, что тагаурцы, получив сведения о предполагаемой против них экспедиции, отправляют свои семейства в дальние горы, укрепляют подступы к селениям, посылают старшин во Владикавказ узнать волю правительства на счет своей судьбы и, страшась наказания, изъявляют желание переселиться на равнины, лишь бы русские войска не вступали в их ущелья. Он донес об этом Емануелю (3-го июля № 9.) и получил от него предписание такого рода:

«Принимать строгие меры против непокорных и возмутителей; сих последних, если того будут требовать крайние обстоятельства — истреблять, но преимущественно стараться забирать их [90] в плен со всеми семействами; с мирными же жителями обращаться кротко, восстановить между горцами гражданский порядок и положить конец хищничествам и разбоям. Кроме того, внушите тагаурцам, что правительство не заставляет их оставлять жилища и переселяться на равнины против желания, но требует совершенной покорности и исполнения приказаний начальства. Так как цель экспедиции состоит в том, чтобы узнать нужды жителей и доставить им способы к улучшению быта, то предложение их переселиться на равнины, с тем только, чтобы войска не вступали в их пределы — не может ни в каком случае быть принято. Взять от жителей присягу с обязательствами, чтобы войска наши имели свободный проход в их земле и расположение по саклям, если это потребуется; чтобы население охраняло и отвечало за жизнь небольших команд и одиночных людей, пришедших к ним в селение; чтобы ни под каким видом не были пропускаемы и укрываемы хищники от кары закона; чтобы были выданы скрывающиеся беглецы, пленники и бесписьменные люди (Предписание князю Абхазову 17-го июля 1830 года № 148.).

Князь Абхазов получил эту последнюю инструкцию уже на походе, куда он выступил 8-го июля. В тот же день, по предварительному с ним соглашению барона Ренненкампфа, генерального штаба штабс-капитан Ковалевский получил в селении Эдиси предписание отправиться в верхние ущелья Ардона и узнать о настроении жителей. Он выехал в трусовское ущелье через главный кавказский хребет, а оттуда в закское и нарское, в деревни Чебата, Нары и Генати. Близ горы Зикары Ковалевский перешел обратно кавказский хребет и спустился в джамагское ущелье. 14-го июля он прибыл в джамурское селение Баджино.

В селении Заки штабс-капитан Ковалевский был очень миролюбиво и дружелюбно принят собравшимся [91] народом, которому он объявил благодарность г. м. Ренненкампфа за мирное и тихое поведение, дал им наставление, как вести себя на будущее время, и потребовал от старшин проводников к куртатинцам. Старшины сначала не хотели исполнить его просьбу, отговариваясь неимением лошадей; но после настоятельных его требований объявили, что не решаются взять на себя ответственность за безопасный проезд к куртатинцам, между которыми было сильное волнение, и советовали отложить это намерение. Ковалевский, узнав, что в числе собравшихся находятся куртатинцы, вызвал их, подарил им несколько червонцев, сказал, что имеет бумаги от г. м. Ренненкампфа к их старшинам, и просил сопровождать его в их жилища. Куртатинцы объявили, что все они поклялись не принимать к себе ни русских, ни писем от них, и содействовать тагаурцам, которые, как им известно, встретили уже войска с оружием в руках. Ни просьбы, ни убеждения, ни обещания, ни ласки не могли склонить упорных, которые, наконец, в дерзких выражениях высказали, что они решились скорее умереть, чем покориться власти русских, и что, понимая цель поездки Ковалевского, не допустят совершить ее и убьют его на дороге. Штабс-капитан Ковалевский волей-неволей уступил необходимости и поехал в селение Нары.

Здесь он также был встречен народом с особенным вниманием и с изъявлением нам преданности. Пользуясь этим, Ковалевский прочел жителям письмо генерала Ренненкампфа, в котором он благодарил их за добровольное вооружение против кешельтцев, сообщил им некоторые сведения о цели экспедиции против горцев и приказал не давать у себя убежища разбойникам и беглецам. Нарцы отвечали, что они со времен [92] Императрицы Екатерины были всегда покорны воле правительства и в доказательство своих слов представили бумаги, писанные им от управлявших Грузиею, а также несколько манифестов, письма от окружных начальников и свидетельство о принятии присяги в 1801 году, хранившиеся в церкви; вместе с тем они показали ему двух раненых в перестрелке с кешельтцами близ Зикары и, наконец, изъявив, что для них прискорбно сомнение правительства в их поведении, просили сообщить высшему начальству: 1) удостаивать их хоть изредка своими письмами, которые, служа им знаком отличия пред другими и одобрением, были весьма драгоценны для них; 2) дать им в начальники военного русского чиновника, которому обязывались выстроить дом и выдавать содержание, какое будет приказано; 3) содействовать им к определению в школы детей; 4) устроить у них суд; 5) разрешить им собрать милицию для отбития скота у куртатинцев, если бы последние вздумали спасаться от преследования русских в закское ущелье; 6) так как явным разрывом с кешельтцами они лишились ближайшего для них пути из Нары в Цхинвал, куда ежегодно ездили для сбыта скота и закупки некоторых вещей, то приказать джамагцам не препятствовать им проходить по дороге из Генати в Цхинвал через Джамаг (Рапорт Ковалевского Ренненкампфу 14-го июля 1830 г. № 31.). Просьбы эти были исполнены, и к нарцам был отправлен моурав, а, для охранения жителей и для поддержания всех дальнейших наших среди них распоряжений, в селение Нары отправлена рота Херсонского гренадерского полка. Вообще же, поездка штабс-капитана Ковалевского выяснила, что жители северной Осетии по ущельям рачинском, зругском, генатском, закском [93] и по реке Ардону до устья мамисонского ущелья, известные нам в то время под одним названием нарцев (От слова нарты — богатыри.), более других привержены к русскому правительству (Рапорт Стрекалова Емануелю 19-го июля 1830 г. № 155.). Маленькая экспедиция Ковалевского, и в особенности расположение к нам столь значительного общества, находившегося в тылу отряда Абхазова, вполне развязывало последнему руки и доставляло ему возможность действовать сосредоточеннее и решительнее.

В состав отряда князя Абхазова вошли следующие войска: два батальона Севастопольского пехотного полка (956 н. ч.), сводный батальон из 9-й роты 89-го, 7-й роты 40-го егерских полков, 1-й роты 5-го и 3-й роты 6-го линейных кавказских батальонов (всего 543 штыка), сотня Астраханского казачьего полка (96 н. ч.), сотня Горского линейного казачьего полка (92 н. ч.), 4 горных единорога и 4 кегорновых мортирки 5-й резервной батарейной роты 21-й артиллерийской бригады. Отряд собрался в крепости Владикавказе 4-го июля 1830 года. Для обеспечения своего движения по ущелью реки Макалдона, которое населяли джерахи и кистины, он прикрывался грузинскою милициею, собранною в Казбеке.

Выступление войск последовало 8 июля, в два часа пополудни, после молебствия, двумя колоннами. Действия правой колонны, состоявшей из сводного батальона, 2-го батальона Севастопольского пехотного полка, сотни Горского линейного казачьего полка, двух горных единорогов и двух кегорновых мортир, под личным начальством князя Абхазова, заключались в следующем: двинувшись сперва по левому берегу Терека, она, вечером, с незначительными задержками, достигла кайтукинского поста, и [94] так как темнота и незнакомая дорога не позволяли следовать дальше, то расположилась лагерем. Ночь прошла без тревог. В четыре часа утра авангард стал переходить на правый берег Терека по заранее устроенным мостам. Едва совершилась эта переправа, и голова авангарда стала приближаться по кистинскому ущелью к джераховскому селению Калмикау, как из ближайших сакль раздалось несколько ружейных выстрелов. Посланный в аул ингушский старшина, бывший при отряде, объявил кистинам, занимавшим селение вместе с джераховцами, что русские не сделают им никакого зла, если они положат оружие и примут присягу; но увещание на кистин не подействовало, и мало того — они даже подстрекали жителей селения, понуждая их к вооруженному сопротивлению. Однако джераховцы оказались благоразумнее своих гостей и не приняли их предложения. Тогда кистины выгнали их из селения, овладели им сполна и быстро стали укрепляться. Это побудило кн. Абхазова ввести в дело оружие. Для атаки аула он разделил отряд на две колонны и открыл артиллерийский огонь. Под прикрытием его, колонны спустились в овраг, перерезывающий дорогу, а стрелки с тагаурскими старшинами зашли с фланга. Кистины, дав несколько беспорядочных выстрелов и видя невозможность защищаться, очистили селение и бежали в горы. Они были преследуемы сначала казаками Горского линейного полка, а потом, по весьма крутым высотам, где нельзя было пройти кавалерии, егерями 40-го егерского полка, которые, несмотря на град камней, гнали их до вершины хребта. Появление егерей на высоком и малодоступном гребне произвело сильное впечатление на горцев, которые при этом не досчитались у себя нескольких человек убитыми и ранеными. Заняв Калмикау, князь Абхазов [95] оставил в нем одну роту пехоты, для обеспечения своего тыла и сообщения, а также и для прикрытия моста на бурном Тереке, а с остальными войсками двинулся к селению Валакау по трудным тропинкам кистинского ущелья, где пришлось не только орудия, но даже и вьюки переносить на руках. На бивак у Валакау явились джераховские старшины, приняли присягу и выдали в залог своей верности аманатов. Только немногие из фамилии Льяновых отказались присягнуть на верноподданство и присоединились к жителям селения Обин. Последние в продолжение всей ночи беспокоили колонну своими выстрелами. На другой день г. м. князь Абхазов послал в Обин и в Валакау доверенных людей с увещаниями смириться и принять присягу, но жители отказались и даже решились задержать следование колонны вверх по ущелью. Такая дерзость возмутила отрядного начальника, и он решил наказать их.

Колонна, с грузинскою милициею, которая была вытребована из Казбека для облегчения войск и для розысков неприятеля, скрывавшегося в горах и в лесах, разделившись на две части, двинулась по обоим берегам реки Кистинки или Макалдона к селению Обин. Движение по весьма дурной дороге было затруднительное и медленное. На пути следования отряд предал огню жилище Льяновых и перед вечером достиг деревни Обин, в которой жители подожгли свои сакли, и расположился на ночлег. Во время следования горцы беспокоили отряд ружейными выстрелами, а ночью даже подкрадывались к лагерю. На рассвете 11-го июля все высоты возле Обина были усеяны неприятельскими скопищами, а дорога из селения, проходившая узенькой тропинкой по карнизу крутой горы в селение Гераки, была загромождена завалами; на склонах же горы были приготовлены камни, чтобы [96] скатывать их на проходящие войска. Перед выступлением отряд совершенно разорил селение Обин и сжег мосты на р. Кистинке, чтобы лишить возможности неприятеля, находившегося на обоих берегах, взаимной помощи и поддержки. Едва только авангард, составленный из грузинской милиции, егерской роты и единорога, выступил из селения, как на него понеслись неприятельские пули и камни. Это, однако, не остановило милиции, которая, разделившись на две части, и будучи подкреплена егерями, смело полезла на высоты. Удачные действия единорога, поставленного на склоне горы, способствовали быстрой атаке милиции на фронт завалов, которые в то же время были обойдены с фланга егерями. Одновременная атака заставила кистин оставить их и бежать в горы. Авангард, вместе с артиллериею, преследовал их, а тагаурцы, с частью линейных казаков, устремились наперерез неприятелю и нанесли ему значительный урон. Наши войска потеряли в этом деле убитым одного портупей-прапорщика, ранеными — дворянина казбекской милиции и трех нижних чинов и контуженым одного рядового.

После этой неудачи, у неприятеля пропала охота препятствовать следованию войск, и едва они начинали взбираться на высоты, как он немедленно оставлял их. Действия наши заставили, наконец, кистин отправить старшин к начальнику отряда с просьбою о пощаде и помиловании и с выражением желания выдать аманатов. Изъявив на это согласие, князь Абхазов двинулся к селению Гераки и здесь привел кистин к присяге. Покончив, таким образом, с кистинами, отряд выступил из Гераки в землю галгаев, чтобы этим движением обеспечить левую колонну, следовавшую под начальством подполковника Плоткина, и явиться в тылу у [97] неприятеля, который, по сведениям, преграждал путь левой колонне. Страшно дурная дорога, а в особенности глубокий овраг близ селения Косрахи, задержали войска, которые к вечеру с большим трудом достигли селения Куля. Здесь явились старшины верхней Кистии с испрошением помилования; вместе с ними пришли депутаты от ближних галгаевских селений с изъявлением покорности, и уведомили, что деревни, расположенные по реке Ассе, послали уже своих старшин и аманатов к начальнику левой колонны.

Левая колонна выступила из Владикавказа в составе 1-го батальона Севастопольского пехотного полка, сотни Астраханского казачьего полка, двух горных единорогов и двух кегорновых мортирок, под начальством командующего Севастопольским пехотным полком подполковника Плоткина. Она двигалась по правому берегу Терека, в долину речки нижний Конхур. Достигнув сел. Бекоева, отстоящего в 10-12 верстах от Владикавказа, войска расположились на ночлег в трех верстах за селением, на высоте, к которой с правой стороны прилегает урочище Гергеч. На другой день колонна перешла в сел. Абреково, а 10-го июля, в четыре часа утра, переправясь через реку Камбилеевку, двинулась к урочищу Бохчотур. Дорога, поднимаясь на крутые горы и потом ниспадая по их скатам, была удобна, только для прохода ишаков с легким грузом, вследствие чего она вызвала значительные исправления, после которых артиллерию все-таки приходилось нести на руках. Вблизи Бохчотура, на высотах Сугулам, Плоткин заметил скопище осетин, которое, видимо, решилось преградить ему дальнейший путь. От проводников он узнал, что оно состояло преимущественно из верхних ингуш, число которых постепенно увеличивалось, и одни из них занимали вершину, [98] а другие спускались в лес, покрывавший высоты, где и устраивали засады. Желая знать наверно численность неприятеля, а равно принимают ли участие в этом восстании алхонцы и галашевцы, подполковник Плоткин послал к скопищу двух надежных проводников, которые вернувшись, донесли, что алхонцы и галашевцы, действительно, принимают участие в восстании и возбуждают ингуш к упорной обороне. Такое обстоятельство, в связи с дерзостью осетин, угрожавших отряду, а также опасение быть отрезанным и медлительностью дать возможность горцам усилиться еще более, заставили Плоткина проложить себе дорогу силою оружия. Он приблизился к краю глубокого оврага, отделявшего его от неприятеля, и здесь приостановился. 11-го июля, в три часа утра, он приказал роте пехоты, с кегорновою мортиркою, спуститься в овраг и осторожно подняться на склоны Сугулама. Рота незаметно двинулась вниз, но когда стала подниматься по скатам горы, то вдруг на половине ее была встречена сильным ружейным огнем. Плоткин, видя опасное положение роты, послал ей немедленно в подкрепление другую роту и поддержал атаку их обеих артиллерийским огнем из единорогов и мортиры. Стрелки, «с ружьями наперевес и с барабанным боем, при криках ура», дружно ударили на неприятеля, сбили его с вершины Сугулама и обратили в бегство. Удаление его было настолько быстрое, что он второпях не успел захватить с собою запас чуреков и подсошек для цельной стрельбы. Высота тотчас была занята подошедшими войсками, и только густой туман, к сожалению, препятствовал преследовать горцев и избавил их от полного поражения (Рапорт Плоткина Абхазову 14-го июля № 652.). [99]

Князь Абхазов, узнав в селении Куля от галгаевских депутатов о занятии Сугулама, тотчас послал приказание Плоткину держаться на этой сильной позиции и ожидать дальнейших распоряжений. Получив же затем сведения от Плоткина, что через час по занятии горы к нему явились старшины селений Таргим и Ахшхаль, прося пощады и покровительства, и что он взял от них трех аманатов и обещание не беспокоить колонну при дальнейшем движении, кн. Абхазов велел ему двигаться к селению Таргим на соединение с правою колонною. Успокоившись же таким образом на счет левой колонны, он тотчас привел к присяге старшин и жителей верхней Кистии, кроме селения Суван (Шоан), состоявшего из 8 дворов и не хотевшего ни присягать, ни выдать аманатов, ни прислать старшин. Так как спешить было некуда, то вслед затем г. м. князь Абхазов, сделав небольшой переход, остановился у селения Бешти, которое лежит на границе из кистинской или макалдонской долины в долину реки Ассы. Переночевав, он вступил на другой день в землю галгаев и расположился лагерем на р. Ассе, против селения Таргим. Хотя по пути он не встречал вооруженных горцев и их противодействия, но деревни везде были пусты, а жители, стада и имущество были спрятаны в горах и лесах. Присягнувшим старшинам было объявлено, что они обязаны вернуть жителей в их дома, так как невозвращение и укрывательство в горах будут свидетельствовать о нерасположении населения к правительству и о недоверии к отряду, пришедшему узнать его нужды и страну им обитаемую.

Получив приказание кн. Абхазова, подполковник Плоткин двинулся в пять часов утра, 14-го июля, на соединение с правой колонной. Дорога была очень дурная, [100] узкая и перерезана массою оврагов, расщелин и рытвин. Колонна шла преимущественно по косогорам, высоко над рекою Ассою, и только поздно вечером прибыла в Таргим. Войска, соединившись близ этого селения, стояли лагерем на реке Ассе почти два дня. За это время были приведены к присяге еще и другие галгаевские деревни, из которых только две — верхний и нижний Суль, расположенный на противоположном берегу Ассы, отказались прислать старшин. Такое упорство вынудило князя Абхазова сжечь обе деревни. При исполнении этой экзекуции, кавалерия захватила двух пленных. Один из них, осмелившийся произвести выстрел и схваченный с оружием в руках, был засечен шпицрутенами насмерть, а другой, пройдя сквозь строй через пятьсот человек один раз, отпущен на волю для удостоверения своих земляков, что нет пощады сопротивляющимся воле русского правительства. Старшинам же всех селений были посланы особые приказы, в которых излагалось, в чем именно состоит эта воля, а равно обязанности жителей перед начальством. Эти приказы как будто бы понравились населению, и оно при обратном следовании отряда само представляло избранных им старшин и требовало еще подобных приказов (Донесение Абхазова Емануелю 20-го июля № 725.), из чего можно было заключить, что дела по приведению галгаевцев и кистин к присяге и по усмирению непокорных были окончены. Но, в сущности, такое явление было, действительно, только кажущимся, и князь Абхазов свидетельствует о нем так:

«Хотя мы и принимали выражение покорности и выслушивали заявления в раскаянии и преданности, но все это сопровождалось какою-то боязнью, тревогою и не отличалось искренностью — [101] может быть потому, что не было это убеждением населения, а вызывалось нашим давлением и понуждением».

