Автор Тема: Как к присяге России были приведены карачаевцы  (Прочитано 69 раз)

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Модератор
  • Ветеран
  • ***
  • Сообщений: 4597
Н. Б. Голицын (1794–1866)  «Жизнеописание генерала от кавалерии Эммануэля»


О борьбе с адыгскими племенами см. здесь:
https://halifat.net/index.php/topic,3370.msg26976.html#msg26976

ГЛАВА III

...

Этот поиск закубанских хищников в Кабардинских землях внушил генералу Эммануэлю отважную мысль совершить подвиг, почитавшийся до того невозможным по неприступности мест, - покорение карачаевцев.

У подошвы Эльбруса, в местах, защищаемых дефилеями [ущельями, узкими проходами между возвышенностями или водными преградами], которые можно уподобить только Фермопилам 68, обитает отважный и отчаянный народ, который на все прежние предложения начальников области к добровольному покорению отвечал с презрением, уверенный в своей непобедимости, по неприступности своих жилищ.

Примечание 68. Фермопилы - горный проход к югу от Фессалийской равнины, на границе Средней и Южной Греции, место ожесточенной битвы между греками и персами в 480 г. до н.э. : немногочисленное союзное войско греков во главе со спартанским царем Леонидом преградило здесь путь огромной персидской армии царя Ксеркса.


Карачаевцы не только сами делали непрестанные набеги, но теперь еще участвовали в разорении села Незлобного; всегда предоставляли они свои горы и ущелья убежищем для всех враждебных нам горских народов и не только пропускали их в наши пределы, но сами грабили и увлекали в плен жителей ближайших селений, словом сказать, по твердыне [242] своего местоположения они служили пристанищем для всех горских народов, враждебных России, и в 1826 году, еще до прибытия Эммануэля в Кавказскую область, они присягнули турецкому правительству и дали ему аманатов в противность мирному нашему договору с этой державой. Этот самый народ решился Эммануэль покорить силой оружия.

20 октября, в семь часов утра, генерал Эммануэль выступил в боевом порядке к жилищам карачаевцев; самые непроходимые места, утесы, скалы и все ужасы, скопленные природой в высоких Кавказских горах, соседственных Эльбрусу, были преодолены твердостью и неустрашимым духом русских воинов при самом упорном сопротивлении гордых карачаевцев, дотоле никем еще не побежденных. Приближаясь к главному ущелью, вся конница спешилась, потому что не было прохода для лошадей, и конные стрелки соединились с пехотинцами. Надлежало подниматься по горам и скалам почти перпендикулярным, придерживаясь одной рукой, чтобы не упасть в пропасть под ногами, а другой отражая неприятеля под меткими выстрелами, которые он производил из - за деревьев и камней. При легкой одежде и привычке своей лазить по горам неприятель имел еще ту чрезвычайную выгоду, что мог по отлогости горы бросать каменья и опрокидывать наших воинов, но никакие препоны, никакие усилия его не могли остановить русских. Двенадцать часов сряду продолжался этот упорный бой, в продолжение которого на протяжении нескольких верст надлежало подниматься через семь гор, чтоб овладеть последней высотой. Наконец, карачаевцы, сбитые на всех пунктах, принуждены были с большим уроном оставить нам высоты и искать спасения в бегстве чрез леса и скалы на противную сторону горы, [243] к Кубани. Они бросились бежать, крича: «Все погибло! Нет более Карачаева! Нет нашего отечества!» Наступление ночи и усталость войск после утомительной борьбы заставили Эммануэля прекратить сражение и, ударив отбой, расположиться лагерем на вершине горы. В семь часов вечера барабанный бой и трубы возвестили карачаевцам, что твердыня их оплота, хребет горы, называемый Ослиным Седлом или перевалом в Карачаев, почитаемый ими неприступным, ныне взят и занят храбрыми войсками нашими, торжествовавшими победу там, где еще никогда нога русского не бывала.

В этом сражении, начавшемся в семь часов утра и окончившемся в седьмом часу вечера, с нашей стороны убито: обер - офицеров - 3, нижних чинов - 41; ранено: штаб - офицеров - 1, обер - офицеров - 3, нижних чинов - 117.

21 - го числа, поутру, втащив одно орудие по скалам на руках, Эммануэль двинулся к Карачаеву в боевом порядке в ожидании, что неприятель окажет еще сопротивление. Но этого не случилось. Спуск с горы на протяжении трех верст вел по тропинке весьма извилистой и по скалам. Отряд, пришед в полдень на правый берег Кубани, двинулся прямо к главному карачаевскому аулу Карт - Юрту 69.

Примечание 69: Карт-Юрт (Карт-Джурт) - один из трех аулов т.н. Большого Карачая, по-видимому старейший: название Карт-Джурт (или Карт-Юрт) означает «Старые поселения».


Но, не доходя еще до него, явился к генералу Эммануэлю от имени всего карачаевского народа поверенный с просьбой об оказании пощады и милосердия.

Обещав им ату милость, если они только исполнят все требования Российского Императора, генерал, приблизившись к самому аулу, расположился лагерем, чтобы удостоверить жителей в том, что им нечего опасаться грабежа и разорения. 22 - го числа все старшины и весь народ карачаевский с их правителем, [244] вали Ислам Крымшамхаловым, предстали пред генералом Эммануэлем и от лица всех владельцев и простого народа Карачаева подали прошение о принятии их в подданство России, причем все изъявили готовность исполнить следующие условия: 1) никогда не злоумышлять против России и виновных людей как кабардинцев, так и простых хищников отнюдь к себе не принимать и с ними ни в чем не участвовать; 2) все похищенное ими прежде сего, как - то; людей, скот и прочее имущество, без изъятия под присягой возвратить; 3) в верности исполнения представить аманатов из указываемых генералом Эммануэлем четырех знатнейших семейств; 4) если из других земель пройдет чрез их владение черкесское войско для вторжения в Россию, и они не в силах будут удержать его, то, не отвечая за это, должны немедленно дать знать о сем ближайшему начальству; 5) если кто из подданных российских, подобных им мусульман, имеет на них какую - либо претензию или они на них, то предоставить им разбор, по своему обычаю, Шериатом; 6) для мены и торговли учредить им на реке Кум меновой двор у крепости Ахандуковской, чтобы они могли там получать соль, железо, товар и хлеб и были пропускаемы в пределы России по их надобностям.

Замечательна речь, произнесенная властителем этого народа пред генералом Эммануэлем. - «Счастливы вы, - говорил он, - что удалось вам проникнуть в скрытные жилища наши; мы так уверены были в невозможности этого, что даже во время самого сражения никто из нас не почитал нужным отправить жен и детей своих в безопасное место; но счастье ваше нас одолело. Мы были самыми верными приверженцами Порты Оттоманской и никогда ей не изменяли; она изменила нам, оставив нас без защиты и не умев [245] удержать крепости своей, Анапы 70. Будьте же теперь нашими повелителями: мы не изменим нашему слову. Вы оградили семейства наши, дома и имущество от разорения и тем уже приобрели нашу признательность».

Примечание 70: Турецкая крепость Анапа в 1828 г. была блокирована с моря эскадрой Черноморского флота под начальством контрадмирала А. С. Грейга, а на суше, - десантным отрядом кн. А.С.Меншикова и после упорной обороны сдалась. Основателем Анапы считается султан Абдул-Гамид, по чьему повелению крепость была построена в 1781-1782 гг. наемными французскими инженерами. В ходе русско-турецких войн конца XVIII - начала XIX вв. Анапа неоднократно переходила под протекторат то России, то Турции, По Адрианопольскому мирному договору от 2[14].09.1829 Анапа окончательно перешла под власть России. Статус города получила в 1846 г.


...



29 - го июня, в четыре часа пополудни, Эммануэль тронулся из Пятигорска в сопровождении академиков и с достаточным отрядом войск прямо к Эльбрусу [об участии в этом походе научной экспедиции см. здесь].


На втором ночлеге, 27 - го числа, у Каменного Моста на Малке явились к нему старшины Карачаева с некоторыми [257] другими черкесскими князьями 102 под видом изъявления почтения, но в самом деле с намерением узнать, зачем он идет к ним.


Примечание 102: В делегации старшин во главе с верховным князем Карачая вали Ислам Крымшамхаловым прибыла и группа Мирза-кула Урусбиева, женатого на сестре Ислама и являвшегося главным князем соседнего с Карачаем Бексанского общества балкарцев, за ними явился в сопровождении свиты ногайский князь Ашакой Мансуров.