Это замечание князя Абхазова не замедлило оправдаться.

17-го июля отряд двинулся обратно к Тереку. Ему предстояло два пути: тот, по которому шла правая колонна, и другой по ущелью Гергеч, отделяющийся от селения Куля в Абреков аул. Оба они представляли неимоверные затруднения, которые усложнялись еще вследствие туманной и дождливой погоды, разгрязнившей почву до невылазности; но так как первый из них был знакомее, то выбор пал на него. Пройдя к селению Суван, жители которого отказались выдать аманатов и прислать старшин, кн. Абхазов предал его огню. При приближении к разоренному селению Обин, отряд был встречен ружейным огнем кистинами, укрепившимися в уцелевшей башне и за развалинами. Из последних их скоро выбила штыками рота Севастопольского пехотного полка, при помощи одного орудия; но действия артиллерии по башне не принесли никаких результатов, а пехота, несмотря на все старания, не могла поджечь ее. Тогда начальник отряда, во избежание лишней траты времени и людей, решил взорвать башню вместе с ее дерзкими и вероломными защитниками. Подкоп был начат ночью, под руководством офицеров генерального штаба, и продолжался до половины следующего дня. 19-го же июля, ровно в 12 часов, башня, с ближайшими к ней каменными саклями, взлетела на воздух и под развалинами погребла отчаянных защитников, исключая главного виновника восстания Маркуста Бекоева, который, совершив воздушное путешествие, был найден живым под грудой камней и взят в плен. Мы потеряли трех рядовых и двух лошадей ранеными. Во всех других [102] селениях, кроме сожженного по пути Байна, отряд при обратном следовании находил семейства, мирно занимавшиеся работами и хозяйством. Войска сохраняли самую строгую воинскую дисциплину, и никто из жителей не был обижен.

Переправившись через Терек по мостам, едва лишь наполовину уцелевшим от сильной прибыли воды, отряд двинулся во Владикавказ, чтобы отдохнуть, оправиться, запастись провиантом и переждать беспрерывные ливни, от которых заболело много людей. Так как горные тропинки, в особенности там, где они пролегали по карнизу скал, сделались весьма трудно проходимы даже для пеших, то отряд имел при себе только одни артиллерийские вьюки и следовал чрезвычайно медленно. Если бы эти дожди застали его в земле галгаев, то он, наверное, по мнению князя Абхазова, остался бы без провианта и не имел возможности двинуться обратно. Тотчас по переходе через Терек грузинская милиция была отпущена в Казбек, хотя и весьма облегчала службу пехоты, занимая дальние высоты, открывая неприятеля и охраняя войска от нечаянных нападений.

Тагаурцы, приписав остановку отряда во Владикавказе робости русских, изменили клятве и вознамерились защищать свои селения. К ним не замедлили присоединиться даже куртатинцы и алагирцы, которых Беслан Шенаев, один из важнейших тагаурских старшин, успел склонить на свою сторону. Значительное скопище всех этих горцев, в числе до 2000 человек, собралось на перевале из долины Терека к деревне Саниб и решило не пропускать войска в свои ущелья. Князь Абхазов хотел выступить против него 21-го июля, но ему помешали дожди, и он остался пока во Владикавказе. Но вслед затем он через лазутчиков узнал, [103] что тагаурцы хотят разрушить мосты по военно-грузинской дороге, чтобы замедлить движение полков 20-й дивизии из Закавказья на линию, а с тем вместе имеют намерение напасть на ларский пост, где было заготовлено продовольствие для отряда на всю экспедицию. Чтобы не допустить их привести в исполнение последний замысел, князь Абхазов отправил сводный батальон, с частью казаков, при одном горном единороге, как для охранения мостов, так и для усиления ларского поста. Конечно, тагаурцы не посмели произвести нападение на Ларс, но зато массами прокрадывались на дорогу и нападали даже на проходящие команды. Дерзость их дошла, наконец, до того, что они атаковали 2-ю бригаду 20-й дивизии, убив и ранив при этом несколько солдат, а когда следовали тяжести этой бригады, под прикрытием двух рот и одного орудия, то они опять повторили свое нападение между Балтою и Владикавказом и в происшедшей при этом свалке убили 6 нижних чинов, ранили двух обер-офицеров и восемь нижних чинов. Но поводу всего этого кн. Абхазов писал Емануелю:

«Я полагал бы полезным наказать ссылкою в Россию без возврата прежних аманатов, данных тагаурцами, совершенно оказавшимися непокорными правительству, и прошу принять мое мнение в уважение, ибо одними только постепенными наказаниями можно обуздать коварный нрав горцев» (Рапорт 26-го июля № 87.).

С тем вместе, не обращая внимания на проливной дождь, он выступил с отрядом 26-го июля и двинулся в тагаурское ущелье через селение Ларс. Владикавказскому же коменданту он приказал выслать один батальон 2-й бригады 20-й дивизии и сотню казаков к гизельскому ущелью или куртатинскому на реку Фиагдон, чтобы [104] отвлечь куртатинцев от тагаурцев, а для охранения мостов на дороге от Балты до Дарьяла отправить две роты. Воспользовавшись отсутствием войск во Владикавказе, в котором остался только караул, тагаурцы стали крайне нахальны, почему владикавказский комендант полковник Скворцов просил командующего войсками на линии, до возвращения отряда кн. Абхазова из похода, поставить в крепости бригаду 20-й дивизии и Черноморский казачий полк (Рапорт Емануелю 28-го июля 1830 г. № 21.).

В ночь с 26-го на 27-е июля князь Абхазов командировал из селения Ларса сводный батальон, два орудия и 50 казаков для занятия крутых высот, по которым пролегает дорога в тагаурские селения, с целью обеспечить дальнейшее движение отряда. Не успел батальон занять эти высоты и выслать цепь стрелков, как последняя была атакована скопищем тагаурцев, куртатинцев и алагирцев в числе 2000 человек, и при их единодушном натиске попятилась назад. Только решительная атака сводного батальона, подкрепленного казаками и войсками из главной колонны, выступившей из Ларса на рассвете, исправила нашу маленькую неудачу и заставила горцев отступить. Преследуемые затем пехотою и артиллериею, они пытались укрыться за сделанными ими завалами, но наши стрелки ворвались туда на их плечах, штыками выбили их оттуда и обратили в беспорядочное бегство. Отряд преследовал их насколько позволяла местность. Поспешное отступление неприятеля доказывало, что он понес значительные потери; с нашей же стороны были убиты: 1 казак и 1 рядовой; ранены: 1 обер-офицер и 5 нижних чинов и контужены: 1 обер-офицер и 2 рядовых. К вечеру отряд достиг [105] селения нижний Саниб, близ которого стал биваком. Это селение оказалось пустым, и жители его удалились на вершины близлежащих гор.

Так как выступление отряда из Ларса было неожиданное, а обстоятельства требовали быстрого движения, то князь Абхазов взял с собою лишь немного кавалерии и четырехдневный запас провианта, который был поднят на казачьих лошадях. Этот провиант приходил теперь к концу, почему за освежением его была послана в Ларс сотня Астраханского казачьего полка, а для охранения отряда от нечаянного нападения высланы на санибский перевал две роты пехоты, при одном орудии. Жителям же Саниба и окрестных деревень через переводчиков и тагаурских старшин, оставшихся верными правительству, было объявлено, что если они не возвратятся к утру в свои дома, то лишатся их вместе с запасами хлеба, а при добровольном смирении и явке получат значительное облегчение своей участи. Объявление это имело желаемое действие: утром 29-го июля жители начали возвращаться, а прибывшие вслед за ними старшины из фамилий Кундуховых и Еленевых на коленях просили помилования. Князь Абхазов потребовал от них немедленного исправления мостов, испорченных мятежниками, безусловного повиновения воле правительства и присягу на верноподданство. Перед вечернею зарею все жители селения Саниба на знаменах Севастопольского пехотного полка присягнули на верноподданство по особому клятвенному обещанию, и только жители селения Генал, несмотря на увещания Абхазова, не соглашались сойти с гор, почему их дома преданы были огню, а хлеб истреблен.

В тот же день явился к князю Абхазову главный виновник восстания тагаурцев Беслан Шенаев и [106] просил помилования. Начальник отряда приказал ему немедленно возвратить жителей селений Кани и Теменикау в их жилища и ожидать его на дороге близ селения Кани, где он может узнать свою судьбу. Затем, выступив из д. Саниба и перейдя реки Фарсидон (Кавридон) и Геналдон по мостам, устроенным самими тагаурцами, отряд прибыл в селение Кани. Здесь князя Абхазова уже ожидал Беслан Шенаев с семью своими сыновьями и еще с несколькими другими мятежниками, из которых «прапорщик Азо Шенаев заслуживал самого строгого наказания». По словам князя Абхазова...

... «сей изменник, участвуя с отрядом в экспедиции против кистин, самовольно удалился по окончании ее из отряда, пристал к мятежникам и угрожал вооружить всех горцев против правительства. Другой, Бита Кануков, заслуживающий также строгого наказания, оставил селение свое, находящееся на равнине, подговорил десять семейств пристать к мятежникам и был ревностным помощником Беслана Шенаева».

Эти оба лица, равно и все остальные, были арестованы. После этого отряд, приведя к присяге жителей селений, лежащих по реке Геналдону и ее притокам, прошел селение Даргавз и расположился на ночлег на реке Гизельдоне. Это селение служило центром тагаурского ущелья и было довольно многочисленно, но к приходу отряда жителей как в нем, так и в близлежащих селениях осталось весьма мало. Зная, что народ покидает свои жилища под влиянием ужасных рассказов о действиях русских войск, и увлечен к неповиновению своими старшинами, князь Абхазов, щадя его жизнь, послал к нему переводчиков с приказанием немедленно вернуться в свои дома. Жители охотно возвращались, и к 1-му августа почти все находились под своим кровом. [107]

Участие куртатинцев и чемитинцев, вместе с тагаурским скопищем, в сопротивлении нашим войскам побудило князя Абхазова сделать поиск в куртатинское ущелье. Отряд, составленный из 6-ти рот Севастопольского пехотного полка, двух орудий и сотни Горского линейного казачьего полка, выступил из лагеря при селении Даргавз 31-го июля и направился через сел. Какадур на реку Фиагдон, протекающую по куртатинскому ущелью. Отряду предписывалось обратить в пепел четыре деревни, жители которых участвовали в возмущении неоднократно, и расположиться на перевале из тагаурского ущелья в куртатинское. Уничтожение селений: Барзикау, Лац, Хидухус и Валасав, быстрое и неожиданное появление русских войск в куртатинском ущелье и суровые меры против непокорных имели сильное влияние на куртатинцев: они немедленно прислали депутатов с просьбой о пощаде и с изъявлением покорности. Князь Абхазов приказал куртатинцам собраться к 8-му августа в селение Даргавз для принятия присяги и выдачи аманатов из лучших фамилий. Требование это было исполнено ими беспрекословно — и после этого им объявлено помилование; но при этом они были обложены податью, и у них учрежден некоторый гражданский порядок. Усмирив таким образом куртатинцев, войска возвратились в сел. Даргавз.

Между тем жители деревень, расположенных по Гизельдону, были также приведены к присяге, исключая селений верхнего и нижнего Кобани, отстоявших в 25 верстах от Владикавказа, которые оставались непокорными. Дорога из Даргавза к этим деревням пролегала по ущелью Гизельдона, которое обрамлено отвесными скалами и местами было не шире четырех сажень; кроме того, быстрый Гизельдон образует здесь ряд каскадов, и на [108] пространстве почти трех верст дорога в Кобани трудно проходима даже для вьюков. При этих условиях, пятьдесят решительных и отважных горцев, взобравшись на скалы ущелья, могли бы нанести большой вред колонне, избравшей эту дорогу — что и воспрепятствовало свободному и скорому движению отряда в деревни Кобани. Когда же селения, лежавшие по реке Гизели, были приведены к присяге, то князь Абхазов, воспользовавшись этим случаем, приказал жителям вооружиться, занять кобанское ущелье и охранять его во время следования отряда, который состоял из сводного батальона, двух рот Севастопольского пехотного полка, двух орудий и сотни Астраханского казачьего полка. Он без выстрела занял деревни Кобани, привел к присяге вернувшихся в дома жителей и разрушил сакли непокорных. После этого он тем же ущельем вернулся в сел. Даргавз.

Все примеры строгости, а в параллель им и кроткое обращение, не имели никакого влияния лишь на фамилию Карсановых, проживавшую в деревне верхний Лaмардон, жители которой не принимали никаких предложений, упорствовали, а также не хотели сойти с гор и принять присягу. Чтобы смирить их, князь Абхазов выбрал 100 человек стрелков из Севастопольского пехотного полка и 25 казаков Горского линейного казачьего полка, при одной мортирке, и приказал им преследовать Карсановых насколько позволит местность. Жилища фамилии Карсановых в селении Ламардоне были преданы огню, башни взорваны, стада отбиты нашими стрелками; но сами они удалились в такие трущобы, куда без значительных потерь с нашей стороны нельзя было заглянуть. Наступившая ночь прекратила преследование, и стрелки вернулись в лагерь. Из числа их в перестрелке с Карсановыми были ранены 5 нижних чинов. [109]

Действия свои в северной Осетии князь Абхазов считал оконченными; поэтому, послав тагаурцам два объявления (приложения III и IV), и поставив над ними особого помощника пристава, он 5-го августа повернул отряд обратно к Владикавказу через деревни Кани, Саниб и Чеми. Это последнее селение находилось на склоне горы, внизу которой проходила военно-грузинская дорога, видневшаяся на дальнее расстояние из селения Чеми, почему оно было намечено пунктом для извещательного поста. Но дело в том, что жители Чеми не были покорны правительству, укрывали хищников, пробиравшихся на большую дорогу, извещая их о проезжающих, и нередко сами принимали участие в грабежах и разбоях. В виду всего этого, а также и двуличного их поведения в последних возмущениях, по распоряжению начальника отряда башни их были взорваны, а самое селение сожжено, и таким образом уничтожен этот притон разбойников. В ночь с 6-го на 7-е августа отряд прибыл во Владикавказ и был немедленно распущен, кроме Севастопольского пехотного полка, 4 горных орудий и 4 кегорновых мортирок, оставленных до окончания приговора над главными виновниками восстания.

И так, экспедиция в кистинское и тагаурское ущелья имела желаемый успех. Войска, преодолев неслыханные препятствия, доказали горцам, что ни отвесные скалы, ни горы, покрытые вечным снегом, не укроют их от справедливого и заслуженного наказания. Впечатление, произведенное на осетин нашим походом, было тем сильнее, что они видели одновременно положение южных осетин, наказанных отрядом г. м. Ренненкампфа. В результате экспедиции кн. Абхазова было следующее: мы положили основание гражданскому порядку, поставив над всеми горцами северной Осетии пристава, с особенной [110] властью и полномочием, и назначив ему в помощь помощника и старшин по деревням; джераховцы, кистины и галгаи обложены были податью по одному барану ежегодно с каждого двора; жители поголовно приведены к присяге, и от всех обществ взяты аманаты: от джераховцев 2, от кистин 16, от галгаев 10, от тагаурцев 14, от куртатинцев 7, от чемитинцев 5; главные виновники восстания схвачены и наказаны: восемь человек из тагаурской фамилии Шенаевых, два галгая и один кистин. При наказании тагаурских жителей было сделано им объявление, чтобы, не имея каждый раз особого разрешения, указанного в билете, не смели ездить по военно-грузинской дороге при оружии. Распоряжение это имело целью обратить их в безусловную покорность и отнять возможность разбойничать по дороге. Начальникам постов было приказано следить за исполнением этого распоряжения, и если у кого окажется оружие, то отбирать его и сдавать в казну. Всякому, отобравшему оружие, назначено было вознаграждение (Дело 2 отд. генер. штаба № 25.). Кроме всего этого, для обеспечения части военно-грузинской дороги, проходящей в недальнем расстоянии от ксанского и джамурского ущелий, была поставлена в этих ущельях рота Херсонского гренадерского полка, чтобы влиять на жителей и помогать соседним постам (Отзыв тифлисского губернатора Ренненкампфу 18-го июля 1830-го года № 148.).


=========================================


14, 15 июня 1830 г. Тиша Йовли и Керда Йовли были взорваны генералом Абхазовым, за отказ жителей этих сёл прислать старшин для присяги и выдать аманатов. Склепы также сильно повреждены. В своём донесении наместник Кавказа Паскевич, военному министру Чернышёву об экспедиции генерал-майора Абхазова против ингушей 31 августа 1830 года под № 565 сообщал:

«В ночь с 14-го на 15-е прибыла в лагерь левая колонна после весьма трудного перехода по карнизу скал, ограждающих р. Ассу. Во время двухдневного пребывания соединенного отряда на р. Ассе, приведены были к присяге на верноподданство деревни галгайские, из коих две Верхние и Нижние Яулы, расположенные на противоположном берегу р. Ассы, отказавшиеся прислать старшин для присяги и выдать аманатов, были сожжены кавалериею, переправившеюся через довольно глубокую и быструю р. Ассу. Кн. Абхазов, избрав старшин в каждом галгаевском селении, возложил на них обязанность передавать приказания правительства народу и доводить до сведения начальства нужды и прошения жителей деревень и начал 17-го июля обратное следование к р. Тереку» [«Акты Кавказской археологической комиссии об Ингушетии и ингушах», 1995.].