Хотя они тщательно скрывали настоящую цель свою, однако Эммануэль узнал, что по разнесшемуся слуху о следовании его в Карачаев и к Эльбрусу, карачаевцы, взирая с беспокойством на приближение его к их границам со значительными силами и быв подстрекаемы абадзехами, которые уверяли их, что русские идут разорять их жилища за потери, причиненные им в прошедшую войну, просили помощи у соседей, укрепили свои аулы и даже засели на высотах с оружием и каменьями для встречи нашего отряда; однако, не приступая к неприязненным действиям, послали наперед к генералу Эммануэлю старшин под видом оказания почтения, но в самом деле, чтоб узнать цель экспедиции. Генерал принял их ласково, рассеял основанные на ложных слухах опасения их и сказал им, что «когда они уже раз присягнули России, то он почитает их русскими подданными и что сам он будет строго отвечать пред Государем Императором, если б вздумал причинить им какой - либо вред; что, напротив, они добрым своим поведением и покорностью в продолжение всего этого времени приобрели полное право на дружбу и покровительство русских; приход же его и некоторых с ним ученых есть только одно желание узнать страну их, собрать растения, камни, животных, и что он, пользуясь добрым расположением карачаевцев, хочет только подойти к Эльбрусу, к которому никто еще не подступал, и что в жилища их он вовсе заходить не будет». Эти слова совершенно успокоили старшин, а сделанные некоторым из них подарки 103 заставили их самих участвовать в экспедиции и быть проводниками нашими к Эльбрусу.


Примечание 103: В числе подарков, преподнесенных Г. А. Эммануэлем горцам, были сукно, китайский чай, головки сахара. Князю Исламу, по свидетельству А. Я. Купфера, генерал подарил тульский самовар, валенки с галошами, бельгийский пистолет и портрет императора Николая I в мундире кавалергарда.
« Последнее редактирование: 11 Февраля 2019, 10:16:40 от Абд-ур-Рахман »

Оффлайн Абд-ур-Рахман

  • Модератор
  • Ветеран
  • ***
  • Сообщений: 4597
Н. Б. Голицын (1794–1866)  «Жизнеописание генерала от кавалерии Эммануэля»

Покорение карачаевцев

Письмо из Ставрополя к издателям «Северной Пчелы»

Российскому воинству под предводительством распорядительного начальника нет ничего невозможного: сие доказывает сражение, происшедшее 20-го прошлого октября на Кавказской линии, которое покрыло новым блеском славу российского оружия. Самые непроходимые места, утесы, ущелья, скалы и все ужасы, накопленные природой в высоких Кавказских горах, соседственных Эльбрусу, были преодолены твердостью, непоколебимостью и неустрашимым духом отряда российских воинов под личным предводительством генерала от кавалерии Эммануэля, при упорном и отчаянном защищении сих мест гордыми карачаевцами, до сего времени еще никем не побежденными. Сей народ, по неприступности мест, в которых издревле находит защиту против нападений, почитал себя всегда непобедимым; все покушения против него оставались всегда тщетными, и он отвергал всегда все предложения покориться Российскому скипетру, будучи удостоверен примером нескольких столетий, что независимость его обеспечена высокими и крутыми скалами, его окружающими. Слава преодолеть таковые неимоверные затруднения предоставлена была предприимчивому духу и мужеству нынешнего областного начальника сего края, который решился для скорейшего и вернейшего покорения неповинующихся еще племен Кавказа употреблять силу там, где мирные предложения [417] и убеждения остаются без действия. Приложенные у сего документы № 1 и № 3 доказывают, что сии два средства, сила и убеждение, имели в короткое время неожиданные последствия. Хан аварцев, властитель с лишком ста тысяч народа, гроза своих соседей, приносит присягу на верноподданство Российскому Императору, единственно от убеждения в выгодах ему подвластных, происходящих от добровольного покорения под Российскую Державу. Надменные карачаевцы, верные до сего времени приверженцы Порты Оттоманской, пренебрегая в своих ущельях и скалах всеми покушениями, имеющими предметом их истребление, получив ныне боевое посещение российских воинов в тех самых местах, которые ими почитались неприступными, и изумленные, что при таковом успехе жилища их и имущество сохранены победителями в целости, приносят присягу в верноподданстве Государю Императору, которая и изъяснена в приложенном у сего документе под № 2. Один только очевидец может себе представить трудности, преодоленные нашими войсками, изобразить же сие пером невозможно, не подвергнув себя обвинению неверного писателя, ибо в сем случае правда превышает все, что воображение могло бы себе представить. Вся конница была спешена, ибо лошадям проходу не было, люди же употреблены вместе с пехотными стрелками: сии последние долженствовали подниматься и отражать неприятеля по горам и скалам почти перпендикулярным, придерживаясь одной рукой, дабы не быть низвергнутыми в пропасть, а другой стреляли под меткими выстрелами засаженных за деревьями и камнями защитников сих мест, которые, имея легкую одежду и привычку лазить по горам, пользовались чрезвычайной выгодой и еще закидывали камнями, катящимися [418] по отлогости горы, чтобы опрокидывать наших пехотинцев, которых никакие препятствия не в силе остановить. Таковой отчаянный бой продолжался двенадцать часов сряду, и несколько верст надлежало победителям подниматься до достижения последней высоты, овладением которой ознаменована победа. Чтобы иметь понятие о преодоленных в сем достопамятном деле трудностях, надлежит вспомнить, что некогда триста греков остановили при Фермопилах все бесчисленные толпы, предводительствуемые Ксерксом. Кавказские же Фермопилы, где карачаевцы оградили себя от нападений, едва ли уступят по местоположению своему греческим. Достойна примечания была речь, произнесенная пред Его Высокопревосходительством главным повелителем сего народа при поднесении ему приложенного у сего прошения под № 2, в котором заключаются будущие их обязанности. Изумленный неожиданным успехом российского оружия и не постигая, что это есть последствие храбрости войск и распоряжений начальника, «счастливы вы,-говорил он ему,-что удалось вам пробраться в наши скрытые жилища: мы так уверены были в невозможности сего, что даже во время сражения никто из нас не полагал нужным отправить жен и детей своих с имуществом в безопасное место; но ваше счастье нас одолело. Мы были вернейшими приверженцами Порты Оттоманской, и никогда ей не изменяли. Она нам изменила, оставив нас без защиты и не умев удержать крепости своей Анапы. Будьте же вы нашими повелителями: мы не изменим нашему слову. Вы оградили наши семейства, наши дома, наше имущество от разорения, тем вы уже приобрели нашу признательность». Жар и чувствительность, с какими старец произносил сию речь, доказывали искренность выражаемых им чувств. [419]