=========================================
« Последнее редактирование: 04 Сентября 2020, 01:23:37 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #7 : 10 Августа 2020, 23:25:48 »
Иоганн Бларамберг (1800-1878) "Топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа". М. 2005 , с. 334

"Многие селения были разрушены а часть племен галгаевцев рассеялась в результате измен. В июле 1830 года это племя было подчинено князем Абхазовым, который проник в этот округ с двумя колоннами со стороны Махальдона и со стороны и стока Кумбалея. Но в 1831 году жители убили инспектора и всех служащих. В ответ на это главнокомандующий Отдельным Кавказским корпусом барон Розен вновь прибыл сюда в июле 1832 года и разрушил до основания их поселения. Жители же отступили в недоступные скалы Матхохского и Гайского хребтов, однако часть из них была захвачена и отдана их врагам – тагаурцам. Остальные предпочли умереть с голоду, чем сдаться в плен. Женщины, видя, что им не избежать плена, бросались в бездонные пропасти, предпочитая гибель потере свободы. Эта экспедиция длилась 17 дней и была одной из самых трудных




Далее, в другой главе, Бларамберг пишет, что «презрение к жизни рассматривается (у ингушей) как доблесть, а малейшее проявление страха — как величайший позор. Они предпочитают смерть плену. Их мужество и доблесть разделяют также и женщины, в чем мы могли убедиться во время экспедиций 1830-1832 годов против ингушей высокогорных долин». (с.338)



======================================


ИОГАНН БЛАРАМБЕРГ

Воспоминания о жизни генерал-лейтенанта русской армии И. Бларамберга.


Т. 1-3. Берлин, 1872-1875

...

Тем временем пришел приказ на выступление против тех горских народов, которые жили в долинах и ущельях по обеим сторонам большой военной дороги между Владикавказом и Кайшауром.

Для этого были выделены две группы войск: с северной стороны Кавказа под командованием генерала князя Абхазова и с южной стороны гор под командованием генерала барона фон Ренненкампфа. Капитан Искрицкий и я были командированы к первому из названных генералов и местом сбора назначена крепость Владикавказ.

Князь Абхазов, наш командир, был грузином и совсем молодым офицером. Он выделялся смелостью среди кавказских героев генерала Котляревского в 1812-13 гг.; поскольку при ужасном штурме ЛенКорани 1 января 1813 г. юный прапорщик князь Абхазов получил за мужество Георгиевский крест четвертой степени. Позже он участвовал в нескольких экспедициях против горских народов, а также в персидском и турецком походах под командованием графа Паскевича (1826—29 гг.), от которого он получил чин генерал-майора и который теперь назначил его командиром вышеназванной экспедиции. Он не мог сделать лучшего выбора, поскольку князь Абхазов был отличным солдатом и очень хорошим человеком и командиром, мастером горной войны. Мы должны были вразумить племена кистов, галгайцев, ингушей, тагаурцев и т. д., которые многие годы беспокоили Большую грузинскую дорогу и недавно атаковали персидского шаха Хосрев-мирзу, когда тот возвращался из Санкт-Петербурга в Тегеран.

Во время наших экспедиций князь Абхазов в дружеском кругу у вечерних вечных костров рассказывал нам о различных эпизодах похода Котляревского против персов в 1812 г.; случаи казались невероятными, но были действительно правдивы. Я не могу не думать здесь о штурмах Асландуса и ЛенКорани. Под угрозой нападения персов под командованием Аббас-мирзы на Транскавказ, наш 30-летний герой, [392] тогда уже генерал-майор, только с 1500 пехотинцами, 500 всадниками и 6 орудиями напал на армию Аббас-мирзы, у которого было 30000 воинов, на противоположном берегу Аракса.

В один день, пройдя 70 верст (10 немецких миль), Котляревский со своим маленьким геройским отрядом преодолел Аракс. 19 октября 1812 г. в 8 часов утра, оставив одно из своих орудий в реке, тремя колоннами стремительно напал на высоту, на которой стояла часть персидской армии. Персия, хотя и пораженная внезапным появлением наших войск, хотела удержать высоту, но не смогла выдержать яростной атаки грузинских гренадеров и спешно отступила в лагерь, где Аббас-мирза был занят тем, что старался навести их на врага; но Котляревский не дал ему для этого времени, ударил в штыки на его лагерь, взял его штурмом, захватил 35 фалконет, военное снаряжение и сам лагерь. Многочисленная персидская кавалерия рассеялась во все стороны, также как и часть сарбасов; остальные бежали в близкую крепость Асландус, построенную в устье Дараурт на Араксе и окруженную высокими палисадами и двумя глубокими рвами и считавшуюся персами неприступной. 20-го, с восходом дня она была атакована с разных сторон грузинскими гренадерами и батальоном егерей, после двухчасового жаркого сражения была взята штурмом, в результате которого четыре батальона персидской пехоты (сарбасов) были уничтожены, захвачено 11 орудий и 500 пленных. В результате этой двойной победы персидская армия была практически разгромлена; сам Аббас-мирза едва избежал плена и спасся бегством в Таурус в сопровождении только 20 всадников. Наши потери были только 150 убитых и раненых.

После разрушения крепости Асландус Котляревский направил свой победный путь на крепость ЛенКорань, построенную на юго-западном берегу Каспийского моря и укрепленную английскими офицерами на службе Аббас-мирзы. Она оборонялась 4 тысячами персов под командованием сердара Сеадук-хана. Генерал появился перед крепостью 25 декабря 1812 г., окружил ее и в течение 5 дней использовал все средства, чтобы избежать кровопролития и принудить гарнизон к сдаче, но напрасно. Насколько персы трусливы, как и вообще все азиаты, и на открытой местности не могут выдержать штыковой атаки, настолько же они крепки, защищаясь за стенами. Генерал Котляревский со своим маленьким геройским отрядом в 1500 человек приступил к штурму и 31 декабря издал свой последний и такой знаменитый лаконичный приказ: «Завтра с рассветом начнется штурм. Отступления не будет. Кто отступит, будет казнен». Штурм начался 1 января 1813 г. на рассвете, и после трехчасового ужасного сражения русское знамя развевалось над башнями и стенами ЛенКорани, 2500 персов со своим командиром вместе со всеми офицерами остались на поле битвы, остальные сдались. Только личное мужество и энергия Котляревского, выдержка и стремительность отважных войск смогли преодолеть ужасный штурм, но и потери были велики: 16 штабных и старших офицеров и 325 воинов остались на поле боя, и число раненых было не меньшим. К сожалению и Котляревский окончил здесь свою военную карьеру; во рвах крепости, ведя своих солдат на штурм, он получил выстрел в щеку, который раздробил ему челюсть и сделал мужественного героя непригодным к дальнейшей службе. За двойную победу при Асландусе он получил чин генерал-лейтенанта и георгиевский орден третьего класса за мужество; за штурм ЛенКорани такой же орден второго класса; редкую награду, но достойную его. Котляревский пережил на 40 лет завоевание ЛенКорани; он умер в Крыму в 1852 г. после многолетних, ужасных страданий. Ему удалили 40 костных осколков [393] из головы, и он называл себя живым трупом. Его имя и его дела бессмертны в анналах Кавказа.

Мой товарищ по службе капитан Демьян Искрицкий служил раньше при Генштабе гвардии, но замешанный в историю 14 декабря 1825 г., он был отправлен в гарнизон Орска на реке Урале, затем переведен в Кавказскую армию в 42-й егерский полк, где граф Сухтелен (тогда, в 1826 г., служивший под командованием графа Паскевича) опять отправил его в Генштаб. Он с отличием участвовал в персидском и турецком походах, был очень образованным офицером и отличным человеком; у нас завязалась тесная дружба, которая, к несчастью, была прервана его ранней смертью (1831 г.).

Князь Абхазов покинул Пятигорские воды во второй половине июня, сопровождаемый нами и сотней линейных казаков. Мы ехали по степям и пашням, полям Большой Кабарды, где во многих местах травы были так высоки, что всадник верхом пропадал в них. В первые дни нашего марша мы не видели Кавказских гор, поскольку небо было закрыто облаками. Только когда мы пересекли Малку у Екатеринодара и позже переночевали в станице Пришибской, небо стало проясняться. Когда в 5 часов на следующее утро я встал и вышел во двор дома, где ночевал, я онемел от удивления и восторга: передо мной, как гигантская стена, возвышалась чудесная цепь Кавказа во всей своей красе, освещенная лучами утреннего солнца.

Никогда не забуду минуты, когда я впервые увидел Кавказ. Различные цепи его были окрашены в разные цвета от темно-зеленого до ослепительно белого; оба гиганта Эльбрус (18571) и Казбек (16553) возвышались над остальными снежными вершинами. Как уже сказано, Кавказ с севера выглядит как стена и поскольку [394] Кабардинские и Ногайские степи имеют мало возвышенностей и простираются в длину и ширину на 250 и более верст, то мало какая горная цепь выглядит так импозантно, как Кавказская, если смотреть с севера. Ее южные склоны и ущелья, хотя и тоже грандиозные, менее живописны и протянулись через большую часть Грузии до Армянских гор. В крепости Владикавказ на Тереке мы подготовились к предстоящей экспедиции. Войска собрались: 2 батальона Севастопольского полка, 4 роты 39-го и 40-го егерских полков, 5-ый и 6-ой Кавказские линейные батальоны, 200 линейных и астраханских казаков, общим числом 2065 человек, и с ними — 4 трехдюймовых горных пушки и 4 маленькие мортиры.

Мы с Искрицким проводили наше свободное время в гостеприимном доме коменданта генерала Скворцова, где мы были приняты как члены семьи. Старшая дочь, Апполинария, незадолго до этого приехавшая из Института благородных девиц в Петербурге, была счастлива иметь возможность с кем поговорить по-французски и помузицировать, а мать делала нам замечания, когда мы пропускали один день и не посещали ее дом. Здесь все уже носило кавказский отпечаток; крепость кишела мальчиками со стрижеными головами; здесь были юные осетины, кисты, галгаи, джерахи, тагаурцы и т. д., которые целыми днями бегали по улицам. Мы часто с большим интересом наблюдали, как мальчики от 8 до 12 лет прыгали с моста в бурный Терек и, уносимые течением, ниже выплывали к берегу; плыть против течения возможности не было. В пригороде и его окрестностях жили осетины и кисты, чьи бедные хозяйства мы иногда осматривали. Я с топографом и в сопровождении пехоты выезжал в южные окрестности крепости, чтобы снять часть долин и ущелий, через которые позже должны были пройти войска.

Между тем, все было готово к наступлению и 8 июня после полевого богослужения в центре войск, поставленных в каре, двумя колоннами мы двинулись. Правая, под водительством князя Абхазова, при котором находился Искрицкий, двинулась по левому берегу Терека вверх; левая, ведомая подполковником Плотниковым, командиром Севастопольского полка, при котором находился я, имела задачу проникнуть в горы от Владикавказа на юго-восток, чтобы позже, у деревни Таргим в долине горной реки Асса, соединиться с правой колонной.

Правая колонна перешла Терек через мост, который был перекинут через бурный поток в 10 верстах выше Владикавказа, и вступила в долины и ущелья джерахов и кистов. Деревня Обин была взята штурмом и сожжена, также сожгли мост через реку Кистинку, когда войска уходили оттуда, их тревожило множество групп кистов, которые застрелили юнкера и ранили некоторых солдат. Марш колонны был вообще очень затруднен; узкие тесные долины ущелья и узкие дороги были виной тому, что войска медленно продвигались вперед, тем более что продовольствие, порох и патроны приходилось везти на вьючных лошадях и потому колонна на марше растягивалась на версту. Там, где горцы не оборонялись, деревни были пустыми. Они состояли из так называемых саклей: четырехугольных построек из камней и обломков скалы, скрепленных без извести; от 8 до 12 шагов высоты, с одной только низкой дверью и одной дымовой трубой, которые пропускали скудный свет в бедные жилища. Жители спасались и бежали в горы и леса со своими овцами и немногими коровами (домашней птицы у них нет), хотя солдаты и казаки держались дружественно. Страх, который внушили наши войска, впервые появившиеся в этой местности, был виной тому, что зачинщики вскоре смирялись, и когда князь Абхазов со своей колонной 14 июля стал лагерем в долине Ассы у села Таргим, [395] появились старейшины (аксакалы, что значит: белые бороды) всех окрестных сел, которые частично, как орлиные гнезда, располагались на труднодоступных скалах или в глубоких долинах, покорились и принесли клятву верности России. Она состояла в том, что каждый аксакал во время чтения текста клятвы касался левой рукой знамени полка, а указательный палец правой руки опускал в чернильницу, чтобы поставить знак, а вернее кляксу против своего имени, которое переводчик написал на тексте клятвы.

Между тем первая колонна, которую вел я, поднялась по правому берегу Терека, пересекла реку Конкур, прошла по узким тропкам через густой лес, затем через прекрасную долину Терека и заночевала на возвышенности, господствующей над всеми окрестностями. У нас не было ни палаток, ни других лагерных удобств. Солдаты и офицеры спали, завернувшись в свои шинели, на густой траве, над нами было звездное небо, луна освещала лагерь, горы и великолепную долину своим волшебным светом. Такие прекрасные ночи под открытым небом на свежем горном воздухе незабываемы.

Дороги были очень трудными, а если сказать правду, то дорог не было вообще; только узкие тропки тянулись по предгорьям или по берегам горных потоков; войска на марше образовывали бесконечную вереницу, которая продвигалась над пропастями; слева или справа дышали в глубине горные потоки, берега которых были или голыми скалами, или были покрыты густым лесом. Я обычно ехал с авангардом, со мной проводник, мирный горец, который знал путь, и я показывал места, где горные пушки нужно было разбирать и нести солдатам на плечах.

Это была красивая, но дикая местность, через которую впервые шли русские войска. На вершине Боготур мы видели прекрасный и захватывающий спектакль грозы под нами, поскольку мы находились уже на высоте добрых 1000 футов над равниной. Отсюда мы вступили в ущелье, чтобы штурмовать лежащие напротив вершины Сугулам, поскольку здесь противник построил заграждения и собирался их защищать. Но, когда наши стрелки нашли их, то по нам дали только один залп и защитники быстро бежали в горы; мы могли продолжать наш путь после того, как разрушили заграждения.

Последний день нашего марша перед соединением с правой колонной был самым тяжелым. Наш ночной лагерь на высоком горном плато был удален только на 12 верст от лагеря князя Абхазова; несмотря на июльскую летнюю ночь было довольно холодно, а у солдат не было дров, чтобы готовить пищу и для караульных костров.

Мы выступили в 5 часов утра и только в 10 часов вечера, изнуренные и измотанные после 17-ти часового марша, прибыли в лагерь при Таргиме. Во время этого трудного продвижения люди и лошади карабкались по ущелью; слева в бесконечной глубине шумела бурная Асса в узком каменном ложе и рев волн слабо доносился до этой высоты. Мы проходили в местах, где лошадей и пушки приходилось перетаскивать со скалы на скалу на веревках, и одна вьючная лошадь сорвалась в пропасть. Но наши солдаты и казаки не теряли присутствия духа и поздним вечером с песнями вошли в лагерь товарищей после того, как не виделись с ними семь дней. 15 и 16 июля были днями отдыха; мы использовали их для того, чтобы принять клятву верности у старейшин племен горцев. Затем мы совершили поездку в окрестности, чтобы осмотреть развалины бывших христианских церквей, которые обычно строились на возвышенностях. Для этого мы должны были [396] переправиться через Ассу и кони нашей кавалькады тесно прижимались друг к другу, чтобы безопасно преодолеть поток. Хотя река у села Таргим неширокая и вода достигала коням только до колен, но течение было таким сильным и дно реки покрыто такими большими валунами, что кони только медленно и осторожными шагами могли пересечь реку.

Церкви, которые мы посетили, были выстроены в византийском стиле; можно было увидеть только остатки иконостаса, алтаря и греческих крестов, а также барельефы над входом, представляющие богоматерь. Горцы несколько боятся этих развалин и смотрят на них как на святые места. Рисунок развалин церкви Таргима я, к сожалению, потерял.

17 июля обе объединенные колонны начали свой обратный марш на Терек; погода, до сих пор хорошая, превратилась в туман и дождь. Во время марша через горы и долины было сожжено село Суван, жители которого не послали ни старейшин, ни заложников в лагерь при Таргиме. Когда 18-го мы подошли к разрушенному селу Обин, авангард был обстрелян из единственной неразрушенной башни, стоявшей на краю глубокого ущелья и имевшей три этажа. Похожие башни в 4, 6, 8 этажей мы часто видели в горных селениях. Они служат убежищами населению во время многочисленных стычек (село против села или племя против племени). Башни строятся из обломков скал и больших камней, скрепленных глиной, они имеют четырехугольную форму и похожи на пирамиды. В нижнем этаже нет двери, вход находится на втором этаже, куда забираются по лестнице, которую потом втягивают внутрь башни.

-------------------------------------------------------

Вставка:  Остатки той самой башни, которая по словам местных жителей, была взорвана в селении Эбан (Обин).






-------------------------------------------------------


Упомянутая башня была немедленно окружена нашими егерями с трех сторон, в то время как остальные войска стали лагерем вне досягаемости выстрелов из башни. Поскольку наши трехдюймовые горные орудия были не в состоянии пробить бреши в башне, а князь хотел доказать горцам, что подобное убежище мало поможет им против наших войск, он дал мне задание взорвать башню порохом. Для этих целей при войсках было шесть бочек пороха по 3 пуда каждая. В то время как егеря открыли огонь по бойницам башни, откуда время от времени раздавались выстрелы, которые убили двух лошадей и ранили несколько солдат, я с тремя саперами приблизился к подножью башни, чтобы выбрать подходящее место и заложить заряд. Как было выше сказано, башня стояла над пропастью и с трех сторон была недосягаема, в то время как с четвертой стороны была построена маленькая сакля, которая служила стойлом для овец. В этой сакле я мог работать без помех и немедленно начал подкапывать фундамент башни, чтобы подготовить камеру. Работа была очень тяжелой, потому что мы должны были ломами расшатывать большие камни и откатывать их прочь, она закончилась только рано утром 19-го. [397]

Однако на рассвете я приказал принести бочку пороха, чтобы заполнить камеру. Когда ингуши, проводники нашей колонны, увидели бочонок, который понесли к башне, они с любопытством спросили, что все это значит, и недоверчиво рассмеялись, когда им сказали, что «маленькой бочки хватит, чтобы разрушить башню». Они посчитали наше объяснение чистейшей нелепицей и задумчиво качали головами, однако позже, к их большому удивлению и испугу, убедились в правоте наших слов. В это время защитники башни продолжали свою редкую стрельбу, ругали солдат на хорошем русском языке; показывали через верх башни деревянные бочки с бузой, неким подобием пива из пшена, и чуреки (хлеб) и кричали нам, что у них достаточно этих продуктов. Не без основания они подозревали, что что-то делается против башни и швыряли большие камни на крышу сакли. Когда камера была заполнена, я обложил бочонок пороха камнями и навозом, наполнил маленький деревянный желобок, который я случайно нашел в сакле, порохом, чтобы он послужил запалом, уложил большие камни, скрепленные навозом перед отверстием камеры, отрезал кусочек фитиля, чтобы по моим часам рассчитать время горения, затем приказал охотникам медленно отползти от башни, отослал также моих саперов и остался у заряда один, воткнув в ее запал трут; затем быстро удалился от башни, сопровождаемый выстрелами из нее, и доложил князю, что через полторы минуты мина взорвется.

Между тем, войска без приказа построились и с нетерпением ожидали успеха моей ночной работы. Тишина царила в течение минуты. Никто не говорил ни слова. Поскольку по моим расчетам порох должен был уже взорваться, я уже было собирался вернуться к башне и посмотреть, что случилось, когда с громоподобным грохотом мощная башня рухнула и камни высоко разлетелись во все стороны. Густое облако пыли поднялось вместе с пороховым дымом и стократное эхо взрыва вернулось ото всех гор и скал. Солдаты прокричали громкое «Ура!» и ринулись на дымящиеся развалины рухнувшей башни, начали разбрасывать черные от пороха камни, сначала нашли разбитое ружье, затем широкий обоюдоострый кинжал, затем обрывки одежды, разом закричали: «Мы нашли одного, может быть он еще жив», разбрасывали камни дальше и действительно вытащили из-под мусора огромного человека, полностью черного от пыли и пороха с разбитыми, окровавленными головой и руками. Вначале он был без сознания, только жалобно стонал; его перенесли в лагерь, промыли водой раны и порезы, дали напиться. Постепенно он пришел в себя и рассказал, что поднимался со второго этажа на третий, чтобы посмотреть, по какой причине егеря и офицер отошли от башни. В этот момент здание рухнуло, накрыв руинами всех, мы его освободили, но люди в нижнем этаже были все раздавлены. Позже стало известно, что этот человек был ужасным разбойником и главой зачинщиков; его звали Маркус Вехаев, он довольно хорошо говорил по-русски, на следующий день уже шел своими ногами с нами, конечно же связанный, и позже вместе с другими зачинщиками был сослан в Сибирь.

Весть о взрыве этой башни быстро распространилась в горах и произвела большое впечатление на их жителей, которые увидели, что их башни не смогут больше их защитить и вскоре перестали искать в них убежища. Во всех селах на обратном пути, кроме разрушенных Обина, Сувана и Байна мы встречали жителей вместе со стадами, состоящими в большинстве из овец и коз. Войска соблюдали строгую дисциплину и никого не обижали и не грабили. Я посещал многие сакли и видел женщин, которые пекли хлеб в горячей золе или занимались другой домашней [398] работой. Эти жители гор живут бедно, даже убого, скотоводство и выращивание проса являются их единственными занятиями. Мужчины слишком ленивы для работы и предоставляют ее женщинам; я часто видел последних под тяжелым грузом дров или травы, карабкающихся вверх или вниз по крутым склонам гор, в то время, как мужчины дома спокойно курили свои короткие трубки, болтали и пили бузу

Обратный марш с гор был сильно затруднен непрекращающимися дождями; узкие тропинки на склонах гор были скользкими, горные потоки вышли из берегов и стоило многих трудов переправлять через них лошадей и горные орудия. Когда мы прибыли на берег Терека 20 июня, было почти невозможно пройти по мосту, река переполнилась и ужасно бушевала, мост еле держался и позже был снесен потоком.

Мы стали лагерем на левом берегу на Большой военно-грузинской дороге, и я вспоминаю, с каким удовольствием мы ели шашлык (кусочки баранины, жаренные на вертеле) и пили огненное кахетинское вино. Мы спали в бивуаке и были насквозь промокшими, и, поскольку не было ни малейшей надежды, что погода переменится, было невозможно в таких условиях проникнуть в Тагаурские горы и князь отдал приказ возвращаться во Владикавказ, чтобы дождаться там хорошей погоды и только тогда выполнить вторую часть нашей экспедиции.

По нашему прибытию в крепость мы были встречены с распростертыми объятиями любезной жены коменданта, и здесь мы отдохнули от тягот прошедших дней; бравые солдаты тоже отдыхали в казармах или в палатках. Между тем, тагаурцы восприняли наш отход как страх и стали смелее и предприимчивее в своих действиях. К ним присоединились племена куртаги и алагир, которые жили в соседних долинах; вождь тагаурцев Беслан Шенаев был главой мятежников. Через наших разведчиков мы получили сообщение, что тагаурцы собирались разрушить мосты через Терек вдоль Большой грузинской дороги и пресечь марш 20-го пехотного дивизиона, который возвращался из Грузии на Кавказскую линию. Также они хотели напасть на пост Ларе в 25-ти верстах от Владикавказа, чтобы уничтожить продовольствие, которое хранилось там для наших войск. Князь послал 23 июля часть войск в Ларс, чтобы усилить ими военный пост и предупредить намерения тагаурцев. Эти меры имели успех; но, поскольку противник не мог напасть теперь на пост Ларс, он имел дерзость атаковать 2-ую бригаду 20-го дивизиона на марше, когда она тянулась по горам в ущелье Терека. Во время атаки один солдат был убит и многие ранены. Само собой разумеется, что и мятежники отступили в горы, понеся потери...

Перевод с немецкого языка И. В. Пидоренко

(пер. И. В. Пидоренко)
Текст воспроизведен по изданию: Иоганн Бларамберг. Историческое, топографическое, статистическое и этнографическое описание Кавказа. М. Изд. Надыршин. 2010




==============================================



ДЕ-САЖЕ

ПОКОРЕНИЕ ГАЛАШЕК


Из истории кавказской войны.

(По запискам участника, артиллерийского капитана Де-Саже)

Галашевское общество прикасалось к восточным пределам бывшего Владикавказского военного округа, но еще в конце сороковых годов не было исследовано, и наше военное начальство имело о нем смутное представление. Одни глазомерные съемки не могли дать точных карт края, а сведения о его народонаселении, несмотря на близкое соседство, сводились к тому, что галашевцы — народ бедный, но воинственный. Власть русскую галашевцы не признавали, движения генерал-адъютанта Граббе в 1841 г. по Галашевскому хребту последствий не имели, и соседние сношения с ними выражались лишь в том, что, терпя от недостатка соли, они, для покупки её, являлись, иногда, на Владикавказском базаре, предлагая к продаже мед, масло, яйца, кур и, особенно, дрова. Но и эти сношения прекратились в 1842 г., когда Шамиль, пытаясь отложить назреновские народы, успел привлечь галашевцев на свою сторону. С тех пор начались их враждебные против нас действия. До 1849 г. Владикавказским комендантом полковником Нестеровым было сделано несколько попыток их смирить, но эти попытки ограничивались удачными набегами со стороны Владикавказа и Ассинского ущелья. Нестеров считал почти невозможным упрочить нашу власть в этой неприступной стране.

Между тем, в мере нашей нерешительности, утверждалась среди галашевцев уверенность в их собственной силе. Они стали [48] скрывать у себя абреков мирных карабулаков, ингушей и кабардинцев. Имея сношения с родственниками в назрановских аулах, они почти безнаказанно стали появляться на дороге между Владикавказом, Назраном и Сунженскими станицами и даже на военно-грузинской дороге, предаваясь с успехом хищничеству. Часто, ночью, раздавались их выстрелы в форштатах Владикавказа. Шамиль их поддерживал, усиливая партии их присылкой чеченцев. В первые годы основания Троицкой и Сунженской станиц, т. е. в 1845—1847 гг., они старались тревожить казаков на покосах и подстерегали косарей, возвращавшихся ночью домой. Но, с другой стороны, успехи нашего оружия в Малой Чечне и бдительность Сунженских казаков приводили их к сознанию, что войною они выгод не приобретут и что покорность, приведя их к мирным с нами сношениям, даст скорее возможность упрочить их благосостояние. При таких условиях, фанатическая пропаганда мюридизма, не могла, при всех стараниях Нямилевых эмиссаров, пустить корни в этом народе, привыкшем издревле к своеволию дикой свободы. Диктатура наибов Шамиля не могла им нравиться, также как и дань, которую они вынуждены были платить в казну имама. Особенно на них подействовало предложение Шамиля выдавать дочерей замуж в горные общества без калыма. Этой новой политике они воспротивились всею силою старого обычая. Недовольные своим наибом Магомет-Анзоровым они более страшились Шамиля, нежели покорялись ему по религиозному убеждению.

В таком виде представлялось положение дел в Галашках когда, но назначению главнокомандующего, отряд, под командою генерал-майора Ильинского, вступил в край.

В состав этого отряда вошли два батальона и три роты Тенгинского пехотного полка, три батальона и одна рота Навагинского и одна рота 3-го резервного саперного батальона; две сотни Владикавказского линейного казачьего полка, две сотни Сунженского полка, две пеших и две конных сотни милиций Осетинской, назрановской и карабулакской; два орудия легкой № 4 батареи 20-й артиллерийской бригады, два орудия подвижной гарниз. № 8 роты и четыре орудия горной № 3 батареи 19-й артиллерийской бригады. Всего 6 1/4 батальонов пехоты, 6 сотен кавалерии и 8 орудий.

18-го ноября 1849 г. отряд начал сосредоточиваться: пехота и артиллерия на Сунженской линии, кавалерия — в укреплении Назрань, милиция на р. Конгу. 20-го ноября, в день празднования [49] восшествия на престол Императора Николая Павловича в местах расположения войск был отслужен молебен. Часть отряда из 3 1/2 батальонов пехоты, 3-х орудий и сотни Сунженских казаков выступила, под личным начальством генерала Ильинского, через укрепление Нестеровское. К вечеру колонна прибыла на ночлег на р. Алхазку. Ильинский имел в виду сделать наступательное движение в ущелье р. Пфутана (Футана) с двух сторон, а потому оставил на Сунженской линии батальоны Тенгинского полка. Переночевав на Алхазке, колонна с рассветом двинулась по дороге, обходящей Шебатухинский лес. Рота сапер и команда от пехоты разработали дорогу и подъем на хребет Матхалды. В 4 час. пополудни колонна заняла лагерь на р. Алгуз-Али. Неприятель, показавшийся на лесистом правом берегу Алгуз-Али, был сбит Сунженцами и берег этот был занят пешими милиционерами, после чего был разработан спуск к воде и устроено сообщение с правым берегом. Все тяжести были отправлены на Сунженскую линию и 22-го ноября сделаны все распоряжения для движении внутрь Галашек. На другой день, оставив для прикрытия лагеря две роты, три легких орудия и сотню пешей милиции, генерал-майор Ильинский с частью остальных войск, выступил в 2 часа ночи, спустился чрез Алгуз-Али и, пройдя Ассу, направился на хребет, в аул Берешки. Все аулы, лежавшие на пути, обращены были в пепел. В это же время, полковник Слепцов, сосредоточив другую колонну в ст. Ассинской, направил ее через Бумутское ущелье на Чурчи-Аршты. Пройдя с 2 1/2 бат. пехоты, бывшей под командою полковника Веревкина, 6 1/2 сотнями казаков и двумя орудиями по глухим лесам и неимоверно трудной местности, он, утром 23-го ноября, напал на аул Аршты и сжег его, захватив часть имущества. Соседние аулы были истреблены вслед затем пехотою Веревкина. Уничтожая всё на пути, отряд двинулся тогда, по центру Галашек, навстречу генералу Ильинскому. При этом, отряд Слепцова сделал изумительное движение: более 60-ти верст в сутки, в непрерывном бою, по неприступной местности. Население, ошеломленное внезапностью натиска, в панике бежало в леса, бросая скот и имущество. К вечеру того же 23-го ноября обе колонны, близ деревни Берешки, соединились и ночью возвратились в лагерь на Алгуз-Али. Потери наши были ничтожны. Впечатление экспедиции на население поразительное: одним ударом была [50] уничтожена вся цепь аулов Чурчи-Аршты и все хутора по берегам р. Пфутана разнесены по щепам.

Следствием этих смелых движений от Бумута и Алгуз-Али на Пфутан было то, что многие из жителей просили пощады, а некоторые предлагали свою безусловную покорность, но партия Шамиля не допустила замирения Галашевского общества и до сложения ими оружия было еще далеко. Чтобы закрепить успех первых действий, генерал Ильинский должен был сделать еще несколько поисков в упорствовавших аулах, обеспечив отряд фуражным довольствием. Таким образом, 27-го ноября, колонна из трех батальонов пехоты, одной роты сапер, четырех орудий ракетной команды, двух сотен Владикавказского полка и двух сотен милиции, под командою полковника барона Вревского, двинулась вверх по левой стороне р. Ассы, чтобы сжечь там аул и запасы. Жители этих аулов, с приближением отряда, изъявили покорность и выдали барону Вревскому аманатов. Поэтому и их жилища и имущество оставлены нетронутыми и действия отряда в эту сторону прекратились. На правом берегу было менее благополучно. Колонна, под командою полковника Преображенского, встретила сопротивление. Пришлось уничтожить аулы Темуркой и Гот-Юрт, но без потерь: из строя выбыл всего один казак раненым.

2-го декабря, колонна, под начальством барона Вревского, направилась по правому же берегу Ассы, чтобы сжечь аулы Верхний и Нижний Мархи и Хаджи-Бери, лежавшие на правой стороне Пфутана, что и было исполнено с потерею ранеными одного обер- офицера и трех казаков. Эти последовательные движения и появление летучего отряда полковника Слепцова перед аулом Бумутом потрясли упорство горцев. Явились депутаты от нескольких селений и изъявили покорность Государю Императору, представив четырех аманатов; вместе с тем, они просили защиты от будущих вторжений Шамиля. Не покорившимся еще аулам был дан срок одуматься, и объявлено, что, по истечении этого срока, они будут истреблены до основания. Отряд воспользовался этим временем, чтобы проложить просеки для прямого сообщения от Алгуз-Али на укрепление Нестеровское, для чего ежедневно высылалось на работы от 1,000 до 1,200 человек. Дорога эта должна была привести войска в несколько часов с Сунженской линии в центр Галашек. Работа требовала чрезвычайного [51] напряжения приходилось рубить густой лес из векового чинара и дуба и прокладывать дорогу над крутыми обрывами.

Между тем, данный горцам на размышление срок истек и так как жители непокорных аулов с повинною не явились, то, 4-го декабря, пехота, под командою полковника Преображенского, была послана к разрушенному аулу Темуркой для истребления запасов сена. Неприятель, показавшийся на хребте Сармис-Бекки-Дух, был прогнан за овраг Пфутан, причем с нашей стороны оказались ранеными 1 рядовой и 1 милиционер и контужено 3 рядовых.

6-го декабря, в день тезоименитства Государя Императора, войска слушали молебствие, во время которого явились с покорностью и аманатами жители аула Ларгебеки. С этого дня, казалось, мирные отношения к нам галашевцев установились: они опять появились со своими продуктами на наших базарах, а наши вьюки и обозы стали беспрепятственно совершать движение по новой дороге. Но это мирное положение длилось не долго. В то время как влияние нашего оружия все более и более склоняло к покорности благоразумную часть наделения, Шамиль не оставался спокойными зрителем наших успехов. Его эмиссары не переставали возбуждать фанатизм горячих голов и распространять слухи о скором появлении, на выручку Галашек, его сильных скопищ. Последствием этой пропаганды была посылка к Шамилю депутатов от противной нам партии, с просьбой о скорейшей помощи. Шамиль, только и ожидавший призыва, как свидетельства благоприятного для него настроения населения, приказали нескольким наибами вторгнуться в Галашки и не только прикрыть аулы, оставшиеся ему верными, но и остановить соединенными усилиями дальнейшее победоносное шествие наших войск.

Сведения об этом движении были получаемые полковником Слепцовым с достоверною точностью и его летучий отряд на Сунженской линии зорко сторожили вторжение неприятеля из Малой нагорной Чечни в пределы Галашек, но осторожные наибы прокрались горами и предупредить их появление не удалось. Приходилось выбивать. 12-го декабря Слепцов, со всею кавалерией, двинулся ночью от Ассинской станицы на соединение с отрядами генерала Ильинского. Тем временем, наибы Акинского и Шатоевского обществ заняли аул Алкун и, приблизившись к аулу Цаки-Юрт (мирному), требовали от него аманатов, грозя в противном случае разорением. Видя опасность, угрожавшую [52] аулам, уже замиренным, Ильинский поручил Слепцову рассеять неприятеля. С этою целью, под начальством Слепцова образован был отряд из трех батальонов пехоты, семи сотен кавалерии, двух горных орудий и пешей ракетной команды. 13-го декабря, в 4 часа утра, колонна выступила из лагеря и еще на рассвете пришла к аулу Цаки-Юрт. Неприятель в эту же ночь стянулся на позицию выше аула на правом берегу Ассы.

Слепцов приказал полковнику Веревкину занять скрытно глубокую балку в расстоянии 1 1/2 верст от Цаки-Юрта; сам же с кавалерией, в числе которой находились четыре сотни Сунженских казаков, и с ракетной командой подошел к аулу. Неприятель, не видя пехоты и артиллерии, смело ожидал атаки нашей малочисленной кавалерии с фронта. Слепцов быстро сообразил план действий. Верность победы лежала в ударе с фланга. Немедленно спустился он в русло р. Ассы, под батальным огнем, который, с высоты, был безвреден для войск внизу; прошел с передовыми сотнями мимо неприятельского фронта, обогнул его и ударил во фланг изумленным горцам. Движение это было так смело рассчитано и так удачно исполнено, что неприятель поспешно бросился на соединение со своим резервом, уходя по хребту. Сунженцы и часть осетинской милиции, несмотря на чрезвычайно трудный подъем и обрыв, безостановочно стягивались на хребет; едва две лишь сотни успели соединиться, как Слепцов повел своих отважных наездников в новую атаку, сбил горцев и стремительно стал преследовать их по узким, обрывистым тронам вверх по хребту. В то же время, остальные сотни быстро поспевали на победный крик своих передовых товарищей. Наибы, усиливаясь остановить бегство своих всадников» успели воспользоваться крепкою позицией близ аула Корсай-юрт, между двумя лесистыми хребтами; ободрили людей и выстроили их, воткнув перед фронтом восемь значков. Казалось, неприятель понял всю опасность беспорядочного бегства по неимоверно трудной местности, под шашками бесстрашных сунженцев и твердо решил выдержать натиск. Но решимость эта продолжалась не долго. После первых залпов неприятельских, сверкнули сунженские клинки и под их смертельными ударами разорвались ряды горцев, бросившихся в панике в бегство. Проследование обратилось в истребление. Горцы бросят и коней и оружие, прося пощады или, думая спастись, кидались в кручи. На пространстве 6-ти верст продолжалось это преследование и только совершенное [53] изнеможение лошадей остановило его, в виду аула Датиха. Два значка более 400 винтовок, 300 лошадей, 30 пленных и до 300 изрубленных тел остались в наших руках. Делом этих. Сунженский казачий полк покрыл себя славой и новопокоренные галашевцы преклонились перед его силой и отвагой. Сотня № 19-го Донского полка и Осетинская милиция, в благородном соревновании с сунженцами, в свою очередь, принесли свою дань победе. Потери наши заключались всего в трех раненых. Это достаточно говорит о впечатлении, произведенном на горцев нашею кавалерией.