Сей блистательный успех пролагает путь к успокоению всего края Кавказского. Целительные воды Горячеводска и Константиногорска будут впредь ограждены от набегов черкесов и от всякой опасности. Покорение карачаевцев будет иметь сильное влияние на всех прочих обителей Кавказа, еще непокоренных, и по расположению своему у подошвы Эльбруса сей народ будет служить оградой против всех покушений закубанцев, которые пройти сих мест без его согласия не могут. Пример покорения сего народа, почитавшегося у всех горских жителей самым непобедимым, даст прочим подумать о возможности повторить с ними таковое же происшествие, и для того сие дело есть во всех отношениях самый большой шаг к покорению всех племен Кавказа, против которых, впрочем, принимаются уже меры, которые, вероятно, принудят всех к повиновению. Последствие покажет, каков будет успех, но легко себе представить, что когда крепости будут построены при самом выходе из гор, где скрываются хищники, таковое соседство, держа их в беспрестанном опасении и лишая их тех открытых мест, которые служат им пропитанием и необходимы для оного, должно непременно понудить всех непокорившихся прибегнуть к прошению и покровительству Великого нашего Монарха.


Князь Н. Голицын.
Ставрополь.
Ноября 4-го 1828.

==================================

2. Известие жителям Кавказской области

Город Ставрополь 11-го октября 1828 года

Несмотря на сильные обольщения, посредством которых в недавнем времени персияне, а потом турки старались возбудить в горских народах ненависть и вражду к нашему правительству, чеченцы, столько известные прежними хищничествами и убийствами в границах наших (кроме ничтожного числа обитающих в отдаленных горах), восчувствовав благодетельное Его Императорского Величества правление, первые добровольно с раскаянием покорились Его скипетру. Сими же самыми причинами убежденный владетель Аварского ханства Абу-Султан-Нусал-Хан, следуя советам матери своей и желанию подвластных ему народов, просил чрез доверенных своих известить его: может ли он удостоиться счастья быть присоединенным к верноподданным нашего Монарха? Вследствие чего, будучи удостоверен чрез отправленных к нему в прошлом августе месяце чиновников в высоком Его Императорского Величества покровительстве, 9-го числа прошедшего сентября в главном аварского ханства городе Хумзаке принял в присутствии их торжественно с матерью своей, Ханшею Паху и бабкою Ханшею Гихили и со всем своим двором и народом, на верноподданство Государю Императору присягу и в удостоверение истинной покорности предоставил по назначению моему командующему войсками на левом фланге линии, генерал-майору Энгельгардту, аманата, ближнего родственника своего, Бека-Гиммата-Карракишиева.

Ханство аварское граничит с Грузинскими провинциями и со всеми горскими народами, живущими между [421] рекой Тереком и северным Дагестаном, на которых имеет сильное влияние. Оно заключает в себе три города и 278 деревень, в которых считается 34 000 домов, а в оных душ мужеска пола более ста тысяч.