Между тем, полковники. Веревкин, услышав первые выстрелы, поспешно тронулся вслед за кавалерией, достиг главного перевала от Арсан-юрта к Датыху, но встретил полковника Слепцова с конницею уже на обратном пути, близ аула Карчай-юрт. Пропустив кавалерию, Веревкин начал обратное движение. При спуске у Арсан-юрта толпа непокорных галашевцев, засевших в лесистых кручах, завязала перестрелку, но была выбита повсюду и прогнана, причем от неприятеля отбит один аманат, взятый им накануне из мирного аула Мушич.

В этот же день, наиб Малой Чечни Шуаип-Гази и Галашевский — Магомет Анзоров, с партией чеченцев намеревались соединиться с главным скопищем, но, узнав о его поражении, отступили в Самолгучь.

После всех этих ударов, не только племена карабулаков и галашевцев, но и все соседнее нагорное население отправили к генералу Ильинскому депутатов с изъявлением верности нашему Государю. Сообщение между Сунженской линией и Галашками, через Ассинское ущелье, окончательно устроено, дальнейшие действия прекращены и 18-го декабря войска распущены на квартиры. Генерал Ильинский возложил на полковника Слепцова устройство управления для вновь покоренных обществу, а у главнокомандующего просил разрешения прислать в Тифлис от них почетных старшин. Люди эти явились к Слепцову с изъявлением безусловной покорности, но при этом представили ходатайства: 1) о прощении абреков, которые нашли у них приют; 2) о сохранении за покоренными обществами владения землями, им принадлежавшими, и 3) о защите их, в случае нападения на них партий Шамиля; со своей стороны, генерал Ильинский, по сообщении ему этих ходатайству потребовал от старшин немедленного изгнания из аулов абреков и выдачи от всех аулов аманатов. [54] Условия эти были приняты, аманаты доставлены, и в Тифлис отправлены старшины: от карабулаков — Керим Фергиев, Чадо Чаплаев, Димбрали Велхиев; от галашевцев — Ходашук Цагиев, Мутан Цакалов, Ахрут Исламов.

Мир был установлен, но попытки взбунтовать край против русской власти возобновлялись несколько раз. В 1850 г., когда скопища Шамиля усиливались дать отпор нашим войскам, занятым вырубкой просек от крепости Воздвиженской до Шалинской поляны, Хаджи-Мура, 22-го января, воспользовался болезнью полковника Слепцова и с партией в несколько сот конных прорвался через Бумутское ущелье в Галашки, разграбил несколько покорных нам аулов и взял аманатов, которых, впрочем, Шамиль возвратил, видя невозможность удержать край за собою. После того, бывали еще набеги, не имевшие, однако, серьезных последствий, но окончательное замирение галашевского общества состоялось лишь с пленением Шамиля.

П. К.

Приложение.
От Г. Главнокомандующего (Граф М. С. Воронцов).    

Г. Военному Министру. № 1755.

19-го декабря 1849 г. В Тифлисе.

Из военных журналов отряда, действующего на Ассе, Вашей Светлости уже известны успехи оного, — успехи столь быстрые сколь важные и коим так много способствовали блистательное мужество и военный опыт полковника Слепцова, молодечество и привычка к боям сунженских казаков.

Первоначально, Слепцов производил в виду непокорных аулов рекогносцировку смелую, которая служит основанием экспедиции, открывая все трудности различных путей и определяя направление, наивыгоднейшее для отряда.

Генерал-майор Ильинский, для вернейшего успеха, направляет войска в недра непокорного края, двумя путями, — и из оных, самый трудный предоставлен легкой колонне полковника Слепцова. Этот храбрый штаб-офицер двигается внезапно по Вумутскому ущелью; он проходить в 25 часов 60 верст, — истребляет и жжёт аулы на протяжении 20-ти верст и почти без потери соединяется с главным отрядом у аула Берешки. Неприятель изумленный, [55] просит пощады и большая часть аулов по левому берегу Ассы выдает аманатов; генерал-майор Ильинский поручает их заведыванию и защите начальника Верхне-Сунженской линии.

Между тем, Шамиль не может оставаться равнодушным свидетелем столь быстрого успеха русского оружия; он посылает наибов чтобы защитить Галашевское аулы, еще не признавшие нашу власть и чтобы наказать тех, которые уже покорились.

Генерал-майор Ильинский, в виду этой новой опасности, сосредоточивает на Сунже, под начальством Слепцова всю кавалерию и приказываете ему: если неприятель из Большой Чечни осмелится выйти на плоскость — остановит его, если он потянется горами — немедленно прибыть с казаками к главному отряду.

Полковник Слепцов, удостоверясь в последнем, быстро прибыл к главным силам и в тот же час получено там известие, что партии, под начальством нескольких наибов, спустились с гор, подошли к покорившемуся нам аулу Цори-Юрт, требуя от него заложников, грозя истреблением.

Необходимо было удостоверить в действительности нашей защиты прибегших под покровительство оной и это поручено полковнику Слепцову.

12-го числа, в 4 часа пополуночи, он выступает, с тремя батальонами пехоты, семью сотнями кавалерии, двумя горными орудиями и пешею ракетною командою. В полуторе верст не доходя до аула, в глубокой балке, он оставляете полковника Веревкина со всею пехотою, и сам с кавалерией, — впереди которой лихие четыре сотни сунженских казаков, — с милицией и ракетами, несется прямо на аул и к рассвету является перед оным. Неприятель, в числе более 3,000, смотрит на эту горсть храбрецов, как на верную добычу. Слепцов быстрым взглядом окинул позицию занятую неприятелем и в миг сделано распоряжение: две колонны понеслись на аулы; неприятель ждет атаки с фронта; но Слепцов с одною из колонн под сильным огнем, скачет, прикрытый крутизной реки, в объезд неприятеля и является на едва доступных косогорах. Неприятель отступает на соединение с главными резервами; Слепцов с двумя сотнями храбрых сунженцев и милицией, — прибывают первые на возвышенность, — не дает опомниться неприятелю: ударяете ему во фланг, опрокидывает его и гонит.

Во время преследования остальная часть нашей кавалерии стягивается. Неприятель пытается дать отпор на выгодной позиции близ аула Корсай-Юрта; между двумя местными хребтами, он сосредоточиваете свои силы, — перед его развернутым фронтом развевается восемь разноцветных значков. Слепцов бросается в шашки, сбивает неприятеля, поражает его паническим страхом и обращает [56] в постыдное бегство. Дорога покрывается трупами, лошадьми и оружием. В виду аула Датых, полковник Слепцов, — только по совершенному изнурению конницы, — останавливает преследование.

Два значка, более 300 изрубленных тел, 30 пленных, до 300 лошадей с седлами, более 400 винтовок и множество другого оружия остаются в руках победителей.

У нас вещь почти невероятная — всего три человека легко раненых холодным оружием.

Известие о славной победе раздается в горах; оно приводит в трепет упорствовавших, радует и обнадеживает поверивших силе и великодушию русских. Возвращение отряда среди населений походит на торжественное шествие.

Сунженские казаки покрылись неувядаемой славой; они пришли из ст. Ассинской почти безостановочно и, все время боя и преследования, по местности трудной, были впереди всех; донские казаки и новопокорившиеся галашевцы следовали их примеру.

Полковник Слепцов был впереди храбрейших, и первый врезался в толпу неприятельскую.

Этот новый его подвиг возлагает на меня приятную обязанность просить ходатайства вашей светлости перед Государем Императором о награждении его орденом св. Георгия 4-й степени.

В правилах, установленных для этого ордена (св. воен. пост, ч. 2 кн. II и. 63), сказано: удостаивается к ордену тот, кто, презрев очевидную опасность и явив доблестный пример неустрашимости, присутствия духа и самоотвержения, совершил отличный воинский подвиг, увенчанный полным успехом и доставивший явную пользу.

Настоящий подвиг полковника Слепцова увенчан полным и важным успехом; последствия оного будут чрезвычайны; он решает судьбу целой экспедиции, упрочивает покорность галашевцев, обеспечивает Владикавказский округ и наносить страх на всех врагов русского имени.

Отдавая должную справедливость храброму командиру сунженских казаков, было бы несправедливо не отдать таковой им самим: едва прошло четыре года после их переселения в край, ими же завоеванный, — они уже построились, обзавелись хозяйством и живут в благоденствии. Между тем, в беспрерывных стычках слабее ли, сильнее ли неприятеля — они отличаются мужеством необыкновенным, заслуживают уважение самих врагов, даже отдаленнейших; слава сунженцев есть лучшая защита Владикавказского округа. Итак, считаю долгом не менее священным тоже просить ходатайства вашей светлости пред Его Императорским Величеством о пожаловании I Сунженскому казачьему полку Георгиевского [57] знамя. Этот знак Высочайшей милости да увековечит славу, состязанную сунженцами под предводительством храброго Слепцова и да укажет им путь к новым подвигам.

Примите м. г. уверения в совершенном моем почтении и проч.

№ 1756. Ему же — князю Чернышеву.

Отзывом моим от 19 декабря №1755 я покорнейше прошу о награждении полковника Слепцова орденом св. Георгия 4-й степени, вполне им заслуженного последним подвигом. Не тут ли время и место бросить быстрый взгляд на службу этого штаб-офицера: он, можно сказать, завоевал край, где расположен его полк; он поселил казаков, устроил их хозяйство, обучил их делу военному, вселил в них дисциплину и любовь к славе. Он совершил все это с великими пожертвованиями личных положительных выгод; я знаю достоверно, что на первоначальное устройство и ободрение казаков он израсходовал большую часть своего содержания, все что кроме того получил от казны и даже значительный суммы из родового имения. Последнее время его денежные дела были в столь дурном положении, что я нашелся в необходимости дать ему из сумм, состоящих в моем распоряжении взаимообразно 5,000 рублей сер., которых уплата, впрочем, обеспечена недвижимым имением Слепцова.

Мне кажется, что было бы справедливо сложить с него этот долг, в который он вовлекся усердием к службе и пользам правительства, а потому покорнейше прошу ходатайства вашей светлости о том пред Его Императорским Величеством.

Если Георгиевский крест пожалуется ему за последний его подвиг, то сложение с него казенного долга зачтется ему наградой, как за всю его прекрасную службу, так за его первые два дела в этой экспедиции, а именно: рекогносцировку и движение с одной из колонн в недра непокорного края.

Примите, м. г., мое уверение в совершенном моем почтении и преданности.

Текст воспроизведен по изданию: Покорение Галашек. Из истории кавказской войны // Военный сборник, № 2. 1902

© текст - П. К. 1902
© сетевая версия - Thietmar. 2016
© OCR - Кудряшова С. 2016
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Военный сборник. 1902

===============================================



СТАТЬЯ СТАРОГО СОЛДАТА «ПРОШЛОЕ ВЛАДИКАВКАЗА»

....

А ввиду намерения Шамиля напасть на крепость, под начальством генерала Мищенко был в крепости сосредоточен отряд (10 рот, дивизион драгунов, 10 сотен казаков и несколько орудий), в котором пишущий эти строки состоял на службе с 30 июня по 1-ое ноября.

Известия относительно Шамиля произвели на обитателей слободки и поселения такой же переполох, как и в 1846 г., когда Шамиль со своими скопищами проник в Кабарду, а партия конных чеченцев с Тарамом Трамовым пробралась на Военно-Грузинскую дорогу к Душету. Но теперь Шамиль, преследуемый отрядом генерала Фрейтага, имел только два кровавых дела: первое— с одним батальоном Тегинского полка на Змейке, где горцев было чуть ли не в 20 раз более, чем солдат, и где ни одного тела убитого солдата не досталось горцам, а второе — у урочища Татар-Тупа с колонной полковника Меллера Закамельского (3 батальона, 3 сотни казаков и несколько орудий).

В конце июля того же 1858 г. Шамиль с тремя тысячами конных при двух орудиях быстро двинулся горами; к нему в верховьях Фортанги и Ассы примкнули галашевцы, назрановцы и др. ингуши, так что скопище Шамиля увеличилось до 5.000 человек, но отряд генерала Мищенко так удачно был направлен в Акиюртовское ущелье, что скопище обратилось в бегство, а Шамиль ускакал в Мужич-аул, оставив на месте боя 300 трупов, 90 лошадей, 420 винтовок, 300 шашек, 200 пистолетов, 200 кинжалов и 14 палаток. У нас было 14 убитых и 16 раненых и больше всего осетин-милиционеров. Затем отряд производил рубку леса и разрабатывал дорогу в Мужич-аул, Алкуин и Мородеки.

Если живы и теперь немногие свидетели, которые в последний раз в конце ноября 1858 г. слышали по улицам Владикавказской крепости лязг оружия войск, двигавшихся во главе своих старейших и храбрейших начальников из Тифлиса в Чечню к резиденции Шамиля, а затем и возвращение их в 1859 году после взятия Ведено и пленения Шамиля в Гунибе.

Газ. «Кавказское слово»(Владикавказ), 1910, № 167

Источник:  книга Л. Чибирова "ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ КАВКАЗА ОБ ОСЕТИИ И ОСЕТИНАХ, КНИГА 4, Г. ЦХИНВАЛИ, ИЗДАТЕЛЬСТВО "ИРЫСТОН", 1989 ГОД, Стр.312


« Последнее редактирование: 04 Сентября 2020, 00:43:56 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #8 : 10 Августа 2020, 23:28:19 »
Назрановское восстание имело для ингушей трагические последствия. Но, возможно, что именно это восстание спасло их от еще более трагических событий. Дело в том, что военной администрацией в то же время обсуждался проект «Об увеличении русского населения на Кавказе с переселением оттуда на Дон горцев». После Назрановского восстания военным руководством России был сделан вывод: «...Если только предложение мирным назрановцам сосредоточиться в большие аулы, на занимаемом ими участке земли послужило поводом к восстанию, то предложение горцам, имеющим изъявить покорность, оставить их родину и идти на Дон послужит поводом к ожесточенной войне, и, следовательно, повлечет к истреблению, а не покорности горцев». [РГВИА. Ф. 846, Оп. 16, д. 6672 л. 24-26].


==================================


Назрановское восстание 1858 г.

Наиболее крупным событием Кавказской войны в Ингушетии явилось Назрановское восстание мая-июля 1858 г., известное по официальным документам как «Назрановское возмущение». Ингуши, переселявшиеся в начале XIX века на равнины, селились мелкими хуторами по нескольку семейств, обычно находящихся в близком родстве. В конце 50-х гг. военными властями было принято решение создать на равнинах крупные населенные пункты путем уничтожения мелких хуторов и переселения их жителей в места, отведенные для создания крупных селений. Каждое село должно было иметь не менее 300 дворов. По мнению главнокомандующего Кавказской армией генерала Барятинского, «главнейшая причина Назрановского восстания заключалась в невозможности иметь за жителями надлежащий надзор при рассеянном поселении отдельными хуторами, а потому я признал необходимым поселить их большими аулами на избранных нами местах... В тоже время, совершенно независимо от этого, учрежденный во Владикавказе Комитет для разбора личных и поземельных прав туземцев потребовал от назрановских депутатов сведения о численности народонаселения. Столкновением этих двух обстоятельств воспользовались противники общественного порядка и возмутили народ».

В восстании принимали участие не только назрановцы, но и жители других районов Ингушетии: карабулаки, галашевцы, жители Тарской долины. Организаторы восстания послали письма к Шамилю, призывая его на помощь.

Собравшись 25 мая на кургане, недалеко от крепости Назрань, восставшие направили к военному командованию в крепость 16 депутатов для переговоров. Депутаты сообщили полковнику Зотову о нежелании ингушей селиться большими селениями. В ответ полковник Зотов задержал четырех депутатов, которые, по его мнению, «были в числе главных виновников», и приказал собравшимся разойтись. Протестуя против действий властей, ингуши (около 5000 человек) бросились на укрепление. Артиллерийским и ружейным огнем нападавшие были отбиты.

В июле 1858 г. имам Шамиль дважды пытался прорваться на помощь восставшим, но потерпел поражение. Восстание было подавлено.

Военное русское командование сурово наказало восставших. По приговору военно-полевого суда 5 человек - юнкер Чолдыр Арчаков, знаменосец Магомед Мазуров, Джогаст Бехоев, муллы Башир Ашиев (кумык) и Урусби Мугаев - были приговорены к повешению. Четверо приговоренных (Джогаст Бехоев совершил побег) были повешены 25 июня 1858 г. на том самом холме, где был назначен сход. Кроме того, 32 человека были приговорены к наказанию шприцпрутенами - по 1000 ударов на каждого, с лишением всех прав состояния; к ссылке в Сибирь на каторжные работы — 30 человек, в рудники без срока — 5 человек и на работу на заводах на 8 лет - 25 человек.

Назрановское восстание имело для ингушей трагические последствия. Но, возможно, что именно это восстание спасло их от еще более трагических событий. Дело в том, что военной администрацией в то же время обсуждался проект «Об увеличении русского населения на Кавказе с переселением оттуда на Дон горцев». После Назрановского восстания военным руководством России был сделан вывод:

«...Если только предложение мирным назрановцам сосредоточиться в большие аулы, на занимаемом ими участке земли послужило поводом к восстанию, то предложение горцам, имеющим изъявить покорность, оставить их родину и идти на Дон послужит поводом к ожесточенной войне, и, следовательно, повлечет к истреблению, а не покорности горцев».

После подавления восстания военная администрация приступила к осуществлению плана уничтожения мелких хуторов и создания крупных населенных пунктов.