Подписал: генерал от кавалерии Эммануэль
.

==================================


3. Прошение карачаевцев

(Перевод с турецкого)

Его Высокопревосходительству, Командующему войсками на Кавказской линии и в Черномории и Начальнику Кавказской области, господину генералу от кавалерии и кавалеру Георгию Арсеньевичу Эммануэлю. От карачаевских владельцев нижеподписавшихся и черного народа прошение.

1) Повинуясь воле Вашего Высокопревосходительства, обязуемся отныне впредь ни в чем не провиниться против России, и виновных людей, как-то: кабардинцев и прочих-к себе отнюдь не принимать, и к ним не приобщаться; быть всегда Российскому престолу верноподданными и подтвердить то присягой, все нами наперед сего похищенное людьми, скотом и прочим имуществом без изъятия под присягой возвратить.

2) Во удостоверение вышеписанного, даем из назначенных вами четырех фамилий аманатов.

3) Буде чрез наши земли пройдет многочисленное черкесское войско для вторжения в Россию, коих мы не в состоянии будем удержать, в том нас не обвинять, но только тотчас обязаны о том дать знать, а за тех, коих мы удержать будем в состоянии, отвечаем. [422]

4) Если кто имеет из подданных Российскому Императору, подобных нам мусульман, на нас какую ни есть претензию или мы на них, предоставить нам разобраться по нашим обычаям, шериятом.

5) Для мены и торговли учредить нам на речке Куме, у крепости Ахандуковской, меновой двор, дабы мы могли там получать соль, железо, товар и хлеб и были б пропускаемы в пределы России по своим надобностям.

Обо всем вышеписанном мы все, карачаевские старшины и весь народ, прибегая к милосердию Вашего Высокопревосходительства, всенижайше просим о принятии нас под свою великодушную пощаду и об оказании нам неограниченной милости.

На подлинном, за неумением никакой грамоты, приложившие перстами чернильные знаки, всего карачаевского народа, вали Ислам Крымшамхалов, Мудар Коджаков, Терирчок Карабашев, Аслан-Мурза Дудов, Бек-Мурза Коджаков, Джанхот Карабашев, Хаджи-Ибрагим Боташев, Наны Дудов, Басиат Карабашев и Тау-Мурза Коджаков.


С подлинного переводил капитан Соколов.

==================================


4. Известие жителями Кавказской области
Ставрополь, октября 30-го дня 1828 г.

Термопилы северного Кавказа взяты нашими войсками, и оплот Карачаева, у подошвы Эльбруса, для всех горских народов, враждебных против России, помощью Божией и храбростью войск, под личным моим предводительством разрушен. Сражение с карачаевцами произошло сего октября 20-го числа; оно началось [423] в семь часов утром и кончилось в семь же часов вечером; с овладением последней высоты победа покрыла новой славой Российское воинство, в сем деле участвовавшее. Потеря наша состояла, при поражении неприятеля, в убитых: обер-офицерах трех, унтер-офицерах двух и рядовых тридцати двух; ранены: Горского казачьего полка командир, майор Верзилин, обер-офицеров три, унтер-офицеров тринадцать и рядовых сто три. После сей важной для Кавказской области победы войско наше 21-го октября достигло уже, без боя и малейшего сопротивления карачаевцев, до главного их аула Карт-Юрта, и до прибытия еще к оному, почти в одно время с нарочно посланным к ним, прибыл и от оных поверенный с просьбою о милосердии и пощаде, с обещанием исполнить все требования; почему их аул и огражден был караулом от всякого разорения. 22-го октября представился лично ко мне их повелитель, Вали-Ислам-Крим Шавкалов, со всеми старшинами, и подал прошение, при сем прилагаемое, именем всего народа, которое было принято 23-го октября, как он со всеми старшинами, равно и весь карачаевский народ, присягал на верность подданства Государю Императору, с представлением от него, Ислам-Крим Шавкалова, равно и от трех еще первейших фамилий, аманатов. За окончанием таким образом сего важного дела для будущей безопасности и спокойствия Кавказской области войско выступило 24-го октября в обратный путь, и я прибыл в Ставрополь 29-го октября.


Подписал: генерал от кавалерии Эммануэль.

Текст воспроизведен по изданию: Голицын Н. Б. Жизнеописание генерала от кавалерии Эммануэля. М. Рекламно-издательский центр "Собрание". 2004
« Последнее редактирование: 11 Февраля 2019, 11:30:42 от Абд-ур-Рахман »