=====================================


ВОЛНЕНИЕ 1858  года


"Туземцы Северного Кавказа",
Г. А. Вертепов, "ИНГУШИ. Историко-статистический очерк" (1892)

Заселение плоскости ингушами происходило по регламентации русского правительства, которое не упустило случая мелкие, расположенные близко одно от другого и потому очень удобные для разбоя и сокрыта добычи ингушеские поселения соединит в крупные аулы, гораздо более доступные для правильного надзора за ними. В 1858 г. из-за этой меры среди ингушей возникло сильное волнение, чуть было не окончившееся открытым восстанием. Воспользовавшись случаем, народные вожаки заговорили о предстоящем ингушам порабощении и распустили слух, что русское правительство собирается всех их окрестить в христианство, «превратить в казаков, женщинам же запретить носить шальвары». Однако, волнение это было подавлено, когда еще не успело принять угрожающих размеров.



=====================================


ШТРАФНЫЕ САНКЦИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, НАЛАГАВШИЕСЯ НА ИНГУШЕЙ (1892 год)

Кром описанных штрафов, ингушескому населению, как и всем остальным туземцам Терской области, приходится платить за кражи, грабежи и разбои на удовлетворение потерпевших, когда виновные в этих преступлениях ускользают от правосудия. Мера эта введена с 1879 г и существует до настоящего времени под названием «Временных правил об имущественной охране русского населения Терской области от хищничества горцев». Нигде в другом месте нет таких частых, почти ежедневных случаев ограбления проезжающих по дорогам и краж скота из селений и станиц, как это наблюдается в Терской области вообще и в Сунженском отделе, населенном ингушами, в частности. В силу причин, от объяснения которых заставляет пока воздержаться простая осторожность не говорить последнего слова о явлении, еще не достаточно изученном, воровство скота и грабеж проезжих по дорогам составляют, если так можно выразиться, племенную профессию ингушей. То обстоятельство, что все их население от мала до велика носит оружие , создает прекрасные условия для развития этой своеобразной профессии, и печальная необходимость заставляет принимать против всего туземного населения репрессивные меры, иногда довольно решительные. К числу таких мер относятся и «Временные правила об имущественной охране».

Этими правилами установлена круговая ответственность туземных сельских обществ за всякое насилие против жизни, здоровья и права собственности населения станиц, слобод, колоний, штаб-квартир и городов на следующих основаниях :

1. Все проезжие дороги подразделены на участки. Безопасность проезда по участкам лежит на ответственности ближайших туземных селений. Ответственность выражается в форме наложения штрафов, административных ссылок и обязательств содержать караулы.

2. В случаях воровства из русских селений или колоний, а также с пастьбы или на дороге, скота и др. имущества, если следы похищенного или похитителя доведены до юрта какого-нибудь туземного селения, сельское общество последнего обязано удовлетворить потерпевшего по особой таксе или по присяжной оценке. Споры о следах разрешаются присягой следователей.

3. Ведение следов имеет силу только тогда, когда в этом участвуют должностные лица – станичные атаманы, сельские и слободские старшины и проч. или их помощники, при двух понятых. Из селения, до юрта которого доведены следы, вызываются старшины с понятыми для принятия их, причем неявка на следы равносильна признанию виновности всего селения.

4. Если общество селения, до которого доведены следы, укажет виновного, то по окончании дела в суде взыскание обращается на имущество виновного, а в случае его несостоятельности – на состоящих в одной с ним сказке родственников; если же и последние окажутся несостоятельными, то ответственность несет все сельское общество.

5. Указание на виновного обусловлено подтверждением достаточно вескими доказательствами. В случае же, если суд оправдает виновного, то последний должен еще очистить себя обычною присягой и только тогда освобождается от ответственности.

Чтобы такая ответственность туземного населения не повлекла за собой полной индифферентности в деле охраны своего имущества со стороны русского населения, «правилами» установлены известные обязательства и для последнего. Обязательства эти заключаются в следующем:

6. а) Каждое русское населенное место должно иметь табунщиков и пастухов, ответственных за всякую кражу скота из-под их надзора, когда ими не сделано все от них зависящее для обнаружения виновных или открытия следов. б) Ненужный рабочий скот должен сдаваться пастухам, остающиеся же при доме на самопасе должен охраняться самим хозяином или наемным лицом. в) При ночлегах на полевых работах и дорогах скот должен сгоняться в одно место и охраняться караулом. г) В случае кражи, заявление о ней должно быть сделано ближайшему должностному лицу не далее следующего вечера. д) Русская станицы и селения должны иметь ночные обходы и караулы, в темные ночи в усиленном составе, проверяемые должностными лицами, в станицах же, кроме того, резервы из 4–6 конных льготных казаков на случай тревоги.

Несоблюдение перечисленных мер лишает потерпевших права на вознаграждение в административном порядке. Но если, несмотря на точное соблюдение этих мер, случаи воровства будут повторяться, а следы, по сухости почвы или иным каким-либо причинам, не зависящим, от бдительности потерпевших, нельм будет доводить до туземных селений, между тем у полицейских властей будут основательные данные для подозрения жителей какого-нибудь туземного селенья, то последнее обязуется выставить караулы, ответственные за всякий случай воровства. Время содержания таких караулов, определяется начальником области, причем выставление их не снимает с русского населения перечисленных выше обязательств но охране своего имущества.

Взыскания производятся по представлениям атаманов отделов и начальников округов, с разрешения начальника области. Размер взысканий определяется присяжной оценкой убытков потерпевшего, но чаше по таксе, утвержденной начальником Терской области 27 января 1887 г.

Несмотря на очевидную умеренность этой таксы, ежегодно ингушеские сельские общества за доведенные до их селений следы украденного скота уплачивают от 4500 до 5000 руб .

Таким образом, чисто местные условия влекут за собою платежи, лежащие на ингушеском населении, которые хотя и не составляют налога в тесном смысле этого слова, но, повторяясь из году в год приблизительно в одних а тех же размерах, носят характер денежных мирских повинностей.

что составляет со всеми остальными денежными повинностями, т. е. государственными, земскими и морскими, около 12 руб. 39 коп. на средний дом, или 4 руб. 33 коп. на душу мужского пола.

Натуральные повинности ингушей не велики и исчерпываются почти исключительно одними караулами, выставляемыми на дорогах и наряжаемыми в ночной обход селений, причем на дорогах караулы выставляются в громадном большинстве случаев из всадников милиции, получающих определенное содержание из средств государственного казначейства. В виду этого, необходимо признать, что все налоги и повинности, которые несет ингушеское население, нисколько не обременительны для него и введение налога на такие существенные нужды этого народа, как, напр., образование, было бы не только своевременно, уместно и легкоисполнимо, но даже не увеличило бы в общем размера лежащих в настоящее время на нем платежей, так как вместе с просвещением в среду его неизбежно должно войти сознание вреда тех обычаев и порядков, за которые ему теперь приходится платиться.

Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #9 : 11 Августа 2020, 04:44:02 »
ВОЛКОНСКИЙ Н. А.

ВОЙНА НА ВОСТОЧНОМ КАВКАЗЕ
С 1824 ПО 1834 г.
В СВЯЗИ С МЮРИДИЗМОМ


XXVI.


Предписанием от 11-го мая, предлагая Вельяминову продолжать приготовления к экспедиции, он предупреждал его не приступать к действиям впредь до приказания, а 19-го июня, уведомив об утверждении Государем Императором предположений, касавшихся действий в текущем году против некоторых горских народов, предписал следующее:

1) Из большей части войск, собранных во Владикавказе, составить отряд, которому пройти через земли джерахов, кистинцев и галгаевцев и спуститься по Ассе в галашевские или чеченские деревни для соединения с главными силами. Эта первая владикавказская колонна назначалась для наказания галгаевцев.

2) Одновременно с этою колонною вторая колонна, также из Владикавказа, направляется в карабулакские или галашевские деревни для усмирения их совместно с войсками, которые Вельяминов предполагал собрать у Грозной.

3) Из Грозной войска направить с таким расчетом, чтобы, соединясь со второю владикавказскою колонною, они могли принять участие в усмирении карабулаков, галгаевцев и чеченцев, обитающих по Мартану, Гехи и вообще на запад из Аргуна. Первая владикавказская колонна, исполнив [384] свою задачу, присоединяется к главным, и действия будут продолжаться сообразно с обстоятельствами.

4) Действия открыть в начале июля. Между 1-м и 3-м чИслами этого месяца Вельяминов вызывался во Владикавказ для совещания с корпусным командиром, предварительно сделав нужные распоряжения для сбора войск, назначенных в экспедиции.

5) Обратить внимание на обеспечение кр. Внезапной, чтобы нападением на нее неприятель не отвлек наших действий против чеченцев. Иметь при отряде войск левого фланга 200 линейных казаков и столько же во Владикавказе.

6) Для предстоящих действий призвать соседние горские племена, предоставив им всю взятую ими добычу, “дабы через то укоренить между ними вражду и не опасаться общего их против нас соединения." При первой владикавказской колонне иметь осетин управления подполковника Чиляева и владикавказского коменданта, а при второй владикавказской колонне — назрановцев, кабардинцев и, при возможности, кумыков.

7) Из Грозной войскам взять возможно более провианта и иметь при себе повозки для больных. Из подвижного артиллерийского парка на первый случай не брать с собою артиллерийского запаса, но патроны, запасный порох для взрыва камней и устройства “мостов" (переправ?) должны находиться при войсках.

8) Из войск, расположенных во Владикавказе и на военно-грузинской дороге, барон Розен полагал взять в начале экспедиции один баталион и поручил Вельяминову направить туда же баталион или по крайней мере две роты Кабардинского пехотного полка, с тем чтобы оне имели с собою шанцевый инструмент и могли поднять на вьюках, кроме натронных ящиков, и 10-ти дневный провиант 48. [385]

48. Дело то же. Предписание барона Розена г.д. Вельяминову, 19-го июня № 585.

Экспедиция против галгаевцев была задумана давно, еще с тех пор, как они умертвили пристава Константинова; карабулаки навлекли на себя грозу своими беспрестанными грабежами и участием в апрельских действиях Кази-муллы в центре кавказской линии; что же касается кистин, то мысль проникнуть к ним явилась, очевидно, в последнее время, почти перед самым походом в Чечню, и вот по каким причинам.

...

Ничего утешительного не мог донести Оранский и об участии местных жителей в экспедиции. Он толковал с старшинами, заверял их, “будто без всякой цели," что добыча останется в их распоряжении, но, кроме старшин, народа праздного, мало кто собирается принять наши предложения. Тагаурцы и куртатинцы, враждующие с галгаевцами, могут быть нам полезны, но их надо продовольствовать со дня сбора. Ингуши явятся в малом числе и очень ненадежны, “будучи сами соединены сильными связями знакомства и родства с галгаями."

...

10-го июля, предпринимая экспедицию против галгаевцев, корпусный командир известил генерала Вельяминова, что эта экспедиция продлится от двух до трех недель и вместе с тем указал ему главное направление для действий в этот промежуток времени. На первый случай Вельяминову предстояло движение вверх по Ассе для большей совокупности в действиях с колонною корпусного командира, потом заняться устройством моста на Ассе между Ханже-юртом и Шильчихою, чтобы по окончании экспедиций против галгаевцев, карабулаков и галашевцев свободно продолжать действия далее, в Чечне, чрез которую барон Розен желал пройти от Ассы чрез Гехи, Урус-Мартан и Герменчук к Маюртупу. Сделанные приготовления к устройству мостов и нахождение при отряде двух пионерных рот должны были, по мнению корпусного командира, облегчить переправы колонн через реки, а довольно значительная кавалерия, отряжаемая в колонну Вельяминова, доставить средства к быстрым поискам против неприятеля. Вельяминову поручалось озаботиться продовольствием вошедших в состав его отряда обоих Конно-Закавказских полков, ингушевской и кабардинской милиций и непременно пустить в дело против карабулаков обе эти милиции 54.

55. Дело 2-го отд. ген. шт. 1832 г. № 56. Предписание корпусного командира г.-л. Вельяминову, 10-го июля № 5.

Затруднений при этом не могло встретиться, так как связи и [393] сношения ингушей с карабулаками держатся на частных случаях, а “не суть общие." Наконец, чтобы в дальнейших действиях в Чечне не иметь остановки по недостатку провианта, ген. Вельяминову предложено было немедленно озаботиться сформированием подвижного транспорта, от 300 до 350-ти ароб, наймом или нарядом за безобидную для жителей плату 55.

55. Дело 2-го отд. ген. шт. 1832 г. № 56. Предписание корпусного командира г.-л. Вельяминову, 10-го июля № 5.


В конце июня генералом Вельяминовым сделаны были следующие распоряжения.

Генерал-маиору кн. Бековичу-Черкаскому предписано оставить для охранения кумыкских владений находившиеся там 2-й баталион Херсонского гренадерского и 3-й баталион Эриванского карабинерного полков, 2 орудия 22-й артиллерийской бригады и 4 орудия донской казачьей № 3 роты. Всю прочую пехоту, расположенную по квартирам на левом фланге кавказской линии, с остальною артиллериею и 200 казаков Гребенского казачьего войска соединить при кр. Грозной, куда прибыть также и отделению запасного артиллерийского парка. В Назрановское укрепление направить из Моздока 1-й баталион Бутырского пехотного полка и 200 казаков Моздокского казачьего полка с 2-мя орудиями батарейной № 1-й роты 20-й артиллерийской бригады. Генерал-маиору Горихвостову поручено распорядиться сбором вьюков в Кабардинском полку для поднятия 10-ти дневного провианта и патронов на комплектный баталион, которые немедленно отправить во Владикавказ. Ему же предписано поспешно собрать из Малой и Большой Кабарды 500 человек хорошо вооруженных конных кабардинцев, которым прибыть к 5-му июля в Назрановское укрепление. Что же касалось сбора кумык, то, по тогдашнему их положению, Вельяминов находил невозможным прибегнуть к вызову их в [394] поход и потому не сделал на этот предмет никаких распоряжений 56.

56. Дело шт. отд. кав. кор. по 2-му отд. ген. шт. 1832 г. № 9. Рапорт г.-л. Вельяминова корпусному командиру, 25-го июня № 460.
...

10-го числа прибыл во Владикавказ корпусный командир. На военно-грузинской дороге старшины джераховских и кистинских деревень, лежащих на пути к галгаевцам, явились к нему и просили не подвергать их наказанию вместе с галгаевцами. Барон Розен успокоил их, а они обещали во время следования войск оставаться с семействами и имуществом в деревнях. На том же пути беглые тагаурцы встретили корпусного командира на коленях, сложив перед собою оружие и умоляя о пощаде. Розен помиловал их, и они тут же просили позволения загладить вину свою участием в походе. 12-е число было назначено днем выступления обоих отрядов, но так как колонна Вельяминова только 11-го прибыла к Назрановскому укреплению, а команда Бутырского полка, командированная во Владикавказ, вернулась к вечеру 12-го числа, то Вельяминов сделал дневку и выступил в поход 13-го июля.

...


12-го числа отряд корпусного командира перешел Терек по предварительно устроенному мосту, за которым начался крайне трудный подъем вверх по речке Макалдону. Горные орудия почти половину дороги несли на руках, а для прохода вьюков старались разделывать косогоры. Отряд прошел около 10-ти верст и имел ночлег у деревни Обина. Жители всех джераховских деревень встретили барона Розена с хлебом и солью; обинцы также явились, прося пощады. 13-го числа дорога была еще хуже. Отряд проходил большею частью по узким тропинкам вдоль косогоров и пропастей, через весьма глубокие балки с [396] беспрестанными крутыми подъемами и спусками. С трех часов утра до шести вечера авангард успел пройти около 12-ти верст, до деревни Хули, в которой умерщвлен был пристав Константинов. Главная колонна сделала 9 верст, а ариергард, имевший при себе около 400 вьюков с провиантом и другими тяжестями, прошел только 6 верст. Кистинцы остались в своих деревнях и встречали корпусного командира с хлебом и солью, но д. Хули совершенно опустела. От чилихойцев 59, не участвовавших в убийстве Константинова, явилось лишь несколько человек из селений Ляляги и Салги.

59. Чилихойцами назывались жители четырех кистинских деревень между с. Хули и галгаевскими деревнями.

14-го числа весь отряд собрался в Хули, поднявшись с величайшим трудом на весьма крутую гору Бей-Магометы, лежащую между селениями Койрах и Хули. Последнее было сожжено, пашни его потравлены, а три крепкие башни, служившие для жителей лучшим убежищем, подорваны порохом. Здесь печальный случай чуть не испортил отношение к нам мирных деревень. Три лялягских жителя, направлявшиеся к нам в лагерь, испугались осетинского разъезда и бросились бежать, но были настигнуты и убиты. Чилихойцы узнали об этом и решили оставаться в горах. Барон Розен призвал родственников убитых, объяснил им причину происшествия и выдал денежное вознаграждение, которым они остались довольны. Другой разъезд открыл в горах скот, принадлежащий чилихойцам и некоторым немирным жителям. Пастухи начали стрелять и ранили двух осетин, которые у них убили трех человек и отогнали несколько лошадей и ослов, 205 штук рогатого скота и около 600 баранов. 15-го июля отряд оставался в Хули, ожидая прибытия вьючного парка с запасными патронами и сведений о нахождении жителей Хули. Чилихойцам объявлено, что они наказаны [397] за принятие к себе скота немирных деревень, но в виду неучастия их в убийстве Константинова, деревни и пашни их останутся не разоренными, кроме небольшого селения Шуан, близь Хули, издавна служившего притоном для хищников и замешанного в злодействе хулинцев и галгаевцев. Жителям Ляляги и Салги барон Розен объявил, что отдает им земли хулинцев, которым никогда не будет дозволено селиться на теперешних местах. Для истребления с. Шуан послана команда. 16-го числа корпусный командир получил известие, что хулинцы и жители ближайших к ним галгаевских деревень скрываются в лесах, к стороне Хевсурии. Подвинувшись вперед около 6-ти верст по вьючной дороге, более удобной чем на прежних переходах, он остановил отряд близь галгаевской деревни Бешти, откуда отправил для отыскания главнейших виновников убийства Константинова две колонны, под начальством полковника Засса и подполковника Челяева. Обе колонны поднялись по едва проходимым тропинкам к снежным вершинам и открыли следы мятежников. Челяев имел небольшую перестрелку с неприятельским караулом, но наступивший туман помешал преследованию. До полудня 17-го числа стоял туман. Партия осетин, посланная на разведки, донесла, что мятежники перебрались к вершинам Ассы и рассеялись в лесистых ущельях, почему войска ограничились сожжением ближайших деревень и истреблением их пашен. Вечером несколько осетинских фуражиров, неосторожно удалившихся от лагеря, были атакованы галгаевцами, спустившимися в числе около 100 человек со скал хребта Маткоха. В подкрепление им посланы две сотни Грузинского конного полка и, на всякий случай, баталион Эриванского карабинерного полка. Грузины, спешившись, решительно атаковали неприятеля, опрокинули его и гнали вверх по скалам, покуда было возможно. В [398] перестрелках был ранен один грузин, а неприятель потерял 4-х человек убитыми. Галгаевцам дважды объявлялось, чтобы, во избежание совершенного разорения, они выдали виновнейших в убийстве Константинова, внесли наложенную на них в 1830 году подать и уплатили штраф, но они в первый раз обещали собраться и подумать, а вторично не допустили посланных, объявив, что сумеют укрыться от преследования в лесах и ущельях. Барон Розен решил преследовать их далее. 18-го числа, пройдя около восьми верст большею частью по весьма крутому спуску, отряд прибыл к селению Таргим, на Ассе, вблизи которой находились главнейшие деревни галгаевцев. По сведениям, они скрывались в трех местах: одни, вместе с хулинцами, в ущельях и лесах к стороне Хевсурии, другие в скалах хребта Маткоха, подходящего к самой Ассе, а третьи в урочищах Гае и Гала, за скалистым, весьма высоким хребтом по правую сторону Ассы, считавшимся даже для горцев мало доступным. 19-го числа для преследования скрывшихся в Маткохе семейств барон Розен выслал вниз по Ассе, в обход, 200 осетин, а из лагеря направил часть Грузинской горской милиции и две роты Тифлисского пехотного полка, под начальством капитана Пархомова, прямо на скалы, чтобы привлечь в эту сторону внимание неприятеля и дать возможность совершить обход осетинам. Подвигаясь вперед, Пархомов искусно занял неприятеля, несмотря на частый ружейный огонь и камни, сбрасываемые со скал, а осетины обошли горы и захватили около 250-ти штук рогатого скота, 1300 баранов и несколько лошадей и ослов. Неприятель преследовал осетин, но командующий баталионом Тифлисского пехотного полка маиор Борейша вовремя подкрепил их двумя ротами, отразил нападение и доставил добычу в лагерь. В деле у нас легко ранены 4 рядовых и 2 осетина; [399] неприятель потерял убитыми 4-х человек. Одна женщина была захвачена в плен, но бросилась со скалы в воду и утонула. Желая показать горцам, что для русских войск нет непроходимых мест, корпусный командир того же числа выступил к урочищу Гаю, оставив у селения Таргим все тяжести в общем вагенбурге, под начальством маиора Борейши. С бароном Розеном выступили 2 баталиона Эриванского карабинерного полка, баталион 41-го Егерского полка, 200 казаков Моздокского линейного казачьего полка, Грузинский конный полк, 350 человек осетин, 200 человек грузинской горской милиции, 4 горных единорога и 6 кегорновых мортир. Дорога шла беспрестанными подъемами и спусками, по узким тропинкам, на которых несколько раз разбирались орудия. Тем не менее, войска прошли около 16-ти верст и вечером были у подошвы скал, за которыми находилось урочище Гай. С полудороги отправлен был вперед командир Моздокского линейного казачьего полка полковник Засс, с кавалериею, занять вершину скал, прежде чем неприятель догадается о нашем направлении. Пользуясь туманом, Засс приблизился к самым скалам, оставил здесь лошадей и начал подниматься по тропинке. На половине подъема он был встречен ружейными выстрелами и осыпан “беспрерывным градом огромных каменьев," что, впрочем, не остановило храбрых моздокских казаков и осетин. Так как движение нашей кавалерии было уже замечено, а густой туман препятствовал распоряжениям, то Зассу приказано было остановиться. Наша потеря в этот день состояла из 4-х раненых, 4-х ушибшихся на крутом спуске и нескольких раненых лошадей. 20-го числа утром ясная погода позволила осмотреть путь. Узкая, крутая тропинка извивалась на протяжении трех верст, поднимаясь вдоль огромных скал над крутыми обрывами. Вне этой тропинки в некоторых местах можно [400] было, с камня на камень, взобраться прямо на скалы, но тут горсть храбрецов могла без труда отразить самое отважное нападение. Неприятель занимал хребет, славившийся у горцев своею неприступностью. При таких условиях благоразумнее всего было действовать несколькими частями, имея позади их сильный резерв. Барон Розен с трех пунктов направил грузин и осетин прямо на скалы, в подкрепление им дал баталион 41-го Егерского полка, а в резерв Эриванский карабинерный полк и моздокских казаков. Неприятель встретил нас градом камней, но грузины и осетины, раздвинувшись, смело взбирались на скалы. Горные орудия и мортиры удачным действием производили видимое расстройство в неприятеле. Под покровительством этого огня, стрелки поднимались все выше и выше, пренебрегая сильным неприятельским огнем и падавшими на них камнями; егеря 41-го полка не отставали от осетин. Храбрость войск и удачное действие артиллерии скоро поколебали неприятеля и он обратился в бегство. Грузины и осетины мгновенно очутились на вершине скал, а войска продолжали беспрепятственно подыматься наверх. На штурме высот мы потеряли каким-то чудом только 5 человек. Трудность подъема засвидетельствована была самим корпусным командиром, употребившим два часа на поднятие. Его удивила также отвага, неутомимость и усердие войск; опасности не страшили их, а труды не только не поселяли в них уныния или ропота, но, напротив, возбуждали общее соревнование. С вершины скал можно было рассмотреть все убежища мятежников, но густой туман снова спас их, и отряд направился “по самому большому следу," который привел их к урочищу Гай. Спуск с гор был чрезвычайно труден, туман обратился в дождь и люди едва могли держаться на скользких крутизнах. Отряд, выступивший в 4 часа утра, собрался только около полуночи на [401] место ночлега у с. Гай, пройдя около 10-ти верст. Засс, командовавший авангардом из спешенных казаков и трех рот егерей, преследовал неприятеля еще около 15-ти верст по трудной дороге и успел отбить около 200 голов рогатого скота; взята была также значительная добыча из разного имущества, брошенного неприятелем. В этот же день несколько осетин, самовольно отделившись от отряда, отправились в деревню Цору, где были атакованы скрывшимися жителями, и из них 1 убит и 2 ранены. 21-го числа туман и дождь не позволяли ничего предпринять; разосланы были только партии осетин на поиски. 22-го числа продолжавшийся туман препятствовал производить даже поиски в окрестностях Гая, а потому отряд перешел обратно через скалистый хребет Малку-Гай и расположился лагерем при деревне Цоре. Здесь два жителя заперлись в каменной башне и ни за что не хотели сдаваться. Саперы подвели мину и уже начали забивать заряд, когда мятежники положили оружие. Башня была взорвана. Во время работ у нас ушиблены камнями 4 сапера и ранены 4 человека. 24-го числа истреблено было 17 деревень, чем и закончилась экспедиция против галгаевцев. В тот же день корпусный командир прибыл к вагенбургу у с. Таргим, 25-го дал войскам дневку, 26-го выступил обратно к Тереку, 27-го перешел реку и 28-го прибыл к Владикавказу.

Чилихойцев, кистинцев и джераховцев нашел барон Розен на местах. Они изъявили полную покорность, а деревня Обин выдала аманата и возвратила захваченного в плен сына одного преданного нам джераховца.

“Вероломное племя галгаевцев — доносил Розен гр. Чернышеву — по мнению самих горцев, наказано примерным образом, лишась значительного числа скота своего, большей части движимого имущества, жилищ и пашен; войска наши проникли в самые скрытные убежища их, доселе почитавшиеся неприступными для нас. Сами [402] галгаевцы знают, что один только туман с 16-го по 27-е число сего месяца продолжавшийся, спас семейства их от плена и остальное имущество от совершенного истребления. Племена, смежные с ними, но не участвовавшие в злодеянии, пропустя беспрепятственно войска, не понесли никакого вреда. Осетины же и горские грузинские жители, находившиеся при отряде, приобрели богатую добычу, что служит им наградою, а нам обеспечением, что они, возобновя вражду свою с соседними племенами, по необходимости должны держаться нашей стороны и искать нашего покровительства."

------------------------------------------------

Вставка: Дзурдзуки цитирую так:

Цитировать
Вот такие сведения содержатся в донесении генерала Розена о завершении военной экспедиции против галгаевцев, направленном им военному министру Чернышеву 29 июля 1832 года:

Цитировать
… 23-го числа истреблены 8 деревень.
    24-го числа прибыл я к вагенбургу (Временный военный лагерь из укрепленных повозок, расставленных особым порядком — авт.) при сел. Таргим, истребив еще 9 деревень.
    Осетины же и горские грузинские жители, находившиеся при отряде, при обрели богатую добычу, что служит им наградою, а нам обеспечением, что они, возобновив вражду свою с соседними племенами, по необходимости должны держаться нашей стороны и искать нашего покровительства.


-----------------------------------------------


Генерал-лейтенант Вельяминов, выступив 13-го июля из Назрановского укрепления, рассчитывал в один переход дойти до непокорной деревни Шильчихи и занять ее, но грязная дорога и еще более дурная переправа через Сунжу у д. Малой Яндырке замедлили следование отряда и заставили его ночевать близь переправы. На другой день, подойдя к Шильчихе и заметив, что до 200 мятежников намерены защищать эту деревню, Вельяминов устроил две батареи, одну для 6-ти орудий конноартиллерийской казачьей № 6 роты, другую для 4-х орудий пешей артиллерии, выбил артиллерийским огнем горцев из деревни и без дальнейшего сопротивления занял ее 40-м Егерским полком. После этого неприятельская партия, скрывшаяся в лесах противоположного берега Ассы, вела перестрелку с стрелковою цепью, а часть конных, показавшихся на открытом месте, была разогнана кабардинцами и конно-Закавказскими полками, которые еще до занятия деревни были переправлены на правую сторону Ассы. Другая часть нашей конницы, преследуя горцев, имела с ними перестрелку, в которой у них убито два человека, а у нас легко ранен всадник 2-го конно-Закавказского полка. Деревня была разорена до основания, а найденный в ней и в окрестностях на корне хлеб был истреблен. 15-го числа отряд Вельяминова занял без всякого сопротивления деревню Хайжир [403] или Худаберти, жители которой изъявили покорность. На другой день, пройдя мимо деревень Мужихой и Фаргив, оставленных также не уничтоженными по случаю покорности жителей, Вельяминов приказал истребить небольшую деревушку Цоале с находившеюся в ней каменною башнею и двумя водяными мельницами, принадлежавшими известному между карабулаками разбойнику. Жители многих карабулакских селений присылали просить о пощаде, соглашаясь внести штраф по 5 рублей серебром с двора и платить ежегодно по рублю подати. Многие из них не имели денег, а потому Вельяминов разрешил принимать скот, считая с каждого двора по одной рогатой скотине. В ожидании доставки денег или скота, отряд расположился лагерем у Цоале. Здесь Вельяминов устроил вагенбург, поручив его командующему Московским пехотным полком подполковнику Щеголеву, в прикрытие которому назначил 250 человек этого полка, 4 орудия конно-казачьей артиллерийской № 6 роты и всю кавалерию. В вагенбурге оставлены артиллерийский запасный парк, подвижный провиантский транспорт и все лишние тяжести. Имея в виду, что при задуманном движении к галашевцам лесной хребет гор, а за ним закрытая и пересеченная местность не представляли никаких удобств для действий конницы, которая могла скорее затруднять войска, чем приносить им пользу, Вельяминов взял с собою только по 50-ти человек из каждого конно-Закавказского полка и такое же число от кабардинцев и линейных казаков. С отрядом он приказал следовать небольшому обозу, состоявшему из наиболее облегченных повозок. В 6 часов утра 18-го числа войска выступили и беспрепятственно дошли до деревни Галашки, которая была оставлена жителями. Затруднения, встреченные от дурной дороги на этом переходе, имевшем около 12-ти верст, были до того велики, что, несмотря на легкость [404] обоза, он прибыл в лагерь поздно вечером. Неприятель, пользуясь густотою леса и теснотою дороги на обрывистых спусках и подъемах, устроил во многих местах завалы, которые однако не защищал; но когда войска подошли к последнему крутому спуску, засевшие в лесу над поворотом дороги мятежники открыли довольно сильный ружейный огонь по авангарду, состоявшему из двух рот Бутырского пехотного полка. Роты “с блистательною храбростью" бросились в штыки и заставили неприятеля отдалиться от дороги. После этого перестрелка с стрелковою цепью не прекращалась до выхода из леса на довольно обширную равнину, на которой, за крутым оврагом, расположена деревня Галашки. Не переходя его, Вельяминов расположил отряд лагерем, а на противоположную сторону послал всю находившуюся с ним кавалерию, приказав сжечь несколько дворов, расположенных над Ассою. В деле 18-го июля мы потеряли: Бутырский пехотный полк 2-х нижних чинов убитыми и 2-х ранеными, Московский полк 4-х ранеными, 40-й егерский и Моздокский казачий полки по одному раненому. О неприятельской потере не имелось известий. Того же числа, оставив неразоренными две покорившиеся деревни, Адыгирей-юрт и Дог-Кочакого-юрт, Вельяминов приказал уничтожить одну каменную башню, находившуюся близь первой из упомянутых деревень, и истребить непокорное селение Меркей, лежавшее на правом берегу Ассы, с двумя такими же башнями. Эти башни, сложенные весьма прочно из больших камней, еле поддавались ломке, и работа задержала войска до самого вечера. Затем отряд, пройдя 5 верст, расположился у деревни Арсамак-Черкеров, жители которой изъявили покорность. Во время разорения деревни Меркей наша конница занимала пикеты на отлогости высокой горы, по гребню которой расположена была в нескольких местах карабулакская партия, [405] в числе не более ста человек конных и пеших. Пешие неоднократно старались занять опушку леса, чтобы вредить нашей кавалерии, но казаки кабардинцы и всадники конно-Закавказских полков, сохранив за собою лесную опушку, продолжали занимать выгодную позицию вне выстрелов неприятеля. Во время своих покушений горцы потеряли убитыми четырех человек.

Деревням Средней и Малой Меркей, изъявлявшим покорность и согласившимся на предложенные условия, дан был срок до вечера 20-го числа для доставки податных денег или вместо них скота. 21-го числа, получив от старшин уведомление, что они не могли склонить жителей на покорность, Вельяминов приказал баталиону 40-го Егерского полка, двум орудиям, линейным казакам и всадникам конно-Закавказских полков переправиться на правую сторону реки и истребить эти деревни. Посылая конницу, он рассчитывал, что толпы карабулаков, всего до 400 человек, занимавшие высоты правого берега реки, заметив наше движение спустятся и займут небольшой отдельный лес, а, выбитые оттуда, станут подниматься на гору по открытому месту, где кавалерия могла нанести им поражение. Так и случилось. Едва мы тронулись из лагеря, как человек 200 конных и пеших карабулаков потянулись в лес; наша конница начала обходить их, а стрелки вошли в чащу и, встретившись с неприятелем, обратили его в бегство. Тогда кавалерия, поддержанная стрелками, атаковала горцев и гнала их до хребта гор. Крутой подъем, местность, перерезанная оврагами, и недостаточное число кавалерии дали возможность бегущим спастись от преследования. Тем не менее, они понесли значительный урон: 9 тел оставлены были на месте, общая же потеря их простиралась до 12-ти человек убитыми и 25-ти ранеными. Эти сведения были получены от старшин деревень Арслам-бека и [406] Мужихоя, явившихся после боя с аманатом и податью. Наш урон состоял из 1 убитого и 16-ти раненых казаков Гребенского войска, 1 раненого 40-го Егерского полка и 2-х 1-го конно-Закавказского. Лошадей убито 3 и ранено столько же. После дела Вельяминов приказал Бутырскому пехотному полку с конницею и 4-мя орудиями переправиться на правую сторону Ассы и уничтожить деревушку Амгите; но от беспрерывных дождей вода в Ассе сильно поднялась и помешала переправить пехоту. На другой день открылся брод — и деревня, после нескольких безвредных выстрелов со стороны неприятеля, была занята и истреблена. 24-го числа отряд выступил обратно к вагенбургу и остановился на ночлег у сломанной башни близь деревни Галашки. Отсюда Вельяминов послал генерального штаба полковника Зандена с Московским пехотным полком и ротою Кавказского саперного баталиона осмотреть другую дорогу для обратного пути, но она оказалась несравненно хуже пройденной, а потому войска двинулись на другой день по старой дороге. 26-го июля, проходя мимо вагенбурга, Вельяминов присоединил его к отряду и расположился между деревнями Кази и Мужихой, жители которых, а также и других соседних селений, изъявили покорность. Чтобы дать им время исполнить наши требования, отряд 27-го числа дневал. Так как не все жители Мужихоя явились в назначенное время, то дома непокорных были сожжены, а хлеба уничтожены. 28-го июля Вельяминов прибыл в с. Ахимбарз, где нашел удобный для переправы брод, исключавший необходимость моста, постройка которого составляла последнюю задачу его действий 60. [407]

60. Источниками для описания экспедиций барона Розена и г.-л. Вельяминова против галгаевцев, галашевцев и карабулаков послужили: отношения корпусного командира военному министру, 15-го июля № 12, 21-го июля № 20 и 22 июля № 42, рапорт барону Розену г.-л. Вольховского 6-го июля (без номера), рапорты подполковника Бриммера Вольховскому 8-го и 9-го июля №№ 543 и 544 (д. 2-го отд. ген.шт. 1532 г. № 51) и рапорты г.-л. Вельяминова корпусному командиру, 14-го июля № 535, 17-го июля № 538, 18-го июля № 530, 20-го июля № 541, 22-го июля № 556, 26-го июля № 564 и 29-го июля № 571 (д. 2-го отд. ген. шт. 1832 г. № 56).



==================================
« Последнее редактирование: 11 Августа 2020, 04:50:35 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #10 : 04 Сентября 2020, 00:34:40 »
Ингуши никогда не изменяли договору о подданстве и участвовали во всех войнах Российской империи
Становление республики Ингушетия, 1994 год

https://youtu.be/ZliHcdNDcQI


=====================================

2004 год




================================================










==========================================





Обращение Главы Республики Ингушетия Ю.Б. Евкурова в связи с 241-ой годовщиной единения ингушского народа с Россией


Ю. Евкуров 17 марта 2011 года, поздравляя ингушей с 241-ой годовщиной "единения с Россией" говорил:

"Воины из Ингушетии бесстрашно сражались, защищая интересы России в Русско-японской и Русско-турецкой войнах, в Первой мировой войне. Так было и в годы Великой Отечественной войны, когда ингуши показывали чудеса доблести и отваги, практически на всех фронтах войны защищая нашу Родину от нацистских полчищ. Достаточно вспомнить подвиг ингушей – защитников Брестской крепости, Сталинграда, Москвы и Малгобека. Так было и при исполнении интернационального долга в Республике Афганистан."


Ю. Евкуров 17 марта 2011 года, поздравляя ингушей с 241-ой годовщиной "единения с Россией" говорил:
"Ингушский народ всегда дорожил своим единством с Россией, был надёжным другом и форпостом России на Кавказе"


=====================================

=======================================





======================================




======================================

244 годовщина



Берснако Газиков о том, что в архивах всё еще не обнаружили оригиналов договоров ингушей с Россией
Источник: ГТРК Ингушетия Опубликовано: 14 мар. 2014 г.

https://www.youtube.com/watch?v=43wmj0zQZpo

=========================================


244 года "единения" Ингушетии с Россией

Опубликовано: 18 мар. 2014 г.

https://www.youtube.com/watch?v=6c6lViiMzcA

Даскиев Мурат: "Россия становится на уровень ВЕЛИКОГО Сов. Союза. Горд за своих руководителей
Митинг в поддержку крымчан
19 мар. 2014 г.
ГТРК Ингушетия

https://youtu.be/nQ696jpOiYc


Вхождение в состав России - самое яркое событие в истории ингушского народа
В Назрани отметили День единения
20 мар. 2014 г.
ГТРК Ингушетия

https://youtu.be/Xr9xY7zKFII

Алихан Тумгоев: "Мы никогда не нарушали присяги России и не жалем, что живем вместе в ней"
В Назрани отметили День единения
20 мар. 2014 г.
ГТРК Ингушетия

https://youtu.be/xQvJIVwU9Lw




=======================================


Минкульт РФ установит памятную дату — День единения Ингушетии и России

9 февраля 2015, 09:40 — REGNUM
В праздничном календаре РФ появится новая памятная дата — День единения Ингушетии и России. Минкульт России одобрил решение о ее установлении на 17 марта. Об этом заявил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, отметив, что исторические события 17 марта 1770 года будут вписаны в историографию России, сообщили ИА REGNUM 9 февраля в пресс-службе главы субъекта.

Кроме того, по словам главы республики, он обратился к руководству РФ с просьбой принять решение о праздновании в 2020 году 250-летия единения Ингушетии с Россией на федеральном уровне. Юнус-Бек Евкуров выразил надежду, что эта инициатива будет поддержана и важное историческое событие в жизни ингушского народа, Кавказа и всей Российской Федерации через пять лет будет отмечать вся Россия.


Я не нашёл подтверждения со стороны министерства






Сквер 245-тия единения Ингушетии с Россией






=================================================

245 годовщина единения с РФ
Школьники организовали флэш моб ко дню единения Ингушетии с Россией
18 мар. 2015 г.
ГТРК Ингушетия
https://youtu.be/eOV4M7RZuwo


Зураб Мальсагов на празднике 245 лет единения с Россией
Школьники организовали флэш моб ко дню единения Ингушетии с Россией

18 мар. 2015 г.
https://youtu.be/24jfheol6sU


====================================

11.03.2015г. «Ингуши выиграли мир, сделав выбор в пользу России»

Официальный сайт народного собрания РИ

Сегодня в Народном Собрании провели «круглый стол», посвященный 245-летию добровольного  вхождения ингушского народа  в состав России.

Открывая заседание, депутат, член комитета  по местному самоуправлению, национальной политике, связям с общественностью и религиозными объединениями Зелимхан Оздоев отметил, что событие, произошедшее 245 лет назад в  селе Ангушт, когда ингушские старшины приняли присягу на верность России, стало судьбоносным.  Ингуши первыми из северокавказских народов официально  по доброй воле вошли в состав Российского государства. По мнению историка Эльзы Мужехоевой процесс переговоров,  продолжавшийся несколько лет и завершившийся принятием присяги в 1770, году носил обоюдный интерес. «России, которая вела войну с Турцией,  нужен был на Кавказе надежный союзник, а ингуши искали защиту от набегов соседних племен», - подчеркнула она.

Другой историк Нурдин Кодзоев отметил, что предки ингушей выиграли мир, сделав выбор в пользу России. «Ингуши, приняв присягу, оказались в составе сильного развитого государства. Ингушские старшины искали будущего для своих потомков и поэтому выбрали выгодный для обеих сторон союз с Россией», - считает он.  На протяжении истории ингуши неоднократно доказывали верность Российскому государству и не изменяли данной клятве. Жители Ингушетии сражались в Русско-Турецкой и Русско-японской войнах, а также в Первой и Второй мировой войнах. В годы Великой Отечественной войны защищали Москву, Ленинград, Сталинград, Малгобек и Брестскую крепость.

 Депутат Сет-Салим Ахильгов напомнил, как в начале 90-х годов в период  «парада суверенитетов» республик входивших в состав РСФСР, ингуши на референдуме вновь подтвердили желание строить свою судьбу в составе России.

Сегодня Республика Ингушетия, являясь полноправным субъектом Российской Федерации, имеет все возможности для строительства своей государственности, экономического и культурного развития, улучшения благосостояния жителей региона.

Решением Главы республики Юнус-Бека Евкурова 17 марта отмечается как  памятная дата. В этот  день в Ингушетии пройдут различные культурно-массовые мероприятия. А юбилейный год 250-летия вхождения ингушей в состав России с регионального выйдет на общефедеральный уровень как символ единения, подтвержденного временем.



===========================================


Евкуровкое TV: самое важное событие в жизни ингушей - вхождение в состав России

видео "245 лет вместе с Россией", Канал "Официальный сайт Республики Ингушетия". (30 июн. 2015 г.)
https://www.youtube.com/watch?v=XX0B3gzK940



Авто и мото пробег с флагом РФ
"День Российского флага" - 30 авг. 2015 г. Канал "Официальный сайт Республики Ингушетия"

https://youtu.be/9JCDCcXpREg

=============================================


Белхороев Иса: Достопримечательность Ингушетии... любовь к великой России
13 мая 2016 года в ДК "ПОДМОСКОВЬЕ" г. Красногорск

"Белхороев Иса СПК ЯРОПОЛК Чугунов Михаил НАХАБИНО"

https://youtu.be/lA5_ENb6F5A


======================================


В договоре 1810 года были учтены недочеты договора 1770 года
https://www.youtube.com/watch?v=W5q3N60HFFA


Ингушский народ доказывал, что дорожит единством с Россией и является её форпостом в регионе
Ингушетия отмечает 247-ю годовщину единения с Россией
20 мар. 2017 г.
ГТРК Ингушетия

https://youtu.be/JbL8aPjnURE



Ингушетия отмечает 247 ю годовщину единения с Россией
20 мар. 2017 г.
ГТРК Ингушетия

https://youtu.be/CCR1AUbfas4

Ингушетия отмечает 247-ю годовщину единения с Россией
20 мар. 2017 г.
ГТРК Ингушетия
https://youtu.be/JbL8aPjnURE

"Лучшие сыны нашего народа... проявляли героизм во всех войнах, которые вела Россия"

https://youtu.be/e9kbS8W-05M


Идрис Абадиев: Добровольное вхождение Ингушетии в состав России

https://youtu.be/2fLLVzkFnxw


Ингушетия: 247 лет от вхождения в Россию
Повторяется мысль, что в договоре 1810 года были учтены недочеты договора 1770 года
https://www.youtube.com/watch?v=ZGRG3QGFC-Y


---------------------------------------------------------------------


Мир на Кавказе будет установлен будет с помощью российской империи

https://www.youtube.com/watch?v=RyBPyCv1nAc


--------------------------------------------------------------------


Ингуши состояли в казачестве (бред)

https://www.youtube.com/watch?v=ty0e3sN1ho0


===============================================


К 249 - ой годовщине вхождения Ингушетии в состав Российской Империи.
18 мар. 2019 г.

https://www.youtube.com/watch?v=3GAKZUEVSe4


Ингушетия навеки с Россией - Дзагиев Мовлат-Гирей и Евлоевы Зелимхан и Улан

Источник: канал "ingushetiya segodny", название: "Мы неотъемлемая часть Великой Державы". Опубликовано: 20 мар. 2017 г.

https://www.youtube.com/watch?v=c7wCnqw8vo4


=======================================

БОГАТЫРЁВ БЕМБУЛАТ: МЫ ПРИЧИСЛЯЕМ СЕБЯ К РОССИИ И ГОРДЫ ЭТИМ

https://www.youtube.com/watch?v=xgtTTAYTLWc

========================================


Тамерлан Хамхоев об учении Кунта-Хаджи
"Мюрид должен носить чётки, а не оружие..." "...Доброе слово оказалось куда действеннее меча..."

Источник:  канал "ingushetiya segodny", Опубликовано: 15 июл. 2017 г. - "В Ингушетии отмечают годовщину принятия Ислама и день рождения Кунта - Хаджи Кишиева"
https://www.youtube.com/watch?v=Zr3p74dAIEY



Улан Евлоев: имам Шамиль трижды пытался НАСИЛЬНО привести ингушей к Исламу"

Источник:  канал "ingushetiya segodny", Опубликовано: 15 июл. 2017 г. - "В Ингушетии отмечают годовщину принятия Ислама и день рождения Кунта - Хаджи Кишиева"
https://www.youtube.com/watch?v=Ew_mcosOzNA

=====================================

Марем Долгиева о присяге ингушей на верность России (2017)
Ингушетия - неотъемлемая часть России
20 мар. 2017 г.
ingushetiya tv
https://www.youtube.com/watch?v=Ged9aWaAhVE


================================================










=========================================

Иса Кодзоев об отношении к российской власти
23 февр. 2020 г. Канал " ПОЕХАЛИ-ПОЛЕТЕЛИ С АРТЕМ ПЛАТО"

https://www.youtube.com/watch?v=ygS9c4IVCS0

=========================================


Саражуддин Султыгов: Ингуши, будучи мусульманами, воевали на стороне России, против мусульман-турков
Митинг 6 октября 2018

https://www.youtube.com/watch?v=FSqCQHXSQzA


Саражуддин Султыгов: Мы (ингуши) верны договору с Россией
Митинг 6 октября 2018

https://www.youtube.com/watch?v=hOeGPZ8K3fs


=========================================

Ахмад-Башир Аушев и портрет Путина в Совете Тейпов

Заседание Совета тейпов ингушского народа от 5.03.2019 г.

https://youtu.be/xkL9SVh9OCs


Богатырёв Батыр и портрет Путина
5.03.2019

https://youtu.be/Ua3RPHPaqxo


Зурабов Муса о федеративном договоре Ингушетии с Россией и о полномочиях сторон
5.03.2019



Галаев из Сагопши: надо быть решительнее и перейти от просьб к требованиям
5.03.2019
https://youtu.be/uIylKB-Azhg



Ужахов Малсаг: Приоритет за законом о реабилитации и Пригородном районе
5.03.2019
https://youtu.be/A2IEoae1em8



Муса Зурабов о стратегических задачах Совета тейпов
5.03.2019

https://youtu.be/56UUEIPgF78


Муса Зурабов о реальности федеральной власти в России
5.03.2019

https://youtu.be/yWe-3h-EWbI



Совет тейпов: Вперёд, под своим флагом... в составе единой и неделимой России (11 мар. 2019 г.)

Ибрахим Мержоев: Наш дальнейший лозунг, ингушский лозунг: "Вперёд и только вперёд! Под своим флагом, со своим гимном, равными среди равных, в составе единой и неделимой России"

https://youtu.be/ruXwCAoAdvI


=================================



Эльза Чапанова: "У нас были все атрибуты государственности" Но жили без государства, обществами

(На 1756 год)

250 ЛЕТ ЕДИНЕНИЯ ИНГУШЕТИИ С РОССИЕЙ ЕВЛОЕВА М
3 февр. 2020 г.
НТРК ИНГУШЕТИЯ

https://youtu.be/9WvqhjmayGM


Эльза Чапанова-Мужухоева о присяге ингушей в 1770 году
250 ЛЕТ ЕДИНЕНИЯ ИНГУШЕТИИ С РОССИЕЙ ЕВЛОЕВА М
3 февр. 2020 г.
НТРК ИНГУШЕТИЯ

https://youtu.be/2DWihKL1iLs



Эльза Чапанова-Мужухоева: "Мы дали присягу на подданство и никогда ей не изменяли"
250 ЛЕТ ЕДИНЕНИЯ ИНГУШЕТИИ С РОССИЕЙ ЕВЛОЕВА М
3 февр. 2020 г.
НТРК ИНГУШЕТИЯ

https://youtu.be/MUulVJvhT_o

=================================



НТРК ИНГУШЕТИЯ
3 февр. 2020 г.



==========================================


Никогда не нарушали? - А поддержка Зелимхан



======================================


13 сентября 2019 г. ·

КТО ХОЗЯИН ТО?

Человек в своей квартире спрашивает у милиции, можно ли ему зайди в ванную комнату. Он хозяин в этой квартире? Или хозяин - мент, разрешение у котрого нужно спрашивать на перемещение по этой квартире?

Ингуши в свои горы могут попасть только после благословения со стороны известных служб на постах, стоящих в предгорье. Большинство из служивых - неингуши. Так кто хозяин этих гор?!


===============================================

12 ноября 2019 г. ·

ТАК ХОЗЯИН-ТО КТО? - Ч. 2

Глава Республики Ингушетия Махмуд-Али Калиматов подписал указы о назначении новых руководителей Минфина и Минэкономразвития Ингушетии.

В состав Кабмина республики вошел Макаренко Евгений, который будет исполнять обязанности министра экономики, промышленности и торговли РИ.

И.о. министра финансов стал Дормидонтов Дмитрий .

В "ИСКОННО-РУССКИХ" ЗЕМЛЯХ ДОЛЖНЫ ПРАВИТЬ РУССКИЕ. ДАБЫ НИКТО НЕ СОМНЕВАЛСЯ В ТОМ, КТО ТАМ ХОЗЯИН. НО "настоящие патриоты" БУДУТ РАДЫ ТОМУ, ЧТО ДЕКОРАЦИЯ ПОД НАЗВАНИЕМ "ГЛАВА РЕСПУБЛИКИ" ЧИСЛИТСЯ, КАК БЫ, ЗА ИНГУШОМ.

Я был бы рад, если бы и её заменили на какого то Василия... Чтобы хоть так у людей открылись глаза

"государственность"))

Ps: виноват Timur Yovloy



=======================================================

1 мая 2020

Ещё раз об "ингушской государственности" или "кто в доме хозяин"?

ФортангаORG
1 мая в 10:00 ·

"Кадровые перестановки в Ингушетии.

Глава МЧС Руслан Колоев, бессменно занимавший этот пост в течение последних лет ушёл на пенсию, теперь министерство в должности и.о. возглавил Вячеслав Борисов.

Ранее Борисов занимал должность заместителя начальника Главного управления МЧС России по Кабардино-Балкарской Республике.

Также назначен и.о. Управления Федеральной службы судебных приставов Ингушетии. Им стал Максим Шатин, ранее занимавший должность заместителя главного судебного пристава Приморского края".


==================================================


Адам Аушев: вы не хозяева своей земли, вы не можете без пропуска посетить свои башни

https://youtu.be/E01eHbFR2u4

====================================================




===========================================



Совет тейпов: Вперёд, под своим флагом... в составе единой и неделимой России  (11 мар. 2019 г.)

Ибрахим Мержоев: Наш дальнейший лозунг, ингушский лозунг: "Вперёд и только вперёд! Под своим флагом, со своим гимном, равными среди равных, в составе единой и неделимой России"

https://youtu.be/ruXwCAoAdvI


====================================


Батыр Богатырёв



=====================================

Идрис Абадиев: эздел, Ислам и присяга России

https://youtu.be/wpQ7CHY12Y0
« Последнее редактирование: 29 Сентября 2020, 00:31:16 от abu_umar_as-sahabi »
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/

Оффлайн abu_umar_as-sahabi

  • Модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5141
Re: Ингушетия в составе России
« Ответ #11 : 04 Сентября 2020, 01:54:36 »
ИНГУШИ И КРЫМ


Алихан Тумгоев поддерживает "демократический" переход Крыма в РФ
4 сент. 2019 г.


ГТРК Ингушетия
Опубликовано: 15 апр. 2014 г.

https://www.youtube.com/watch?v=fd9wz696dcw

===============================================


Евкуров о "возврате" Крыма в РФ

ГТРК Ингушетия
Опубликовано: 19 мар. 2014 г.
https://www.youtube.com/watch?v=TakS2WEHW5o


Митинг в поддержку крымчан

ГТРК Ингушетия
Опубликовано: 19 мар. 2014 г.


https://www.youtube.com/watch?v=tTVytDAjDfQ









В Магасе проходит митинг в поддержку выбора крымчан
Март 18, 2014
Поделиться
В 18:00 на центральной площади Магаса стартовали массовые акции в поддержку решения жителей Автономной Республики Крым о воссоединении с Россией. Как сообщили в пресс-службе главы Ингушетии, митинг проходит перед стометровой башней Согласия, являющейся символом единения. В нем принимают участие представители общественных организаций, молодежных движений, деятели культуры и искусств, а также именитые спортсмены.

«Участники митинга выражают свой протест распространению фашизма и радикального национализма на Украине, готовность оказать всемерную помощь и поддержку жителям Крыма, которые видят свое будущее в составе Российской Федерации», – отметили в пресс-службе. В связи с проведением массовых акций в центре столицы Ингушетии будет ограничено и частично перекрыто автомобильное движение. Водителей об этом предупредили заранее, сообщает портал ЮГА.


https://www.ekhokavkaza.com/a/25301424.html


====================================



19 мар. 2019 г.
ingushetiya tv

https://www.youtube.com/watch?v=4TLnpU7vGkc


=======================================
Доволен я Аллахом как Господом, Исламом − как религией, Мухаммадом, ﷺ, − как пророком, Каабой − как киблой, Кораном − как руководителем, а мусульманами − как братьями.
http://abu-umar-sahabi.livejournal.com/